диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

О слезинке ребенка

Read more...Collapse )
Ну, а что "духовные лица" самую страшную войну выставляют как "результат и следствие духовной разрухи" - это естественный закон данного корпоративчика.

Но хочется спросить конкретики: как именно духовная разруха в головах своим результатом и следствием возымела войну с Германией?

Ответ тут редко формулируется прямо, но подразумевается: Бог воспользовался рабом Своим Адольфом, чтобы покарать безбожных коммуняк. Этот ответ маскируется в безличных фразах - "вся история Израиля раскрыта в том ключе, что когда народ Божий отступает от Бога, то он подвергается различным катаклизмам и катастрофам". Так кем подвергается? Что так стыдливо? Вот пусть аспирант кафедры теологии Госуниверситета и скажет: "Именно наш Господь, Иисус Христос наслал Гитлера и войну на нашу страну за неправильное отношение к духовным лицам". Давайте, скажите детям, у которых нацисты выкачивали кровь для своих госпиталей, что это Боженька их покарал за их некрещеность.

Слабо?

Нет, есть и другой вариант ответа: мол, духовное безумие породило безумие политическое, и Сталин сам напал на Германию (читаем Резуна). Ну, а дальше известный тезис про "хитрость Промысла": Сталин хотел от войны одного, а вышло другое.

Оба варианты не хороши? А других не завезли. Жрите, что дают.

Так и надо признать, что с устаревшим инвентарем семинарской апологетики не стоит вообще касаться этой темы.

Евреи первые почувствовали кризис своей послевоенной апологетики и поставили вопрос "Как возможно богословие после Холокоста". Православные чувствуют себя победителями-триумфаторами и потому так легко переступают через убитые миллионы. "Бог через войну привел нас к Победе и к новому массовому крещению!". Опыт философии экзистенциализма прошел мимо наших семинарий.

... Много лет на своих лекциях я говорил, что есть вопросы, на которые нельзя отвечать даже самому себе.
Не случайно в книге Иова Господь задает Сатане вопрос: "откуда ты пришел?" (Иов. 1,7).
Происхождение зла необъяснимо не только потому, что оно означало бы разложимость тайны свободы на философские реактивы. Дело в том, что не только философски невозможно, но и нравственно недопустимо описывать происхождение зла. В русской философии произошел настоящий бунт, заключавшийся в том, что, едва речь заходила о проблеме происхождения зла, философы и богословы просто отказывались ее решать. С.Л.Франк при этом пояснял, что в силу нашей ложной (а потому, наверное, и распространенной) мыслительной привычки, "объяснить" - значит "понять", а "понять" - значит "простить". Так вот, говорил он, прощать зло я не намерен - а потому и не буду придумывать, откуда, как и "в силу каких причин" оно произошло. У зла нет причин, нет оснований - его не должно быть и ни к чему строить такие схемы мироздания, которые рационально и аргументированно показывали бы необходимость зла и предоставляли ему уютное место. "Здесь человеческая мысль претерпевает жгучий соблазн доказать необходимость греха, его неизбежность во вселенском равновесии, и этим "оправдать Бога". Подобает с сугубой трезвостью духа преодолевать эти искушения", - подтверждал эту позицию и о.Георгий Флоровский.
Когда Спаситель пришел к людям - Он не стал им объясянять происхождение зла. "Кто согрешил - он или родители его?", - спросили Христа, показывая на слепорожденного. Ответ был странен: ни он, ни родители его, но это - чтобы явилась слава Божия". А где явилась слава Божия? - На Голгофе. Перед распятием Христос говорит: "Ныне настало время прославиться сыну Человеческому". Прославиться не в смысле стать известным, а в смысле явить подлинную силу Божию. Итак, Сын Божий пришел в мир, чтобы победить зло, а не чтобы его объяснить.
Архим. Софроний (Сахаров) возмущенный видением страданий, обратился к Богу с вопросом "Почему Он допускает?" - и "в ответ я услышал в сердце слова: "Разве ты распялся за них?"...

Я не знаю, как религии без Креста (ислам или иудаизм) объясняют наличие страданий в мире всеблагого и вседовольного Творца. Наверное, всегда можно затянуть боль сердца пластырем какого-нибудь софизма. (Один из них приводит Боэций: "Значит, Бог может содеять зло? - Нет, - сказал я. - Стало быть, зло есть ничто, если его не может содеять Тот, Кто может все").
Но в христианстве Бог просто распялся вместе с людьми. И на вопрос "где был Бог, когда Его народ был в Аушвице", христиане могут дать ответ: "Он был там же. Ему свойственно быть на кресте".
Голгофа - полнота Промысла. К Кресту Творца молча складываются кресты человеческие.
Вопрос о войне, о страданиях детей - это проклятый вопрос. Им нужно болеть и от него нельзя "выздоравливать". Подобно Иову, нельзя позволять "друзьям" обкрадывать себя шпаргалкой с заранее заготовленным благочестивым ответом. Надо донести свой кровоточащий и возмущенный вопрос до Бога. До Его Суда. Сначала Он будет спрашивать меня. Потом, быть может, у меня появится возможность спросить Его. А до той поры лучше молчать и беречь свою боль. Очеловечивающую боль.

Такие вот мысли из помойки...
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 504 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →