диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Кому послушен монах?

Принято считать, что один из трех ключевых обетов монаха, даваемых им при постриге - это обет послушания. Но - кому?
Игумену монастыря, в братство которого он вступает?
Лицу, совершившему постриг?
Духовнику, которому он препоручается после пострига?
Если кто-то из названных трех лиц переходит на другое послушание (игумен становится епископом другой епархии и т.п.) - обет, высказанный ему, переносится на другого игумена, заменившего его в  обители, или же личное послушание постриженика постригавшему сохраняется?
Понимаю, что сегодня считается, что тут "ничего личного": обет дается системе. При смене игумена и духовника монах все равно не может покинуть обитель. Своего рода правило левирата. Помер любимый муж - изволь идти за его брата (у мужчин такая форма называется сорорат).
Неловкость тут есть: юноша пожелал пойти за конкретным знаемым ему духовным наставником, но после его ухода из обители должен считать своим наставником и отцом назначенного духовно-постороннего ему человека, вполне иного духовного склада.
Но все же в чине пострига сказано:    "Хранишь ли даже до смерти послушание к настоятелю и ко всей о Христе братии?"
Тем более очевиден богословский волюнтаризм "архимандрита" Дорофея Дбар, захватившего  абхазский Ново-Афонский монастырь. Он пишет так: "Монах во время пострига дает обет послушания своему игумену (не начальнику, а духовному руководителю" (Христианская Абхазия, август 2012, № 8 (64), с. 15).
А невежи в богословии млеют от того, какой образованный, честный и духовный у них теперь пастырь...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 179 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →