диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Племенная спайка кочетковцев

Руководство Архангельской областной научной библиотеки имени Н.А. Добролюбова выражает свою обеспокоенность попытками использовать имя и пространство библиотеки в целях, которые не соответствуют ее деятельности и общественному предназначению.
На встрече с протодиаконом А. Кураевым, прошедшей 13 января в актовом зале библиотеки, на наш взгляд, в некорректной форме обсуждалась ситуация вокруг Заостровского прихода, что нашло отражение в последовавших публикациях в сети Интернет и бросает тень на доброе имя библиотеки.
Ценности, на которые сегодня опирается в своей деятельности наша библиотека – это открытость и демократичность, плюрализм мнений и толерантность, общественный и культурный диалог и сотрудничество - привлекают многих партнеров и позволяют библиотеке занимать достойное место в современной общественной, интеллектуальной и культурной жизни нашего края.
Сотрудничество библиотеки со Свято-Сретенским Заостровским приходом и его настоятелем отцом Иоанном Приваловым началось в трудные для России 90-е годы и всегда было направлено на формирование столь необходимой нашему обществу и во многом утраченной духовно-нравственной опоры, которая во все времена поддерживалась лучшими образцами русской культуры и ее яркими творцами.
Многие архангелогородцы, бывшие непосредственными участниками тех замечательных встреч в Добролюбовке, хранят память о них, как о неоценимом культурном и духовном опыте и уважают их организатора и вдохновителя.
Мы считаем, что принятое в Архангельской епархии по отношению к Заостровскому приходу решение является сугубо внутрицерковным делом, которое мы не компетентны и неправомочны обсуждать. Но при этом вызывает недоумение и неприятие то, как это делается, и то, что сами представители церкви выносят конфликт на светскую территорию, действуя отнюдь не по христианским традициям.
Негативно оценивая последствия, которые повлекла за собой встреча с протодиаконом А. Кураевым, прошедшая при большом стечении людей, мы видим опасность использования общественного пространства библиотеки, по существу, в антиобщественных целях.
Сложно было предусмотреть это на этапе приема заявки на проведение лекции известного миссионера на тему «Бог есть любовь». Учитывая данные обстоятельства и свою меру ответственности, библиотека вынуждена объявить мораторий на проведение открытых публичных мероприятий религиозной направленности в своем помещении, поскольку не разделяет и не принимает методы и технологии, используемые некоторыми служителями церкви».
http://lib.aonb.ru/news.phtml


***
Что ж, я давно говорил, что самая тоталитарная секта – это наши либералы. Вот и здесь - кто первым встал на путь запретов и мораториев? У меня нет никакой административной власти и я никому ничего запретить не могу. Архангелогородская митрополия не запретила о. Иоанну Привалову ни служить, ни проповедовать, ни общаться с его прихожанами.

Но кочетковцы мгновенно проявили всю силу своей племенной спайки (тихо, тихо, это не вожделенно-искомый ими антисемитизм, а отсыл к известной фразе академика Сергея Аверинцева про «племя советской интеллигенции») и страсть к цензуре.

На той встрече ЕДИНСТВЕННОЕ, что я сказал о кочетковцах – что от них пахнет тоталитарной сектой. В ответ они сделали то единственное, чем могли абсолютно подтвердить мое ощущение - где смогли, они ввели запрет на дискуссию о них. Где смогли, настучали про «антиобщественные цели».

Ну, и конечно, передернули так, что рериховцы могут учиться у них.

В чем меня переврали?

1. В своих лекциях я ни слова не говорил ни о кочетковцах, ни о скандале вокруг прихода в Заостровье. Ни прямо, ни косвенно. Я приехал с обычными своими лекциями, не собираясь участвовать в этих внутриепархиальных и посторонних для меня дискуссиях.

2. О Заостровье я старался не говорить, даже когда меня об этом спрашивали, и соответствующие записки отодвигал на самый конец встреч и зачитывал их последними по исчерпании других вопросов. Так что не я обращался к этой тематике, и лишь сами кочетковцы, пришедшие на эти встречи, требовали внимания к своему сюжету. Кочетковцы навязывали свою тематику, а виноват, оказывается, я - «сами представители церкви выносят конфликт на светскую территорию».

3. В ответ на вопрос из зала мною по этому сюжету было сказано лишь то, что от кочетковцев исходит запах секты и что я готов отвечать за свои слова (в ответ на обвинение в клевете и соответствующие угрозы из зала от одной возбужденной дамы): "Кочетковцы это умелые медийные бойцы, и поэтому они очень легко совершают подмену тезисов. Есть парочка, для светского сознания симпатичных идей в их жизни и учении. Скажем то, что они служат на русском языке. И они пробуют говорить о том, что нас преследуют за то, что мы служим на русском. На самом деле не в этом дело. Я вот не спорю с ними по поводу языка. По поводу тех или иных новизн или измены богослужения. Это не моя тематика, я об этом тоже с ними спорить не буду. Есть другое, есть запах, который от них идёт. Запах тоталитарной секты. И здесь, в Архангельске, и в Москве. Культ одного человека, авторитет которого превыше всего, воспитание своих адептов в духе презрения по отношению к остальным православным. «Вы недохристиане, вы не отмессионерены нами», – вот это есть. И вот прежде всего из-за этого, где бы они ни были, на них возникает аллергия». То есть я говорю о том, что с моей точки зрения  в кочетковском движения мало свободы, а мне говорят, что я недостаточно демократичен и толерантен?

4. «библиотека выражает свою обеспокоенность попытками использовать имя». Интересно, кто этот злодей? Я вот ни разу имя этой библиотеки не упоминал. Говорят о ней лишь кочетковцы в своих пасквилях про меня. Но именно про них дальше руководство библиотеки отзывается как о своих друзьях.

5. «На встрече в библиотеке, на наш взгляд, в некорректной форме обсуждалась ситуация вокруг Заостровского прихода, что нашло отражение в последовавших публикациях в сети Интернет и бросает тень на доброе имя библиотеки». Опять: только и исключительно кочетковцы «в последовавших публикациях в сети Интернет» упоминали про библиотеку. Получается, что именно и только они «бросают тень на доброе имя библиотеки».

6. В иных своих «репортажах» с лекции в библиотеке кочетковцы возмущаются, что я назвал Ломоносова стукачом, а молдаван быдлом. Очень «интеллигентно» с их стороны. О доносах Ломоносова я упомянул в ответ на предложение о его прославлении в лике святых, причем пояснил, что доносительство вельмож друг на друга – это типичная черта той эпохи. Стучали на него, стучал и он (см., например, http://www.lebed.com/2003/art3494.htm ). Нам нужен такой святой? Про молдаван я говорил не как о своем убеждении, а как о мнении московских мажоров тридцатилетней давности (дальнейшие мои пояснения про то, Молдова – не только южная окраина Российской империи, но и северная окраина империи Римской, и что молдавский язык сродни латыни и французскому, были, конечно, опущены «честными репортерами»). Контекст этого воспоминания о молдаванах также был проигнорирован интеллигентными сектантами. А речь у меня была о том, что на моем курсе в МГУ были ребята со всего союза - из Прибалтики и Украины, Молдавии и Кавказа. Потом наши философские или религиозные взгляды стали разными, но когда мы встречаемся, наша общая университетская закваска берет верх , и мы легко вновь находим общий язык.

видео здесь
http://gazetakifa.ru/content/view/4658/31/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →