диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

О борьбе за мир

«В селе Жидычин Волынской области священник УПЦ МП, протоиерей Владимир Гелета открыл стрельбу из ружья по активистам, которые организовали круглосуточное дежурство возле храма. Около 3:30 ночи возле церкви была группа из 10-12 человек. Рядом - дом священника. Засветился свет, вышел Владимир Гелета. Начал кричать что-то типа «я вас всех убью», «я буду стрелять на поражение», «чего вы пришли в мою церковь» и тому подобные фразы", - рассказал Андрей Дьяченко.По словам свидетеля, священник стрелял из гладкоствольного ружья дробью. "Выстрелил один раз - люди спрятались за угол храма. Всего он сделал четыре выстрела. Я слышал как дробь билась о машины, о кровлю храма. С этого делаю вывод, что стрелял он не вверх, а в сторону людей. Еще немного покричав, священник ушел в дом. Скорее всего он был пьян", - отметил Дьяченко https://pershyj.com/p-patsani-strilyayu-napoval-u-zhidichini-vnochi-svyaschenik-strilyav-v-lyudei-z-rushnitsi-foto-video-35425

Есть вещи, за которые нельзя умирать. За двадцать долларов, что требует грабитель на улицах Нью-Йорка. За честь футбольной команды. За «корешей». За титул «самого крутого пацана». И за право помолиться за Кирилла, честное слово, умирать не стоит.

Нельзя проливать кровь за "патриаршие земли в Феодосии".

Не всякая кровь, вытекшая из христианина, делает его мучеником и исповедником. Бои за церковную недвижимость с другими христианами это не синоним «исповедания Христа».
Для нашего церковного сообщества нужно поставить вопрос о сути нашей веры. Где храм?! В бревнах или в ребрах?! Что важнее для христианина: человек или каменное здание? в Уставе Русской православной церкви сказано, что "приходом является община православных христиан, состоящая из клира и мирян, объединенных при храме" (гл. 17).
То есть каменное здание это главное, существенное, "существительное". А люди - так себе, "при-лагательное". То, что прилагается к камням.
Коли так, нужно переписать Символ Веры. Не "нас ради, человек", а - "ее ради, епархиальной собственности, сшедшаго с небес".

Мое определение другое: храм - это стены, защищающие от сквозняка общину людей, собравшихся вокруг Чаши Христовой: где будет Труп Распятаго, там соберутся и орлы. Храм служит людям, он — прилагателен к людям. Поэтому человек не обязан, а пожалуй, даже и не имеет права рисковать своей жизнью ради защиты недвижимости, пусть даже и священной.

Оставим советской пропаганде очерки про героев, ценой своей жизни спасавших «колхозное имущество» при пожарах или наводнениях . И христиане все же должны людей ценить и помнить, что кровь людская - не водица.

Наверно, из разницы этих мировоззрений вытекают и разные предложения по украинской тематике.

Если люди это лишь приложение к храму, то их обязанность - защищать деньги, вложенные спонсором и дающие прибыль собственнику. Ради этого они должны встать у бойниц здания, зарегистрированного на епархиальное управление и епископа и отстреливаться .

Если же стены храма это лишь бонус для духовной жизни этих людей - то можно избежать драки.

И очень странно, что тот человек, который упорно с 1988 года вносил в Устав РПЦ правки, постепенно аннигилирующие права прихожан на управление своим храмом и своей общинной жизнью, теперь ратует за аналогичные права тех же прихожан, но только на Украине. В России по прежнему все храмы считаются собственностью епархии .

Украинские законы другие. Оно признает первенство прихожан над епископом и разрешает уходить от него с имуществом. Точнее говоря - специальной регламентации права собственности в сфере церковных отношений в украинском праве нет. Действует обычный механизм Хозяйственного права. Украинский нюанс, в отличии от российского состоит в том, что собственником культовых строений состоит община, а не епархиальное управление, как в РФ. Две трети голосов прихожан могут перевести общину вместе с ее зданием в другую юрисдикцию.

В Западной Европе такой принцип сейчас устраивает Московскую патриархию: она за то, чтобы русские приходы из Константинопольской патриархии голосовали и переходили под Москву. Но вполне в духе своей готтентотской этики та же Московская Патриархия против того, чтобы этим правом воспользовались ее украинские прихожане для движения в обратную сторону (и поэтому жестко критиковала соответствующий украинский законопроект и, позже, закон).

Конечно, такой закон может оказаться всего лишь прикрытием для имитаций «приходских собраний». Заезжие политические активисты могут выдавать себя за местных прихожан. Поэтому еще осенью 2018 года я советовал украинским священникам РПЦ наконец-то составить списки реальных прихожан, начав заполнять его прямо на ближайшей воскресной литургии. За месяц можно было составить достаточно адекватный список - и тем самым обезопасить себя от гастролеров.

Но составление списков прихожан равносильно составлению «списка избирателей», то есть полноправных граждан. А права на участие прихожан в церковной жизни епископы вовсе не желают признавать. Ведь если есть список прихожан – уже нельзя провести фиктивное приходское собрание с переизбранием управляюще-ревизионных органов. На собрании могут призвать к финансовому отчету не только настоятеля, но и епископа: «На что ты тратишь деньги, изымаемые из кассы нашей общины?». Наконец, собрание может отторгнуть присланного епископом священника или, напротив, защитить своего батюшку от гнева архиерея.

Как интересно выразился патриарх Кирилл - «Судьбу храма, по мнению некоторых представителей украинской власти, должны решать все. Для того, чтобы стала очевидным неправомерность, а в каком-то смысле просто глупость этого предложения, давайте представим себе, что судьбу банка решают все. Не учредители, а все, кто живет на этом месте» http://www.patriarchia.ru/db/text/4485725.html .

Промежуточный вариант: решение судьбы банка собранием его вкладчиков или хотя бы акционеров не предусматривается. Только «учредители» .

Дополнительную сложность в вопрос о судьбе храма вносит то, что его строили не прихожане. У них просто нет таких денег. Деньги на стройку давали госструктуры и спонсоры. «Учредитель» дал лишь «благословение» (франшизу). Инвесторами были совсем другие люди. Они - из местной социальной элиты. В современных украинских условиях они в большинстве своем за автокефалию.

Вот в селе стоит новопостроенный храм. Решение о его строительстве принималось «всем миром». И финансировалось из «муниципального бюджета». Собрание «селян» и собрание «прихожане» - не вполне совпадающие множества. Но когда речь шла о выделении земли, средств, земли, материалов для стройки храма – про это забывали. Тогда говорили «храм для всех, мы все крещеные, все православные». А когда то же собрание решает, что построенный по его решению храм должен сменить юрисдикционные документы, - то гораздо менее многочисленные прихожане говорят: «Не имеете права, храм только наш, а вы все нехристи-раскольники!»

За эту вот неразборчивость в приеме средств приходится платить последующим послушанием не очень церковным людям.

Вот рассказ украинского священника (февраль 2019):
«Моя Андрияшевская территориальная громада, большинством голосов проголосовала за переход в Православную Церковь Украины. Причин много. Не говоря о политическом веянии времени, скажу, что очень много поспособствовала переходу в ПЦУ и Сумская епархия УПЦ. На протяжении 28 лет в Андрияшевку присылались священники, ну, как бы специально подготавливающее село к переходу. Сказать помягче: присылались попы не лучшего качества, ведущие себя очень не лояльно к частоколу морали. На период открытия храма в 1991 году, в моем, очень церковном и религиозном селе была довольно таки мощная активная православная община. Однако попы пьяницы и дебоширы, посылаемые в село, все эти годы пили, кутили, чмурили и только тем и занимались, что ликвидировали актив церковной общины. Он им был не нужен. Разгоняли, так сказать, людей верующих из активной церковной громады в неактивную, так называемую - территориальную громаду. Результат сегодня мы зрим налицо… Люди верующие многие годы ездили в Сумы в епархию, затем и в Ромны, отделенную от Сум, новую епархию, жаловались, просили, молили, плакали, умоляли дать им лучшего священника. Однако Сумская епархия, к просьбам сельчан оставалась глуха, слепа и неумолима.
Дело сдвинулось с мертвой точки два года назад. Когда священник в припадке крайнего озверения в белой горячке набросился на свою матушку с ножом и чуть было ее не зарезал. Его вызвали в сельсовет и предлагали убраться из села по добру по здорову. Только тогда уже среагировал и Роменский правящий архиерей владыка Иосиф. Сейчас тот священник, лишившись места служения, является самым активным агитатором за переход в ПЦУ, ходит по селу, кается в содеянном и собирает подписи. Однако примут ли его назад андрияшевцы уже в качестве священника другой юрисдикции? Ведутся споры и вопрос открыт… Здесь следует сказать и о нелегком положении преосвященных вообще Православной Церкви. Церковь стоит перед труднейшей проблемой церковного кадрового кризиса. Студенты с высоким уровнем IQ высокой умственной шкалы, учащиеся в элитных вузах к нам уже не идут, да и не пойдут. Это не 80е, и не 90е годы, когда еще интеллигенция доверяла Церкви и веровала в необходимость возрождения духовных и религиозных ценностей. С рубежа 2000х интеллигенция мало-помалу от нас стала уходить. Молодежь тоже. То, что мы имеем сегодня в наличии, правящих архиереев епархий не очень радует. Выбор кого дать на парафию очень не велик и крайне затруднителен. А особенно если это касается сельских глубинок, то и вообще задумаешься: или оставить парафию без священника, или дать кого не жалко… Многие годы церковь в Андрияшивке была тяжелейшим долгостроем. Батюшка отец Иван, хоть и пияница и дебошир, но все же следует сказать к его чести, старался очень много для строительства. Но, но… Люди разбежались, попам не доверяли, строительство текло вяло и неэффективно. Так как церковной верующей общины практически и фактически не было... ну, все знаем какие они в городах эти общины, а о селах так и вообще умолчу. Так продолжалось до тех пор, пока за дело в 2011-2012 годах, не взялась территориальная громада во главе в директором агрокомплекса Шевченко и сельской интеллигенцией. Церковь была достроена буквально за год. Но! Элита села Андрияшивка очень проукраинских настроений. Они – Шевченко, председатель сельсовета, директор школы, завуч, учителя говорят андрияшевцам: в украинской державе, должна быть своя Украинская Церковь. Ох, споры наши вечны, споры бесконечны! И сегодня, в завязавшемся тугом клубке противоречий, владыке предстоит тяжелейшая задача: доказать большой территориальной громаде, построившей храм, что вы, мол, не имеете никакого права на него…» (Архимандрит Аввакум Давиденко https://www.facebook.com/photo.php?fbid=2614685071936539&set=a.340562772682125&type=3&theater).

Итак, когда нужно пустить пыль в глаза – вдруг «все, кто живут на этом месте» оказываются православными и чадами РПЦ. Но едва речь заходит о чем-то серьезном – им и голосовать по церковным делам нельзя, и знать о церковных финансах и административных выкрутасах тоже нельзя («не давайте святыни (то есть бухгалтерского отчета) псам») .

В итоге УПЦ вновь оказалась беззащитной перед лицом заезжих агитаторов.

Какую стратегию изберет Моспатриархия: сбережения людей (причем не для себя, а просто для жизни) или сбережение имущества? Москва все еще может позитивно повлиять на ход украинских событий. Даже у съеденного пирожка есть два выхода. Москва могла бы поправить ситуацию, если бы она приняла украинскую автокефалию как данность. И стала бы добрым и мирным участником процесса становления единой украинской церкви.

Мы могли бы заявить, что согласны с этой целью. Мы готовы на вариант: пусть две подписи патриархов - греческого и нашего - будут под этим томосом. Наш вклад в этот процесс – мир. Наших прихожан и духовенство мы не будем настраивать на конфликт и на войну. В обмен – гарантии для тех, кто все равно пожелает остаться в Московском патриархате.

У Ремарка (роман «Жизнь взаймы») это названо "старой уловкой": «Кто хочет удержать – тот теряет. Кто готов с улыбкой отпустить – того стараются удержать».
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 128 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →