диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Читаем приговор. ч. 10. Что есть клевета



Мое мнение о прот. Агейкине не было ни новым, ни тайным. Почему я должен менять свое мнение просто по факту кончины предмета речи и врать (то есть говорить не то, что думаю) в день его смерти?

Агейкин был и моим студентом, и модератором моего форума. С которого он, кстати, ушел в те дни, когда я активно поддерживал митрополита Кирилла накануне патриарших выборов 2009 года. И это не помешало ему потом стать доверенным лицом нового патриарха, избранию которого он противился.

В 2014 году я говорил – «отец Александр Агейкин, едва получив назначение, завел манеру заставлять сослужащих ему священников целовать ему руку. Нет, не обмениваться взаимным братским лобзанием, как это принято у равных, а именно односторонне: вы, попы, мне руку целуйте, а я в ответ вам этого делать не буду. И кто возмутился выскочкой? Кто поставил его на место?» (http://www.karavantver.ru/gazeta-7354/). Перепечатка этого моего интервью в моем блоге собрала 1539 комментариев https://diak-kuraev.livejournal.com/621043.html), и ни одного опровержения не было.
Суд может провести проверку этого утверждения и даже опровергнуть его. Но и в 2014, и в 2020 годах я доверял этому рассказу.

Так что у меня были основания говорить о нем как о карьеристе.

В 2013 году в Успенском соборе Кремля разыгралась сцена из жизни императора Павла. Государь, раздосадованный несовершенным исполнением его команд Конно-гвардейским полком на Гатчинском параде, скомандовал: «Полк, в Сибирь шагом марш!». Так вот, 6 сентября патриарх отчего-то был разгневан тем, что священник Михаил Исаев произнес проповедь, читая ее по бумажке. И был немедленно выслан из Москвы на сельский приход. Слезы его семьи и его прихожан в расчет не принимались. Я вступился за опального (тем более что это был мой бывший студент). https://diak-kuraev.livejournal.com/524960.html.

Агейкин же, уже твердо избравший путь «гвардейца кардинала» на это отреагировал репликой - «Бедный о.Андрей Кураев - климакс, осень, авитаминоз») https://diak-kuraev.livejournal.com/527330.html.

Но даже если не поминать старое, то вот одно из последних его деяний, привлекших мое внимание:
10 июня 2019 года представители Великой масонской Ложи России во главе с великим мастером Андреем Богдановым в присутствии великого мастера Ложи Испании и Исполнительного Секретаря Всемирной Конференции масонских лож Оскара де Альфонсо Ортега с супругой, освятили в его храме две иконы для масонского храма в Полтавке. Обряд освящения икон лично совершил настоятель протоиерей Александр Агейкин. Фотографии с этой службы облетели интернет.
Я же выступил в защиту этого священника: «Агейкин, конечно, не масон. Таких тупиц туда не берут». https://diak-kuraev.livejournal.com/2483761.html

Когда же он умер, я просто повторил эту свою оценку. И стал подсудимым. Если бы я меня было больше вкуса к конспирологии, я бы сказал, что суд надо мной - это масонская месть мне.

Суд полагает, что мои слова об Агейкине «не имеют под собой оснований». Я же считаю, что сотрудничество с масонской ложей уже дает для них основание. Равно как и назначение на пост настоятеля Елоховского собора человека, рукоположенного в сан священника лишь за шесть месяцев до этого, может быть объяснено лишь его хорошими карьеристскими способностями.

И поэтому я написал то, что написал – что в моей памяти он остался тупым карьеристом. Это исповедальная форма изложения: «в моей памяти». Самому горько, что у меня вот такой остался осадок, такое мнение о человеке. И это я написал в своем личном дневнике, а не заявил через СМИ.

Суд не имеет права квалифицировать это мое оценочное и подчеркнуто субъективное суждение («в моей памяти») как «клеветническое высказывание».

«Клевещу. Доношу на кого ложное. За очно, тайным образом опорачиваю кого, выдумываю на него вредную ложь» (Словарь Академии Российской 1789-1794. Т.3. Репринт: М., 2002, стб. 593). Это определение явно исходит из греческого слова συκοφαντία (с двойным значением клевета и донос). Я, однако, ни на кого тайных доносов не писал, но все свои оценки давал в своем открытом дневнике.

Несколько иное определение клеветы дано в учебнике по «нравственному богословию» митрополита Филарета (Вознесенского): «клевета, т. е. сознательная ложь на человека с целью повредить ему» (Конспект по нравственному богословию https://azbyka.ru/otechnik/Filaret_Voznesenskij/konspekt-po-nravstvennomu-bogosloviyu/).
Повредить своим словами уже покойному протоиерею Агейкину вряд ли было возможно, и такой цели у меня точно не было.

Официальное определение клеветы дано в статье 128.1 УК РФ: «Клевета, то есть распространение заведомо ложных сведений».
Оно вобрало в себя главное, что традиционно считается главным смыслом слова «клевета».

Вот консультация Центра защиты прав СМИ:
«Высказывания, носящие оценочный характер (критическое мнение, отрицательная оценка, если они не носят оскорбительного характера) не являются наказуемыми и не могут опровергаться в судебном порядке. Каждый имеет право на собственное мнение, которое гарантировано п. 1 ст. 29 Конституции РФ. Никто не может быть принужден к изменению своего мнения (п. 3 ст. 29 Конституции РФ). Мнение нельзя проверить на достоверность, оно всегда субъективно. Именно поэтому, мнение, комментарий, оценочное суждение не могут опровергаться по искам о защите чести и достоинства, за него нельзя привлекать к уголовной ответственности за клевету. Оскорбление (ст. 130 УК РФ) в отличие от клеветы, состоит в том, что распространяются не ложные утверждения о порочащих человека фактах, а высказывается о нем мнение, но это мнение выражено в «неприличной форме». Таким образом, ответственность за оскорбление наступает именно за мнение, в то время, как мнение не может быть клеветническим-де-юре». https://mmdc.ru/services/pretenzii_ob_uwemlenii_reputacii_v_smi_diffamaciya/

Клевета вовсе не то же самое, что высказывание своей оценки. Клевета предполагает, будто я знал, что прот. Агейкин - смиренный пастырь, лишенный какого бы то ни было угодничества начальству и карьеризма, талантливый яркий мыслитель и ученый, а я, зная всё это, тем не менее написал, что он «тупой карьерист»...

Нет, ни один нормальный суд не станет квалифицировать мое акцентированно-частное мнение ("в моей памяти он останется...") как клевету. В светском праве давно уже выяснено, что не подлежат наказанию оценочные суждения, начинающиеся с фразы «По моему мнению…».

Но церковный суд умудрился объединить обвинения в оскорблении и клевете. Отмечу, что обе характеристики, присутствовавшие в моем мнении об Агейкине – «карьерист» и «тупица» не являются неприличными.

Суд считает себя прозорливым и полагает себя вправе даже говорить о моих помыслах и намерениях – «Процитированное высказывание, представленное как, будто бы, частное впечатление («В моей памяти... останется»), очевидно направлено на формирование у читателей «живого журнала» отрицательного образа почившего протоиерея Александра Агейкина».

И зачем бы мне это было надо? Для меня та реплика про Агейкина это форма прощания с ним, способ психотерапевтического исторжения его из моей жизни и памяти. Зачем мне и носить в себе и «формировать» в других «отрицательный образ почившего»? Он ушел, письменного наследия не оставил. Людей, которые прислушивались бы к его мнению и руководствовались им, в моем окружении и, кажется, в моем блоге, не было.

А о том, что приписанного мне судом намерения у меня не было, ясно говорит то, что всё же в той же самой записи (в «старттопике») я поместил и другую, добрую память об Агейкине: «Отец Андрей. Может помните семинариста... я год пономарил в Елохово. Видел и слышал разное. Ваша правда в посте об Агейкине есть, конечно. Но мне, например, он в свое время помог пройти пед практику в ... Поэтому я и Вашу правду поддерживаю, но при этом все-таки что-то доброе и человечное в нем было».

Кроме того, утверждение суда про то, что «отрицательный образ почившего протоиерея Александра Агейкина не имеет под собой оснований» предполагает, что судом была проведена работа по выявлению и опровержению таких оснований. Возможно, выводы суда в этой части верны. Но я не ознакомлен с этими материалами следствия и тем паче не мог быть с ними знаком в ту минуту, когда совершал то, что суд квалифицирует как «церковное правонарушение». Свои же основания для своей оценки я приводил и до него.


***
Анализ пунктов обвинения см.

https://diak-kuraev.livejournal.com/3196374.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3200083.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3202070.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204054.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3204954.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3205547.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3208025.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3209380.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210535.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3210916.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211159.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3211366.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212484.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3212585.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3213093.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214516.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3214733.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3215700.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216021.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216379.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/3216515.html
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments