диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Расстриги

Фрагменты из интервью Александру Солдатову на канале “Новой газеты”
Александр Солдатов: Вы же знали все эти случаи в 90-е годы и в 80-е, и тогда вас это к таким выводам не приводило, наверное.
Протодиакон Андрей Кураев: Много зависит от того, под каким соусом это подаётся, с чьей позиции. Это сейчас я рефлексирую и понимаю, что я оказался в самом гнезде этих товарищей. То есть такие карьерно ориентированные монахи, которые со мною учились, как теперь я понимаю, похоже, были из этого клуба, многие из них. И от них я эти шутки и намеки слышал. Меня они в свои «таинства» не посвящали, но какие-то шутки на эту тему постоянные были, рассказы, и так происходила некая банализация зла.
У меня в памяти такой эпизод: я только поступил в семинарию… Буквально: сентябрь – поступление, а вот уже ноябрь подарил нам длинные каникулы: в 86-м году 7 ноября пришлось на пятницу, и поэтому нерабочими оказались целых три дня. На моем курсе семинарии учился был настоящий живой иеромонах, причём приходской, не из лавры. Отец Георгий Дегтярев уже был иеромонахом, когда поступил в МДС. Он продолжал служить на приходе в Тейково, в глубинке Ивановской области, но при этом не был заочником. То есть поскольку в его сельском храме на буднях делать нечего, он лишь на субботу-воскресенье уезжал к себе на приход, а в будние дни сидел с нами за партой и учился. (последюущая жизнь этого прихода тут https://diak-kuraev.livejournal.com/1630572.html).
Он был моим ровесником, может быть, даже на год помладше, чем я. И вот он пригласил часть нашего класса к себе: «Ребята, приезжайте ко мне на вот эти ноябрьские праздники». Для меня это было жутко интересно, потому что я москвич, домосед, я страны не знал, а здесь такая возможность поехать в глубинку поехать, да еще на живой приход посмотреть! И вот он в один из дней нашего гостевания о. Георгий возит нас по округе. Где-то храмы заброшены, но где-то теплится какая-то жизнь. Заезжаем в одно село – там стоит явно действующий храм-красавец, но мы проезжаем мимо, и о. Георгий не знакомит с местными священниками. В машине идёт обсуждение этого прихода, и вдруг мелькает такая реплика: «А здесь у нас крепкая монашеская семья». Все захихикали. Я по наивности спрашиваю: «А что это значит?». Выясняется, что тут монаха служат, и они, кроме того, ещё и какого-то мальчика усыновили и совместно им пользуются. И тут я, поняв, о чём речь, спрашиваю, как же так можно, как же они могут служить? В ответ я услышал абсолютно спокойную реплику: «Ну а какие проблемы? Они просто другу исповедуются перед литургией и отпускают друг другу грехи».
Потом этот сюжет я уже услышал в фильме «Дети священника» - замечательном фильме, снятом хорватским режиссёром по польской литературной основе. Там финале умирает священник умирает, и оказывается, что весь фильм это его предсмертная исповедь. В последнем кадре в окоем камеры выходит другой священник, присланный из епархии для принятия исповеди собрата и говорит: «Ну отец, ты же знаешь, какие слова я должен произнести». И тут вдруг умирающий священник его останавливает: «Не надо. Что пользы в том, что мы без конца отпускаем друг другу грехи?». И по сюжету всего фильма это очень оправдано… Но это уже потом, это на другом уровне осмысления. А тогда меня по молодости, эта формула меня и ужаснула и рассмешила. Те мои собеседники все же имели много больший опыт жизни в церкви, чем я, недавно крестивший неофит, вообще впервые в жизни увидевший сельский приход. Рядом сидят более старшие товарищи, более церковные, с детства иподиаконы всяких знатных архиереев знатных, и они спокойно это обсуждают, их это не фраппирует. Ну ладно. Наверно, просто мне надо достигать той же меры бесстрастия и неосуждения…

- Вот как раз вопрос из чата поступил, который можно с этой темой связать. Наверное, Вы с пониманием относитесь к современному феномену разочаровавшихся священников? Тут приводятся разные имена: Анцибор, Свердлов и другие, которые открыто заявляют о прекращении служения, расцерковлении, кто-то даже об утрате веры. Будет ли набирать обороты это явление?
- Русская Церковь в своем возрождении похожа на воздушный шарик: пока он маленький, рисунок мишки или поросёнка на нем кажется масеньким. Когда же шарик раздувается, то маленький поросёнок превращается в большую свинскую морду. Ну точно так же у нас - всего становится больше. Больше монастырей, больше семинарий, больше ЮТуб-каналов церковных и так далее, и тому подобное. И в том числе, конечно, возрождается классический сюжет – расстриги. Я ещё лет десять назад помог в создании фильма на эту тему. Конечно, он не был на экранах, но в интернете, кажется, можно найти. «Расстриги» – так и называется. Там я подсказал несколько имён, несколько вопросов как раз для авторов этого фильма.
Тема серьёзная. Она, конечно, отличается от того, что было в былые времена, до революции. Сегодня это вообще серьёзный вопрос, скажем так.

- Это вопрос о смене эпох, я бы сказал. Я не хочу говорить о статистической тенденции, меня больше интересует, является ли это неким духом времени, модной тенденцией?
- Нет, это гораздо более серьёзно, чем мода. Речь идёт о серьёзной вещи. О претензии на всецелый контроль над жизнью человека. Это касается темы семьи и брака. Скажем, традиционная христианская модель брака – один брачный союз на всю жизнь – известна. Если этот брачный союз в перспективе продлится где-то 20 лет (в Средние века особо дольше не жили) то тогда понятно. А сегодня впереди может быть у супругов 80 лет жизни, и совсем не очевидно – смогут ли и должны ли они все эти небозримые годы быть вместе.
Другая часть этого вопроса: можно ли человеку дать профессию на всю жизнь в условиях динамично меняющегося общества, культуры и в условиях большой продолжительности жизни? Чему учат человека сегодня в школе, в университете? Если он что-то вызубрит, то, что он вызубрил, довёл до автоматизма, уже через 10-15 лет может оказаться совершенно ненужным. А впереди у него может быть еще полвека работоспособности… Это серьёзный вопрос, предмет для серьёзной дискуссии среди педагогов, психологов и социологов.
Дальше перейдём к нашей области. Вот мне, скажем, очень нравится у католиков идея о том, что можно приносить временные обеты. Тот же обет, скажем, целомудрия, дать не на всю жизнь, а на три года. А там посмотрим. У нас если ты поступил послушником (если даже не трудником) в монастырь, а потом всё-таки ушёл, то тебя будут виноватить, виктимизировать всю жизнь. Мол, ты предатель и так далее.
Это касается и вопросов священного сана. В принципе, православие в этом смысле мягче, чем католичество, потому что у нас есть опция, которой нет у католиков, которой нет и в нашем каноническом праве, но в реальности она есть, - это временный запрет на священнослужение. Помню, лет 10 назад об этом попросил отец Иван Охлобыстин. Он сам обратился к только что избранному Патриарху Кириллу,: «У меня такая сложная ситуация, есть масса кинопроектов, которые мне интересны, а мой настоятель отец Дмитрий Смирнов не выплачивает мне содержание, на которое я могу там кормить своих шестерых детей. Поэтому прошу отпустить меня на вольные хлеба». И Патриарх издал очень мягкую резолюцию - мол, «запрещается в служении, пока не определится с самим собой». То есть тебя могут отправить в запрет или ты сам можешь проситься в него на какой-то срок. Это не лишение сана. Потом ты можешь вернуться. Кстати говоря, мне кажется, что человек, который побывал в отставке и в опале, потом становится лучшим управляющим, чем до этого.

- Это можно отнести, наверное, и к Вам.
- Может быть, и так, да. Священство – это онтологическое клеймо или просто функционал? Для католиков это онтология. По их мнению, сан неснимаем даже решением Римского Папы. Даже если ты ушёл в раскол, тебя отлучили от Церкви, все равно ты священник и в некоторых случаях даже можешь исполнять свои клерикальные обязанности. Но в той версии православия, которая была представлена у любимого мною отца Николая Афанасьева в парижской богословской школе, предполагается, что священство – это функция, которой община наделяет тебя. То есть община первична по отношению ко всему. Если община не видит в тебе своего священника, соответственно, ты свободен. И человек может на какое-то время находить для себя какие-то иные опции, более важные, а потом, может быть, вернуться.
В общем, здесь есть некое поле для серьёзных, в том числе богословских, размышлений. Нельзя тему расстриг сводить к просопографии, к обсуждению того, кто и почему снял с себя сан, или был его его лишен. В этом вопросе есть богословское измерение.
Tags: Расстриги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 70 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →