диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

«Падающего – подтолкни»?

Olesia Nikolaeva


Позавчера по новостным программам прошло сообщение об ужасном происшествии в Троице-Сергиевой Лавре: игумен Севастиан, будучи в состоянии алкогольного опьянения, пырнул ножом своего собрата – иеродиакона Поликарпа, после чего был арестован и заключен под стражу. Собором старцев он был лишен за свое злодеяние сана и права носить монашескую одежду.

Корреспондент взял интервью у лежащего в больнице потерпевшего иеродиакона Поликарпа, в котором тот сказал (и повторил это несколько раз), что не имеет никаких претензий к игумену и не будет писать на него заявление в полицию.

Однако уже сегодня мне стали звонить из монастыря и рассказывать странные вещи: якобы монастырское начальство запретило иеродиакону Поликарпу защищать игумена Севастиана перед правоохранительными органами под угрозой неприятностей для самого Поликарпа; что выписка с диагнозом «онкология» из больницы, где недавно проходил курс лечения игумен Севастиан, которая была сдана в администрацию монастыря, оттуда пропала, и что, опять-таки, судя по рассказам, некоторые люди, имеющие власть в монастыре, вообще пытаются все сделать так, чтобы его не выпустили под залог, не посадили под домашний арест, снисходя к его смертельной болезни, а именно что – обрили и заключили в тюремную камеру.

Дело в том, что я очень давно и хорошо знаю этого человека: когда-то он служил в храме Преображения Христова в Переделкине, куда мы ходили с детьми, а потом, когда он переехал в Лавру, навещали его там. Много лет подряд мы, приезжая в Псково-Печерский монастырь, останавливались в маленьком домике у его матери – чудеснейшей женщины Евдокии, принявшей впоследствии постриг (монахиня Харитина), были знакомы с его братом иереем Георгием, его сестрами: одна – регент, другая – матушка, третья – монахиня.

Сам отец Севастиан пришел к Церкви и к монашеству, как он сам выражался, «из алтайской шпаны» и очень старался изжить в себе дурные повадки своего отрочества, когда они «с пацанами» ходили с кастетами и ломами биться стенка на стенку, в одной из таких драк ему проломили голову.

Заикаться он начал еще в детстве, после того, как бросился защищать свою мать от пьяного отца-алкоголика, который кинулся на нее с ножом (!).

Что я могу сказать о нем? Что он добрый, милостивый христианский человек, с удивительными духовными откровениями, абсолютный бессеребреник, молитвенник: по его молитвам Господь исцелил моего отца, которому поставили диагноз «онкология»; что он – человек очень горячий: и в молитве, и в богослужении, и в служении ближнему, и в посте («О, если бы ты был холоден или горяч!»), и в буйстве, и в своей – увы! – «русской болезни», от которой его давно надо было лечить… То, что он совершил, - ужасно, преступно, но и в этом случае он достоин милосердия!

Монастырь – это одна семья, и если кто-то в ней оступился, пал, согрешил, то остальным Господь дает великое право оказать ему милость и помощь.

«Падающего – подтолкни» – это для тех, для кого «Бог умер».

***

Я тоже полагаю, что между всепрощением и выбрасыванием вон есть промежуточные ступени. Лишение священства - да. Если суд даст ему срок - придется отсидеть. Но лишать монашества? Куда денется человек на седьмом десятке без навыков жизни в миру, без профессии, но зато судимостью и с раком?

***

Голос из Лавры:

"И действительно, почему бы не полечить от алкоголизма?
Это ведь часто лечится медицинскими средствами"

Были и не только попытки, а полноценное лечение. Здесь уже писали, что эта мразь и в трезвом виде ведет себя не многим лучше. А если подпил, то совсем человеческий облик теряет.
И не надо думать, что он бедненький, несчастненький. Сева долгие годы принадлежал к лаврскому истеблишменту, был келарем (это самый главный по жратве), квартиру в городе имеет. Наврятли он в чем-то себе отказывал. Когда советские люди стояли в огромных очередях, Сева на черную икру смотрел так же, как известный герой из «Белого солнца пустыни». Ну, только в кине игра актера, а у Севы все реально. У человека все было — власть, деньги, жратва, выпивка, туча пресмыкателей и подхалимов. Не каждый сможет контролировать себя в таких условиях. Тогда у Севы и поперло самодурство.
Уставщиком его сделали уже на излете монашеской карьеры, когда та, можно сказать, близилась к плоскому штопору.
Братья говорят, что в последнее время Сева очень болезненно начал реагировать, на, как ему казалось, недостаточное лебезение в свой адрес.
В тот злосчастный вечер Сева напал не только на Поликарпа. Начиналось с того, что Сева отлавливал своих жертв и задавал один вопрос примерно такого содержания: как ты относишься ко мне, Игумену Троице-Сергиевой Лавры? Многократно произнесшие правильное исповедание — отделались моральным унижением, недостаточно прогнувшиеся получали по морде. А простодушный Поликарп, видно, совсем не въехал, что от него требуется.
Изложенные факты говорят, что 1) алкоголизм явился только катализатором, 2) когда монах силой выбивает лесть в свой адрес, как минимум, свидетельствует о его духовном нездоровье. Возможны и иные выводы. Но речь о деньгах, как написали журнашлюхи, совсем не шла."
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 143 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →