диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Смотрите, кто ушел. Ч.3-2

Я более двух лет крестил пользуясь чинопоследованием (читая вслух молитвы) на русском языке. Более года я на будних службах служил литургию с открытыми царским вратами и читая громко вслух так называемые. «тайные молитвы», особенно анафору или «евхаристический канон» - сердцевину литургии, которая обычно прихожанам не видна и не слышна. Я стал читать Апостол лицом к прихожанам по-русски и стараться каждый раз говорить с ними на насущные церковные темы, ища новый язык и форму проповеди взамен той приевшейся гомилетики, которая настолько уже замылила уши и сознание слушателей, что некоторые просто выходят из храма на время казенных проповедей. Я старался задавать вопросы и будить желание разобраться в положении вещей, а не пережевывать давно готовые ответы «освященные святыми отцами» сотни и сотни лет назад в несуществующих уже странах, условиях и проблематике.

Но невозможно оставаться в таком режиме долго. Рано или поздно приходит момент, когда нужно сказать в полный голос. Я и так уже удивлялся, что столько времени на меня никто не донес в епархию про мой «модернизм». У меня даже сложилось мнение, что прихожане попросту не заметили этого или решили «а может так и надо». А я-то хотел, чтоб они задались вопросом: «а почему так?», пришли ко мне и мы бы вместе начали все это обсуждать… И хоть ожидаемого результата не пришло, я благодарен Богу за эти пару лет на моем старом приходе. Мне кажется я нашел для себя многие ответы, узнал в каком направлении искать решения некоторых вопросов, смог вырасти как священник.


Пандемия

Когда начался COVID-19, я, похоже, единственный во всей епархии начал носить маску. Меня очень беспокоила ситуация: то Вербное воскресенье, то на Страстной неделе освящение куличей и пасхи, тут же отпевания в закрытых гробах, а Лукашенко по-прежнему эпидемию не признает. Мы, священники, со всеми общаемся, ходим на требы, защиты никакой нет. Все меры предписанные «священноначалием» в инструкция - обычная демагогия и показуха.

Тогда даже Московская патриархия выпустила распоряжение, как должен быть снаряжен священник, если он идет к больному с признаками коронавируса. Я написал в епархию рапорт с просьбой объяснить, как вести себя священникам в Беларуси, распечатал и приложил многостраничную инструкцию от патриархии. Официального ответа я не получил, но настоятель на словах передал, что мой рапорт несостоятелен, потом что в инструкции патриархии упоминается Роспотребнадзор, а это, мол, не белорусское ведомство.

Ближе к концу поста мы сподобились посещения архиерея. А я уже все время ходил в маске – мне матушка с детьми нашила целый набор с марлевыми фильтрами. Сначала в алтарь заходит его челядь – диакона и иподиакона – и целуются с нашими отцами. Я своим говорю: «На дворе ковид. Архиерей со своей командой объезжает епархию, встречается на местах со священниками, а потом нам всю инфекцию везет». Зашел настоятель, посмотрел на меня – единственного в маске ­– и говорит: «Может, как-то по-другому?». Я говорю: «Что по-другому? Я уже неделю служу в маске». Он мне сказал: «Идите на клирос, я сам сегодня послужу».

Наконец, появился епископ. Я тоже подошел и поздоровался, а он мне что-то буркнул в ответ. Я быстро удалился в пономарку <помещение в храме для пономаря - The Insider>, но слышал, что он продолжал бубнить мне вслед. Позже мне передали, что он возмущался: если в маске, то и нечего служить, нечего в церкви делать. А они по ходу службы целовались, никак не соблюдая уже обнародованных патриархией и минской митрополией мер предосторожности. Лжицу протирали водкой, хотя в рекомендациях - спирт 60%. Потом пришло время проповеди. Я вышел в маске и стал говорить. А вокруг бегали фотографы – как положено, чтобы архиерей потом мог отчитаться о визите. Я потом посмотрел – ни на одну фотку, выложенную на сайт, я, в маске, так и не попал

После службы архиерей меня вызвал и говорит: «Вот из Москвы прислали молебен. Если ты так ратуешь за безопасность, то иди читай молебен». Я говорю: «Так в чем смысл? Чтобы люди продолжали стоять кучей в храме, слушая молебен? Пусть уж лучше идут домой». Но архиерей настоял на своем. После молебна ко мне подошел пономарь и позвал на торжественную трапезу. Я ему говорю: «Ты мультик про Пятачка видел? Какой мне смысл всю службу ходить в маске, а потом на трапезу – без?»

К Пасхе в храме на полу начертили крестики, чтобы люди соблюдали дистанцию. Но после Вознесения – у нас престольный праздник, торжественная служба, вновь огромное скопление людей. Ожидается опять архиерей, несколько хоров. У нас один священник болеет, у настоятеля температура, две певчие уже не приходят, регент – официально контакт первого уровня. На фоне этой картины настоятель пытается организовать торжественную службу – ведь «все приедут». Я пытаюсь его отговорить… Потом он мне звонит и говорит, что в интернете появилась информация про то, что у нас все болеют. Откуда, дескать, информация?

Я сказал, что пишу под замком в своем Facebook, и кто-то мог суммировать мои закрытые посты и выложить в открытый доступ. А кто это мог сделать, неважно, потому что клеветы в этом нет. Разве прихожане, те, кто приводит причащать детей, не должны это знать? А он мне сказал: «Вы даже не представляете себе, в каком вы залете, какая буря на вас в епархии».

Поскольку служить было некому, а хор болел, то неделю я дежурил в храме, выполнял требы и проводил отпевания. Однажды пришла журналистка Belsat с просьбой об интервью, настоятель по телефону, на удивление, не возразил. Интервью вышло - настоятель был возмущен что я с ним не согласовал текст, хотя ничего особенного я не сказал. Но я ему предложил: «Если я где-то сказал неправду, напишите контрстатью. А я вам отвечу. Начнется хоть какая-то движуха на сайте епархии, а не вечные службы епископа и молебны по благословению». Он ответил: не хочу ничего писать, готовьтесь, у вас будут проблемы.

«Сел на велосипед и уехал домой»

Подошел срок отпуска. Поскольку служить в храме было некому, я предложил перенести отпуск. Но настоятель настоял на том, чтобы я ушел и на это время отменил ежедневное богослужение, что для нашей епархии более чем удивительно. За два дня до окончания отпуска мне звонил настоятель. Но я не взял трубку. На следующий день днем пришла SMS: «У вас сегодня закончился отпуск, а Вас не было на службе. Приходите вечером». На следующий день, после утренней литургии, получаю еще одну SMS – надо срочно приехать в епархиальное управление.

Приехал, сижу в коридоре час, жду. Секретарь сказал: «Идет совещание. Ждите». Слышу голоса из кабинета – свою фамилию в таком контексте: «Убрать его из города, чтобы ноги его тут не было. В деревню его (ту самую, где не было отопления)! Он Кураеву руку пожимал в Кремле (после того, как Кураев упомянул Стефана (Нещерета) среди «голубых» епископов. Я выложил пост о той встрече с отцом Андреем в соцсетях, и это не осталось незамеченным)». Я понял, что момент настал. Посмотрел на часы – прождал уже почти час. Я подумал: «Что я тут делаю? Я позволю, чтобы надо мной дальше издевались? Чтобы отослали в деревню? Чтобы задолбали отчетами? Вить из меня веревки?» Я встал и ушел.

Вдогонку мне стал звонить секретарь. Я сказал, чтобы всю информацию мне прислали на почту. Звонил настоятель, но я ответил то же самое. Поехал на приход, забрал все свои вещи и отвез их домой. А вечером приехал в церковь, потому что должен был отслужить вечернюю службу. Но тут заявляются викарный епископ, мой настоятель, благочинный, и вручают мне приказ, что я уволен за прогул с правом перехода в другую епархию (если другой барин меня возьмет!), и трудовую книжку. Дослужить мне не дали. Я подписал все бумаги, сел на велосипед и уехал домой…

Потом изучил трудовую книжку, и понял, что мне вписали не тот пункт статьи Трудового кодекса: вместо «прогула» – «состояние токсического и алкогольного опьянения». И я подумал, что эта ошибка была по-своему символична: все эти годы я находился в состоянии токсического отравления.

Политика

А на этом фоне у нас, в Беларуси, разворачивалась президентская кампания. Уже сидели Тихановский, Бабарико. А до этого в России и патриарх Кирилл, и митрополит Иларион «топили» за обнуление Путина. Епископ Полоцкий Гурий, тогда ректор Минских духовных школ, в интервью напрямую говорил: «Скоро будем выбирать президента. Надо выбирать стабильность, то есть Лукашенко». Потом этот епископ, уже заболевший ковидом, служил праздничную службу в Жировицах, его из алтаря увезли в больницу, он заразил нескольких студентов. Но для него все закончилось хорошо. А вот несколько старшекурсников, записавших прямо из больницы милый позитивный видеоклип он отчислил непонятно за что.

Я тогда возмущался: разве это не участие в политике? А если я сейчас выйду на улицу с плакатом «Свободу политзаключенным», мне тут же скажут: попы не должны участвовать в политике. И еще до увольнения я, надев шляпу с широкими полями и маску, выходил на протесты. Стоял в Гомеле в цепочке. У нас тогда менты хватали глухонемых, представляете? 9 августа наша семья пошла на выборы, мы с женой и старшая дочь проголосовали за Тихановскую. И когда стало понятно, что такие массовые фальсификации, в тот же вечер я поехал на велосипеде в центр города на протесты. А несколько дней спустя, понял, что нужно защищать и церковь – поэтому вышел на пикет в подряснике с крестом и плакатом на белорусском языке: «Остановите насилие
Было понятно, что терпеть Лукашенко больше невозможно. А патриарх Кирилл поздравил его с победой, а за ним и митрополит Павел поздравил, причем не только от себя, но и от лица всей паствы и всех священнослужителей. Но моего поздравления там быть не могло!

Почему большинство верующих людей «съели» ситуацию с Лукашенко? Потому что они привыкли, что политика не наше дело. А священники привыкли, что у них не должно быть своего мнения. Один раз я в интернете публично высказался. Мне епископ устроил выволочку и сразу заставили писать объяснительную. Так и чувствовалось, что он ждал: «обещаю не иметь своего мнения». В итоге я написал: «Постараюсь свое мнение держать при себе». В этом августе это стало невозможным…

После ухода из церкви я пошел на курсы айтишников. Наши организации гражданского общества поддерживали тех, кого уволили по политическим соображениям. Меня уволили не за политику, но мне все равно помогли. Я продолжал выходить на марши. Уже новый минский митрополит Вениамин слал мне сигналы прекратить это делать. Но ни одного открытого, официального. Позже мне пришлось на велосипеде убегать по частному сектору от преследования на машине с неизвестными в штатском, такие же бандиты пытались меня в священнической форме скрутить и увезти с автобусной остановки… Потом меня арестовали. А когда я вышел из тюрьмы, отсидев в общей сложности 25 суток, то был в довольно неприятном и разбитом состоянии: не мог собраться с силами и сосредоточиться на учебе, слонялся по дому, временно перестал ходить на протесты. В город выезжал в шляпе, темных очках и намотанном на шею шарфе. Но меня и в таком виде узнали и приветствовали: «Жыве Беларусь, отец Владимир!». Это было и смешно и радостно: беларусы не сдаются и не сдадутся. Правда и Свет обязательно победят. Будет очень интересно наблюдать за поведением церковной иерархии, которая сейчас лобызается с узурпатором и угощает ОМОН тортиками. Надеюсь, люди церковные начнут понимать, что так любимая и охраняемая многими традиция - это «не поклонение пеплу, а передача огня».

В итоге мы решили уехали за границу. Сейчас мы во Франции, решаем текущие вопросы. Дети уже ходят в школу. Местные власти и жители нам очень помогают. В Беларуси Следственный Комитет шлет мне повестки, разыскивают по телефонам родственников. Мы, как многодетные и так уже числились в разряде «социально опасных», а тут еще я против насилия и геноцида. Могут просто отобрать детей… В РПЦ, в сегодняшнем ее виде, я своего служения больше не вижу. А тут есть церковные структуры, с которыми есть общий язык. Так что – жыве Беларусь i жыве Царква Хрыстова.
Tags: Расстриги
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal