диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Миссия среди молодежи

Тема "Обычная пастырская катастрофа" взята из телеграмма Батюшки Лютера:

Миссия среди молодежи

Поговорим на вечно актуальную и вечно провальную (на самом деле, нет, за что спасибо отдельным энтузиастам) тему миссии среди молодежи.
Вопрос о том, насколько важна миссионерская работа среди молодого поколения (старших школьников, студентов, молодых взрослых), активно начали обсуждать благодаря неустанной деятельности в 1990-е и 2000-е годы «диакона всея Руси» о. Андрея Кураева. Он на протяжении всех своих миссионерски активных лет постоянно настаивал на том, что миссия для молодых это непременное условие настоящего и будущего церкви. Его методика, отчасти, заключалась в том, чтобы подружить молодежь с христианством через открытие им христианских подтекстов в популярной культуре (ставшие классикой толкования «Матрицы» и «Гарри Поттера», совершенно новаторские проповеди на рок-концертах, цитирование на лекциях песен Шевчука, богословский разбор «Кода да Винчи» и прочие примеры). Сегодня все это не то чтобы тотально устарело, скорее, осталось во вчерашнем дне, в котором еще не было YouTube, Оксимирона и Netflix.
Можно продолжать миссию по кураевской методике и искать богословские смыслы у Антона Лапенко и Моргенштерна (пока что, правда, получается ровно противоположное), но все подобные толкования уже не произведут того взрыва, который учинил о. Андрей Кураев, а окажутся просто-напросто очередным видео (подкастом, постом) в жанре «скрытый смысл в таком-то сериале/песне» и попыткой натянуть сову на глобус. Миллениалам и зумерам гораздо лучше заходят не полуконспирологические рассуждения о том, что хотел сказать автор, а научно-популярные, но многосторонние лекции, которыми полнится YouTube, где богословию если и отведено какое-то место, то не главное. В век максимальной доступности информации в почете погружение в океанические глубины, а не плавание на богословски отгороженном участке у берега.
Что гораздо важнее, христианский подтекст уже никого не удивляет. Люди успели привыкнуть к мысли, что европейская и русская культура сформированы христианством, от этого факта их теперь не штырит настолько, что хочется все бросить и податься в верующие. В общем, методика торжественного раскрытия христианских смыслов сошла на нет.
Все это подводит нас к вопросу: как проповедовать молодежи? Для ответа на него батюшка Лютер расскажет историю из совершенно другого контекста, которая, однако, прекрасно показывает главный принцип проповеди среди молодых



Какой вывод о проповеди среди молодежи можно сделать из примечательной истории, опубликованной в предыдущем посте? Нет, не только вывод о том, что церковь должна заниматься социальным служением, что должны существовать крепкие общины, а верующие должны быть собраны в Тело Христово. Это все важно, но это не ответ на поставленный вопрос: «какова благая весть, дающая надежду?». Ответ на этот вопрос и есть ядро того послания, которое церковь может нести молодежи, потому что именно молодежь особенно чувствительна к поиску смыслов. Это может звучать банально, но это важно сформулировать: в чем заключается благая весть и почему она дает надежду молодым?
Тут стоит разобрать некоторые популярные ответы на этот вопрос. Например, самый неоднозначный: «благая весть в том, что вы можете послужить своему государству» (это, кстати, и есть лейтмотив всей православной патриотической работы).
Или вот такой вариант, популярный среди либерального крыла: «благая весть в том, что можно часто причащаться». Тоже так себе, честно говоря, потому что непонятно, а что в этом хорошего? Чувство единства с Богом? Но если за причастием не стоит никакого подлинно христианского братского общения, то чем оно лучше любых других православных ритуалов?
Третья версия: «благая весть в том, что вы можете спастись/обожиться». Это ни что иное, как православная формулировка той же протестантской максимы «ты уже спасен» или «твои грехи прощены», о которой пишет автор истории. Как это поможет молодому человеку, который, например, живет в депрессивном райцентре или вымирающем селе? Только если поможет сбежать от реальности.
Вот еще вариант: «благая весть в том, что у жизни есть смысл — служить Богу». Без конкретных дел милосердия, которые церковь может предложить верующей молодежи, этот лозунг сводится к простому алтарничанью или пению и чтению на клиросе, вот и все служение.
Как справедливо замечает автор истории, Благая весть индивидуальна, она не может быть стандартной. От этого вроде как становится сложнее, потому что нет единых рецептов, но в то же время и легче, потому что есть широкое пространство для размышлений и творчества.
Еще один важный нюанс: не стоит бояться якобы занизить высоту Евангелия. Да, слова об обожении или прощении грехов звучат возвышенно, но от этого и слишком абстрактно, а абстракция не трогает душу. В противоположность этому, хорошая новость о том, что есть компания неравнодушных людей, где тебе рады, где все друг другу братья и сестры, это очень важная новость для молодых, ищущих новые авторитеты и свое место в социуме. Не менее важна благая весть о том, что существует такое сообщество, в котором тебя не осудят и не обвинят (это, кстати, и есть основание для строительства инклюзивных церковных общин).
Все это может казаться розовеньким «разбавленным христианством», сведенным просто к добрым отношениям. Это, однако, не так, потому что, цитируя прп. Серафима Саровского, «всякое Христа ради делаемое доброе дело суть средства для стяжания Святого Духа Божьего».



Отрывок из книги Honest Sadness: Lament in a Pandemic Age (автор John Holdsworth, 2021 год).July 15, 2021
«Мой первый визит в Багдад пришелся на 2011 год. Я хорошо его помню, потому что он совпал с богослужением в американском посольстве в память о десятой годовщине разрушения «башен-близнецов», на этом богослужении я возглавлял литургию и проповедовал. <…> Когда священноначалие посещает Багдад, там всегда готовят какую-то программу, чтобы использовать эти визиты максимально полно. Так было и в тот раз. Когда мы прилетели, нас попросили провести вечер ответов на вопросы для молодежи храма. <…>
В той совершенно бесперспективной разрухе церковь вела – и до сих пор ведет – поистине героическую работу. Кроме богослужений, которые собирают сотни молящихся каждую неделю, она управляет тремя больницами, начальной школой и широкой продовольственной программой, ставшей настоящим спасательным кругом для местных жителей. Путешествовать в те времена было довольно сложно, никто никогда не знал, сколько народа соберется на церковные мероприятия. Но в тот первый вечер мы встретились примерно с сорока молодыми прихожанами в возрасте от 14 до 25 лет. Так получилось, что мне выпало отвечать на первый вопрос. Девочка примерно 15 лет спросила (по-арабски, мы общались через переводчика) следующее:
«Вы можете сказать что-нибудь, что дало бы нам надежду?».
Это был вопрос, который преследовал меня на протяжении всего визита <…> «Что, – думал я, – стало бы Божией благой вестью для людей, живущих здесь?». Вопрос юной девушки шел от самого сердца и был предельно реальным. Он прорастал из верующего непонимания, напоминая комбинацию двух стихов из книги Плача: «И сказал я: погибла сила моя и надежда моя на Господа» (3:18) и «Господь – мой удел, и потому на Него надеюсь» (3:24 РБО).
Интересно, как мы могли бы ответить на вопрос той девушки? Я прихожу к выводу, что мы часто используем термины типа «проповедь Евангелия» почти как слоганы, не задумываясь о том, что мы действительно говорим. Что, если бы я попросил репрезентативную группу христиан (если такую вообще можно найти) описать в паре предложений смысл Евангелия? В чем заключается Божья благая весть, которую остальные, те, кого мы хотим убедить, должны услышать, поверить и принять? <…> Той девушке, которая пережила годы войны, которая видела, как одна из самых утонченных культур Ближнего Востока скукожилась до масштабов каменного века, девушке, которая испытала нищету и насильственные разделения без какой-либо перспективы достойной работы, безопасной семейной жизни и мира, должен ли я был сказать ей: «Знаешь, у меня есть для тебя благая весть: твои грехи прощены»? Или даже: «Ты попадешь в рай, все будет хорошо, когда ты умрешь»? Если все это звучит слишком карикатурно, то может быть мне надо было последовать примеру американского капеллана, который подготовил видео-презентацию в тот день, когда я служил памятную литургию в посольстве? На фоне фотографий с разрушениями 11 сентября какой-то западный кантри-певец пел песню, где припевом шли примерно такие слова: «Я простой парень, даже не знаю, чем отличается Ирак от Ирана (он произносил их нарочито по-американски: «Ай-рак» и «Ай-ран»), но вот что я знаю: Иисус любит меня». В этом наше Евангелие? Это Благая весть? Это Бог хочет сказать тем, кто переживает Его молчание?
Евангелие это не универсальный товар с рынка, это одна половина того разговора, в котором мы имеем честь участвовать.
Библия, не только Новый Завет, изобилует хорошими новостями, сказанными разным людям в разных обстоятельствах: хорошими новостями о здоровье и исцелении, о безопасности творения, о Боге, Который постоянно призывает нас не бояться, потому что Он рядом с нами. Там есть хорошие новости о том, что зло побеждено, о том, что в жизни есть цель, о том, что у нас есть предназначение. <…>
Да, там есть хорошие новости о прощении, они особенным образом звучат для тех, кто борется с бременем вины. Да, там есть хорошие новости о том, что Бог любит нас, они особенным образом звучат для людей, которые никогда не испытывали человеческой любви, для тех, кто страдает от заниженной самооценки, но это не одни и те же люди. <…>
Евангелие это благая весть не только для испытывающих чувство вины. Оно для сокрушенных. То, что я должен был сказать той девушке в Ираке, я ей тогда не сказал. <…> В своей жизни она не могла никому доверять, это была жизнь в failed state, где новые идентичности совершенно сектантского свойства жестоко разделяли людей, где человеческие сообщества несли опасность, а часто и вообще не были возможны, где эмиграция и военные потери полностью подорвали семейные связи. Благая весть, которую ей необходимо было услышать, заключалась в том, что человеческое сообщество, построенное по воле Божьей, возможно. Конечно, хорошие новости всегда требуют доказательств, иначе можно просто загнать добрых людей в порочный круг отрицания. Доказательством для нее было существование ее храма. Посреди всех этих неправильных, умерщвляющих и унизительных обстоятельств каждую неделю собиралась община, которая жила Евхаристией, скромно доказывая, что это возможно»
Tags: Миссия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Перевертыши

    Письмо епископу Переславскому Иннокентию о церковном имуществе в Порт-Артуре май-июнь 1906 г. Получив номера «Известий Братства Православной Церкви…

  • Святой отрок

    "В 1872 году я отправил одного ученика, которому еще нужно было учиться русскому языку вне школы и потом поступить в семинарию. К сожалению,…

  • До чего доводит борьба с режимом

    Активный борец за водворение "русского мира" в Киеве Мирослава Александровна Бердник вопрошает - "Эта, модная у недорослей прическа, только мне…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 87 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal

  • Перевертыши

    Письмо епископу Переславскому Иннокентию о церковном имуществе в Порт-Артуре май-июнь 1906 г. Получив номера «Известий Братства Православной Церкви…

  • Святой отрок

    "В 1872 году я отправил одного ученика, которому еще нужно было учиться русскому языку вне школы и потом поступить в семинарию. К сожалению,…

  • До чего доводит борьба с режимом

    Активный борец за водворение "русского мира" в Киеве Мирослава Александровна Бердник вопрошает - "Эта, модная у недорослей прическа, только мне…