диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

От Сухума до Красноярска

Миссия выполнима
Православная церковь края возрождает миссионерское движение




Один из самых неоднозначных и интересных людей в современной православной церкви протодиакон Андрей Кураев в своем интервью как-то пошутил: «Конец света наступит, когда шоу «Дом-2» покажут по телеканалу «Культура». Он же считает книгу Толкиена «Властелин колец» примером миссионерской литературы. Роман способен «усложнить мир молодого человека, понудить его к труду мысли». Впрочем, в том, чтобы уйти из вселенной простых языческих инстинктов (поесть, размножиться, защититься от врагов), наверное, нуждаются многие из нас. Одна из серьезных задач современной православной церкви – миссионерское служение.

Наш земляк диакон Иван Логинов недавно был призван возглавить миссионерскую деятельность в Красноярской митрополии. До этого он полтора года путешествовал по Абхазии вместе с протодиаконом Андреем Кураевым. Тот долгое время преподавал теорию миссиологии в Московской духовной академии. Теперь появилась возможность проверить книжные выкладки на практике.
О том, как строилась работа уникальной миссии в Абхазии, а также о том, как она будет проистекать в Красноярском крае, рассказывает диакон Иван ЛОГИНОВ.


На земле Иоанна Златоуста

– Почему вы отправились именно в Абхазию? В любом спальном районе – хоть в московских, хоть в красноярских Черемушках, – уверена, найдется немало людей, душе которых необходима помощь.

– Христианская история Абхазии начинается с первого века нашей веры. Там закончил земной путь святитель Иоанн Златоуст. До сих пор абхазские селения украшают древнейшие христианские храмы… Однако страна со столь уникальным историческим наследием находится в состоянии церковного запустения. В древних византийских храмах – ни духовенства, ни прихожан. Двери некоторых из них отпираются лишь для экскурсий. После грузино-абхазской войны Абхазская епархия утратила связь с грузинской церковью.
Религиозное будущее страны еще не определено. У большинства жителей просто не было возможности услышать живую православную проповедь. Ислам – а у него очень прочные позиции на Кавказе – пока в Абхазии не обозначился. Большинство местных придерживаются национальных языческих традиций. Но и представления о «родном» язычестве у них смутные. В условиях такой религиозной открытости православные просто не имеют права замалчивать свою веру.

Но пока по всей стране служат около 15 священников – большинство из них клирики Русской православной церкви. Времени для внехрамового общения с народом у этих священников просто нет. Поэтому присутствие миссии там необходимо.

– В свое время, когда Кураев приезжал в Красноярск, он собирал залы по 300–500 человек. Этакий Элвис Пресли от православной церкви. В Абхазии наверняка приходилось работать в более суровых условиях?

– По-своему это был уникальный опыт. Что касается отца Андрея, то раньше он посещал места, куда его приглашали. А значит, встречали в аэропорту, везли в гостиницу, потом на лекции, потом на обед или ужин. В Абхазию же пришлось отправиться, по сути, без приглашения, по внутреннему зову… Там он был предоставлен сам себе. Посещал страну минимум два раза в месяц. Прилетев в Сочи, садился на скутер и ехал в любую погоду 150 километров до Сухуми. Бывало, мопед ломался. Приходилось передвигаться и под дождем, и в темное время суток… Однажды под Гаграми попал в аварию – сломал руку, повредил скутер. Как-то в Интернете прошел слух: Кураев умер. По какому-то мистическому совпадению он как раз в это время возвращался из Абхазии и действительно чудом остался жив. В темноте, проезжая на скутере по тоннелю, отец Андрей на большой скорости чуть не влетел в бетонный блок, перегородивший дорогу.

В Абхазии нам удалось наладить работу в трех направлениях.Первое – это привычные для о.Андрея университетские лекции. Собственно, именно в рамках программы обмена преподавателями о.Андрей изначально и прибыл в Абхазию. Между Абхазским Госуниверситетом и МГУ, где Кураев преподает 20 лет, налажено давнее сотрудничество. Поэтому, имея на руках рекомендательное письмо-направление от ректора МГУ, о.Андрей трудоустроился на одном из факультетов Абхазского университета.
Второе направление опять же тесно связано с профессиональной деятельностью. Это школы. В прошлом году по заказу Министерства образования России о.Андрей Кураев написал учебник по Основам православной культуры. Поэтому, с одной стороны, ему было важно на практике посмотреть насколько материал учебника понятен и доступен детям. С другой стороны, сегодня о.Андрей готовится к написанию второго учебника по ОПК, но уже для старших классов. Здесь ему был важен опыт работы со старшеклассниками.

Еще одним направлением миссии стали беседы и лекции для общественности. Такие встречи мы проводили и в древнейшем пицундском храме, и в Доме культуры, и в актовом зале районной администрации… Здесь мы встретились с трудностями. Дело в том, что абхазы, в отличие от россиян, не восприимчивы к рекламе. Там, например, на последних президентских выборах один из кандидатов набрал низкий процент голосов из-за того, что обратился к российским политтехнологам, а те привыкли своих кандидатов «рекламировать». Меж тем в Абхазии самое надежное средство оповещения – сарафанное радио. Поэтому нам практически сразу было ясно, что на мгновенный миссионерский эффект делать ставку бессмысленно. Миссия здесь должна быть рассчитана на длительное присутствие и постепенное вживание.

– Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от работы в Абхазии.

– В Абхазии, наверное, впервые за время своей церковной жизни мне посчастливилось встретить монашество в его первоначальном виде. Первые монахи, будучи движимы внутренней духовной свободой, удалялись для индивидуального подвига в пустыню. Годами они там пребывали наедине с Богом. Сегодня же монашеская жизнь, напротив, общинна и строится на обетах послушания монастырскому начальству.
В абхазских горах еще со времен СССР селились подвижники, искавшие свободы от советского надзора за церковью. Немало монахов в ту пору мечтало уехать из России к кавказским отшельникам. Вот эта советская традиция абхазского отшельничества еще жива: по сию пору из нашей страны в абхазские горы едут отшельники. И мне посчастливилось повстречать там светлых жизнелюбивых монахов, не обременных ни монастырским надзором, ни карьерными амбициями. Одеты они были в самые простые поношенные подрясники в заплатках, но при этом в них отсутствовала брезгливость к «мирскому», не было заметно страсти к поучениям.

- А что дала лично вам работа в этой миссии?

- В Абхазии я увидел иную «версию» православия. Вот, к примеру, у нас нередко отказывают экспрессивным формам культуры (будь то рок-музыка или какие-нибудь танцы) в церковной прописке. Но в кавказской церковной среде бесконфликтно уживаются повышенная темпераментность характера и патетические поведенческие формы с традиционной для православия умиротворенностью. А это уже чисто миссионерский урок: не нужно бояться адаптировать православие к непривычным нам культурным моделям. Христос не брезглив, в отличии от некоторых не в меру православных ревнителей, прикрывающихся Его именем. Православие может быть живым и динамичным.

Ну, а опыт совместной работы с о.Андреем одарил меня примером гибкости к условиям миссионерской работы. Это и упомянутая выше способность сесть за руль скутера вместо удобного и безопасного автомобильного кресла. Это и интерес к любой аудитории вне зависимости от ее социального и количественного состава. Это и какое-то естественное умение не помнить о своих званиях и регалиях. Вспоминаю наши совместные покатушки с сочинскими байкерами, которые не были особо осведомлены о масштабе личности Кураева и держались с ним очень просто, буквально на «ты». О.Андрея это нисколько не напрягло – он оставался ровно самим собой и в обстоятельствах неузнанности.
К истокам Тунгуски

– Вы вернулись в Красноярск после почти двух лет отсутствия. За это время был назначен новый митрополит. Какие перемены, на ваш взгляд, произошли в церковной жизни края?

–– Мне было действительно приятно встретить владыку Пантелеимона на красноярской земле. Ему, как и мне, очень близка абхазская церковная тематика. Будучи Адыгейским епископом, владыка Пантелеимон духовно окормлял находящуюся в географической близости абхазскую паству. Владыка по благословению патриарха Алексия рукополагал священников для Абхазии, совершал монашеские постриги абхазов, помогал в разрешении спорных церковных вопросов.

И, как мне показалось, вот этот опыт служения в прикавказском регионе воспитал в митрополите уважение и чуткость к иной культуре. А это значит, что митрополит приехал к нам в епархию без реформаторских наклонностей. Дескать, до меня в сибирской церковной жизни было все не так, а я сейчас все исправлю по образцу центрально-российского православия… Нет, владыка себе не позволяет переноса привычных для него культурных сценариев в пока что непривычную для него сибирскую действительность.
Вы, наверное, в курсе, что первые встречи владыки с общественностью прошли под девизом «открытый для всех пастырь». Но, как мне опять же показалось, открытость митрополита состоит не только в том, что он легко идет на контакт с любой аудиторией и не боится чуждой для большинства архиереев постоянной близости с паствой. Открытость владыки я увидел и в его способности прислушиваться к людям, в его открытости к диалогу со священством, в его готовности рассматривать и обсуждать новые формы церковной работы. А это значит, что перемены в епархиальной жизни во многом зависят не только от митрополита, но и от нашей с вами сознательности и активности – от священства и от прихожан. Если мы готовы стать помощниками владыке, скажем, в деле развития религиозного образования в епархии, то, надо полагать, и владыка приложит необходимые усилия для работы в данном направлении. Если мы сумеем показать митрополиту нашу жизненную заинтересованность в организации православной миссии, то владыка Пантелеимон и в этом направлении окажет нам всестороннюю поддержку. А если же мы свое отношение к владыке ограничим лишь пением многолетий и «миллионами алых роз», митрополиту просто не на кого будет опереться в выстраивании епархиальной работы.


– Владыка вас назначил председателем епархиального миссионерского отдела. Каким образом будет выстраиваться ваша работа?

Пока что епархиальная миссионерская концепция находится в разработке. Но отдельные направления миссионерской работы уже обозначены довольно определенно.

К примеру, владыка благословил храм, в котором я несу послушание, сделать миссионерским приходом г.Красноярска. Что это означает? Во-первых, в данном храме будут приходить четыре вида миссионерских богослужений: два вида Литургии с пояснениями, Всенощное бдение с разъяснениями и служение Литургии с чтением священником вслух тайных молитв. Эти службы будут проходить не на постоянной основе, а эпизодически, скажем, раз в месяц. Во-вторых, в нашем храме уже работает библейско-богословская школа-лекторий. Пока что это единственный лекторий для взрослых на правобережье Красноярска. Мы изучаем ключевые библейские сюжеты сквозь призму богословского толкования. В-третьих, скоро в нашем храме будет введено систематическое оглашение крещаемых. Люди, желающие Крещения, получат возможность сознательно и осмысленно принять Таинство.

Другой миссионерский проект будет реализован к началу Великого Поста. Мы его назвали «Погружение в Православие». Усилиями трех епархиальных отделов в течении Великого Поста мы будем готовить людей к Таинству Крещения. Будут проводиться подготовительные беседы, но главное – за всех готовящихся ко Крещению в храме вслух будут возноситься молитвы с поименным перечислением оглашенных. Само Крещение состоится накануне Пасхи в Великую Субботу за Крещальной Литургией. Прошедшие подготовку будут крещены полным погружением Митрополитом Красноярским и Ачинским Пантелеимоном. Такая централизованная подготовка крещаемых будет круглогодичной.

– Получается, вы пойдете к тем, кто уже внутренне готов воспринять слово Божие…

– Не только. Есть и те, кто церковь воспринимает нейтрально, без агрессии. С ними тоже можно и нужно искать общий язык.

Иное направление миссии выходит за пределы города и даже за пределы епархии. Это миссионерские поездки на север и юг Красноярского края. Оба этих направления имеют особую нужду в миссии о свою специфику миссионерской работы. Миссионерское присутствие на юге состоит в реабилитации людей, попавших под влияние секты Виссариона. Среди адептов Виссариона сегодня есть люди, утратившие интерес к секте и ищущие контакта с православием. Очень важно выйти к этим людям навстречу с подлинной христианской проповедью.

Северное направление миссионерских поездок руководствуется другой задачей. На севере немало поселков, большую часть года практически изолированных от «большой земли». В таких селениях нет храмов, туда не приезжают священнослужители, а сами местные жители из-за отсутствия путей сообщения (за исключением дорогостоящей авиации) не имеют возможности добраться до храма. Я имею в виду, в первую очередь, речные поселки, стоящие на притоках Енисея. К примеру, на той же Подкаменной Тунгуске на протяжении более 1000 км. на десяток селений есть только один православный храм в Байките. При этом судоходство на этой реке открыто чуть более 20 дней в году. Если нам удастся приобрести водный спецтранспорт, преодолевающий мелководные реки, то мы обязательно отправимся с миссией в самые отдаленные речные поселки. У миссионерского отдела Красноярской епархии есть многолетний опыт миссионерских поездок на север Края на катерах. Сегодня вопрос стоит только в подготовке транспортно-материальной базы.


– Сегодня многие говорят о выстраивании Русской Православной Церковью так называемой вертикали власти – например, через увеличение количества епархий. Насколько внутренне востребованы и оправданы такие перемены?

– Поскольку наша беседа проходит в русле миссионерской тематики, давайте и на эти “реформы” посмотрим с точки зрения миссии. Сегодня миссионерам не нужно ставить перед собой глобальной сверхзадачи обращения к православию всех атеистов и безбожников. Есть не менее важные локальные цели. Скажем, подарить возможность услышать о православии тем людям, которые такую возможность ищут и желают. Есть те, кто открыт к диалогу с Церковью, но пока что не решается первым сделать шаг в этом направлении. Пока Церковь не может выйти на полноценный контакт даже с этой, приветливо настроенной аудиторией. Ни священники, ни тем более епископы просто не имеют времени откликнуться на все призывы, обращенные в сторону Церкви. Поэтому если логика разделения епархий состоит в том, чтобы через увеличение епископата возросло количество духовенства, то это действительно востребованный шаг к решению. Вопрос в ином: какие механизмы будут задействованы, чтобы количество переросло в качество?


http://pravsiberia.ru/missiya-vy-polnima/


там много фотографий
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →