диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Учительство, священство и пророчество в женском исполнении

Если проповедь, написанная или произнесенная женщиной, лишена истерики, если в ней нет даже столь естественной позы взирания «сверху вниз», с которой «посвященный» вещает тем, кто еще не дорос до его вершин – то нет оснований к тому, чтобы подводить этот женский труд под строгое понимание слов апостола Павла о молчащей жене.

Впрочем, женщина, которая вроде бы не может входить в круг священников, порой может оказаться много выше этого круга – в лике пророков. Пророчествовали от Духа Мариам (Исх. 15,20-21), Девора (Суд.4,4-5), Олдама (4 Цар. 2,14-20), Анна (Лк. 2,36-38). Пророчествовали четыре дочери диакона Филиппа из Кесарии (Деян. 21,8-9).

Апостол Павел советует, чтобы коринфские женщины совершали свои пророчества с покрытой головой (1 Кор. 11,5). То есть дар женских пророчеств он признает.

Есть и равно-апостольные женщины. Это не только Мария Магдалина, Нина, просветильница Грузии, княгиня Ольга или царица Елена. Основными распространителями христианской веры были не специально обученные и посланные миссионеры.
Наиболее действенный путь миссии именно бытовой. Такая низовая миссия не была сознательным усилием Церкви и решением ее иерархов, поддержанным мощью финансовым и образовательных церковных институтов. Она шла через установление брачных связей, через бытовые контакты, через купцов, гостей и пленников. Порой именно гонения приводили к расширению христианского присутствия.

Сначала варвары брали христиан в плен. А потом они же учились у своих рабов.

Св. Нина прошла путь от пленницы до апостола Грузии, а св. Патрик от выкраденного свинопаса до апостола Ирландии.
Болгарский князь Борис первые знания о христианстве он получил от плененного им греческого монаха Феодора (Куфары), а затем к нему вернулась его сестра, бывшая в плену в Константинополе и там принявшая православие (Продолжатель Феофана 4,14)…

Порой прекрасная украденная христианка рожала от вождя варварского племени и своего сына воспитывала в своей вере. Потом он становился наследником своего отца и уже весь свой народ вел к крещальной купели.

Кроме того, сама жертвенность и чистота первых христианок заставляла язычников восклицать – «ах, какие у христиан женщины!» .

Высший дар Духа – это готовность к исповедничеству (а вовсе не право настоятельства).

И тут, по слову церковного историка 4 века, «Божественное слово сделало женщин мужественными как мужчины: одни, выдержав такие же подвиги, получили равную награду за свое мужество» (Евсевий. Церковная история.8,14,14).

И тут даже св. Иоанн Златоуст признает: «Во всех других отношениях, как по природе, так и по деятельности и по занятиям, есть различие между полами, — различается, говорю, мужеский пол от женского. Женщине назначено домашнее хозяйство; мужчине — занятия и общественными и политическими делами. Но в подвигах ради Бога и в трудах на пользу церкви подобного различия нет, и случается наоборот, что в трудах и добрых подвигах этого рода женщина берет на себя даже долю более значительную, чем мужчина. Желая показать между прочим это, в послании к отечественному вашему городу Павел с похвалою упоминает имена многих женщин, которые, по его словам, не мало потрудились в деле исправления мужчин и наведения их на истинный путь (Рим. гл. XVI). С какою целью говорю я все это? Для того, чтобы вы не считали чужим для себя делом принимать участие в заботливости и трудах, клонящихся в исправлению церковного состояния, но сознавали своим долгом, и сами непосредственно, и через других, чрез кого только можете, привносить с своей стороны надлежащее усердие к укрощению общего волнения и смятения, обнявшего восточные церкви» (Св. Иоанн Златоуст. Письмо 157.К Италике).

Но идеал и реальность слишком разошлись: «Надлежало бы иметь внутри храма стену, которая отделяла бы вас от женщин. Но как вы не хотите этого, то отцы признали необходимым отделить вас, по крайней мере, этими деревянными досками; в древнее же время, я слыхал от старцев, не было и таких стен, – «нет мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе» (Гал. 3:28), – да и во времена апостолов вместе находились мужчины и женщины. Тогда и мужчины были мужчинами, и женщины женщинами, а ныне все напротив: женщины усвоили себе нравы блудниц, а мужчины ничем не лучше коней неистовых» (св. Иоанн Златоуст. 73-я Беседа на Евангелие от Матфея).

Однако для богословия важен как раз идеал. И в нем стен нет.

Так что я бы не лишал Бога права что-то изменить в Его Церкви в грядущих веках.


Мы сегодня резко разводим учительство и таинственно-литургическое «преломление Хлеба». Но настолько ли четко это разделение в текстах Нового Завета? Мог ли возглавлять литургическую трапезу, читать основные молитвы и преломлять хлеб не-проповедующий? И не-начальствующий в общине?

Сегодня в монастырях нередко иеромонах, служащий Литургию, не проповедует, не «учит». Но, значит, и в древние времена могли быть люди не-учащие, но литургисающие. И, значит, апостольский запрет на женское учительство и проповедь не означает запрета на возглашение общей молитвы и сакраментальное служение.

Мы всё же мало знаем о жизни первобытной христианской общины. На сегодняшних трапезах вести «застолье» могут поручить некоему человеку. Но это не значит, что такой же окажется его роль в следующий раз. Он может быть «тамадой на час». Могла ли христианская община разным людям поручать возглавлять свои молитвы в разные дни?

В начале второго века «Старица» (=Церковь) повелевает Ерму занять место пресвитера (священника), чему он сопротивляется, не будучи таковым: «Она сказала мне: — Садись здесь. — Госпожа, пусть прежде сядут пресвитеры. — Я тебе говорю, — настаивала она, — садись» (Ерм. Пастырь Видения 3,1).


И это поручение не становилось лично-неотъемлемым, сохраняющимся на всю жизнь и значимым для любого другого собрания христиан в других селениях.

Если же люди могли на собраниях молиться по очереди, пророчествовать по очереди, один за другим, то в этой «очереди» могли быть и женские голоса. Что и было запрещено в конце концов 11-м правилом Лаодикийского собора: «Не должно поставлять в Церкви так называемых пресвитид или председательниц» .

«Таково загадочное правило не менее загадочного Лаодикийского собора. О последнем мы точно не знаем, когда он имел место и в каком составе. Полный текст его правил не дошел до нас» (протопресв. Николай Афанасьев. Пресвитиды или председательницы // протопресв. Николай Афанасьев. Церковь Божия во Христе. Сборник статей. М., ПСТГУ, 2015, с. 516).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments