диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

"Юнона" и "Авось"

"А сколько тревоги наделали когда-то наши Хвостов и Давыдов! Как Япония зашевелилась и стала вооружаться! Какую громкую славу приобрели себе здесь эти два немного взбалмошные лейтенанта и какой ужас навели на всех, начиная от Кунашира до Киусиу! (И как они подняли кредит России в глазах японцев: и Англия сделалась одною из русских губерний, и весь свет предпринял завоевать царь наш, заодно с турецким султаном!)"

Письмо обер-прокурору Ю. Толстому, 1869 год // Собрание трудов равноап. Николая Японского. В 10 тт. Письма. Том 1. М., 2018, с.94.


Комментарий издателя: В 1803 г. в Японию было отправлено российское официальное посольство во главе с графом Н. П. Резановым для установления торговых связей между странами. Переговоры были неудачными. Позже, не согласовав свои действия с Петербургом, Н. П. Резанов в целях исследования японского присутствия на Курильских островах и острове Сахалин распорядился направить туда экспедицию: фрегат «Юнона» под командованием лейтенанта Н.А. Хвостова и тендер «Авось», командиром которого был мичман Г. И. Давыдов. В результате этого похода были уничтожены несколько временных японских факторий, японские граждане взяты в плен (потом были отпущены). Впоследствии Хвостов и Давыдов были наказаны за самоуправство.

Подробнее:

... После полугода проволочек Резанов покинул Нагасаки с пустыми руками. Досада оказалась настолько сильной, что Резанов принял решение добиться цели любой ценой. По его указанию был куплен у американского предпринимателя фрегат «Юнона» и построен тендер «Авось», командирами которых он назначил работавших в РАК по контракту флотских офицеров лейтенанта Хвостова и мичмана Давыдова, которых снабдил секретной инструкцией.

Граф дал следующие указания: «Войти в губу Анива и, буде найдете японские суда, истребить их, людей, годных в работу и здоровых, взять с собою, а неспособных отобрать, позволить им отправиться на северную оконечность Матмая (так именовали остров Хоккайдо. - А К.). В числе пленных стараться брать мастеровых и ремесленников. Что найдете в магазинах, как то: пшено, соль, товары и рыбу, взять все с собою; буде же которыя будут ею наполненными и одаль строения, таковых сжечь… Обязать на судне вашем всех подписать, чтобы никто не разглашал о намерении экспедиции сей и чтоб исполнение ея в совершенной тайне было…»

Фрегат «Юнона» достиг губы Анива 6 октября 1806 года, и Хвостов высадился на берег. Островитян задобрили подарками и «разными безделицами, а на старшину селения надели лучший капот и медаль на Владимирской ленте».

К медали была придана грамота на русском языке: «… Российской фрегат «Юнона» под начальством флота лейтенанта Хвостова в знак принятия острова Сахалин и жителей онаго под всемилостивейшее покровительство Российского Императора Александра Первого старшине селения лежащего на восточной стороне губы Анива пожалована серебряная медаль на Владимирской ленте. Всякое другое приходящее судно как российское, так и иностранное просим старшину сего признавать за российского подданного».

Ввиду того что русские пришельцы и аборигены из-за незнания языка общались едва ли не знаками пантомимы, сахалинские айны вряд ли поняли процедуру награждения и посвящения их в российское подданство. Впрочем, их понимания никто и не спрашивал.

«Чтобы нанести более вреда японцам», Хвостов приказал сжечь кроме складов еще и японские магазины, казарму и кумирню. Глава русской миссии по установлению отношений с соседней страной с удовольствием отметил в отчете, что «островитяне помогали в сем очень усердно» и что «позволенным расхищением японских богатых магазинов привязал сердца их к россиянам».

4 мая 1807 года «Авось» покинул Камчатку, и 19 мая, завидев японское поселение на берегу острова Итуруп, мичман приступил к установлению торговых отношений с соседями в соответствии с инструкциями.

после того как миссионеры запалили всю японскую факторию, захваченные «бедные японцы перепугались и спрашивали, не будут ли их резать». Резать не стали, так как пленные поделились с гостями ценной информацией, руководствуясь которой Хвостов с Давыдовым начали капитальную зачистку всего острова. Сопротивление встретили только в одном месте — японцы малым числом открыли стрельбу, но их быстро отогнали ответными залпами с российских кораблей.

Нагрузившись награбленным, «Юнона» и «Авось» 16 июля 1807 года прибыли в Охотск. Однако здесь Хвостова и Давыдова встретили неласково: русские пираты были арестованы за лихоимство, против них начато следствие. Подследственные, однако, сумели бежать из-под стражи и добраться до столицы. Н П. Резанов к тому времени умер, но и без него влиятельные покровители при дворе разогнали тучи над головой миссионеров — их пожурили за самоуправство и горячность да и отправили служить на флот. Эта строгость с лихвой была покрыта деньгами: министр иностранных дел и коммерции граф Румянцев 2 августа 1808 года обратился с рапортом к Александру I оплатить жалованье и все расходы Хвостову и Давыдову, в том числе связанные с бегством из Охотска в Санкт-Петербург, в сумме 24 000 рублей за счет вещей, награбленных у японцев.

О результатах своего ходатайства перед царем 9 августа 1808 года граф Румянцев сообщал морскому министру П. В. Чичагову: «.. Его Императорское Величество повелеть изволило сего дела (имеются в виду пиратские набеги на японские селения. — Прим. А К.) им в вину не ставить; и вместе с тем изъявил высочайшее соизволение, чтобы за время бытности их в сей экспедиции удовлетворены они были жалованьем на счет вывезенных ими японских вещей и товаров...»

Вскоре комендант порта Охотск подполковник Бухарин, пытавшийся наказать Хвостова с Давыдовым за бандитские «художества», со службы был уволен.

14 октября 1809 года в Санкт-Петербурге Хвостов и Давыдов на Васильевском острове в гостях засиделись и не успели вовремя вернуться на Петроградскую сторону. Разудалость и хмель сыграли с ними плохую шутку: попытка перескочить через разводившийся мост оказалась для приятелей трагической — они утонули в холодной Неве.

Корабли «Юнона» и «Авось» ненадолго пережили своих бывших командиров: в следующем году у берегов Камчатки и Аляски они погибли с экипажами во время шторма.

В Японии фамилии Хвостова и Давыдова на слуху по сей день. Поминают их нехорошо.

https://www.kommersant.ru/doc/2295947

Тэг: "А нас-то за что?"

И, да, я в курсе, что в те годы "так вели себя все". Что и ставит вопрос о том, отчего поведение европейцев становилось более приличным и христианским именно по мере падения политического влияния христианской церкви.
Tags: Истории
Subscribe

  • Про настоящих монахов

    1234 год. Венгерские миссионеры отправились на поиск свое прародины, с которой венгры переселились в Европу. "В том месте братья не нашли…

  • Забытый русский историк

    Михаил Клименко. Родился в 1924 году. Автор книги «Распространение христианства на Руси от Владимира Святого до 17 века». Она была издана по…

  • Моя двойка

    Если бы мне сегодня пришлось сдавать экзамен по миссиологии, я провалился бы. Судите сами: «Инкультурация есть способ «внешнего» воздействия…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments

  • Про настоящих монахов

    1234 год. Венгерские миссионеры отправились на поиск свое прародины, с которой венгры переселились в Европу. "В том месте братья не нашли…

  • Забытый русский историк

    Михаил Клименко. Родился в 1924 году. Автор книги «Распространение христианства на Руси от Владимира Святого до 17 века». Она была издана по…

  • Моя двойка

    Если бы мне сегодня пришлось сдавать экзамен по миссиологии, я провалился бы. Судите сами: «Инкультурация есть способ «внешнего» воздействия…