диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Про карьеру и обиду

Хорошим тоном в патриархийных бложиках и проповедях считается объяснять перемены во мне обидой. Мол, не дал патриарх Кураеву высоких санов и должностей, на которые он рассчитывал - вот он и обиделся. В этом хоре психоаналитиков теперь и проф. Осипов, и митрополит Иларион...

Воспроизведу свой текст аж пятилетней давности:
https://diak-kuraev.livejournal.com/965789.html


Патриархийные пиарщики делают свою работу на твердую двойку.

Например, отец Всеволод Чаплин ищет в моих действиях или конспирологию или корыстные замыслы. Он говорит, что Кураев то ли делает карьеру, то ли мстит за то, что карьера не удалась, то ли гонится за рейтингом.
Хорошо. Уел меня, обличил. Но в каком свете тем самым он выставил и себя и Церковь?

Не странно ли, что среди предполагаемого им перечня мотивов моих действий нет предположения о том, что христианский священнослужитель может действовать просто по велению совести?
Любое твое гадание о скрытых чужих мотивах прежде всего говорит о том, что считаешь ценным и логичным ты сам.

Хорошим тоном у апологетов любых причуд «вертикали власти» считается заметить, что Кураев все это пишет из чувства обиды и жажды мести – за увольнение из Академии.

Что ж, пригласите психологов и дайте им посмотреть видеозаписи моих бесед за последние два года. Есть ли там признаки эмоциональной перегрузки, неуравновешенности? Звучат ли какие-то «сверхценные идеи», которые я стремлюсь во что бы то ни стало донести до собеседников, навязывая им свою, якобы «скандальную» тематику?

У меня нет личной обиды на Патриарха по одной причине: патриарх Кирилл многих людей одарил должностями, званиями, митрами, орденами… А свободу он подарил только мне.

Страшновато сказать (по римским понятиям: боги завистливы и потому нельзя вслух хвалиться благополучием), но я сейчас живу в мире психологического комфорта.

Три моих маленьких генератора счастья со мной.


Здоровье еще более-менее приличное. Каждая служба - в радость (отчасти потому, что понимаю, что ее в любой момент могут прекратить). Места и график своих поездок я определяю сам, и они уже не столь частые, насыщенные и изнурительные как раньше. Я радуюсь, уезжая из дома. Радуюсь, возвращаюсь. Радуюсь, когда приходят теперь не столь частые гости. Радуюсь, когда они уходят.

Редкие лекции радуют меня возможностью встречи с людьми.

На улице ежедневно ко мне подходят незнакомые люди со словами благодарности. Ни разу ни один священник за эти годы при личной и случайной встрече не пробовал меня "вразумить". Но всегда - наоборот.

А скутер дарит мне ежедневные маленькие радости все той же свободы движения.

Доходы упали? Ну и ладно. Все равно никаких крупных покупок я уже не планирую.

Горько не хватает мне вовсе не моего стиля жизни прошлых лет, а ушедших родителей… Но Патриарх тут не при чем.

И все же у меня есть глубоко личная обида на корпорацию священноначальников. За публичное извращение ею и ее спикерами основ нашей формально общей христианской веры. За оправдание вызывающей роскоши, лжи, насилия…

У нас разное понимание блага церкви. То, что им кажется успехом или мало что значащими мелочами, мне представляется путем к большому провалу.
Отчасти поэтому я бываю опять же рад, что сейчас я в стороне от них. Я не обязан аплодировать всем их начинаниям и декларациям. Могу лишь сочувственно выслушивать горькие рассказы священников о том, как «нагибают» их.

Так как же я отношусь к патриарху Кириллу? - Как к патриарху Никону или к патриарху Адриану.

Если я скажу, что не все слова и действия некоего патриарха 17 столетия не вызывают моего согласия – отлучат ли меня за это от православной церкви? Нет. Иначе придется отлучить всех церковных историков как класс. Так почему же современного мне патриарха и его действия я должен оценивать исключительно в превосходно-лестной степени?

Может, когда историк дает не-коплиментарные оценки действиям патриархов 17века, он им мстит? Гневается? Исполняет заказ госдепа? Да нет, он просто размышляет. Так и я поступаю с тем веком, в котором мне повезло жить.

Итожу: у меня есть свои убеждения. Я их не скрывал никогда. Я их считаю органически и естественно совместимыми с сутью христианской веры. Эти убеждения не мною сформулированы и обоснованы: эту работу до меня прекрасно сделала русская религиозная философия в своем «серебряном веке».

Они, в частности, состоят в том, что во имя христианской веры нельзя никого преследовать и раздавать «двушечки». Что, проповедуя истину, нельзя лгать даже с самыми «духоподъемными» и «патриотическими» целями. Что к людям надо относиться как к цели, а не как к средству.

Да, все это идеи христианского гуманизма. Того самого, которому объявил войну Чаплин.
Это свое антигуманистическое мировоззрение он и его хозяева стали открыто высказывать недавно. Недавно же в нашей Церкви стали открыто высказываться папистские тезисы о том, что наконец-то среди нас зазвучал живой «голос Бога».
Это - перемены в церковном официозе, а не во мне. Я остался прежним. Просто я отказался карьерно «взрослеть» и приспосабливаться к новым богословским модам.

… Я сказал, что благодарен патриарху Кириллу за дар свободы, за разрешение остаться прежним. Это не итоговая формула. Есть более серьезный фундамент моего внутреннего благодушного настроя: Верую, что сей Патриарх, как и любой иной, дан нам Промыслом Божиим.

Но эта расхожая формула вовсе не обязана быть комплиментом.

В седьмом веке генерал Фока, совершив государственный переворот, устроил целую серию зверских казней. Феофилакт Симокатта (История 8,1) повествует, что на глазах свергнутого государя «были умерщвлены его сыновья, а затем эти убийцы, наказав его сначала мечом природы — убийством детей, убили и самого Маврикия». Поразительно, что кормилица одного из царских младенцев отдала в руки убийц своего грудного ребенка, чтобы спасти царевича. Но св. Маврикий сам открыл убийцам эту подмену, сказав, что «несправедливо сокрытием этого сына оскорблять святость смерти других детей» (это стоит помнить к вопросу о патриарших телохранителях)…

Спустя 9 веков «Хроника Псевдо-Дорофея» (Иерофея) Монемвасийского (http://vremennik.biz/opus/BB/26/51949) сообщает, что «некий богоносный муж, имеющий дерзновение к Богу, услышав о царских делах злых, возопил ко Господу так: «Господи Боже! Чего ради Ты прогневался на народ свой и послал такого царя-тирана? За что такое наказание? Чем провинился народ Твой, что Ты отдал его во власть такого кровожадного волка?» и было сему богоносному мужу от Бога откровение в таком роде «много-де Я старался найти царя похуже, чтобы наказать народ за его своеволие, но не мог обрести хуже Фоки».
(цит. по: Терновский Ф. А. Терновский С. А. греко-восточная церковь в период Вселенских Соборов. Киев, 1883, СС. 351-352).

(недавно замечательный духовник одинцовский протоиерей Валериан Кречетов опубликовал сборник своих проповедей с этой цитатой. Благочинный бдительно донес начальству - и последовала отставка о. Валериана со служения духовника духовенства московской епархии).

Так вот, мне постоянно говорят, что надо смириться с Промыслом Божиим, который попустил геепископам и прочим милым феодалам править Церковью Христовой. Хорошо. Согласен.
Их буйный жизненный пир попустил Господь.



Но Божий Промысл ограничен лишь царями и патриархами, или же он распространяется и на судьбы диаконов?
Вдруг и мой отчаянный писк тоже попустил тот же Автор?

Не может ли быть так, что моя не самая простая биография строилась Им так, чтобы в минуту прорезания первых папистских зубиков - внутри Церкви, а не вне нее, оказался бы не сельский пономарь, а профессор богословия, не мирянин, а клирик, который смог бы сказать "contradicitur!"?

Допуская же такую мысль, я тем более не обижаюсь на увольнение из Академии. Господь решил исправить так течение моей жизни и мысли. Что же мне роптать? Пусть ропщут те, кто в порыве мстительной страсти не предусмотрел такой поворот дарованного мне досуга.

Хотите - считайте это иронической улыбкой Творца: Он сделал так, что современниками нашего патриарха Кирилла стали папа Франциск и диакон Кураев. Ну, чтобы рельефнее сравнивалось и интереснее жилось :)

(это я пишу не для того, чтобы встать в позу Избранного, а для того, чтобы осадить азарт "толкователей Промысла": формула, объясняющая всё, на самом деле не объясняет ничего).

***
А это запись от 2 февраля 2009 года:

http://kuraev.ru/index.php?option=com_smf&Itemid=63&topic=224276.0

МОЯ КАРЬЕРА

Обращаюсь прежде всего к журналистам.
Я искренне рад тому, что Поместный Собор призвал митр. Кирилла к Патриаршему служению.
С первых же дней вдовства патриаршей кафедры я публично говорил, что именно с митр. Кириллом связываю свои надежды.

Но хочу особо подчеркнуть: это надежды на будущее Церкви и России, а не на мое личное будущее.

Сейчас же журналисты меня расспрашивают так, как будто меня избрали Патриархом. Как, мол, теперь Церковь будет строить свои отношения с государством… Подождите, коллеги, дайте новому Патриарху возможность высказаться самому.

Я не встаю в очередь тех, кто хотел бы получить от нового Патриарха новые назначения или награды. Я не собираюсь его «шантажировать» - мол, я же Вас поддерживал, и теперь Вы должны… Патриарх Кирилл мне абсолютно ничего не должен. А я ему, конечно, обязан послушанием.

Я хотел бы остаться тем, кем был. Частным лицом, идиотом (см. словарь древнегреческого языка). Человеком, который говорит о Церкви, но не от имени Церкви. Надеюсь, моя пенсия не прервется.

Мой личный, «корыстный» интерес, связанный с избранием нового Патриарха, уже реализован. Понятно, что Господь упас меня от статуса церковного диссидента. Значит, епископы не будут бояться общения со мной, а, значит, мои книги не будут изгоняться из большинства епархий. Значит, можно писать не «в стол», не на будущее, а для сегодняшнего читателя.

По интернету и по жизни ползут два противоположных слуха. Согласно одному, меня уже запретили в служении. Согласно другому, меня вот-вот сделают епископом.

Первая версия по факту абсолютно недостоверна. Вторая версия столь же невероятна, сколь и нежелательна для меня, поскольку нарушила бы мои писательски-пенсионные планы.

***
Из 2012 года:

... у меня такого инстинкта власти. Мои мотивы просты как валенок. Это банальная мечта пред-пенсионного возраста. Я хочу, страшно сказать, удобства. Мне крайне неуютно было бы на старости лет оказаться в Церкви, которая радикально отличается от той, в которую я пришел юношей. Я пришёл в Церковь гонимую, и не хотелось бы в итоге оказаться в Церкви-гонительнице. И я очень не симпатизирую риторике, которая нынешний медийный конфликт уравнивает с церковной трагедией XX века и с теми гонениями. Это принижение, девальвация тех страшных событий. Я хочу быть с Церковью, иерархией и церковным народом. Понятно ведь, что так психологически удобнее? Напротив, совсем неудобно быть диссидентом и старым одиноким ворчуном. Но что делать, если убеждения и совесть не позволяют просто плыть в майнстриме, а опять же убеждения и совесть не позволяют быть раскольником? Мой выбор таков: пока печалящие меня идеологические акценты церковной жизни не окрепли настолько, чтобы и в самом деле стать официозом, майнстримом и нормой, лучше напомнить, что православие может быть и иным.
https://diak-kuraev.livejournal.com/365188.html

***
2020 год:

Что ж, вспоминаю, с чего всё началось.

Я на третьем курсе МГУ, и мне едва только мне исполнилось 18. Всерьез заболеваю Достоевским. Но более всего меня поразила легенда о Великом инквизиторе. Чудо, тайна, авторитет – три угрозы человеческой свободе. Все, что тогда меня пугало в жизни, сконцентрировалось в словах Великого Инквизитора.
Гонимая и униженная церковь, вдобавок просто отсутствующая в повседневности советских людей тех лет, с этим Левиафаном и Инквизитором, казалось, не может иметь ничего общего. И вообще Инквизитор он там, далеко, в Севилье и у католиков. В этом я ошибся. Севилья (а не Москва) у Достоевского появляется в том числе и по цензурным соображениям.

Минуло почти 40 лет. Кто изменился? Да никто.

Я остался верен "Легенде". Церковь по сути тоже не стала иной. Церковь и в СССР была с Левиафаном, но поскольку она вообще была малоприметна, то и эта ее связь тоже не бросалась в глаза. А если и примечалась - истолковывалась как навязанно-недобровольная и даже жертвенная.

Прошли годы, и оказалось, что это все же собственный и основной инстинкт и князей церкви и даже приходской массы: быть во власти и с нею, карать и "не допускать".

Церковная власть осталась верна своему инстинкту.

Просто я надеялся, что пройдя через опыт гонений, церковь будет смотреть на свою миссию глазами Достоевского (причем не его "Дневников писателя", а его романов). Я ошибся. Счел жажду инквизиторства навязанностью и пережитком. На деле она оказалась вполне органична и своя.

Но делать эту органику своей я все же по прежнему не хочу.
https://diak-kuraev.livejournal.com/3186066.html

***

Добавки из 2021 года:

Теперь домашних генераторов счастья у меня уже пять.
И кошмар автомобильных сигнализаций за эти годы как-то стал менее навязчив.

А вообще я не знаю, какой еще должна быть жизненная траектория человека, чтобы его не подозревали в карьеризме. Я не раз уходил с "хороших мест" - из аспирантуры АН СССР, из референтуры патриарха, с поста декана богословского факультета... Я уклонился от уже назначенной своей священнической хиротонии. Волгоградский митрополит Герман предлагал мне стать его викарным епископом и ректором местной семинарии. Такие же предложения я слышал и в иных епархиях. Но не использовал их.

Полагаю, никто не будет предполагать, что я плохо знаю нравы патриархии. Также я вроде бы не давал повода считать себя совсем уж дураком.

Так неужто вы думаете, что если бы я поставил своей целью стать епископом и имея столь уникальную к тому стартовую площадку как спичрайтерство у самого патриарха, я бы не смог этой цели достичь?

Хорошо, я был наивным чукотским юношей в 91-м при Алексие. Но что же я не воспользовался перезагрузкой 2009 года при Кирилле? Тогда Иларион еще приглашал меня на свои дни рождения в очень узкий круг. Просил ли я его замолвить за меня словечко и порекомендовать на какое-нибудь возвышение? Нет? Так как же он смеет теперь меня обвинять в карьеризме?

Я всегда шел против майнстрима: против госатеизма в СССР, против сект и крайнего западничества в 90е годы, против различных массовых православных страхов, против милитаризации жизни страны и церкви сейчас. Я постоянно "задирал" аудитории на своих лекциях и никогда не считал себя обязанным соглашаться с журналистами, что брали у меня интервью.

Моя карьера шла уверенным курсом сверх вниз: спичрайтер патриарха - декан - завкафедрой - профессор - заштатный диакон. И я давно не скрываю, что мечтаю завершить свою карьеру диаконом на деревенском приходе с хорошим интернетом.

Из книги 2009 года "Перестройка в Церковь":

"Я человек, чье тщеславие вполне удовлетворено. То есть какие-то ордена, награды, интервью в самых почетных газетах, журналах, в Интернете есть целый сайт с анекдотами про меня. Некоторые из них, кстати, очень хороши. Нет у меня какого-то карьерно-иерархического зуда. Поэтому хотелось бы тишины, которой я сейчас профессионально не могу себе позволить. Когда я прихожу к себе домой, все 12 тысяч книг, которые заполняют мой дом, обвиняют и клеймят меня и требуют: «Ну прочитай же ты нас, наконец!» А на сельском приходе можно будет это себе позволить. Я представляю: придешь домой - кругом тишина - нет вечно зудящей московской сигнализации. Я видел такую жизнь, когда я был в Германии, у главного художника театра «Эрмитаж». Он живет в Германии, в небольшой деревушке. Под окнами поле - коровки пасутся. Есть Интернет. Он работает в своем тихом домике, по Интернету посылает свои работы в Москву, в театр. Раз в месяц туда летает, проверяет, как сшили декорации, собрали костюмы и так далее… И вдруг я понял: я тоже так хочу. Я думаю, что XXI век действительно позволит жить так…
Так, возвращаясь к моей карьере. Это ее странное направление — сверху вниз — означает, во-первых, что, оказавшись «наверху», я (надеюсь) не успел внутренне мутировать, стать человеком «системы», который долго и переживательно ждет продвижения вверх и с соответствующим расчетом и осторожностью выстраивает свои слова и поступки... Дмитрий Быков увидел в Патриархии «чисто официозную структуру, где тихие, безликие и солидные люди делают карьеру".

Желания повелевать чужими судьбами и финансами у меня не было и нет. Я не пытался брать под контроль судьбы даже своих крестников, не говоря уже о студентах или читателях. Посещаемость своего форума или блога я никогда не пытался конвертировать в деньги.

Те, кто приписывает мне мотив обиды за несостоявшуюся карьеру, тем самым исповедуют, что их собственный мирок так скуден, что они могут предполагать в других лишь знакомые по себе мотивы и страсти "карьера-обида-месть". А точно иных мотивов для разногласий быть не может? Неужто им не доводилось в жизни встречать людей, которые могли поступить по совести? Только в книжках?

Что ж, вместе с ними напишем еще одну.
Tags: Автобио
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • О пользе злых блогеров для церковной экосистемы

    Когда в 1995 году четырнадцать волков были выпущены на волю в Йеллоустонском национальном парке, ученые и не подозревали, что это кардинально изменит…

  • Бог есть дворец

    Именно такое исповедание своей веры опубликовал телеканал Спас: "ЛОЖЬ КУРАЕВА ПРО “ДВОРЕЦ ПАТРИАРХА”. КАК БОГОБОРЦЫ ПЛОДЯТ КЛЕВЕТУ ПРО ЦЕРКОВЬ"…

  • От Ватикана до Казакии

    обсуждают тему церковной педофилии. И вспоминают меня. 24 февраля у католиков в Восточном Папском Университете была конференция по теме Abusi nella…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 119 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • О пользе злых блогеров для церковной экосистемы

    Когда в 1995 году четырнадцать волков были выпущены на волю в Йеллоустонском национальном парке, ученые и не подозревали, что это кардинально изменит…

  • Бог есть дворец

    Именно такое исповедание своей веры опубликовал телеканал Спас: "ЛОЖЬ КУРАЕВА ПРО “ДВОРЕЦ ПАТРИАРХА”. КАК БОГОБОРЦЫ ПЛОДЯТ КЛЕВЕТУ ПРО ЦЕРКОВЬ"…

  • От Ватикана до Казакии

    обсуждают тему церковной педофилии. И вспоминают меня. 24 февраля у католиков в Восточном Папском Университете была конференция по теме Abusi nella…