диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Сегодня в Академии

"Православие и мир"

На заседании Учёного Совета Московской духовной академии обсудили акцию феминисток в Храме Христа Спасителя 21 февраля и последовавшие за ним комментарии профессора МДА протодиакона Андрея Кураева, сообщает сайт МДА. В ходе дискуссии члены профессорско-преподавательской корпорации МДА выразили несогласие с первоначальной поспешной оценкой акции о.Андреем как допустимой.

Комментирует прошедшее заседание протодиакон Андрей Кураев.

Не было ничего похожего на советские товарищеские суды или парткомы. О том, что вопрос о моем комментарии относительно выходки в храме будет поставлен, владыка ректор честно предупредил меня за несколько дней – так что это не было подковерной интригой.

Поначалу я сомневался, входит ли обсуждение внеучебной деятельности преподавателя в компетенцию Ученого совета, но потом понял, что вопрос ставится ректором, который является не частным лицом, а архиереем Церкви Христовой, к тому же — викарным архиереем моего правящего епископа — Патриарха Кирилла. Поэтому владыка Ректор в полном праве предложить мое высказывание к обсуждению как наедине (и такая беседа у нас была еще до Совета), так и в присутствии коллег. Поэтому сам факт такой беседы меня нисколько не смущает и не обижает.

Надо отметить, что в одной из самых первых реплик протоиерей Максим Козлов сказал очень верные слова — что мы не должны вести дискуссию так, чтобы это хоть чем-то напоминало наше недавнее советское прошлое. Эта позиция отца Максима была всеми расслышана — впрочем, мне кажется, с самого начала общий настрой был очень мирным. Было понятно, что мы единоверцы, у нас общая вера и общие святыни, в число которых входит и храм Христа Спасителя, поэтому отношение к собственно самой акции этих феминисток у нас было общее, поэтому оно даже не стало предметом обсуждения.

Итак, вопрос моральной квалификации действия перед нами не стоял, правовая квалификация — вообще не наша компетенция. Также у нас с самого начала был проговорен консенсус о том, что агрессивные мечтания некоторых православных блогеров в гораздо большей степени вредят Церкви, чем сама выходка. Соответственно, вопрос был в том, насколько пастырски приемлемо или нет было мое суждение в самый первый день (последующие мои высказывания не обсуждались).

Я же объяснил две вещи. Во-первых, мне кажется, что то, что я сделал, соответствует соборному документу об отношении к богохульству, принятому на Соборе 2011 года, где прямо сказано:
  • «членам Православной Церкви, следует разумно и эффективно отвечать разными способами на богохульство и клевету в адрес Церкви, чтобы согрешающих по возможности привести к покаянию. Реакция на несознательное богохульство должна содержать понятное разъяснение того, какие слова и действия, и почему, являются богохульством. Этот ответ может быть как публичным, так и личным. Его цель — приведение человека к осознанию недопустимости высказываний, могущих повредить его душе и оскорбить чувства верующих».

Нельзя разъяснить без разговора. А разговор все же отличается от драки. Поэтому и моя реакция была прежде всего приглашением к разговору. Если мы кому то кажемся слишком агрессивными — что ж, давайте попробуем с этим кем-то мирно поговорить…

Кроме того,на тот момент еще не было известно ни о том, что это за люди, ни о том, что именно они сделали. Содержание их песен известно не было, по сути, речь шла о том, что в храме провели какую-то пантомиму — какие-то девушки что-то пели, о чем-то молились, а что и о чем именно — непонятно. Когда позже появилась другая информация, изменилась и моя интонация. Но к тому времени стало тем более понятно, что главная проблема — не в выходке наших оппонентов, а в наших чрезмерно гневливых реакциях.
Мне кажется, мои аргументы были восприняты моими коллегами. Совет не призывал меня к тому, чтобы я какие-то свои слова брал назад, и не регламентировал то, что я буду говорить в будущем. Так что это нельзя считать разбором личного дела, и с самого начала было ясно, что никто не ставит вопрос о каких-то административных мерах в отношении меня.
***

Журнал "Фома" пересказал это интервью под заголовком:

Протоиерей Андрей Кураев опроверг сведения о «товарищеском суде» над ним

http://www.foma.ru/news/detail.php?news=7038&utm_source=feedburner&utm_medium=feed&utm_campaign=Feed%3A+fomanews+%28%D0%9D%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8%29
***


"Нескучный сад":

«Профессорско-преподавательская корпорация Московской духовной академии не может согласиться с поспешной оценкой протодиакона Андрея Кураева возмутительной акции как нормальной и допустимой» -- с таким заявлением выступило руководство Московской духовной академии, чьим профессором уже в течение долгих лет является известный миссионер и публицист протодиакон Андрей Кураев.

«Принимая во внимание истинные намерения отца Андрея Кураева по предотвращению возможной крайне агрессивной реакции, братски напоминаем ему, что звание профессора Московской духовной академии налагает высокую ответственность за форму и содержание публичных высказываний, поскольку по ним судят и об учебном заведении, и о всей Церкви» -- подчеркивается в заявлении.

«Никаких предложений взять свои слова обратно, или покаяться, равно как и повергать цензуре свои дальнейшие выступления Ученый совет мне не предложил. – Рассказывает сам протодиакон Андрей Кураев. -- Поначалу у меня были сомнения, может ли Ученый Совет обращаться к разбору вне-учебной жизни преподавателя. Но потом я рассудил, что Ученый совет Московской Духовной Академии – это, все таки, специфический совет: мой вопрос на рассмотрение поставил владыка Ректор, а он - архиерей Церкви Христовой и викарий Патриарха, а я клирик патриаршей епархии, и потому полагаю, что он имеет право как в личной беседе, так и в братском кругу коллег предлагать к обсуждению не только собственно научно-учебные темы. Кроме того, не было ничего похожего на советские товарищеские суды или парткомы. Не было ничего похожего на травлю, разбирательство «личного дела» или подгонку под заранее известный результат».
«Поспешна» при характеристике моей реакции это недостаточно яркое слово. – продолжает отец Андрей. -- Она была просто сиюминутной реакцией «он-лайн». Мне позвонили и рассказали о произошедшем и тут же потребовали комментария. В ту минуту еще не было известно, ни что это за группа, ни содержание песни. Нравственная оценка выходки в храме Христа Спасителя не может быть иной, это мерзость и оскорбление. Правовая же оценка находится не в моей компетенции, ее должен вынести суд» -- подчеркивает известный миссионер.

В то же время он напоминает, что в 2011 году Архиерейским собором Русской Церкви был принят документ: «Отношение Русской Православной Церкви к намеренному публичному богохульству и клевете в адрес Церкви». Этот документ гласит: «Реакция на несознательное богохульство должна содержать понятное разъяснение того, какие слова и действия, и почему, являются богохульством. Этот ответ может быть как публичным, так и личным. Его цель — приведение человека к осознанию недопустимости высказываний, могущих повредить его душе и оскорбить чувства верующих». «Моя реакция и была прежде всего приглашение к разговору. – Убежден отец Андрей. -- Если мы кому то кажемся слишком агрессивными - что ж, давайте попробуем с этим кем-то мирно поговорить… Более того, я не буду скрывать, что когда раздались угрозы расправе с этими женщинами, я предложим им жилье, укрытие (понятно, что не у себя дома). Я написал личное сообщение в их блог, что найду возможность найти им пустую квартиру, чтобы они переждали время. Но ответа я не получил».

Напомним, что скандал разгорелся после того, как группа хулиганок забралась на амвон храма Христа Спасителя и исполнила кощунственную песню политического содержания. Мягкая и тактичная реакция отца Андрея на это хулиганство вызвало волну критики в его адрес. Московская Духовная Академия – ведущее высшее учебное богословское заведение в Русской Церкви, преподавателем которого протодиакон Андрей Кураев является с 2004 года.


***
Заведующий пресс-службой МДА Олег Анатольевич Суханов прокомментировал "Татьянину дню", почему Ученый Совет МДА решил напомнить протодиакону Андрею Кураеву о его звании профессора Московской Духовной Академии. Члены Ученого Совета своих комментариев не дают.
Конечно же, постановление, вынесенное в связи с реакцией протодиакона Андрея Кураева на кощунство в Храме Христа Спасителя, - это никакой не выговор, этого изначально не планировалось и не предусматривалось. Преподавательская корпорация просто хотела понять, что произошло, и вынесла свое суждение по этому поводу.

Исходя из тех материалов, которые сейчас вывешены на сайте МДА, а они базируются на объяснениях самого отца Андрея, можно сделать вывод, что его первоначальные комментарии, которые и стали камнем преткновения, были даны в ситуации информационной неопределенности. Отец Андрей давал их, желая снизить агрессивность других возможных комментариев по теме.

Протодиакон Кураев, безусловно, согласен с преподавательской корпорацией МДА в оценке того действа, которое имело место быть в Храме Христа Спасителя. Это безоговорочно – именно с этого отец Андрей начал свое выступление на Ученом совете, подчеркнул, что это и его точка зрения, исходя из которой он высказывался.

Преподаватели МДА указали отцу Андрею на то, что те формы, которые он использует для донесения своей мысли, должны соответствовать его положению внутри корпорации. Ведь во многом соблазном послужила именно форма его высказываний – это отмечено и в тексте постановления. Преподавательская корпорация заявила, что нельзя допускать возможных трактовок, что акция в Храме Христа Спасителя носит характер нормальный и приемлемый.

Еще раз повторюсь, о выговоре и наказании для протодиакона Андрея Кураева не может быть речи. Профессора обозначили свою позицию по поводу этого кощунственного акта, который оскорбляет всю Церковь.

***
ИЗВЕСТИЯ
http://www.izvestia.ru/news/518194

Духовная академия обсудила Pussy Riot со своим профессором

«Поспешные» высказывания протодиакона Кураева не совпали с общим мнением о «панк-молебне» в храме Христа Спасителя


По итогам очередного заседания ученого совета Московской духовной академии (МДА) на ее сайте было опубликовано сообщение: «Не призывая к самосуду и мщению, не можем согласиться с первоначальной поспешной оценкой протодиакона Андрея Кураева этой возмутительной акции как нормальной и допустимой». Протодиакону по поводу его оценки «панк-молебна» группы Pussy Riot в храме Христа Спасителя 21 февраля «братски напомнили», что «звание профессора Московской духовной академии налагает высокую ответственность за форму и содержание публичных высказываний».

Накануне 12 марта, когда состоялся совет, блогеры обеспокоились судьбой Андрея Кураева: было известно, что очередное заседание будет посвящено «товарищеской проработке» протодиакона и профессора академии. «Все ждут или покаяния, или — «пока!» — лишения преподавания и, не исключено, священного сана», — ссылался на неизвестные «источники» шеф-редактор OpenSpace Глеб Морев на своей странице в Фейсбуке. Тревога оказалась напрасной: для протодиакона все прошло успешно.

— Что касается сущностной оценки происшедшего, наши мнение едино, — сказал «Известиям» Кураев после заседания. — Я рассказал на совете, что для меня было важно не столько поставить этим женщинам «двойку» за поведение, сколько попытаться вступить с ними в пастырский диалог и снизить градус кипения православных людей.

В постановлении совета действительно приняли во внимание «истинные намерения протодиакона Андрея Кураева по предотвращению возможной крайне агрессивной реакции».

— Никакого осадка по отношению к коллегам у меня нет, — сказал Кураев. — Просьб взять какие-то слова назад или побуждений к покаянию от имени ученого совета не прозвучало, дисциплинарные меры тем более не предлагались. Заседание ничем не напоминало партийные собрания советской эпохи.

Поводом для разбирательства стали высказывания протодиакона Андрея Кураева об участницах акции в блоге и СМИ. Например, 21 февраля он писал в ЖЖ: «Я бы их накормил блинами, выдал по чаше медовухи и пригласил бы зайти вновь на Чин Прощения. А если бы я был мирянином-старостой, то на прощанье еще бы и ущипнул их малость... По-отечески. Для вразумления».

В то время как часть православных подписывала письма в защиту арестованных участниц панк-группы, другие (например, диакон Владимир Василик) требовали лишить Кураева сана, а лидер «Наших» Борис Якеменко и игумен Виталий (Уткин) призывали вспомнить ветхозаветные кары за богохульство — вплоть до смертной казни.

В блогах распространялись слухи, что оппонентом отца Андрея стал лично патриарх Кирилл: якобы по его «непосредственному распоряжению» ученый совет Духовной академии озаботился полемикой со своим же членом.

Заместитель руководителя патриаршей пресс-службы диакон Александр Волков заверил «Известия», что подобных указаний «со стороны патриарха не поступало». Академическая корпорация сама формирует повестку дня и ее «решение дать оценку акции феминисток и тем комментариям своего члена, которые  вызвали дополнительное смущение среди верующих, естественно».

Кадровых перестановок по итогам ученого совета не произойдет, сообщили в МДА. Пресс-секретарь академии Олег Суханов сказал «Известиям», что сравнения заседания с «партийным судом» в блогах некорректны и вызывающи: «о суде речи не идет».

— Но если вместо «товарищеская проработка» сказать «братская беседа», то почему нет? Если человек по форме или по сути ошибся, единомышленники могут ему на это указать, — сказал Суханов.

Адвокат участниц группы Виолетта Волкова сообщила «Известиям», что девушки следят за полемикой среди православных по рассказам адвокатов.

— Отца Андрея Кураева предупредили — это первая ласточка. Есть пример иеромонаха Илариона (Соколовского) из Ивановской епархии — он был известным блогером, а ему запретили общение в интернете и отправили под присмотр в монастырь. Если дальнейшие заявления Кураева не понравятся начальству, ему могут запретить общение с народом, — предположила Виолетта Волкова.

По словам адвоката, вопрос о приглашении священнослужителя к участницам акции поднимался, но ожидание от них публичного покаяния можно расценить только как шантаж. Хотя среди феминисток есть верующие, «духовника могут просто не пустить в СИЗО, сейчас даже родственников не пускают».

На 14 марта назначено кассационное рассмотрение решения суда о мере пресечения для участниц панк-молебна в храме Христа Спасителя.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 297 comments