диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Расшифровка слов о. Георгия Митрофанова

Положение нашего духовенства, белого духовенства всегда было социально приниженным... Но то, что произошло у нас, это просто какой-то вопиющий вызов всех процессуальным, да и не только процессуальным нормам. Поэтому я считаю вполне правомочным решение о. Андрея не ходить на заседание суда. Потому что он был поставлен в такие условия, что у него не было возможности отстаивать свою позицию должным образом... Его, можно сказать, вынудили не прийти на это заседание... Да, наш церковный суд возродили относительно недавно, он по-прежнему является какой-то такой довольно-таки иллюзорной реальностью в нашей жизни, хотя я знаю один случай, когда церковный суд отменил решение правящего архиерея по отношению к одному из священников, и правящий архиерей исполнил решение суда в своей епархии таким образом, что священник этот, пока архиерей был жив, не имел возможности служить ни на одном приходе, несмотря ни на что, несмотря на решение церковного суда. Так что тут очень много проблем. И, будучи членом комиссии межсоборного присутствия по церковному праву, я могу сказать, что это одна из самых запущенных сфер нашей жизни, церковное право. Что здесь и проявилось... Поэтому с точки зрения чисто формальной тут масса проблем, - и относительно характера обвинения, и относительно формы его предъявления, и относительно решения, которое было вынесено, и основания для этого решения, - всё вопиёт против не то что правовой истины, но здравого смысла.

Мы любим говорить о том, что мы живем не по праву, а по благодати. Ну согласен с первой частью, что мы живем не по праву, безусловно. А вот с благодатью, как и с другими сущностями, в нашей стране напряжёнка, и в нашей церкви, боюсь. Вот если подойти с точки зрения милосердия, добра... Я о. Андрея знаю почти 30 лет... Друзьями мы не стали, но наши отношения многолетние, взаимоуважительные. И хотя мы подчас спорили, я могу сказать, что хотя как любой, конечно, полемист о. Андрей мог ради красного словца не пожалеть и Бога-Отца (я не раз ему это говорил), но этот человек внес такой огромный вклад в утверждение авторитета нашей Церкви, в пробуждение хотя бы живого интереса мыслящих людей к нашей церковной жизни, к нашей церковной культуре, что его трудно еще с кем-либо сравнить. И я могу это оценить, потому что сам немало сил тратил на то, что называется миссионерско-просветительской деятельностью, но здесь с о. Андреем я просто не могу даже сравнивать сам себя... И я думаю, что очень многие архиереи, стыдливо промолчавшие сейчас по поводу того, что происходит, они ведь пришли в церковь не без его влияния. Он был их учителем! Хотя боюсь, что они видимо были не очень его хорошими учениками, раз всё забыли, чему он их учил, и что когда-то побудило их, ищущих Бога юношей, пойти в церковь и стать служителями церкви.

...Вынести за рамки то, что о. Андрей делал для церкви годами, это очень даже несправедливо уже с точки зрения моральной, надо сказать. Тем более, что о. Андрей готов был к диалогу, и какие бы острые и резкие формулировки он ни предлагал, я, общаясь с ним лично, могу сказать, что он готов был к диалогу, ему не давали вступить в диалог... диалог действительно достойный, уважающий его права. Ну и наконец еще одна деталь - запрещение в священнослужении, извержение из сана - за что? Он не совершил и малой толики того, что совершают многие наши священнослужители и получают за это лишь богослужебные и орденоносные награды. Я не вижу здесь никакого основания. А когда начинаются рассуждения об отлучении от Церкви, то здесь я просто развожу руками. Я должен сказать, что не сразу я как-то внутренне на это отреагировал, а мне как человеку, который действительно занимается историей Русской церкви ХХ века, новейшего периода, надо было бы уже тогда возмутиться... Мы уже, я считаю, опозорили себя в ХХ веке отлучением от Церкви отца Глеба Якунина. И что же, опять? Да с какой стати можно так ставить вопрос в отношении клириков, которые немало сделали для Русской церкви, в том числе, я имею в виду, и отца Глеба Якунина. Да, можно было не соглашаться, наказать его, за то, что ослушался, не исполнил постановления Синода, по поводу баллотировки в депутаты, что действительно отдался политической злобе дня, но причем тут не то что отлучение от церкви, но даже запрещение в священнослужении? Где вообще мера, по которой можно соотносить такие решения? И я очень надеюсь, что впопыхах высказанная мысль о возможности отлучении от церкви отца Андрея останется лишь словесами, повисающими в воздухе. Как можно разбрасываться такими словами, в отношении кого бы то ни было, а уж тем более человека, который действительно церкви своей послужил. Вы извините, что я может очень эмоционально отвечаю на этот вопрос, но для меня вот эта история в высшей степени является показателем той деградации, которая произошла в нашей церковной жизни на фоне даже событий начала ХХ века...

(Благодарю за расшифровку о. Филиппа Парфенова)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 132 comments