диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Когда забываешь, что "культура" и "искусство" вовсе не синонимы

то говоришь, как наш патриарах:

"У слов «культура» и «культ» один корень, а значит, эти понятия теснейшим образом связаны. Об этом сегодня не говорят светские историки культуры, но вся культура первоначально исходила и развивалась вокруг культа, то есть вокруг богослужения".
http://www.patriarchia.ru/db/text/5641130.html

1. Корень действительно один. И этот корень означает "земледелие".

2. Про то,что "культура первоначально исходила и развивалась вокруг культа" светские историки говорят. Например, яростный антиклерикал Юлия Латынина пишет:

"Гёбекли-Тепе опровергает все, что мы знали о неолитической революции. Мы всегда считали, что человечество сначала научилось сеять пшеницу. После этого увеличилась плотность населения, появились излишки продукта, началось социальное расслоение, и жрецы стали строить храмы. Именно так — в русле строгого материализма — представлял себе неолитическую революцию изобретатель этого термина, археолог и марксист Гордон Чайлд.

И вот теперь получается, что дело обстояло наоборот. Человечество сначала строило храмы. Для того чтобы построить храм, надо было концентрировать в одном месте огромные — по меркам охотников и собирателей — группы. И поскольку эти группы «выохотили» вокруг все, чтобы их прокормить, пришлось научиться сеять зерно."
https://novayagazeta.ru/articles/2015/04/14/63804-pochitanie-kusta?print=true

А вот словечко "вся", естественно, нормальный ученый остережется употреблять.

Пока "вся культура исходила и развивалась вокруг культа", - она недалеко и ушла. Да и не было этой культовой тотальности никогда. Первые орудия труда и охоты появлялись, пожалуй, вне богослужебного контекста. Приручение огня, собаки и изобретение колеса, наверно, сначала произошли, и лишь потом породили соответствующие мифы.

Вывод банален: желающий доказать слишком много, не доказывает ничего.


***
Еще из слова патриарха Кирилла:

"Именно с письменности, которую святые братья изобрели и ввели в жизнь, и начинается, собственно говоря, культурная традиция славянских народов,.. тогдашних славян — людей темных, непросвещенных, грозных, враждебных... Да помогут святые Кирилл и Мефодий нашей культуре, чтобы человек возвышался над животным миром".

Зачем так???

Культура вообще появляется вместе с возникновением человека (и, собственно, является критерием успешности антропогенеза).

А что касается "культурной традиции славянских народов", то и она начинается задолго до 9 века и до К. и М. Пусть и безписьменная, но всё равно - культура, возвышавшая даже праславян над животным миром. И, кстати, религиозная культура.

В прошлый раз, когда патриарх нечто подобное сказал о славянах, я его защищал: мол, это он не от себя, это оно вполне корректно передал то мнение о славянах, которое было у греков.

("Кирилл и Мефодий вышли из просвещенного греко-римского мира и пошли с проповедью к славянам. А кто такие были славяне? Это варвары, люди, говорят непонятные вещи, это люди второго сорта, это почти звери. И вот к ним пошли просвещенные мужи, принесли им свет Христовой истины и сделали что-то очень важное — они стали говорить с этими варварами на их языке, они создали славянскую азбуку, славянскую грамматику, славянский язык и перевели на этот язык Слово Божие... Для кого-то и мы были некогда варварами, а на самом деле варварами никогда не были" - 21 сентября 2010 года http://www.patriarchia.ru/db/text/1286748.html и https://www.youtube.com/watch?v=n3loH14dx5w)

На этот раз он говорил прямо от себя...

***
2 года назад патриарх Кирилл в этот день сказал:

"Кирилл и Мефодий пришли в языческий мир, в котором не было никакого ведения о Боге, о Сыне Божием Господе Иисусе Христе. Святые Кирилл и Мефодий соприкоснулись с цивилизацией, совершенно отличной от христианской цивилизации Византии, — это был тотальный духовный, культурный, идеологический вызов".
http://www.patriarchia.ru/db/text/5209293.html

Что ж, посмотрим на христианизацию Моравии до прибытия туда братьев.

42 правило Синода 794 г. во Франкфурте:
«Пусть никто не верит, что Бога можно восхвалять только на трех языках, потому что его можно прославлять на всех языках» (Magnae Moraviae Fontes Historici. Roč. IV: Leges, textus iuridici, supplementa / Ed. D. Bartoňková, K. Haderka, L. E. Havlík, J. Ludvíkovský, J. Vašica, R. Večerka. — Brno: Universita J. E. Purkyně, 1971.s.15).

Древнейшие славянские переводы основных текстов, употреблявшиеся в славянской среде до прихода Кирилла и Мефодия дошли до нас в составе исповедей Фрейзингенских листов (I и III), глаголического Синайского требника, отдельные слова присутствуют в надстрочных выносках Эммерамских глосс. Хотя до нас и дошло крайне мало таких рукописей, о существовании устойчивой практики докирилломефодиевских переводов, когда тексты записывались латинскими буквами на славянском языке, свидетельствует запись черноризца Храбра: «[Словѣне] крстивше же сѧ, римсками и гръчьскыми писмены нѫждаахѫсѧ (писати) словѣнскоу рѣчь безь оустроениа»

Западное духовенство крайне осторожно подходило к искоренению старых языческих обычаев, о чем свидетельствует Пространное житие Константина: «Не бранѧхоу же жерътвъ творити по первомоу ꙍбычаю ни женитвъ бещисленыхъ творити»

В трактате «Обращение баварцев и хорутан в христианскую веру» (871 г.)Инго, возможно, один из карантанских князей, характеризуется авторами трактата как человек разумный, справедливый и любимый народом. Он пригласил верующих слуг за один с ним стол, а неверующих господ посадил как собак на улице, кладя хлеб, мясо и сосуды с темным вином прямо перед ними [12, s. 305]. Слугам он приказал пить из золотых кубков. В это время знатные люди снаружи не выдержали и спросили: «Почему ты так поступаешь с нами?». На это князь ответил: «Вы не достойны своей немытой плотью сидеть вместе с теми, кто из освященного источника возродился, достойны лишь вне стен дома принимать пищу, уподобляясь псам». Затем их наставили в святой вере, и они наперебой бежали принять крещение. В такой иронической форме в трактате описывается, навязываемая духовенством уже принявшей христианство знати, практика дискриминации язычников. Здесь мы видим запрет на совместное принятия трапезы христиан и язычников.
О существовании христианства в Великой Моравии до прибытия Константина Философа и Мефодия содержится прямое указание в их житиях. Принято считать, что оба эти жития созданы в IX в. вскоре после описанных в них событий на западнославянской территории [9, с. 10]. В послании великоморавского князя Ростислава, пересказанном в Пространном Житие Константина, в котором он просит византийского императора Михаила III отправить в Великую Моравию епископа и учителя, читаем: «людемъ нашимъ поганьства сѧ ꙍтвергшимъ, и по христїанскъ сѧ законъ дръжащимъ.».. [5, с. 28] В том же послании, но уже в пересказе Пространного Жития Мефодия говорится: «...и соуть въ ны въшьли учителе мнози, крьстияни из Влахъ и из Грькъ и из Нѣмьць, оучаще ны различь.»..

Влахи - это кельты.... А. В. Исаченко настаивает на том, что в Средние века под греками в западноевропейских источниках иногда могли пониматься ирландско-шотландские монахи за их высокую образованность и знание языков (Исаченко А. В. К вопросу об ирландской миссии у паннонских и моравских славян // Вопросы славянского языкознания. — 1963. — № 7)

Присутствие ирландско-шотландских проповедников на континенте можно считать доказанным фактом.
Проповедуя Евангелие на континенте и закладывая монастыри, ирландские миссионеры не проявляли особой заботы о формировании здесь церковной организации. Монахам была присуща любовь к паломничеству, благодаря чему некоторые из них проникали глубоко на территорию современной Германии. Во время правления Карла Великого ирландским монахам удалось быстро занять нишу в системе церковно-государственных отношений у франков, пока франкская церковь переживала кризис. Для нас важно, что Виргилий Зальцбургский (745–784) был одним из ирландско-шотландских паломников, нашедшим «вторую родину» в тогдашней Баварии. По его инициативе был организован ряд успешных миссионерских экспедиций к баварцам и хорутанам. В IX в. ирландско-шотландское духовенство отходит на второй план, их представители уже не занимают прежние высокие церковные должности. Большинство ирландцев было вынуждено довольствоваться жизнью в одном из крупных континентальных монастырей. Одиночные ирландско-шотландские миссионеры вполне могли доходить до Великой Моравии.

о присутствие ирландско-шотландских проповедников на континенте можно считать доказанным фактом. Проповедуя Евангелие на континенте и закладывая монастыри, ирландские миссионеры не проявляли особой заботы о формировании здесь церковной организации. В Ирландии было распространено богослужение на латинском языке так называемого галликанского типа, отличное от римского обряда, но подвергавшееся с его стороны сильному влиянию [2, с. 329]. Монахам была присуща любовь к паломничеству, благодаря чему некоторые из них проникали глубоко на территорию современной Германии. Во время правления Карла Великого ирландским монахам удалось быстро занять нишу в системе церковно-государственных отношений у франков, пока франкская церковь переживала кризис. Для нас важно, что Виргилий Зальцбургский (745–784) был одним из ирландско-шотландских паломников, нашедшим «вторую родину» в тогдашней Баварии. По его инициативе был организован ряд успешных миссионерских экспедиций к баварцам и хорутанам. В IX в. ирландско-шотландское духовенство отходит на второй план, их представители уже не занимают прежние высокие церковные должности. Большинство ирландцев было вынуждено довольствоваться жизнью в одном из крупных континентальных монастырей. Одиночные ирландско-шотландские миссионеры вполне могли доходить до Великой Моравии.

На сегодняшний день известны 22 церкви в Моравии первой половины 9 века.
Ни один из действующих здесь миссионеров не удостоился собственного жизнеописания. Отсутствие миссионерских житий следует объяснять тем, что для Зальцбурга и Аквилеи миссионерская деятельность не воспринималась как подвиг, а была рутинным занятием, которым епархии занимались с самого их основания

Полностью:
Косых, Е. И. Распространение христианства в Великой Моравии до прибытия кирилло-мефодиевской миссии / Е. И. Косых. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 30 (216). — С. 142-149.
https://moluch.ru/archive/216/52175/.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 104 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →