диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

На тему канонизаций

На днях вселенский патриарх авторитетно напомнил, что не все анафемы, возглашаемые земными синодами и патриархами «утверждаются» истинным Главой Церкви.

Следы донатизма в святоотеческих творениях напоминают, что не все якобы преподанные благословения и освящения могут нести с собой истинную синергию – содействие Божией Благодати.

Но есть и еще одна грань этой же проблемы. Если не всегда Бог проклинает тех, кого прокляло митрополитбюро, точно ли Он сугубо благословляет тех, кого та же самая земная инстанция канонизировала?

Изучение церковной истории довольно болезненно учит, что слово «святой» отнюдь не синонимично таким словам как «безгрешный», «добрый» или «умный».

Очень непросто понять, когда именно святой стал святым. Как вопрошал св. Филарет Московский - "Так ли верно можно определить минуту, когда церковный писатель сделался святым, и следственно не просто писателем, подверженным обыкновенным недостаткам человеческим?" (Письма московского митрополита Филарета к покойному архиепископу тверскому Алексию. 1843-1867. М., 1883. с. 54).

Люди меняются, взрослеют, иногда -мудреют.

В 1839 году св. Филарет Московский выговаривал за то, что студент как на авторитет ссылался на ранние слова самого Филарета: «Вы ссылаетесь на книги, написанные почти за 30 лет назад человеком, который был тогда гораздо неопытнее вас и учился самоучкою: сим образом, если угодно, можете иметь совиновного, но не оправдание. Пора вам исправить то, что прежде недосмотрено людьми, которым предшественники глаза закрывали» цит. по: Надеждин А. История СПб духовной семинарии с обзором общих узаконении и мероприятий по части семинарского устройства 1809-1884, Спб., 1885, с. 73

Кроме того, святость – это дыхание Духа. Ветер. Приходит ветер и уходит и возвращается на круги своя. Его нельзя привязать и удержать. Как бывают гении одной минуты, так бывают святые одного поступка или дня. Святой сейчас может стать подлецом завтра. И наоборот.

Еще одна сложность: жития святых редко составляют святые же.

А самое главное: в ранг святых возводят далеко не святые люди. При канонизациях бывают важны и политические мотивы, и лично-корыстные, и даже просто финансовые.

Чтобы понять, как важен здесь ответ на вопрос «а судьи кто?» - достаточно заметить, что за 2 000 лет епископские синоды не приметили святости ни одного рядового священника (диакона, пономаря). Рядовый клирик мог попасть во святые в трех случаях: или если его убьют (мученик), если он – монах (преподобный) или – юродивый.

Канонизации семейных священников начались лишь в конце 20 века.

Первый это некий «праведный Савва Мошокский». О нем неизвестно ничего.

"В 16 веке прославился своим благочестием служивший в Мошокском храме священник Савва. В старинных Святцах он значится среди местночтимых владимирских святых как праведный Савва Мошокский. Отец Савва, который своей подвижнической, самоотверженной жизнью, непрестанной молитвой, постом, с Божьей помощью спасал людей. В иконописном подлиннике сохранилось описание внешнего вида святого Саввы: "Священноиерей, владимирский новый чудотворец, подобием сед, брада аки Власиева, ризы поповские". Праведный Савва почил в 1592 году, день его памяти 5\18 декабря" – кочует из статьи в статью.

При этом не уточняется, какие именно «старинные святцы» пишут про него, равно как и какой из «иконописных подлинников».

Непонятна даже дата 1592 года – у одних авторов это год его кончины, у других - якобы дата его канонизации.

То, что по Руси ходили «худые номоканунцы» - мы видели на примере моего любимого «Зонара» (с его постовой повестью о батюшке и козочке). Но точно так же бывали и кривые святцы, состав которых определялся не решениями соборов, а составлялся исключительно по вкусу и суеверию автора.

Иконописный подлинник XVIII века, принадлежавший Г.Д. Филимонову, и в самом деле 5 декабря упоминает Савву. Но этот список перечисляет только русских святых, причем особо оговаривает, что их житий в Минеях нет.
(Сводный Иконописный подлинник XVIII века по списку Г. Филимонова. М., 1874, с.40. https://azbyka.ru/otechnik/books/file/22020-%D0%9C%D0%B5%D1%81%D1%8F%D1%86%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%BE%D0%B2-%D0%94%D0%B5%D0%BA%D0%B0%D0%B1%D1%80%D1%8C.pdf).

Также Савва упоминается в «Книге, содержащей в себе собрание всех Российских святых чудотворцев», известной в списках XVIII века (тоже без дат и без каких бы то ни было подробностей жизни). Эту рукопись нашел П. И. Савваитов, потом опубликовал Н. П. Барсуков.
http://www.sedmitza.ru/data/2013/11/11/1238796812/Barsukov._Istochniki_rus._agiografii_1882.pdf Приложение после стб. 616.

Со ссылкой на Савваитова и Барсукова это имя берет в свое исследование архиепископ Сергий Спасский (точнее: Барсуков ссылается на первое издание книги Сергия (стб. 471), а во втором издании Сергий уже ссылается на Барсукова (с. 546)), а уже со ссылкой на него архиепископ Димитрий (Самбикин) включает Савву в свой «Месяцеслов святых, всею Русскою Церковию или местно чтимых, и указатель празднеств в честь икон Божией Матери и святых угодников Божиих в нашем отечестве».

На этом пути потерялись:

1. Важная часть заголовка исходной рукописи «Книга, обдержащая в себе собрание всех Российских святых чудотворцев…, от оных убо овии еще не свидетельствовании по спудом почивают, памяти же их Святой Церкви не предашася праздновати вечне» ( Барсуков Н. П. Источники русской агиографии. СПб., 1882. с. Х).

3. Предостережение архиепископа Сергия: «Русские святые и вообще богоугодно подившие, находящиеся в рукописных святцах или в разных исторических памятниках, но не канонизированные. Они не находятся в книге Филарета Черниговского «Русские святые», сведения о них сообщаются для исторических соображении. Имена их внесению в месяцесловы и календари для общего употребления не подлежат» (архиепископ Сергий (Спасский) Полный месяцеслов Востока. Том 3. Святой восток. Владимир 1901, СС. 571-572).

3. Лаконичная пометка Барсукова: «Не канонизирован».

Так когда же состоялась официальная канонизация священника Саввы? Персонально и с рассмотрением - никогда. Он просто был включен в список «Собора Владимирских святых». Праздник сей и список были установлены в 1982 году.

В ту пору канонизации «местночтимых» святых были всецело отданы на усмотрение местных епископов. Синодальной комиссии по канонизации еще не существовало. Синод в рассмотрение таких вещей тоже не входил. Патриарх Пимен осторожничал и не хотел давать соввласти повод обвинять его в активизации местных культов. Его резолюция была в стиле «решайте сами».

Так кто же составил список владимирских святых? Ясное дело – тогдашний владимирский архиерей. А кто это? Серапион Фадеев. Один из самых скандальных русских епископов последней трети 20 века. Хам и просто преступник: гомосексуалист, с помощью своей власти растливший немало юношей.

Так может ли быть святым тот, кто внесен в списки святых человеком явно не святого духа и жизни? По законам логики из лжи следует все что угодно: может быть, а может и не быть…

Следующая (и первая общецерковная) канонизация семейного священника состоялась в 1990м году от Рождества Христова. Это был Иоанн Кронштадтский. Но он скорее был монахом, который притворялся женатым священником: его жена жаловалась даже в Синод, что супруг не хочет иметь с ней общения. Брачного общения и детей у о. Иоанна не было.

Поэтому первым по настоящему семейным святым священником не-мучеником стал отец Алексий Мечев, московский старец, духовник Бердяева в двадцатых годах. Он прославлен собором 2000 года.

Целых 20 веков епископы-монахи не могли признать, что обычные попы-труженики могут быть святыми. Женатых попов строгий архиерейскии суд в рай в принципе не пускал.

Так что среди несвятых бывают святые. Но верно и обратное.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 115 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →