диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Воля императора как форс-мажор

СПЖ написал:
"Сегодня годовщина смерти выдающегося русского философа и богослова Алексея Феодоровича Лосева (10 (22) сентября 1893 - 24 мая 1988).

Автора знаменитой "Диалектики мифа" и "Философии имени". Человека, прошедшего через концлагеря, но потом удостоенного Государственной премии СССР и считающегося (до сих пор) самым авторитетным антиковедом совеременности.

Не все знают, что 3 июня 1929 года вместе с женой Валентиной тайно постригся в монахи от афонских старцев. Супруги Лосевы приняли монашеские имена Андроник и Афанасия. Его знаменитая шапочка, которую он практически никогда не снимал, и которая стала традиционной для многих советских профессоров и ученых – это монашеская скуфья".

***
Насчет шапочки - это вранье. Маститые професора вряд ли стали бы подражать 36-летнему Лосеву. Да и носил он эту шапочку менее года. Потом его арестовали, и он надолго оказался вне поля зрения московской профессуры.

Вот Академик архитектуры Алексей Бекетов в академическом головном уборе в 1930-х годах. Он на 31 год старше Лосева. Неужто стал ему на старости лет подражать?



А вот Юнг и Лев Толстой
.

Тоже подражатели Лосева?

То, что сам Алексей Федорович мог эту шапочку воспринимать как скуфейку - исключать нельзя (но и подтверждений нет). Хотя он ее носил и после своей второй женитьбы...

И вообще этот головной убор называется очень не спж-шно: "академическая ермолка".


А насчет пострига:

Впервые об этом сообщила на конференции в МГУ "А. Ф. Лосев: философия, филология, культура" (октябрь 1993) вторая жена Лосева А. А. Тахо-Годи. Причем сообщила об этом не как о том, что ей поведал сам Алексей Федорович, а как о факте, о котором она узнала при изучении его личных дневников и лагерной переписки Лосевых 1931-33 годов.

3 июня 1929 года А.Ф. Лосев и его жена Валентина приняли тайный постриг с именами Андроник и Афанасия - в честь святых 5 века (супруги, после смерти детей принявшие монашество). Ранее, в 1922 году эту пару венчал о. Павел Флоренский — в Сергиевом Посаде в Ильинском храме.

Постриг совершил архим. Давид Мухранов.
О нем можно почитать тут
http://www.pravenc.ru/text/168502.html

Интересно, как император Николай вмешивается в сугубо церковные дела и давит на Синод в деле об имяславцах:


После смещения имяславцами 9 янв. 1913 г. настоятеля игум. Иеронима в Андреевском скиту пбыли проведены выборы нового настоятеля. Им стал Давид. Избрание Д. не было утверждено мон-рем Ватопед, к-рому подчинялся Андреевский скит. 29 янв. 1913 г. Д. был запрещен Афонским Кинотом в священнодействии и вместе с рядом др. насельников Андреевского скита подвергнут церковному отлучению.
15 февр. К-польский Патриарх Герман V вызвал к себе Д. для объяснений. После принесения 5 апр. в К-поле покаяния за участие в беспорядках Д. был прощен «с условием, чтобы он от власти отказался и более не вмешивался в скитские дела». 18 мая 1913 г. послание Синода РПЦ осудило имяславие как «имебожескую ересь».

13 февр. 1914 г. группа имяславцев была принята в Царском Селе имп. семьей. По результатам беседы Синод поручил дело имяславцев Московской синодальной конторе. Синод не стал рассматривать догматическую сторону вопроса и лишь предоставил Московскому духовному суду оправдать согласившихся с определением Синода от 18 мая 1913 г. Давид и др. имяславцы трижды отказались являться на суд, поскольку, по словам Давида, они «уже осуждены до суда над ними и имеющемуся состояться о нем заочному суду он, архимандрит Давид, заранее подчиняется».

15 апр. 1914 г., в праздник Пасхи, имп. Николай II Александрович дал указания обер-прокурору Синода В. К. Саблеру о необходимости возвратить имяславцам монашеский сан и разрешить им священнодействие. 22 апр. Синод определил удостоверить раскаяние имяславцев и свидетельство их единства и преданности правосл. Церкви только целованием св. креста и Евангелия.

23 мая 1914 г. вопрос об афонских иноках, проживавших на Одесском подворье, был рассмотрен в Синоде. В докладе Московской синодальной конторы сообщалось, что «архимандрит Давид не выражает сознательного противления Церкви, т. к. отказывается явиться к увещеванию и суду синодальной конторы по явному недоразумению, а, напротив, заявляет в представленном им «исповедании» о приверженности своей к православию, и посему он подлежит, ввиду допускаемых им в изъяснении учения о почитании имени Божия, некоторых неточных выражений и мнений, не соответствующих общепринятому в православной Церкви изъяснению о божественности святого имени Божия, духовному руководству и наставлению через особое лицо по благоусмотрению Святейшего Синода».

Сохранение запрета на священнослужение и причащение Св. Таин (что расходилось с пожеланиями имп. Николая II) вызвало у пребывавших на Одесском подворье Андреевского скита афонских монахов сомнения в необходимости переезда из Одессы в Москву. Однако еще до начала первой мировой войны Д. прибыл в московский Покровский мон-рь. 3 сент. 1914 г. Московский и Коломенский митр. св. Макарий (Невский) по просьбе обер-прокурора Синода Саблера и с согласия первенствующего члена Синода С.-Петербургского митр. сщмч. Владимира (Богоявленского) благословил отбытие афонских иноков в действующую армию и разрешил их в священнодействии и причащении Св. Таин на время войны. Хотя Д. по возрасту не способен был находиться в армии, разрешение в священнодействии распространялось и на него. Поскольку данное действие находилось в противоречии с синодальным определением и проч. актами, оно было сделано устно.

4 марта 1916 г. Давид с группой имяславцев подал прошение имп. Николаю II об офиц. опубликовании синодального распоряжения, по которому афонские монахи допускались к причащению Св. Таин, и о разрешении в священнослужении тех из них, кто имели священнический сан. Император оставил на прошении подпись: «Следует удовлетворить». Прошение не соответствовало фактическому положению дел, и потому Синод в определении от 10 марта 1916 г. повторил, что допущение афонских иноков к св. Причастию может быть только по «отречению от имябожнического лжеучения, с целованием Креста и Евангелия, хотя и без письменного акта». Но поскольку данное решение расходилось с резолюцией императора, оно не было опубликовано.

По окончании войны большинство афонских иноков, находившихся ранее в действующей армии, вернулись в мон-ри. Они вновь подпали под запрещение священнослужения. Также должен был прекратить служение и Давид, не бывший на фронте. Неясность положения побудила афонских иноков 1 авг. 1918 г. вновь обратиться к суду Патриаршего Синода. Можно предположить, что это прошение вызвало новое постановление Патриарха св. Тихона и Синода, вышедшее 21 окт. 1918 г. Согласно ему, разрешение в священнослужении, данное на время войны митр. Макарием афонским инокам, в т. ч. Давиду, считалось прекратившим свое действие.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 116 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →