диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Миссия ассенизатора

Любая корпорация склонна блокировать разговор о своих недостатках. И хотя Христос предостерегал – «а у вас да не будет так» (Мф 20,26), церковь в этом отношении ничем не отличается от других иерархических систем. Она патологически влюблена в свой собственный мусор и ни за что не разрешает выносить его из своей избы.

Вот пишет мне человек:
«Читаю рассуждения некоторых священников о том, что сор из избы-де нельзя выносить, и надо-де, самим разбираться, а не искать помощи и поддержки. Мне напоминает это басню о Мухе-Цокотухе: пропадай, погибай именинница! В одиночку дохни.
Я желаю этим людям, как, конечно, плохая христианка, но не привыкшая лицемерить мать, желаю самим попасть в подобную ситуацию! И тогда я с большим, прямо-таки с «кровожадным» интересом посмотрю на их «медитации» и психотренинги. Я посмотрю, как они в одиночку, пребывая, само собой, в тихой молитве, станут внушать себе: я смиряюсь, я совершенно смиряюсь, я спокоен, я совершенно спокоен, мои руки и ноги расслаблены, я пребываю в молитве, я смиренный, я послушный, я терпеливый… Я отдам тому, кто потребует мой храм, заодно и людей в нем, я отдам тому, кто потребует мой дом, заодно и моих домашних, я отдам тому, кто потребует мою жизнь, заодно и мою душу! А, плевать, я смиренный, я совершенно смиренный, я еще построю, заведу, создам, организую, отмиссионерю, сколочу, сварганю, женюсь, рожу, родюсь… :-):) Так что, ждите ответа, господа умники…
Откройте глаза, оглянитесь вокруг. Мир видит нас насквозь. Наш сор уже давно за пределами нашей «избы». Давно!!!! Более того, закрывая окна и двери в нашем доме, мы еще и дышим затхлым воздухом этого сора, этого смрада. Мы все отравляем им свои души, свои сердца, которые от постоянного воздействия яда становятся уже не чувствительными, как бы и не замечают его. Не замечают того, что он несет смерть и запустение нашему дому. Обычно в доме убирают, а если мусор уже вываливается из окон и дверей, и это давно видят и обсуждают соседи, то его не запихивают назад под коврик, а выметают!
Не помню, кто написал, что священники, ищущие поддержки в подобной ситуации за церковной оградой, подобны (по его мнению) тем, кто рассказал всем, что их мама больна раком, а им надоело ее переворачивать! Я хочу возразить автору этих слов и мыслей. Во-первых, не доводите маму до онкологических заболеваний. Во-вторых, чем раньше начать лечение, тем вероятнее выздоровление. А если у мамы рак, то делать вид, что у нее, простите, насморк - преступление! Итак, рак…. Капать в нос капельки, вытирать сопельки, вместо того, чтобы сделать больной операцию и начать принимать серьезнейшие препараты, укреплять иммунитет, мы предлагаем маме подождать, пока болезнь не свалит ее окончательно с ног! Вот только тогда, вместо лечения, мы, добрые, смиренные, ласковые и любящие детки сможем обеспечить ей, уже умирающей сносный уход. Мы будем терпеливо, методично, через определенные интервалы во времени переворачивать ее в кровати до самой смерти, чтобы пролежни не образовались! В-третьих, хочу сказать, жить с такими проблемами только внутри семьи просто невозможно. Уход за таким тяжелым больным никогда не остается незамеченным окружающими. И соседи, и знакомые быстро узнают, когда в доме горе или неприятности. Они давно уже судачат на этот счет. Особенно, если внимательны и не зациклены только на себе. А иногда ведь и постель, и белье приходится стирать, и памперсы выносить... Этого не утаишь.
Еще скажу, что как бы мы не закрывали дверь в мамину комнату, все равно приходится ее когда-нибудь открывать… А запах, простите, он не спрашивает нашего разрешения на распространение! Можно, конечно, закупорить все окна и двери, все щели в доме, можно даже какое-то время не выходить из него, организовав запасы памперсов, можно и белье не менять, можно так же посадить маму на строгий пост, но тогда, простите, мы угробим больную значительно быстрее. И рассказывайте после этого окружающим а, главное, убедите самих себя в том, что мы ЛЮБЯЩИЕ дети. Я уже не говорю о том, что оставаться наедине с таким горем просто невозможно. Об этом даже врачи и психотерапевты говорят. Вариться в собственном котле в подобной ситуации – верный способ угодить в лечебницу для душевнобольных. Обычно люди в таком состоянии, как и в других экстремальных случаях, стремятся поделиться с кем-то своим горем. Радость, знаете, она не оскудевает, если ее с кем-то разделить, а вот горе… оно становиться меньше. Так что, сдается мне, что в хорошей семье никогда не станут, испытывая страдания и нужду, делать вид, что в доме ничего не происходит. Только гордыня, и ничего более заставляет нас скрывать неприятности или отказываться от помощи в такой ситуации… Гордыня, и ничего более заставляет нас думать, что все, кто узнает о нашей болезни, будут только и делать, что осуждать нас и все равно ничем не помогут!».
http://diak-kuraev.livejournal.com/134813.html?thread=19121565

Правила корпоративной самозащиты требуют объявить золотаря не любителем чистоты, а просто негодяем, позорящим хозяев заср..ного дома.

Сказал я о домогательствах начальников Казанской семинарии к семинаристам – и вот на волнах Радио Радонеж Виктор Тростников клеймит именно меня:
"Подлость и низость поступка Кураева, будем говорить прямо, выразились в том, что выражалось и раньше - кстати, его такое недостойное поведение замечается давно, потому что он все время выносит сор из избы. Вот это считается недостойным не только с точки зрения христианской морали, но и с точки зрения просто бытовой, человеческой морали. Людей, которые выносят сор из избы, всегда презирали. Потому что изба знает, как бороться со своим сором и должна это делать это своими средствами. Кроме того, преступность Кураева состоит в том, что он, являясь клириком, т.е. солдатом церковным, без ведома начальства, самостийно начал разглашать, то что разглашать должно само священноначалие в той мере, в какой это будет полезно для изживания этого недостатка. Т.е. здесь нужно с вот этим злом, которое совершенно естественно проникает в христианскую церковь - нужно предоставить борьбу с этим злом высшему церковному начальству - это армейский закон. Понимаете, если каждый солдат будет разглашать планы и обстановку на фронте, как ему это кажется правильным - это достойно расстрела. На самом деле, ничего кроме презрения, это не достойно, потому что это гнусное вынесение сора из избы. Бессмысленное, бесполезное. Движимое только ужасающей степени гордыни, в которую Кураев впал давным давно. Ничего кроме презрения, это недостойно, потому что это гнусное вынесение сора из избы. Нам хватит говорить о Кураеве, он не достоин того, чтобы его имя звучало по радио»». http://ruskline.ru/news_rl/2014/01/24/eto_gnusnoe_vynesenie_sora_iz_izby/

Начнем разбор этих инвектив с напоминания о месте этой поговорки в традиционной русской культуре.
«На ветер сор из избы не выносят, чтобы не накликать беды от колдунов» (Кикимора // Беловинский Л. В. Энциклопедический словарь российской жизни и истории: XVIII-начало XX в. М., 2003, с.321). Как следствие – «Выносить сор из избы на ночь хозяйка не станет, иначе скотина в дворе начнет дохнуть, а потому если и подметает избу вечером, то сора за порог не выбрасывает» (Малыхин П. В. Город Нижнедевицк и его уезд // Суеверия и предрассудки крестьян Воронежской губернии. Хрестоматия. Воронеж, 2013, с. 114.

Мусор сжигали в печке, так как считалось, что любая вещь живущего в этом доме человека, даже такая мельчайшая, как пыль, может быть использована для колдовства (Вартаньян Э.А. 1963. Из жизни слов. М.: 1963, с. 13.) «Также древние русские верили, что сор, вынесенный из избы, развеется ветром, чем навлечет на дом неприятности» (Кохтев Н.Н., Розенталь Д.Э. Русская фразеология. М, 1986, сс. 63-64).

Неужели православные иерархи и богословы разделяют эти пугливые мнения?

Но нет, у них вполне светские, нерелигиозные мотивы и аргументы:

Мне говорят: «Отец Андрей, вы в блоге такое опубликовали, это же понимаете, вы вынесли наружу…».
А «наружа» - это где и это кто? По комментариям в моем блоге 90% - это православные люди.
В последние годы патриархия настойчиво твердит: наша церковь есть церковь общенародная, весь наш народ – православный, и страна - тоже. Что ж, я вас ловлю на слове. Церковь и народ одно и то же? Тогда даже при самом публичном разговоре я ничего не выношу за пределы Церкви. И даже в интернете мы ведем разговор в церковной среде.

Выходит, вынести сор из избы не так-то просто по той простой причине, что церковная изба нынче - везде. Так сказал Патриарх депутатам Московской городской Думы: "Церковь может со всеми вами говорить честно, открыто, потому что вы все — братья и сестры, и никакое деление по политическим факторам для Церкви не является существенным". http://www.patriarchia.ru/db/text/4417603.html

Согласен. И прошу впредь не применять двойные стандарты. Как надо получать гранты и заявлять о себе как об общенациональной организации и скрепе - так "мы все православные". А как предлагают обсудить проблемы церковного бюджета или жизни – так «не судитесь перед внешними».

Ну, а раз у нас православная страна, если мы тут у себя и в большинстве, если "мы все — братья и сестры", то почему бы и не сказать вслух о язвах церкровно-иерархической жизни?
Разве за рамками Синода кончается церковь? Или за рамками ученого совета духовной академии? Нет, она там не кончается, она там начинается, может быть. Вот поэтому я доступным мне способом общаюсь с людьми самой церкви.

Не раз даже патриарх Кирилл призывал к вынесению мусора из избы:
«Когда у нас в доме появляется хлам, мусор, ненужные вещи, мы стараемся от него избавиться, потому что это влияет на психику, на настроение. Встает человек утром, а него все там брошено, половина вещей не нужная, времени нет убраться и так далее. Вдруг время появляется и мы убираем свою комнату — какое замечательное состояние! Крылья вырастают — порядок, чистота. Думаешь: Господи, не все так и плохо! И квартира у меня вроде не такая плохая, и комнаты ничего». (Из слова патриарха Кирилла на I Международном коммуникативном форуме «МедиаПост» в Российском государственном социальном университете, 10 октября 2017 года).
"Я много раз об этом говорил, сравнивая с отношением нормального человека к мусору. Мусор ведь тоже продукт прошлого. Но мы мусор не сохраняем. Мы его выкидываем". (Из Рождественской беседы патриарха Кирилла с Киселевым 29-я минута http://www.youtube.com/watch?v=jZFCse7kW4M).

Надеюсь, патриарх это сказал не ради пиара и красного словца…

Мне говорят: «Ну, как же можно судиться у внешних?».
Но я как раз в суд ни на кого не подаю. Не в моей власти выгнать из церкви возмутивших меня (и не только меня) персонажей. Но разве плохо просить власть имущих присмотреться к своим коллегам, прислать комиссию, найти и опросить возможных пострадавших?
А если и станут эти светские «судьи» рассматривать обвинения, появляющиеся в моем блоге, то какие же они «внешние?!» У всех этих носителей погон куча православных орденов, они обласканы архиереями, считают себя православными…

Кроме того, «внешние" - они разные. Есть те, кто любую информация о Церкви воспринимают негативно. Но есть те, кто примеряют нашу жизнь и веру на себя. Они вдумчиво слушают нас. И вот для таких честный разговор может быть очень нужен.

«Внешние» отнюдь не только из православных чатов узнают о том, что «нет, и в церкви все не так, все не так, ребята». В литературе, истории, фольклоре далеко не все образы духовенства «положительные». И раз священство стало массовой профессией, то и опыт эпизодического контакта с его представителями тоже бывает разным.

А вот письмо одного «внешнего» другому:
«Настоящим бичом в жизни церковных общин является массовое распространение хищений и растрат церковных средств, как со стороны духовенства, так и церковных советов. Церковные советы и духовенство бесконтрольно расходуют средства, употребляют их на свои личные надобности. Нередко эти суммы выражаются в десятках и даже сотнях тысяч рублем. Пользуясь трудностями учета поступающих средств, ненадежностью контроля за их расходованием, недобросовестные лица наживают состояние, используя религиозные верования населения. В Воронежской области в 1945 г. по двум церквям (г. Борисов и с. Алексеевка) растрачено 188 000 рублей деньгами и на 138 000 рублей материальных средств. В Свердловской области в церкви г. Н.Тагил вскрыта растрата на сумму 645 000. По трем церквям Московской области обнаружена растрата на сумму 112 000.
По существующему положению, церковь, будучи отделена от государства, сама должна вести контроль за расходованием средств, поступающих от верующих. Но этого контроля в большинстве случаев нет. Патриархией не найдено средств борьбы с этим злом, а органы суда и прокуратуры затрудняются в решении этих новых для них вопросов, не имея ясных указаний.
Некоторая часть епископов мало интересуется состоянием церковной жизни, плохо знает своих благочинных и приходское духовенства, все свое внимание сосредоточивает на сборе средств на епархиальные расходы и на отчисления в Патриархию (епископы Калининский Арсений, Ивановский Кирилл и др.).
Отдельные епископы ведут широкий образ жизни, создают пышную обстановку на службе и в быту. Так, епископ Сергий (Одесская область) имеет прекрасный особняк, обслуживаемый монахинями; для церковных архиерейских богослужений содержит хор из состава Одесского оперного театра.
Известная часть духовенства ведет себя непристойно. Основные пороки этого духовенства — пьянство, многоженство, растраты церковных денег и т.д. Эта часть духовенства церковь рассматривает, как бесконтрольный источник личной наживы».
(Записка председателя Совета по делам РПЦ при Совмине СССР Г. Карпова к Сталину, 27 авг 1946 г. РГАНИ. Ф. 3. Оп. 60. Д. 5. Л. 100 – 115. http://www.world-war.ru/poslevoennoe-polozhenie-v-eparxiyax-i-prixodax/

А ещё эти «внешние» уже могут знать, что происходит с теми, кто пытается этот сор вычищать.

Вот просто замечательный крик души поэтессы Олеси Николаевай (супруги настоятеля храма при МГУ и бывшего пресс-секретаря патриарха прот. Владимира Вигилянского): «Разве не надо сор из избы выносить? Что же это за изба такая? А Кураев вещает в публичном светском пространстве, а не в закрытом клубе, и поэтому вполне можно ему возражать, ловить за руку, уличать во лжи и лицемерии. Почему нет?!» .

То есть того, кто говорит, что в высоких церковных чинах есть преступники, выметать из церковной избы можно, а вот самих этих высокопоставленных и высокопреосвященных прожигателей жизни можно лишь превозносить.

Уже десять лет стада православных ботов учат меня, что сор из избы выносить нельзя, а надо лишь молчать, молиться и целовать ручки Иерархам.

Но вот эпизод из жизни святого императора Юстиниана Великого:
"Узнав о мужеложцах, проведя расследование и выявив их, Юстиниан одних оскопил, а другим приказал забить острые палочки в отверстия срамных мест и голыми провести в процессии по агоре. Было же там много чиновников и сенаторов, а также немало архиереев, которых, конфисковав их имущество, так и водили по агоре, пока они не умерли жалкой смертью; и от начавшегося большого страха остальные стали целомудренны, ведь, как говорится, «пусть стонет сосна, что кедр упал»" (Симеон Логофет. Хроника, Юстиниан, 9)
Перевод Ю. Виноградова: http://ampelios.livejournal.com/118143.htm.
Коментаторы уточнили: уважаемый Ампелиос не вполне точен в своем (?) переводе. τῶν δὲ καλάμους ὀξεῖς ἐμβάλλεσθαι εἰς τοὺς πόρους τῶν αἰδοίων αὐτῶν означает не то, что их сажали на кол (один из вариантов толкования русского перевода), но совершенно однозначно: палочки забивали им в член".
В Москве в середине 15 века некое высокое духовное лицо вполне точно перевело этот рассказ для некоего москрвского княжича-принца: "в то же время во граде и в окрестных странах изьявися безаконие содомское, якоже блуд творяще с мужескими полы. Царь же повеление таково испусти, иже всемь обретшимся в таковой вине повеле срамно и люте истязати - многымь повеле у срамных уд концы отсецати, а инемь повеле трости поостривати и влагати в срамные уды во истицание водное" (РФА вып 3. № 32 сс. 678-681; https://diak-kuraev.livejournal.com/2275250.html).

Что ж - пусть и наши благочестивцы увидят, что не все святые заметали мусор под скамейки. Святой Юстиниан вот так вот, пальцами, указывал народу на епископов-мужеложников и выводили их на агору, то есть на всеобщее обозрение.

Лет двадцать назад я тоже считал, что не надо сор из избы выносить, что желающие будут обобщать, и это помешает каким-то людям войти в Церковь. Но сейчас я уже не нахожу убедительными эти аргументы. В начале 90-х многое было счесть пережитками советской поры или болезнями роста. Думали: Церковь окрепнет, выйдет из эпохи гонений и справиться со своими болячками.
Четверть века прошло. Церковь очень окрепла. Скрепой стала. Но почему-то количество церковных болячек не уменьшилось, а, скорее, наоборот, идет их расползание.
Я не вижу признаков работы внутрицерковных систем очистки. Если же мусор все время заметать под орлецы, гниль поразит весь дом.

Говорят, идет война против церкви, и тот, кто критикует Главнокомандующего, тот предатель и диверсант.
Что ж, отвечу им на их языке: Если и в самом деле против Церкви идет война, вы уверены, что ей нужен именно такой генералитет? Если вы себя ощущаете на фронте, задумайтесь – кто за вашей спиной. Вам что, позора чеченской войны мало, когда московские генералы сдавали фронтовых офицеров? Вы думаете, в Церкви такого не будет? И в Церкви такое будет. А если на епископа есть компромат? А если он шизофреник, который словами говорит одно, а своей реальной жизнью совсем другое? А то, что этот грех блокирует духовные силы, не позволяет сделать нравственный выбор, ставит епископа под давление? Люди с такой червоточинкой крайне непрочны. Вон Путин справедливо требует от своих чиновников избавиться от недвижимости и счетов зарубежом, чтобы не быть подконтрольными Западу. А епископ-гомосексуалист – так ли уж независим от нашего духовного врага (да и от политических недругов тоже)?

Кроме того, представьте себе средневековый городок, обнесенный стеной. Городу тесно в этих стенах, поэтому он потихонечку все время расползается в окрестности. Кто-то сарайчик построил за стеной города, кто-то – дачку… Так тихо-мирно живут лет 70. Вдруг идет весть о том, что прорвалась какая-то варварская орда и через неделю она будет здесь. Город готовится к осаде. Одна из первых вещей, которую город должен сделать – сам сжечь все пригородные палисаднички, разобрать сарайчики, прилепившиеся к городской стене с обеих сторон, чтобы доступ был затруднен снаружи, а изнутри ничто не мешало своим – солдатам, которые бегут к стенам, горожанам, которые подносят им боеприпасы и снаряжение.
Если мы убеждены в том, что на Церковь идет орда, мы должны подумать, не слишком ли много у нас соломы. Например, наши суеверия, пусть даже благочестивые – если они будут сопоставимы по значимости с нашими догматами, нашу веру будут бить за не вполне наши суеверия.

Еще один расхожий аргумент: «враги церкви могут использовать ваши разоблачения!».
Но зачем по сталински сводить разговор к интересам врагов? Меня еще на кафедре научного атеизма учили, что не надо писать о недостатках советского образа жизни, потому что это дает аргумент нашим недругам.

И поэтому мне так легли на сердце эти строки Александра Твардовского:
Смотри, какой ты сердобольный, --
Я слышу вдруг издалека, --
Опять с кулацкой колокольни,
Опять на мельницу врага. –
Доколе, господи, доколе
Мне слышать эхо древних лет:
Ни мельниц тех, ни колоколен
Давным-давно на свете нет.

Кроме того, враг всегда найдет к чему прицепиться. Заботиться о своем здоровье надо прежде всего ради себя.

В коллекции изложенных мне доводов за не-критику есть и такой:
«Отец Андрей, мусор не выбрасывают на крыльцо, мусор утилизируют в установленом порядке - в мусоропровод или в контейнер, что бы он не смердил. Если вышвыривать помои на крыльцо, в твой дом никто не захочет войти.
Ты не "спасаешь больную мать", ты задираешь Церкви подол. Опомнись, пожалуйста» .

Наверно, автор не был в Нью-Йорке или Лондоне. Там мусорные пакеты выносят как раз на крыльцо. И да, люди, подходящие к церкви, имеют право и даже должны знать, что у нас может пахнуть не только ладаном. И как ра очень хорошо,е сли нои уивлят: пакеты с мусором отдельно, а дом –отельно. Значит, внутри, в доме (в церкви) живут адекватные люди.
А насчет "задирания подола". Там так как раз и находится столь любимое нашими риторами "лоно церкви", в котором мы должны все вечно пребывать.

Кроме того, если «под подолом» находятся креативные органы, то миссионер как раз и относится к их разряду. Именно так это пояснили свв. Симеон Новый Богослов и Феофан Затворник: «Все святые суть члены Христовы. Иные из них состоят в чине рук, делающих даже доселе, которые исполняя волю Его, претворяют недостойных в достойных;.. иные - в чине чресл, которые имеют в себе родительную божественных помышлений таинственного богословия силу, и словом учения своего в сердца людей всевают семя благочестия" .

Еще упрек: «ты же миссионер, зачем ты пишешь о грязи?».

Прежде всего потому,что есть формула апостола Павле про таких как я: «Диаконы также должны быть честны (1 Тим. 3, 1). Если в некоем сообществе порицается и запрещается честный разговор о ее жизни и проблемах, то это одно говорит о ней много ухже, чем могли бы сказать «выносящие сор» непоослушники.

Да, я миссионер в том смысле, что мне хочется поделиться радостью веры с другими людьми. Но, если я людей приглашаю в свой родной дом, я должен хоть чуть-чуть позаботиться о наведении порядка, и хотя бы помойным ведром у порога их не встречать. В этом логика моей позиции.
Если люди увидят способность Церкви к самокритике и самоочистке – это будет вполне миссионерский эффект.

А вообще ведь не только миссионерствовать нужно. Иногда хорошо бы и внутри Церкви оглядеться и для самих себя что-то сделать. Жизнь не сводится к рекламе и зазывательству.

В ноябре 2017 года писал мне некто:
«Mудрые старцы сверху любят повторять, что наше православие от иных беспокойных сообществ отличает одна очень правильная и душеполезная традиция – мы не выносим сор из избы. Но где гарантия того, что вашего сора никто не увидит – ну разве что вы совершенно замкнутая и самоизолированная субстанция, никогда не зовущая гостей и даже почтальонов не ждущая.Но мы то как раз зовём – всё повторяем всяческообразным протестантам – елицы во Христа креститеся, придите пиво пием новое, а то ваше то совсем протухло.
Ну вот пришли допустим пастор со ксендзом, соблазнившись на пиво, в вашу избу и сразу ногой в какую-то сомнительную субстанцию, – ооой, как у вас всё запущенно то,- говорят, и давай пятиться.
А мы не будь дураками, сейчас же оправдываться, – Да это не запущенно, это так и задумано было – порядок вещей такой, у нас так заведено – для упражнения терпения, развития смирения… - Ах,так это у вас ещё и так задумано изначально, - озадачено чешут в затылке гости и шасть обратно в дверь, так и не отведав пива.
Мудрые люди постоянно говорят ,– ты не понимаешь – значит так надо, не всё на поверхности и всё для чего-нибудь надо и сверху видней тот шар, который ты, убогий, со своей приземлённой точки всё мнишь кругом. Ну, я понимаю – упражнение в смирении там, послушании, саженцы кверх тормашками, сор подальше от соблазняющихся чистоплюев… Но я то человек не новый, а вот сбежавшим гостям вы как это всё объясните? Они люди европейские – рациональномыслящие – саженцы кверх тормашками сажать не будут».
https://diak-kuraev.livejournal.com/1201634.html?thread=400813026#t400813026

Попы разные нужны, попы разные важны. В том числе и мусорщики. Как и в организме есть не только благодарные глаза, но есть и система выделения. И есть врачи, которые лечат болезни именно этой системы. Кому то стоит на рясе носить значок коуча: «Хочешь осудить? Спроси меня, как!».

Альтернатива ведь не в «тихом и безмолвном житии во всяком благочестии и чистоте». А в фиксации факта, что честный разговор о церковных проблемах возможен лишь за пределами церкви, в компании атеистов. А если помянутый значок будет именно на рясе – есть надежда на то, что честное возмущение не обнулит весь опыт церковной жизни возмутившегося или обиженного.

***
Это опять же будет новая главка при переиздании "Перестройки в Церковь"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 175 comments