диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Ответы "Российской газете"

- То, что Церковь многие святыни хранит в афонских мужских монастырях без доступа туда женщин, свидетельствует о том, что она - вовсе не коммерческая организация, как любят утверждать некоторые. И она не ставит своей целью получение дохода. Потому что, будь иначе, доходы выросли бы в 3-4 раза, развилось бы семейное паломничество и паломничество женщин, которых в Церкви большинство. Но Православная церковь на это не идет - ни греческая, ни наша, русская.

Что до очереди к святыне - напомню, что культура - это система табу. Не все, что можно, - можно. Человек становится человеком, когда он в чем-то себя ограничивает. Важнейшее человеческое деяние - усложнение мира. В нем есть сакральное и профанное, разрешенное и запрещенное, есть то, что временами разрешено, а временами табуировано. Эти табу могут быть моральными, ритуальными, чисто социальными. И следуя таким вроде бы бессмысленным запретам, человек вырастает в качестве человека. Человек - это тот, кто может сам себе создавать трудности. Например, жертвуя чем-то ради другого, с которым ты не состоишь в кровном родстве, но стараешься ему помочь. Так вот, кроме этических усложнений и осложнений бывают религиозные. Все последние дни церковная братия то и дело говорила: подождите, у нас есть частицы пояса Пресвятой Богородицы в других московских храмах. Но люди туда не шли. Значит, у них было желание совершить некие усилия. Суть любого паломничества состоит и в этом. Может, в нашу эпоху, когда мы паломничаем слишком легко - в комфортабельных автобусах и самолетах - возникает нужда в трудном пути. Традиционно ведь паломник менялся не у святыни, а по пути к ней, преодолевая массу трудностей пешего похода из Москвы в Киев или в Иерусалим. Зато у него появлялся шанс измениться. Я бы сказал так: те, кто стоял сутками в очереди к поясу Пресвятой Богородицы, - это люди, которые не успели стать мучениками в советские времена. Они хотели сделать что-то для своей веры сверх обыденного и сверх обычного. И надо не высмеивать эту установку, а пробовать завербовать их на социальную приходскую работу - помощь больным и бедным. Если они способны сутками стоять на морозе, то явно не лишены порыва помогать другим.

Что же касается парада самолюбий: "Я побывал у пояса, а ты?", то, конечно, любое доброе дело подвергается инфляции, если человек начинает, опираясь на него, противопоставлять себя другим. Тщеславие, кстати, может быть, как у тех, кто добыл особый доступ к святыне, так и у тех, кто долго стоял в очереди и решил, что он намного духовнее иных маловеров. Но те, кто, считая себя высокопоставленными, издевался над стоящими в очереди, все равно выглядят дурнее.

Меня бы нисколько не смутило наличие пропусков для VIP-персон. Мы же все понимаем, что мера нашей взаимной зависимости не одинакова. И есть такие "уголки" нашей жизни, где мы сильно зависим друг от друга, в том числе, например, от чиновников, начальников, от бизнесменов. От них часто зависят и общие условия нашей социальной жизни. Если отнестись к ним благосклонно и дать без очереди прикоснуться к поясу, то, во-первых, их может коснуться благодать, а во-вторых, есть надежда, что они хоть в эту минуту будут вместе с народом. И может, более милосердно станут относиться к людям.

http://www.rg.ru/2011/12/01/vizilyanskii-poln.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 134 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →