диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Страсти Антонина Капустина ч.2.

(начало - в предыдущей записи; окончание - в следующей)

Ни об одной девушке архимандрит Антонин так нежно не пишет, так не плачет и так не вспоминает. Только о трех мальчиках: Алеше, Петре и Мимико.
«С легкой руки о. Киприана (Керна) утвердилась мысль о том, что причиной принятия пострига А. Капустиным стала неудача со сватовством к Надежде Яковлевне Подгурской. Дневник, однако, не дает оснований для такого заключения. Н. Я. Подгурской посвящено буквально две-три фразы, да и те, на наш взгляд, не могут служить свидетельством глубокой и сильной любви. Об «Алешеньке» Андрей говорит совсем по-иному: «Это была истинная жизнь моя, в которой я иждил все мое чувство, принес в жертву моему * все, чем я был богат и беден. ... Подобно банкроту собираю кое-какие остатки прежнего необъятного своего имущества»».
(игумен Варнава (Аверьянов). Духовный облик архимандрита Антонина (Капустина) по материалам его литературного наследия. М., 2017, с. 89).

Даже свой монашеский постриг он по сути посвящает Алеше: «И странно и страшно и горько и радостно... Утешься, Алеша! Из твоего «Андрюши» таки вышел давно знакомый нам, АНТОНИН» (7 ноября 1845 г.).

И сразу после смерти Алешеньки (не прошло и недели) он поселяет в свою комнату Андрюшу: первым после смерти «Алешеньки» «ко мне перебрался на жительство певчий здешний, ученик 3-го класса, Андрей Виссарионович Фоменко. Эта новость может занять меня и, подчас, размыкать тяжкое горе» (28 мая 1844).
Он «открыл в своем Андрее душу», пытался быть его воспитателем, взял в поездку в Москву, но парень все же от него сбежал. «Итак, из двух Андреев, вдруг не стало ни одного! Неудачно же начало моего детовоспитания!» (26 ноября 45; еще одним Андреем он называет тут себя, поскольку принял постриг с другим именем).

Вот тут-то «на вакацию ко мне перебрался певчук Нищенский» (7 июля 1847). И с той поры монах Антонин будет ежегодно отмечать день 7 июля как день счастливого соединения своего с Петром.

Он асексуален? – Нет. Как нормальный подросток, он подглядывал в окошко бани: «У Ивана Ивановича Леденцова была какая-то, вершка в два или три длиною, черная, нераздвижная трубчонка, с помощию которой я мог рассмотреть через два-три огорода в окне бани человеческую фигуру» (5 сент 1858).
Правда, автор дневника не уточняет, фигуру какого пола он рассматривал в бане.

Совершенно очевиден мотив ревности о. Антонина к невесте и жене своего келейника. И столь же (для о. Антонина) очевидна ревность Петра к Мимико, который занял его место келейника и переехал жить к архимандриту. В 1860 году скандал начнется как раз с этой линии напряжения:

«8 января. Начинаются пакостные дела, раскрывающие огромную интригу. Пришел Сахаров с жалобою на Мимико, якобы учащающего на его кухню и имеющему виды на его служанку…. Вот оно! Парню 17-й год. Чего доброго? Я обещал разобрать дело.
9 января. Рассказал я жалобу Виктора Сахарова на парня. Мать приняла это к сердцу, и с первого раза объявила, что в этом деле рука Петра, что парня хотят выжить из дома в предположении, что он передает мне все секреты, сущие в доме…
13 января. Ходил по призыву к Мангелям (семья Мимико)… Сказал, что при таком положении дел он не может более оставаться у меня».

Значит, до того Мимико жил у о. Антония – вызывая ревность бывшего келейника женатого Петра (см. об этой ревности запись от 25 сент 1855). Точнее говоря, не важно, ревновал Петр или нет, важно, что сам Антонин считал, что парни должны его ревновать.

С формальной тоски зрения архимандрит Антонин, сам будучи вовсе не немощным и бесстрастным старцем, нарушил запрет на жизнь в одной спальне с юношей.
У предшественника о. Антонина в деле изучения восточного христианства - епископа Порфирия Успенского – были собраны древние афонские предостережения:

В 1363 году Иаков Прикана, игумен лавры св. Афанасия, видя, что «воцарилось любование мужчинами и пиршества с молодыми и безбородыми, и осязания удов», призывал: "Вы, допускающие дружбу с юными, усыновления и переусыновления, посиделки в кельях, виновные в торгашестве, вы должны много остерегаться безбородых юношей и никого из них не впускать в обитель, хотя бы сын царя пришел» . Из Трагоса 1394 года: «Безбородых детей отнюдь не принимать на Гору. А если кто не удалит такового от себя, да будет анафема» . «Отнюдь не дозволяется принимать в скит безбородых юношей, ни даже жить им там несколько дней» . Из устава 1839 года: «Никому никак не дозволяется принимать в каливу безбородого юношу и жить вместе с ним; а только разрешается всякому достаточному содержать безбородого вдали от скита, пока вырастет у него борода и уже после этого представлять его отцам с бородою и сожительствовать с ним» .


И уж совсем не по уставу, что 30-летний начинающий монах (по афонским правилам Антоний, принявший постриг лишь за 4 года до объяснения с юным Петром, являлся именно таковым) вдруг требует от келейника полного послушания лишь себе.

Очень характерными и болезненными кажутся эти его притязания на чужую свободу. "Теперь он мой и мой совершенно!". А когда эта игрушка поломалась, он находит утешение в новой.

Психолог обратил бы внимание на постоянство темы сексуальной перверсии в снах о. Антонина. Запись про юношу серба, который во сне превратился в «супругу» уже приводилась. Как и запись о сне, в котором «девочка моя изменилась в мальчика».

Вот еще весьма сложный сон, в котором святой патрон автора оказывается женщиной, а потом мальчиком: «23 июля 1855. В Лаврской церкви множество народа. Приготовляется великое торжество: вынятие и обнесение кругом церкви мощей св.мученика Антонина. Вот и мощи вижу перед собою. В раке лежит женщина. На мое недоумение мне отвечают, что святой мученик при жизни скрывал свой пол. Не зная ничего подобного из жизнеописания святого, я усомнился в действительности мощей его. Великовозрастность виденного тела еще более держала меня в сомнении. От недоверия все видение скоро исчезло, и фантазия занялась другим чем-то. Вдруг вижу одну книгу и в ней опять встречаю имя св. Антонина. Это было краткое житие его. Указывают на подсводную арку и говорят, что там есть два гроба, в одном из коих святое тело мученика. Сейчас гроб снимут и будут обносить кругом церкви. И точно, гроб снят и стоит передо мною. Я вне себя от столпления чувств. Сняли крышку. Под покровом красного полинявшего цвета лежит тело мальчика. Покров сняли с лица, и передо мною был многострадальный Христов мученик, как живой, на минуту заснувший. Черные волосы на нем были в беспорядке и стояли поднявшись. Цвет лица был смугловатый. Выражение физиономическое подходило к лицу бывшего певчего академического Олофинского. Я целовал одежду святого. Потом пожелал поцеловать его руку, лежавшую полусжатою на груди и думал себе: позволит ли мученик коснуться скверным устам моим его руки. Преодолел, однако же, свое смущение и взял рукою ручку его, чтобы поднесть к устам своим. В то время, как я лобызал ее, почувствовал, что мученик легко-легко жмет мою руку. От сильного волнения чувств я при этом проснулся и был в глубоком умилении. Немедленно хотел нарисовать виденное лицо, но рука не в силах была передать то, что живо зрело внутреннее око. Сидел весь день над мозаиком. Петро уехал в Пирей со своими. Вечер и почти всю ночь сидел, стараясь воспроизвести карандашом черты бесценного для души мученика».
«18 июля 1856. Во сне рассказывал кому-то вчерашний сон. Кончив рассказ, пошел в Далматовский монастырь приложиться к мощам св. мученика Мирона. На дороге встретился диакон, возвращающийся из монастыря. Пришед к мощам, увидел, что тело мученика совершенно живое, и даже он немного приподнял глаза. Мне стало досадно. Все это проделки Папаригопуло, подумал я. Видишь ты, положил дочь свою, да и говорит, что мощи св. Мирона. А все, чтоб набрать денег».

Можно ли по поведению любимых мальчиков что-то сказать об их друге и покровителе? Своего друга Алешу Антонин называет "Иосифом целомудренным". Это, наверно, означает, что в их отношениях не было секса. Но библейский
Иосиф отверг домогательство до своего целомудрия. Кто домогался Алешу и получил отказ, причем об этом стало известно автору дневника? Может, именно ему Алеша поставил пределы их дружбы?

Никто из любимых воспитанников Антонина не стал священником. Может, и к лучшему. Петр, вызвавший такую борю полярных эмоций в о. Антонине, - это Петр Нищинский. «С этим скотом надо кричать каждый день». Скот окончил Афинский университет сразу по двум факультетам (богословия и филологии), а потом стал классиком украинской литературы и музыки .

(См. о нем Довженко В. Жизнь и творчество П. Нищинского // Советская музыка. 1952, № 10 https://mus.academy/storage/magazine/articles/pdfs/compressed/BDqZr7Hjf2C2AP5mYdsLllu2O1VYKmTU9ackY42z.pdf )

Путь монашества и священства, поначалу показавшийся таким привлекательным, после жизни с отцом Антонином, потускнел.

Некий знаток афонских монашеских нравов 19 столетия под именем «Посмертных вещаний преподобного Нила Мироточивого» описал причины постоянных скандалов наставника и ученика:
«Часто старец потворствует бесчинию и непокорству послушника. Это происходит от пристрастия к послушнику; тогда послушник становится старцем, а старец - послушником, окончательно подчиняя себя послушнику своему. Так всю жизнь свою, т.е. монашескую, сотворили старцы наизнанку, из-за пристрастия к послушникам своим; т.е. в древности послушники старцами дорожили, всецело покоряясь им, а ныне - старцы ухаживают и дорожат послушниками. Послушник, видя, как старец делает ему взоры, творит и сам взоры старцу; старец еще больше воспламенятеся любовною страстию плотскою, пьянеет от сей любви плотской, начиная обнимать послушника. Послушник, увидав, какое дело сотворил с ним старец, получает о нем худое мнение, даже за человека его не считает, считает уже за осла, больше не спрашивая старца, что надо делать и как. Старец же, видя, что не спрашивает его ни о чем послушник, сердится, волнуется, возмущается против послушника своего, но не смеет выговаривать ему, ибо, как только станет ему выговаривать, тот час послушник начинает отвечать словами неприличными, т.е. грубостями. Тогда старец начинает каяться, плачет, гневается на себя, что так зло пострадал от послушника своего. Наконец, разгневавшись на послушника, хочет прогнать его за бесчиние; прогоняемый послушник начинает ругать старца своего и говорить ему: "Вчера обещал ты мне отдать дом твой и всё, что в нем, пока не исполнил со мною похотения твоего; вчера ты мне это обещал, вчера со мной творил похотение твое, а сегодня прогоняешь меня? Так знай же, что отныне и впредь не имеешь ты права ни на дом, ни на то, что в нем, ибо купил то я себе честию моей. Сам уходи и убирайся отсюда, так как преосквернил ты меня, злой бес..." - Старец, услыхав такие слова, печалится, скорбит и плачет».

При этом, согласно дневниковым записям о. Антония, уже вернувшись домой и став профессором Петербургской семинарии, все время требовал с него денег.
В схему «Нила Мироточивого» это вполне укладывается (хотя, конечно, не только ею может быть объяснено).

Расставание Антонина с Петром было жестким – Петр не раз угрожал самоубийством и упоминал бритву:
«15 марта 1860. Тем временем я (неожиданно выздоровев) сидел на Пнике с трубою и ловил злую Русалку, разлучившую нас с Петрушей и весьма тяготился духом. Вскоре Мимико доставил мне письмо от его милости (Петра). Вот оно: «Вы сдержали свое слово: «у нас есть и солдаты и полиция». Не прогневайтесь и не судите после этого, если и я сдержу свое слово…. о котором писал Вам в последнем письме своем (т.е. что откажется на веки от жены) и еще кое-какое словцо, выполнить которое я поклялся однажды навсегда (страшно!) Бог и дети — вот теперь у Вас два предмета будут в уме. Прощайте!» По всей вероятности, еще раз стращать изволите, голубчик, самоубийством. Но кто же Вам поверит? Убиться уж можно было бы и в минувшие дни. Вот же сего не случилось! Авось и напредки не случится. Кто же это старается дорезать человека и без того истерзанного гнусною клеветою? Любимый питомец, дитя души, о котором я болел всем сердцем десять лет. Благодарю Господа и за этот плачевный урок! Не сомневаюсь, что «Колокол» прогудит и об этом свидетельстве моей крайней безнравственности. И в самом деле! Ведь это утверждает мой собственный человек».

Когда Петр окончательно покидал о. Антонина и Афины, архимандрит не встретился с ним и не попрощался: «14 марта. Ко мне отправляемы были депутат за депутатом, но все было напрасно. Он к вечеру стал грозить мне то своею смертью, то уверением, что я оставляю здесь жену его для себя… О, гадкая каналья! Пропади ты скорее с глаз моих!».

Стоит добавить, что когда позже пошли публичные разговоры о том, что «русский архимандрит» держит «гарем мальчиков», Петр эти слухи не гасил, а, скорее, наоборот. «17 янв 1860. В квартире у Петра ежедневные собрания и попойки Журавлева, Сахарова и Петра. Делаются какие-то совещания… 19 янв. На углу дома против церковной ограды он нашел приклеенную бумажку, в которой, что-то, говорит, писано про меня. Как я не лопнул от бросившейся в голову крови! Господи! что это такое? Меня обвиняют в самых постыдных делах и грозят мне вместо κύριε ἐλέησον пропеть ἰούχα (позор)! А! вот что значили оные совещания в дому погибели! Пасквиль написан в самых грязных выражениях и человеком, видимо знающим по-эллински».
Как бы то ни было, его ученики не бросились на защиту о. Антонина от обвинений. Более того – они и обвиняли своего наставника «3 февраля 1860. Дерево срублено, но корни его остались. Корни эти: Журавлев, Сахаров, Петро (пожалуй), Васька с братьями и может быть еще кто-нибудь. Я потащил первый корень…».

Еще один участник этих разговоров и автор слухов ранее так описывался самим о. Антонином: «13 июля 1857. Явился второй псаломщик, не кончивший (или кончающий) курс академический, Иван Гаврилович Журавлев, приглядный парень, русый до рыжеватости, косматый и краснолицый».

Третье упомянутое лицо - «10 июля 1857. Прибыл новый псаломщик, студент Санкт-петербургской духовной академии Виктор Николаев Сахаров, еще не кончивший курса, да к тому же и не один, а с «сродственницей»».
Сахаров приехал с невестой. «По спешности отъезда из Санкт-Петербурга не мог привести в исполнение свой брак с девицею Димитревой и просит разрешения на оный из Афин, так как осведомился, что невеста его уже находится на дороге к нему...». Отчего-то Петербургский митрополит Григорий не разрешал это венчание (запись в дневнике 27 и 28 дек 1858); только в апреле 1859 пришло благословение. 12 февраля у молодых родился сын Алеша.
Влюбленность и семейность Сахарова, похоже, предопределила его отдаленность от архимандрита.

ПРОДОЛЖЕНИЕ в следующей записи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments