диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Апостолы и епископы

Есть в нашем богословии один вопрос, неясность в котором и в самом деле серьезно сдерживает развитие миссионерства. Это вопрос о том, кого считать апостольским преемником (чтобы спокойно воспринять нижеследующий текст, стоит отрешиться от личности его автора и представить, будто он написан просто неким вполне себе кабинетным историком, который между делом обратился к исследованию истории миссии, а сам себя к миссионерам никак не причисляет).
В «Миссионерской концепции» говорится: «Исторический опыт православной миссии со времен апостольских являет нам примеры качеств, которые необходимы миссионеру: молитвенность, смирение, бескорыстие, стойкость, ревность о Боге, приветливость. Проповедь преемников апостолов обязана соответствовать «здравому учению» (Тит. 2, 1)».
Кто тут имеется в виду под «преемниками апостолов»? Епископы? Вряд ли. Документ ведь называется не «концепция епископского служения», а «концепция миссионерского служения». Значит, можно быть преемником апостолов и не быть архиереем?
Как соотносятся слова «апостольство» и «миссионерство»? Для слова «миссионер» уже привычно синонимичным является слово «апостол». Смысл слова «апостольство» несомненно и всецело вбирает в себя слово «миссионерство». «Мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы»(Рим 1,5), - так сам апостол понимает свое служение.
«Миссия, как апостольство», - говорит преамбула «Миссионерской концепции».
И в другом официальном документе читаем: «Миссионерское служение Русской Православной Церкви, понимаемое как апостольское» (Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, утвержденная на заседании Священного Синода 6 октября 1995 г.; гл. 4).
И в речи Патриарха Алексия слышим: «Миссия Русской Церкви развивалась и процветала благодаря самоотречению и самопожертвованию тех ее членов, которые решались посвятить свою жизнь апостольскому служению. Имена русских миссионеров заслуженно входят в число величайших миссионеров христианского мира. Назову хотя бы имена святителя Стефана Пермского, преподобного Трифона Печенгского, монахов Валаамского и Соловецкого монастырей, особенно преподобного Германа Аляскинского. Апостолом Алтайского края стал архимандрит Макарий» (Речь на торжественном акте по случаю присвоения ученой степени доктора богословия honoris causa Тбилисской Духовной Академии. Печатается по изд.: Церковь и время. 1998. № 1 (4). с. 14).
Логично: если апостол – это миссионер, значит, верно и обратное…
Но в большинстве иных церковных текстов и учебников говорится, что преемники апостолов - епископы.
Трифон Печенгский, Герман Аляскинский св. равноапостольный Кирилл (Константин Философ) не были священниками (о том, что св. Кирилл был поставлен только во чтецы, а не священники, см.: прот. Благой Чифлянов. Кирилло-Мефодиевская проблематика в свете литургической науки// ЖМП. 1981, № 5, с. 44), а Макарий Алтайский – епископом. Не был епископом и большую часть своего апостольского служения Иннокентий Вениаминов… И все же они были апостолами (а еще вспомним, что «Шесть слов о священстве» св. Иоанн Златоуст пишет, будучи молодым чтецом, а назидает он ими своего друга епископа!).
Но если они – апостолы, то как можно это же слово отнести и к современным им обычным архиереям?
Так кто же преемник апостолов – преп. Герман Аляскинский, даже не имеющий священного сана и тем не менее проповедующий Евангелие на краю земли? Или епископ, возглавляющий епархию в центре православной империи, и выезжающий за пределы кафедрального города лишь для торжественной службы в других приходах своей области? Пусть это вполне каноничный епископ – и объезды епархии он делает дважды в год, и каждый воскресный день говорит живую и увлекательную проповедь. Но разве это апостольство – обращаться к людям давно уже церковным и в храмах, стоящих уже многие века?
А ведь даже такие епископы редки. Немалая часть их что в истории, что в современности просто неспособна ко сколь-либо живой и авторской проповеди даже среди своих прихожан. Если же их поставить перед лицом критически-вопрошающей аудитории – то они вряд ли смогут пробудить в ней желание принять их веру (вспомним стихи св. Григория Богослова «О епископах»). Вдобавок львиную долю своего времени епископы проводят в трудах и думах отнюдь не миссионерских – а в решении вполне себе «дьяконских» проблем вроде сбора денег и их распределения. Причем порой это распределение происходит отнюдь не в пользу «вдовиц» и даже самой Церкви, а в пользу самого архиерея. Неужели и для такого епископа-симониста нет иного слова, как «преемник апостолов»? Неужели «апостольский удел» на «краю земли» и «кормление» - одно и то же?
Служение апостолов – это проповедь Евангелия неверующим, организация поместных церквей, рукоположение для них епископов, надзирание над здравостью жизни христианских общин. Тот, кто осуществляет все эти служения, кроме первого – апостол ли?
Так не честнее ли сказать: епископы – преемники апостолов в одном отношении (мистагогальном и управленческом), но не в другом (миссионерском)? Преемник же апостолов в смысле проповедничества – это именно и только проповедник. Если с проповедью к неверам обращается человек в епископском сане – значит, в эту минуту, а не в минуту хиротонии, и он становится «преемником апостолов» как миссионеров. В этом смысле преемником апостолов был бы человек, который глубже, чем они, погружался бы в языческие дебри. Апостол дошел до Рейна и говорит ученику: иди дальше – до Буга… Это был бы преемник именно в миссии. А епископ отношении - тот, кто берет на себя иные, не-миссионерские заботы, чтобы освободить апостола именно для его дальнейшего движения.«Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров» (Тит. 1,5). Именно – «оставил», не «предпослал». «Отходя в Македонию, я просил тебя пребыть в Ефесе» (1 Тим 1,3). «Будь образцом для верных, доколе не приду» (1 Тим. 4,12-13). Апостолы идут с проповедью вперед, а епископы остаются на месте для обустройства церковной жизни. Ни Титу, ни Тимофею Павел не дает советов о проповеди язычникам – но только о внутреннем устройстве Церкви.
Вспомним слово «Учения 12 апостолов» (Дидахэ) об апостолах – «Относительно же апостолов и пророков поступайте согласно учению евангельскому. Всякий апостол, приходящий к вам, пусть будет принят, как Господь. Пусть он не остается более одного дня, а если будет нужда, то и другой [день], но если он пробудет три дня, то лжепророк» (11,3-5).
И получится, что именно в миссионерском смысле епископы – это антиподы апостолов. Апостолы всегда в пути, а епископы навсегда повенчаны с одной общиной, одним городом(14-е апостольское правило). Апостол и епископ соотносятся как движение и статика.
Кроме того, апостол не строит на чужом основании (Римл 15,20); он всегда в канонической пустыне, в то время как епископ преемствует предшествовавшим ему проповедникам.

Точно также апостолы для того, чтобы постоянно пребывать «в молитве и служении слова» передали управление внутренней жизнью церковной общины диаконам (Деян. 6,4). Дьякона должны были «пещися о столах», то есть заниматься проблемами церковной собственности и внутренними отношениями разных группп верующих (напомню, что причиной такого решения стали жалоб не-еврейских вдовиц на игнорирование их нужд еврейской частью христианской общины). Апостолы же тем самым оставляли себе возможность идти вперед с проповедью слова.
Путаница и отождествление апостольства и священнослужения приводит к поразительным заявлениям.
«- А как Вы смотрите на деятельность отца Андрея Кураева?
– Тут у меня двоякое впечатление. Он очень умный, образованный человек. Но у меня вызывает сомнение форма его деятельности – всё-таки священник в традиционном понимании должен быть связан с конкретным приходом, а не разъезжать повсюду как «вольная птица». Всё-таки священнослужитель в первую очередь должен совершать служение в храме у престола,
а остальная деятельность – она дополнительная" (Миссионерство или дикость. Беседа с протоиереем Александром Будниковым, главой миссионерского отдела СПб епархии // Вода живая. Санкт-Петербургский церковный вестник 2008, № 7, с. 32).http://journal.aquaviva.ru/2008/07/voda_07.html).
Вообще-то миссионер (как и апостол) не связан с приходом. Приходской священник, обвенчанный своей пастве, как и епископ, обрученный своему городу, это анти-апостол: он остается не месте, когда апостол идет дальше (анти - в греческом смысле как «вместо»).
Конечно, и в Питере и в Москве огромное миссионерское поле. И я совсем не зову моего критика улетать из Петербурга. Но данный протоиерей хочет "благочестиво" привязать миссионера не к городу, а к алтарю. Для него проповедь Евангелия это нечто второстепенное по отношению к дьяконскому "паки и паки" (а для чего еще дьякон-то на службе нужен?). Ну, вот пока миссия будет считаться чем-то второстепенным, "приделком", почти блажью - до той поры и будет слышен над могилой православной миссии плач св. Николая Японского.
Нет, я не претендую на святое слово «апостол» на своем бэйджике. И дело совсем не в отношении ко мне. Я убежден, что сказавший эти слова прот. Александр Будников - замечательный человек и священник. В том-то и зрим масштаб нашего миссионерского провала, что именно ХОРОШИЕ священники не понимают и не принимают миссию. И если человек, абсолютно не понимающий сути миссионерства, возглавляет миссионерский отдел крупнейшей епархии – это уже из мира диагнозов. Это знак полной атрофии миссионерского инстинкта нашей Церкви…
Эта атрофия проявляет себя и в том, чтоепископы взяв на себя некогда дьяконское служение, при этом именно себя считают преемниками апостолов. Со словом «апостол» все же первая ассоциация – «проповедник», а не администратор или строитель. Апостол – прежде всего миссионер, а даже не совершитель Литургии.
То, что не-миссионеры стали считаться преемниками апостолов, означает, что в структуре церкви не осталось ниши для труда именно апостольского. От слов зависит очень много. Если монумент назвать живым человеком – то как же назвать самого этого живого человека? И такой перенос имени не означает ли подсознательное или даже сознательное нежелание видеть этой самой жизни в пределах своей «канонической территории»?
В Уставе Русской Православной Церкви есть глава о епископском служении. Приведу ее полностью – чтобы стало заметно, чего в ней нет. А нет в ней ни слова о проповеди самого епископа, наипаче – об апостольской проповеди к нецерковным людям.
«6. Епархиальный архиерей, по преемству власти от святых апостолов, есть предстоятель местной церкви – епархии, канонически управляющий ею при соборном содействии клира и мирян…
12. Епархиальный архиерей рукополагает и назначает клириков на место их служения, назначает всех сотрудников епархиальных учреждений и благословляет монашеские постриги.
13. Епархиальный архиерей имеет право принимать в клир своей епархии духовенство из других епархий при наличии отпускных грамот, а также отпускать священнослужителей в иные епархии, предоставляя по запросу архиереев их личные дела и отпускные грамоты.
14. Без согласия епархиального архиерея ни одно решение органов епархиального управления не может быть проведено в жизнь.
15. Епархиальный архиерей может обращаться с архипастырскими посланиями к клиру и мирянам в пределах своей епархии.
16. В обязанность епархиального архиерея входит представление Патриарху Московскому и всея Руси ежегодного отчета по установленной форме о религиозном, административном и финансово-хозяйственном состоянии епархии и о своей деятельности.
17. Епархиальный архиерей является полномочным представителем Русской Православной Церкви перед соответствующими органами государственной власти и управления по вопросам, относящимся к его епархии.
18. Осуществляя управление епархией, архиерей:
а) заботится о хранении веры, христианской нравственности и благочестия;
б) наблюдает за правильным отправлением богослужения и соблюдением церковного благолепия;
в) несет ответственность за осуществление положений настоящего Устава, постановлений Соборов и Священного Синода;
г) созывает Епархиальное собрание и Епархиальный совет и председательствует на них;
д) применяет право "вето" на решения Епархиального собрания с последующей передачей соответствующего вопроса на рассмотрение Священного Синода;
е) утверждает гражданские уставы приходов, монастырей, подворий и иных канонических подразделений, входящих в епархию;
ж) согласно канонам, посещает приходы своей епархии и осуществляет контроль за их деятельностью непосредственно или через своих полномочных представителей;
з) имеет высшее начальственное наблюдение за епархиальными учреждениями и входящими в его епархию монастырями;
и) наблюдает за деятельностью епархиального клира;
к) назначает настоятелей, приходских священников и иных клириков;
л) представляет на утверждение Священного Синода ректоров Духовных учебных заведений, настоятелей (настоятельниц) и наместников монастырей епархиального подчинения;
м) утверждает состав Приходских собраний;
н) частично или полностью изменяет состав Приходского собрания при отступлении членов Приходского собрания от канонических правил и установлений Русской Православной Церкви;
о) принимает решение о созыве Приходского собрания;
п) утверждает кандидатуры председателей Приходских советов и Ревизионных комиссий;
р) выводит из состава Приходских советов членов Приходских советов, нарушающих канонические нормы и уставы приходов;
с) утверждает финансовые и прочие отчеты Приходских советов и доклады Ревизионных комиссий приходов;
т) утверждает избранных Приходскими собраниями председателей Приходских советов и отстраняет их от должности в случае нарушения ими канонических норм и устава прихода;
у) утверждает протоколы Приходских собраний;
ф) предоставляет отпуска духовенству;
х) заботится о совершенствовании духовного и нравственного состояния духовенства и о повышении его образовательного уровня;
ц) имеет попечение о подготовке священно- и церковнослужителей, в связи с чем направляет достойных кандидатов для поступления в Духовные учебные заведения;
ч) наблюдает за состоянием церковной проповеди;
ш) ходатайствует перед Патриархом Московским и всея Руси о награждении достойных клириков и мирян соответствующими наградами и в установленном порядке сам награждает таковых;
щ) дает благословение на учреждение новых приходов;
э) дает благословение на постройку и ремонт храмов, молитвенных домов и часовен и заботится, чтобы их внешний вид и внутреннее убранство соответствовали православной церковной традиции;
ю) освящает храмы;
я) имеет попечение о состоянии церковного пения, иконописи и прикладных церковных искусств;
я1) ходатайствует перед органами государственной власти и управления о возврате епархии храмов и других зданий и сооружений, предназначенных для церковных целей;
я2) решает вопросы, связанные с владением, пользованием и распоряжением имуществом епархии;
я3) распоряжается финансовыми средствами епархии, заключает от ее имени договоры, выдает доверенности, открывает счета в банковских учреждениях;
я4) осуществляет контроль за религиозной, административной и финансовой деятельностью приходов, монастырей, учебных заведений и других подразделений епархии;
я5) издает собственные исполнительно-распорядительные акты по всем вопросам жизни и деятельности епархии;
я6) подтверждает принадлежность к возглавляемой епархии всех находящихся на территории епархии приходов, монастырей и прочих канонических подразделений епархии;
я7) заботится непосредственно или через соответствующие епархиальные учреждения:
– о делах милосердия и благотворительности;
– об обеспечении приходов всем необходимым для совершения богослужения;
– об удовлетворении прочих церковных нужд;
19. Осуществляя наблюдение за каноническим порядком и церковной дисциплиной, епархиальный архиерей:
а) имеет право отеческого воздействия и взыскания по отношению к клирикам, включая наказания выговором, отстранением от занимаемой должности и временным запрещением в священнослужении;
б) увещевает мирян, в случае необходимости в соответствии с канонами налагает на них прещения или временно отлучает от церковного общения. Тяжкие проступки передает на рассмотрение церковного суда;
в) утверждает взыскания церковного суда и имеет право смягчать их;
г) в соответствии с канонами решает вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов».
Точно ли это - описание именно апостольского служения? Или же это служение хоть и высокое и нужное, но не подходящее для того, чтобы считать именно его и именно своеобразно-апостольским?
Епископы – несомненные преемники апостолов в смысле права передачи посвящений и управления церковными общинами. А вот важнейшее – «словесное» - служение апостолов оказалось для церковной иерархии неглавным. Среди тысяч и тысяч епископов, знакомых нам по церковной истории и современности, по пальцам можно перечислить тех, кто и в самом деле разделял миссионерскую озабоченность «апостола языков».
Может, служение слова не важнейшее для апостола? Но что Христос повелел апостолам? – «Идите и учите». Теперь пробуем представить, что при прощании с апостолами Спаситель говорит: «Идите и… (дальше по тексту главы Устава о епископах) назначайте клириков и сотрудников епархиальных учреждений, представляйте ежегодные отчеты по установленной форме о религиозном, административном и финансово-хозяйственном состоянии епархии; предоставляйте отпуска духовенству; давайте благословение на постройку и ремонт храмов, молитвенных домов и часовен и заботьтесь, чтобы их внешний вид и внутреннее убранство соответствовали православной церковной традиции; открывайте счета в банковских учреждениях; решайте вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов»…
Вновь скажу банальность: апостольство – это проповедь Евангелия не-христианам. Епископство - это управление уже-христианами. Во втором веке миссионерами-апостолами были по большей части миряне (вспомним миссию Пантена в Индию). Письменные памятники проповеди этого времени также связаны с не-епископами (св. Ириней Лионский – исключение). В это время мы чаще встречаем церковных писателей, не облеченных епископским саном, нежели пишущих епископов. В третьем веке эта ситуация резко меняется. Кончается век апологетов-мирян и начинается век святителей. "Две иерархии - дидаскалов и епископов - приближаются к единению" (Danielou J. Origene. Paris, 1948, p. 62).
А начиная с четвертого века (и до конца XIX-го) церковно-учительная литература становится по преимуществу епископской (святительской). Рядом с ней существует книжность монашеская, но почти исчезает церковная письменность, произведенная мирянами и белым духовенством. Епископы становятся проповедниками и учитeлями (правда, судя по плачу Григория Богослова, слишком многие быстро об этом забывают). Но все равно - кроме Фрументия никто из них не идет в языческие пределы…
Именование епископов преемниками апостолов создает иллюзию миссионерского благополучия – вот, мол, у нас всегда в наличии сотни равноапостольных мужей. Реальные же труженики-продолжатели апостольской миссии оказываются не то «золушками», не то «самозванцами»…
Если епископат и в самом деле хочет быть апостольским преемником и именно свое слово желает и впредь видеть определяющим в церковной жизни, то надо решительно пересмотреть критерии выбора епископов. Нужно, чтобы хоть один из десяти епископов был действительным богословом и апологетом, способным выдержать серьезную публичную дискуссию и в телестудии, и на площади, и в монастыре, и на архиерейском соборе.
Именно этого я не вижу в современности: заботы о чести епископского сословия. Неужели ну совсем не нужны в составе епископата люди, которые и по принятии епископства продолжали бы вести патрологические и церковно-исторические исследования, изучать другие религии и светскую культуру? Но кроме еп. Венского Иллариона (Алфеева) и еп. Егорьевского Марка (Головкова) у нас и нет в епископате людей с сохранившимися богословскими вкусами (после соединения с Зарубежной Церковью греет, конечно, надежда на активное участие в наших Соборах архиеп. Берлинского Марка (Арндта))…
Может, стоит еще в академиях выделять самых способных юношей и умолять их стать учеными епископами? Как умолял св. Феофил Александрийский языческого философа Синезия Птолемаидского. «По происхождению Синесий был эллин, изучал философию. Говорят, что, обратившись к христианству, он принял безоговорочно все, но не согласился с догмой о воскресении (Фотий. Библиотека, 26 // Памятники византийский литературы IX-XIV веков. М., 1969, с. 42). Синезия жители избрали в епископы. Тут и открылось, что он не христианин, а неоплатоник (кстати, друг знаменитой Ипатии). Св. Феофил, однако, поддержал его избрание. Синезий сказал, что при всем уважении к христианской вере, он не может принять догмата о воскресении тел “Я никогда не поверю тому, чтобы душа происходила после тела; я никогда не скажу, чтобы мир и его различные части погибли с ним. Это воскресение, о котором столько говорят, я считаю просто священной и таинственной аллегорией и далек от того, чтобы согласиться с мнением черни” (Письмо 105, к брату. Цит. по: Лосев А. Ф. История античной эстетики. Итоги тысячелетнего развития. Кн.1. М., 1992, с. 22. Отголосок тех дискуссий слышен в рассказе Иоанна Мосха (Духовный луг, 195)). Феофил объяснил ему высоту православного учения по этому вопросу. Тогда Синезий сослался на то, что епископство предполагает монашество, а он счастливо женат. И Феофил пообещал ему сохранить его брак. Так Синезий был рукоположен во епископа, оставшись в брачном состоянии. «Зная его вы¬сокую нравственность и чистый образ жизни, все-таки приобщили к нашей вере и посвятили в высокий духовный сан, — хотя столь безупречно живший человек еще не постиг света воскресения. И надежды оправдались: когда он стал епископом, в догму о воскресении он легко уверовал» (Фотий. Библиотека).
В общем, если не в порядке риторической фигуры рассматривать епископов как преемников апостолов, то искать кандидатов в архиереи придется среди миссионеров, и, возведя их в епископство, ждать от них продолжения миссионерской деятельности. Нереально? Но тогда надо признать, что именование епископа «преемником апостолов» является такой же красивостью, как титулование александрийского патриарха «тринадцатым апостолом» и «судией вселенной».
Высокое место епископа в церковной жизни от этого не изменится. Но реализма и правдивости в наших словах прибавится, что уже само по себе неплохо.
Впрочем, и миссионер должен о себе знать, что он не апостол. Апостолы уникальны в силу своего тождества с Пославшим их. «Кто принимает вас, принимает Меня, а кто принимает Меня, принимает Пославшего Меня; кто принимает пророка, во имя пророка, получит награду пророка (Мф. 10, 40-41). Иудейские шелуах говорили: "Кто послан от имени определенной личности, принимается за саму эту личность". Христос дал апостолам особую власть (Лук. 9:1,2,10), о чем они позже заявляли, что обладают ею и проявляют ее. В Исх. 12,6 было сказано что пасхальную жертву должна заколоть вся церковь Израиля, весь народ, «собрание». Но вся община не может участвовать в заклании и вообще не может быть собрана в одном месте. Общины присутствовали на этом жертвоприношении через своих «апостолов»-шелуахим. Вот и апостолы Христовы были при Пасхальном закалании Агнца Божия. А последующие миссионеры и епископы там не были – оттого статус апостолов все же уникален, а миссионеры не должны считать неприятие самих себя сопротивлением Самому Богу.


(это глава из моей книги "Перестройка в Церковь". Сейчас она переиздана в пяти томах; данный фрагмент в томике "Беседа в семинарии").
Tags: Наш папизм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 90 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →