диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Жировицы в католические времена

Плакид Янковский. Записки сельского священника

Жировицы в это время и по внешности далеко были не то, что теперь. Правда, обитель, храм и все вообще монастырские здания и угодья являют ныне утешительный вид поистине небывалого здесь благоустройства. Даже уличная грязь, не потревоженная, может быть, в своем покое со времен Солтанов и Мелешков, теперь делает дело и идет на поддержку окрестных гор, едва ли не понапрасну, еще не так-то давно, обнаженных от своих вековых насаждений. Зато местечко, видимо, приуныло и обеднело. И не удивительно. Не говоря уже о временных условиях, некогда столь благоприятных для его процветания, как, например, о местопребывании здесь разных высших учреждений, вызывавших ежедневный прилив стороннего люда, стоит только подумать, что прежде в каждое воскресенье и праздник стекалось здесь почти столько же богомольцев, сколько теперь бывает едва лишь в некоторые приуроченные дни. Да и какие великие, какие несравненные мастера были преподобные отцы базилиане в изыскивании способов к возбуждению религиозной восторженности и к упрочению своего влияния! И сколько средств имели они в своем распоряжении, и как ими не брезговали! Что, например, колокола, хотя Бог весть сколько-пудовые, с их монотонным гулом? Так нет же. В Жировицах, бывало, не только по воскресеньям и праздникам, а еще и накануне их, располагался на балюстраде колокольни полный музыкальный оркестр и разыгрывал два-три часа к ряду разные духовные, а там и светские пьесы. Каждое открытие и закрытие чудотворной иконы сопровождалось звуком труб, грохотом литавров и всевозможными фиоритурами огромнейшего органа. Какая-то невольная дрожь пронимала в эту торжественную минуту пришельца, а простолюдины, в особенности женщины, так и чувствовали себя вне пределов здешнего мира. Тихие читанные миссы шли сплошь да рядом пред многочисленными боковыми алтарями и сменялись постоянно так, что в какое бы ни пришел время богомолец, имел полную возможность по своему выбору выслушать любую миссу: все же они покрывались неумолкаемым пением чередующихся тоже больших обеден, которым одним только ответствовали — орган, хор певчих и оркестр музыки. Расставленные по всем углам и нишам конфессионалы с решетками и без оных (чтобы, по желанию, можно было оставаться видимым или не видимым от своего духовника), с раннего утра, иногда даже до вечера осаждались толпами народа и были оспариваемы, что называется, напролом. В числе этих конфессионалов находились здесь и привилегированные, с присвоенною властью casus reservatos, т.е. случаи, предоставленные окончательному усмотрению одного лишь епископа или даже и самого Рима. А там, в стороне, читались экзорцизмы и заклинания над трудно больными и беснующимися, которых в то время немало являлось в Жировицы, как, отчасти, бывает и доныне.

В одном отделении ризницы принимались разные приношения натурою; в другом записывались так называемые облигации, т.е. денежные взносы за миссы и литании; причем, несколько братий то и дело занимались сортировкою золотой, серебряной и медной монеты.

Далее, сам отец ризничий, вооруженный ножницами, по наследственной специальности — подобно королям французским, исцелявшим золотушных, — с разными затейливыми обрядами снимал колтуны.

На каждом шагу продавались набожные книжки, картинки и разные изделия, имеющие хоть некоторое отношение к местной святыне. Спрос на все это был столь значителен, что нищие-калеки, которых здесь находилось постоянное войско, восседавшее с жарко оспариваемым правом местничества в двух сплошных рядах от главного храма до часовен кальварии и камня, давно догадались составить себе род особого промысла, предлагая подобные предметы народу, причем чистосердечно и смиренно докладывали, что одна только крайность заставляет их расстаться со стариною, освященною еще покойным епископом во время последней, бывшей здесь миссии или Юбилея.

Между тем, бабы-попрошайки, чувствуя всю трудность явного состязания с дедами, сновали между народом с такого же рода заветной стариною, да сверх того навязывали женщинам кусочки камня, на коем явилась чудотворная икона, беспрестанно, будто бы, нарастающего в праздники Богородицы до первоначального своего объема, как единственное средство против всевозможных болезней, особенно после трудных родов, воспаления глаз, чахотки, колтуна и т. п.
http://sppsobor.by/bractva/vilna/publish/church-history/9800
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 22 comments