диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Атеистические репрессии. Всего 30 лет назад.

15 июля 2012 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, губернатор Смоленской области А.В. Островский и председатель Клуба православных журналистов, главный редактор портала «Религия и СМИ» А.В. Щипков приняли участие в церемонии открытия на историческом здании Смоленского государственного университета мемориальной доски, посвященной педагогу Татьяне Николаевне Щипковой, репрессированной за религиозные убеждения в 70-80-х годах ХХ века.

На торжественном мероприятии присутствовали ректор Смоленского государственного университета Е.В. Кодин, епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, члены делегации, сопровождающей Его Святейшество в ходе Первосвятительского визита, представители областной и городской администрации, преподаватели и учащиеся СмолГУ, духовенство Смоленской епархии.

Святейший Патриарх Кирилл, губернатор А.В. Островский и А.В. Щипков сняли покров с мемориальной доски.

Затем к собравшимся обратился Предстоятель Русской Церкви:

«Я хотел бы всех сердечно приветствовать с этим замечательном событием — на здании Смоленского университета водружена и открыта мемориальная доска в честь Татьяны Николаевны Щипковой. Она пострадала на излете 1970-х — в начале 1980-х годов, когда как будто бы уже и не было никаких гонений, когда самые грозные кровавые гонения 20-х, 30-х, 40-х годов, когда тяжелейшие для Церкви нашей гонения времен Хрущева прошли. Многим казалось, что все закончилось. Но закончилось только для тех, кто находился в узких рамках некоего религиозного гетто, определяемых властью. А те, кому было тесно в этом гетто, кто хотел большего, кто хотел больше знать о своей вере, кто хотел распространить влияние православной веры на общество, на народ, для тех гонения продолжались.

Татьяна Николаевна как раз и относилась к числу тех людей, которые не хотели жить в религиозном гетто. Будучи преподавателем здесь, в тогдашнем педагогическом институте, занимаясь филологией, латинской, французской филологией, историей французской литературы, она умела во время лекций передавать знания о вере, о христианской традиции, о Евангелии тем, кто ее слушал. И с каким же вниманием ее слушали! Я знаю тех людей, я застал их, будучи еще митрополитом Смоленским, которые от нее впервые почерпнули какие-то знания о вере. И этого было достаточно для того чтобы она была арестована, лишена звания кандидата филологических наук и три года провела в лагерях в далеком Уссурийском крае. <…>

Память о таких людях, как Татьяна Николаевна, о тех, кто ее окружал, о людях, которые готовы были идти на муку и страдания ради того, чтобы народ наш узнал о вере, молодежь наша была к ней приобщена, должна помочь нам осознать непреходящее значение, в том числе религиозного образования в вузах, в школах и везде, где это только возможно, потому что религиозное образование есть приобщение к фундаментальным нравственным ценностям, к некоему нравственному коду поведения человека, без которого, особенно в наш высокотехнологичный век, трудно людям остаться людьми.

Я выражаю особую радость по поводу того, что сегодня происходит. Нам нужны памятники, свидетельствующие о подвиге духа, о несгибаемости людей, об их способности провести веру свою в сердце даже в условиях гонений. Еще будучи митрополитом Смоленским, я обсуждал со строителями, реставраторами тему реставрации Успенского кафедрального собора. Специалисты, которые приступали к этой реставрации, убеждали меня в том, что уж больно плохое крыльцо в Успенском кафедральном соборе — гранитные плиты полуразрушенные, неправильно сложенные, их нужно заменить на новые. Я сказал, что этого категорически делать нельзя, потому что гранитные плиты на крыльце Успенского кафедрального собора — это великий памятник несгибаемости веры и духа нашего народа. На этих самых ступенях в 1920-х годах были расстреляны православные люди только потому, что они встали на защиту духовных ценностей. К этим ступеням прикладываться надо, а не менять их на новоделы. К счастью, эти ступени сохранились.

Я думаю, что такое же значение имеет и мемориальная доска. Мы должны помнить о тех, кто жертвовал собой во имя духовной, нравственной, религиозной силы нашего народа. Вечная память Татьяне Николаевне».

В кратком слове глава региона А.В. Островский, в частности, отметил: «Для меня большая честь спустя два с лишним месяца после назначения губернатором Смоленской области вместе со Святейшим Патриархом принимать участие в открытии памятной доски в память о Татьяне Николаевне. Как абсолютно справедливо заметил Святейший Патриарх — вера, несгибаемая воля позволяют нам жить, позволяют нам существовать, позволяют нам строить новую Россию».

К участникам церемонии обратился сын Татьяны Николаевны А.В. Щипков:

«Мы собрались сегодня здесь, в Смоленске, возле университета открыть мемориальную доску моей матери Татьяне Щипковой, которая преподавала здесь и была подвергнута репрессиям и гонениям за то, что не скрывала своей веры, за то, что рассказывала студентам о Христе, за то, что в условиях идеологической несвободы позволила себе быть свободной.

Физическую свободу можно отобрать и отправить человека в тюрьму, как это сделали с моей матерью. Но свободу верить, свободу молиться, свободу общения со Христом отобрать невозможно.

Мама вспоминала, как в лагере в Уссурийском крае юная зечка просила ее записать молитву Божией Матери "Богородице Дево, радуйся!" Девушка прятала эту молитву, опасаясь, что при очередном осмотре листочек "зашмонают". Мама говорила ей: "Не прячь, выучи наизусть и молча молись! Оттуда — не зашмонают!"

Внутреннюю духовную свободу "зашмонать" невозможно. Но свободы можешь достичь только тогда, когда заплатишь за нее сам. А если за нее платят другие, то это кредит, который мы должны отдавать. Татьяна Щипкова заплатила сполна, сохранив верность Христу, Церкви и Отечеству. <…>

Я не буду вспоминать обстоятельства ее увольнения и ареста, но я не могу не вспомнить тех людей, которые пострадали в тот год, но не поступились принципами, не предали свои убеждения. Потому что если меня и мою жену Любовь Щипкову исключали из института как близких родственников, то другие пострадали абсолютно безвинно. Это Елена Каштанова, студентка французского отделения, а ныне ведущий сотрудник Поленовского музея на Оке, это студент английского отделения Игорь Маллер, ныне протодиакон смоленского Успенского собора, это преподаватель математики Ирина Николаевна Демидова, живущая ныне в Петербурге. <…>

Гонения на христиан продолжались до конца советской власти. Ученика Татьяны Щипковой, тоже смолянина, — Владимира Пореша и других православных освободили из лагерей лишь в 1986-87 годах, накануне празднования 1000-летия Крещения Руси. Мы должны помнить об этих гонениях и открыто об этом говорить, потому что это история нашей Родины, и мы не хотим, чтобы это повторилось.

Гонения прекращаются тогда, когда мы признаем их и раскаиваемся в содеянном. Открытие этой доски — видимый знак этого признания и этого раскаяния. Поэтому я считаю, что гонения на православную христианку Татьяну Николаевну Щипкову закончились сегодня, в тот момент, когда Патриарх Русской Церкви снял покрывало с мемориальной доски, на которой написано: "Здесь преподавала Татьяна Щипкова, пострадавшая за православную веру в годы гонений"».

А.В. Щипков поблагодарил Святейшего Патриарха Кирилла, губернатора Смоленской области А.В. Островского, епископа Смоленского Пантелеимона, руководство Смоленского государственного университета за участие в установке и открытии памятной доски.

Участники церемонии возложили цветы к мемориальной доске.

По окончании мероприятия Святейший Патриарх Кирилл отбыл в Москву. На вокзале Смоленска Предстоятеля Русской Церкви провожали губернатор области А.В. Островский, епископ Смоленский и Вяземский Пантелеимон, духовенство Смоленской епархии. Святейший Владыка поблагодарил руководство области и епархии за организацию визита.

***

Татьяна Николаевна Щипкова в 1961-1978 гг. была преподавателем факультета иностранных языков Смоленского педагогического института. Преподавала латынь, читала курсы по истории французского языка, теоретической грамматике, античной истории и культуре. Вместе с тем, она знакомила студентов с библейскими текстами, рассказывала о Христе. Татьяна Николаевна была верующим православным человеком. На рубеже 70-80-х годов XX века она была репрессирована за свои религиозные убеждения: лишена ученой степени кандидата филологических наук, уволена из института, арестована и посажена в тюрьму. С 1980 г. по 1983 г. она в уссурийской исправительной колонии номер 267/10. После тюрьмы была ограничена в социальных правах, работала вахтером и не могла вернуться к преподавательской работе вплоть до начала 1990-х годов.

Решение об увековечении памяти Т.Н. Щипковой было принято Смоленским городским советом. Мемориальная доска установлена на старом здании Смоленского государственного университета. Она представляет собой бронзовый портрет с надписью «Здесь с 1961 по 1978 год преподавала Татьяна Николаевна Щипкова, пострадавшая за православную веру в годы гонений». Идею установки доски поддержали Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл и губернатор Смоленской области А.В. Островский.

Автор бронзового портрета — скульптор А.Д. Казачок, член Союза художников СССР, ученик и соавтор великого скульптора, смолянина, народного художника СССР Сергея Тимофеевича Конёнкова.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 346 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →