диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Арденны и Захарова

Телеграм-канал "Стингер и Катюша":


Ненависть к «англосаксам» легко оборачивается германофилией: к вопросу об Арденнской операции


Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова решила попробовать себя в роли военного историка. 5 июня, в канун очередной годовщины высадки союзных войск в Нормандии, госпожа Захарова заявила: «Открытие 2-го фронта даже с учетом поздних сроков должно было облегчить выполнение боевых задач соединениями советской армии. Однако на практике пришлось выручать западных союзников, потерпевших от нацистов поражение в Арденнах. Надеемся, что об этом помнят наши партнеры». Сохранены орфография и пунктуация оригинала.


Трудно сказать, о чем помнят либо не помнят «западные партнеры». Но совершенно точно, что госпоже Захаровой, высокопоставленному чиновнику, представляющему нашу страну на международной арене, недурно было бы хорошо готовиться к выступлениям по сложной тематике. Читать если не воспоминания Гудериана, Паттона, Эйзенхауэра, Черчилля, то уж хотя бы «Википедию». Это избавило бы госпожу Захарову от досадных ошибок в официальных заявлениях.


Мы, разумеется, имеем в виду фразу «выручать западных союзников, потерпевших от нацистов поражение в Арденнах».


Это какая-то болезненная особенность части ультрапатриотов и примкнувших к ним чиновников: возвышать подвиг нашего народа в Великой Отечественной войне за счет унижения союзников, за счет презрительных фраз и характеристик в их адрес. Господа ультрапатриоты и чиновники! Наш народ, победивший Германию, не нуждается в такого рода «прославлении». Его подвиги и жертвы очевидны и без вашего отдающего шовинизмом высокомерия и исторических фальсификаций. Не следует марать русскую воинскую славу, пытаясь уязвить кого-то в рамках сегодняшней политической возни.


Арденнская наступательная операция – предмет давних спекуляций со стороны тех самых ультрапатриотов. Как раз в рамках упомянутой выше склонности возвышать наш подвиг за счет унижения наших же союзников. «В декабре 1944 года Гитлер собрал в бронированный кулак 4-ю танковую армию Вермахта и 6-ю танковую армию СС и обрушил их на позиции американский войск в Арденнах. В панике Черчилль просил у Сталина срочно начать наступление на Востоке» — в таком тоне еще в 90-е годы вещали газеты типа «Советской России». «Немцы громили американцев в Арденнах, Сталин их спас!» — потрясали кулаками отставные советские генералы. Давняя закономерность: нелюбовь к «англосаксам» у некоторых советских псевдопатриотов легко переходит в германофилию.


Но хорош тот патриотизм, который базируется не только на мифах, но и на здравом рассудке. Разберемся с фактами.


Итак, Арденны. Горно-лесистая местность во Франции, Бельгии и Люксембурге. Были ли союзники «разгромлены нацистами» в Арденнах? Насколько справедливо заявление, что Красная армия их спасла в начале 1945 года?


Осенью 1944 года, освободив Францию и, частично, территорию Бельгии и Нидерландов, союзники выстроили линию Западного фронта от Атлантики до швейцарской границы. Третий рейх и все еще подконтрольные ему страны оказались зажаты меж двух фронтов, протянувшихся «от моря до моря». Вновь ситуация 1914 года, геополитический кошмар немцев. Только Германия уже истощена, измотана, материально-технические и людские резервы тают.

В надежде переломить ситуацию на Западе (и, возможно, склонить Лондон и Вашингтон к сепаратному миру), Гитлер действительно собирает в «бронированный кулак» те самые 4-ю танковую армию Вермахта (генерал Хассо фон Мантойфель) и 6-ю танковую армию СС (оберстгруппенфюрер Йозеф «Зепп» Дитрих). Эти армии вместе с 7-й армией Вермахта входят в группу армий «В» под командованием Вальтера Моделя, на которого и легла главная тяжесть задачи по спасению рейха.

Задачей немцев был выход через Арденны к реке Маас, захват мостов через нее и, в ходе дальнейшего развития наступления, захват бельгийского порта Антверпен – ключевого пункта логистики союзных войск.


По одной из версий, программой-максимум был повторный захват всей северной Франции – то есть повторение триумфа 1940-го года. Но вряд ли в руководстве рейха был кто-то, кроме Гитлера, способный поверить в реалистичность такой цели.


Арденнское наступление (кодовое название «Вахта на Рейне») было наступлением отчаявшихся, обреченных. И как большинство мероприятий отчаявшихся людей, оно было крайне авантюристичным. У немцев даже не было запасов горючего в нужных объемах – они планировали захватить горючее на американских складах.


Военный потенциал англо-американцев и Германии к декабрю 1944 года был несопоставим. Союзники обладали тотальным господством в воздухе, и чтобы свести на нет хотя бы это преимущество, немцы начали наступление, когда небо над Бельгией было облачным, мглистым. Пасмурная погода сковывала действия союзной бомбардировочной авиации.


Абсолютно авантюристичной была одна из составляющих «Вахты на Рейне» — операция «Гриф». Главный спецназовец фюрера Отто Скорцени потратил кучу времени и усилий на поиск среди немецких солдат тех, кто хорошо говорил по-английски, на поиск достаточного количества трофейного обмундирования и техники – чтобы переодетые немцы просачивались через линию фронта, нарушали коммуникации американцев, сеяли панику. Тут уж программа-максимум была четко определена – поимка или уничтожение Эйзенхауэра. Люди Скорцени в американской форме, конечно же, посеяли немало хаоса в тылах противника, но на общей печальной судьбе «Вахты на Рейне» это особо позитивно не сказалось.


Немецкое наступление началось 16 декабря. На главном участке фронта командование Вермахта обеспечило количественное превосходство в людях, танках и артиллерии. Сперва наступление развивалось достаточно успешно. По воспоминаниям американского военного журналиста, «у немцев как будто было все — внезапность, быстрота, огневая мощь и высокое моральное состояние… Казалось невозможным остановить их».

Колонны хмурых пленных американцев, дымящиеся танки с белыми звездами на башнях – эти кадры, которые показывало Die Deutsche Wochenschau, внушали обычным жителям Германии надежду.


5-я танковая армия Вермахта в первые дни операции наступала достаточно быстро, а вот 6-я танковая амия СС почти сразу завязла в американской обороне и продвигалась куда медленнее. А 7-я армия, по воспоминаниям Гудериана, столкнулась с такими проблемами, что частям 5-й армии Мантойфеля пришлось отвлекаться от своего направления, чтобы оказать ей помощь.


Американцы отчаянно сопротивлялись в наиболее важных узлах арденнской транспортной логистики. Город Сен-Вит немцы смогли взять только на пятый день боев, что сильно выбило их из графика и способствовало падению наступательного темпа. Город Бастонь, где пересекались семь главных дорог, необходимых для снабжения Вермахта, немецкие танки так и не смогли взять.


Уже 22 декабря американцы, перегруппировавшись и подтянув свои огромные резервы, начали контратаковать. К 25 декабря наступление Германии полностью захлебнулось. Немцы не достигли не то что Антверпена, но даже Мааса. Американцы приступили к планомерной ликвидации арденнского выступа, образовавшегося в первые дни немецкой операции, и немцы, оказавшись под угрозой окружения, начали отступать на восток. В это же время над Арденнами наконец прояснилось небо. По немецким позициям начали работать воздушные боги войны – американские бомбардировщики.


Уже в попытках облегчить свое тяжелое поражение в Арденнах нацисты предприняли две отвлекающие операции. 1 января 1945 года в рамках операции «Опорная плита» около тысячи немецких самолетов нанесли бомбовые удары по союзным аэродромам в Бельгии и во Франции. Это, безусловно, производит впечатление: близится конец войны, англо-американцы уже три года удерживают господство в воздухе, а внезапно Германия находит силы для столь серьезного воздушного удара. «Опорной плитой» было раздавлено около 400 самолетов союзников, но и люфтваффе понесли потери: было уничтожено 292 самолета, при этом погибли 143 летчика, 70 пилотов попали в плен. Англо-американцы легко могли восполнить свои потери, а для и так крайне истощенных люфтваффе это были губительные раны.


В тот же день, 1 января, Вермахт предпринял попытку наступления на южном фланге Западного фронта, в Эльзасе и Лотарингии. Опять же, с целью облегчить положение в Арденнах. Но и это наступление захлебнулось.


А теперь самое интересное. К вопросу о Красной армии и «спасении» союзников. Безусловно, первый шок от немецкого наступления был серьезным, и генерал Паттон, под впечатлением от ожесточенных боев в Арденнах, сделал в начале января запись в дневнике: «Мы все еще имеем шанс проиграть эту войну». Именно за эту фразу обычно и цепляются апологеты «спасительной» теории. Но тем не менее в январе 1945 года западные союзники уже вернули себе инициативу и наступали.

Чтобы поспособствовать более быстрому продвижению англо-американских войск, Черчилль действительно отправляет Сталину ряд телеграмм. Содержание этих телеграмм имеет ключевое значение для понимания ситуации на фронтах в конце 1944 – начале 1945 года, и имеет смысл цитировать их.


Телеграмма Черчилля Сталину 5 января 1945 года:


«Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжелый характер, но считаю, что мы являемся хозяевами положения. Отвлекающее наступление, которое немцы предпринимают в Эльзасе, также причиняет трудности в отношениях с французами и имеет тенденцию сковать американские силы. Я по-прежнему остаюсь при том мнении, что численность и вооружение союзных армий, включая военно-воздушные силы, заставят фон Рундштедта пожалеть о своей смелой и хорошо организованной попытке расколоть наш фронт и по возможности захватить порт Антверпен, имеющий теперь жизненно важное значение».


Телеграмма от 6 января:


«На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях. Согласно полученному сообщению наш эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанным погодой. Его поездка сильно затянулась не по Вашей вине. Если он ещё не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть. Я никому не буду передавать этой весьма секретной информации, за исключением фельдмаршала Брука и генерала Эйзенхауэра, причем лишь при условии сохранения ее в строжайшей тайне. Я считаю дело срочным».



Вот что отвечает Сталин Черчиллю 7 января:


«Мы готовимся к наступлению, но погода сейчас не благоприятствует нашему наступлению. Однако, учитывая положение наших союзников на Западном фронте, Ставка Верховного Главнокомандования решила усиленным темпом закончить подготовку и, не считаясь с погодой, открыть широкие наступательные действия против немцев по всему центральному фронту не позже второй половины января. Можете не сомневаться, что мы сделаем все, что только возможно сделать для того, чтобы оказать содействие нашим славным союзным войскам».


Телеграмма Черчилля Сталину 9 января:


«1. Я весьма благодарен Вам за Ваше волнующее послание. Я переслал его генералу Эйзенхауэру только для его личного сведения. Да сопутствует Вашему благородному предприятию полная удача. 2. Битва на Западе идёт не так уж плохо. Весьма возможно, что гунны будут вытеснены из своего выступа с очень тяжелыми потерями. Мы и американцы бросаем в бой все, что можем. Весть, сообщенная Вами мне, сильно ободрит генерала Эйзенхауэра, так как она даст ему уверенность в том, что немцам придется делить свои резервы между нашими двумя пылающими фронтами».



Таким образом, речь идет о содействии (вообще-то обычная и нормальная во взаимоотношениях между союзниками практика, на то и нужны союзы), а не о «спасении». Стороны по конфиденциальному каналу (информация доступна Сталину, Черчиллю и Рузвельту) договариваются о координации своих действий, чтобы утяжелить положение Германии и облегчить наступление англо-американцев. Ни о какой катастрофе для союзников, ни о каком их разгроме и необходимости спасения речи нет и быть не могло.


Следует отдать Сталину должное, он действительно начал наступление несколько раньше запланированного, что было для Германии крайне неприятно. Нужно понимать лишь, что это наступление в любом случае началось бы. Так же, как и наступление американцев на Западе в любом случае продолжилось бы.


Американские солдаты, выстоявшие под яростным натиском лучших немецких дивизий в снежном аду Арденн, удерживавшие Бастонь, дравшиеся с такими титанами войны, как Йозеф «Зепп» Дитрих и Отто Скорцени – не заслужили все-таки пренебрежения и хамства со стороны комнатных московских патриотов и лакированных дамочек из МИДа. Хамящие комнатные патриоты и дамочки из МИДа, принижающие подвиг этих солдат и искажающие историю, ничем не лучше тех жителей Запада, которые считают, что США в одиночку выиграли Вторую мировую войну. Наши патриоты и дамочки в известной степени даже хуже, так как ими движет не только невежество и леность ума (как жителями Запада), но и намеренное желание врать и передергивать факты.


Американцы и англичане, сражавшиеся в Арденнах – достойные союзники наших дедов, сражавшихся под Прохоровкой. Пускай госпожа Захарова зарубит это себе на чем угодно.
https://telegra.ph/Nenavist-k-anglosaksam-legko-oborachivaetsya-germanofiliej-k-voprosu-ob-Ardennskoj-operacii-06-06?fbclid=IwAR1RyscL2_eEAaYSum3mz4FmpdT6yPDofNys8wuZkYDMmc0os9uJ2Z4rnjc
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 103 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →