диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Упрощенное воскресенье




"Товарищи! Я уже смирился с валом сообщений, открыток и гифок на церковные праздники, но Прощёное воскресенье плавно перетекает в комические куплеты. Утром получаю смс с неизвестного номера с мольбой о прощении, и далее вот такой диалог:
- О. Савва, прошу прощения за всё!
- Бог простит!
(а что ещё отвечать незнакомцу?)
- А вы прощаете?
- Да.
(просто нет сил что-либо уточнять)
- А вы не хотите у меня попросить прощения?
(неожиданно, правда?)
Отвечаю:
- Нет.
Реакция ещё лучше:
- А вы, оказывается, обыкновенный гордец!
- Мягко сказано!
Вот такое духовное общение. "

***
Тринитий Черч:

Сегодня в Церкви совершается чин прощения. Надо сказать, что в последнее время этот очень древний христианский чин стал немного похож на ролевую игру – умилительную, добрую, сладостную. Все так возбуждены и ждут, что вот наступит этот момент, и будет так приятно просить друг у друга прощения! А это неправильно! Просить друг у друга прощения – это всегда очень и очень неприятно, это большой труд, а не легкий труд единственного вечера перед Великим Постом.

Христиане говорят устами: «прости меня» – а в глазах классовая вражда.

Все это кипит, разрывает Церковь, раздирает мир, и поэтому какой смысл сегодня в этом дне? Вот так просто прийти и сказать: «Простите меня, Христа ради» – «Бог простит»? Как это все хорошо! А выйдешь в мир – а там нет никакого прощения, и никому, и никогда, и от нас нет прощения.

Ведь мы даже не очень понимаем, что это такое – прощение. А кого простить? А за что простить? А можно ли простить? А надо ли простить? Мы не знаем даже, что это такое. У нас есть только опыт прощения нами хорошими наших хороших друзей. В нашем опыте есть только это приятное, сладкое чувство, когда нам на ногу наступили, и мы наконец-то способны это простить.

Но сейчас в мире уже все совсем по-серьезному, по-настоящему серьезно. Христиане не любят друг друга, христиане ненавидят друг друга, христиане разделены национально, политически, как угодно. Все в этом мире соединяет людей только на почве вражды, делит на плотные, монолитные группы, враждующие одна с другой. Где наша вера? Где Евангелие в нашей жизни? Где что-то такое, что могло бы явить этому миру правду о нашей вере, правду о Христе?

Мне кажется, что сегодня, в Прощеное воскресенье, мы с вами должны думать об этом, а не о том, как мы сейчас будем друг к другу подходить и ласково друг друга прощать. Это все очень мило, конечно, это замечательно, но мы должны подумать о чем-то более важном. Мы что-то в этом мире умеем по-настоящему хранить? Мы что-то в этом мире можем по-настоящему явить? Мы можем в этом мире сохранить кого-то, когда он уже на грани отпадения, на грани разлучения, на грани того, чтобы хлопнуть дверью и плюнуть нам в лицо?

Об этом, мне кажется, нам всем, христианам, надо думать и молиться в день Прощеного воскресенья. Конечно, хочется снять всякую шелуху, потому что накипело за это время у каждого очень много, но эта накипь – не против нас, тут собравшихся в этом прекрасном храме, в этом замечательном приходе, где мы все знаем друг друга. Это ржавчина, которая разъедает наши сердца. Как ее с себя сбросить? Как убрать ее из сердца? Об этом давайте будем думать и молиться этим Великим Постом. Давайте будем к себе ужасно внимательны, чтобы всякий зародыш злобы, отторжения, ненависти, розни мира сего мы могли исторгнуть прежде всего из себя и по-настоящему себя исцелить.

Может быть, тогда что-нибудь у нас и получится.

Аминь.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author