диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

"Я работаю по заданию президента"

Подвел, оказывается, протодиакон

16 декабря состоялось второе заседание Экспертного совета при Отделе религиозного образования и катехизации Русской православной церкви, на котором рассматривались вопросы подготовки учебно-методических материалов для преподавания модуля «Основы православной культуры» в рамках федерального эксперимента по ведению в школы курса «Основы религиозных культур и светской этики». В очередной раз совет рекомендовал для преподавания учебное пособие под редакцией протодиакона Андрея Кураева. 28 декабря выбор должен быть сделан окончательно, а ситуация складывается непонятная. Во-первых, в Сети появились главы из учебника под редакцией о. Андрея, которые свидетельствуют о том, что пособие далеко от заявленной министерством культурологической направленности курса. Во-вторых, из интервью координатора группы разработчиков, созданной в рамках Министерства образования, неожиданно выясняется, что официальным представителем РПЦ в группе была Людмила Шевченко, чье пособие церковный Экспертный совет как раз отклонил. А учебник под редакцией протодиакона Кураева возник более или менее неожиданно практически для всех участников процесса. Чтобы разобраться в ситуации, «Ежедневный журнал» поговорил с членом группы разработчиков, ст. н. с. Института всеобщей истории РАН и ответственным секретарем редколлегии журнала «Христианский Восток» Алексеем Муравьевым.

Алексей Владимирович, до последнего времени из всех материалов в прессе, не очень, впрочем, многочисленных, так и не было понятно, что же, собственно, происходит с учебниками по православной культуре. Когда появилось сообщение Отдела катехизации патриархии, что из двух учебников, Л. Шевченко и о. А. Кураева, выбран учебник Кураева, создалось такое впечатление, что оба автора работали в рамках редакционного совета патриархии и вот теперь совет сделал выбор. Была также полная уверенность, что церковный редсовет координирует свои действия с министерством, раз уж достигнуто соглашение о сотрудничестве. Но все совсем не так, как теперь становится ясно. А как?

— Начнем по порядку. В конце июля президент Дмитрий Медведев одобрил идею преподавать в школе духовно-нравственные предметы, в августе началась работа, и к осени уже было объявлено о запуске эксперимента или апробации курса «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). Для этого был создан Межведомственный совет с широким межконфессиональным участием под председательством министра образования и науки Андрея Фурсенко. Именно Совет сформировал группу разработчиков и выдвинул ее координатора, профессора Марианну Шахнович из Санкт-Петербургского университета. В группу разработчиков была приглашена и Русская православная старообрядческая церковь, представитель которой обратился ко мне как к профессиональному историку и своему единоверцу с предложением поработать от лица старообрядчества над первым модулем учебника — светским изложением основ культуры восточного христианства (т.е. православия). Министерство объявило мне, что надо будет работать в тандеме с представителем РПЦ, с чем я конечно же согласился, изъявив полную готовность. Ни о каком редсовете РПЦ, ни тем более о том, что именно РПЦ «занимается» этим модулем, нас не информировали.

Дальше ситуация развивалась довольно странно: официально членом группы разработчиков от РПЦ была Людмила Шевченко, и я постоянно искал сотрудничества с ней, но она от непосредственного сотрудничества уклонялась. Она же первая и сообщила нам, что существует некая параллельная «редколлегия РПЦ». Протодьякона Андрея Кураева я давно знаю и сразу попытался созвониться с ним, чтобы выяснить смысл происходящего. Увы, и он уклонился от контакта. Может быть, дело в том, что Андрей Вячеславович не был членом нашей группы, он не входил в официальный список, утвержденный властями. Поскольку согласовать действия не получилось, Министерство и члены Межведомственного совета дали мне команду готовить курс модуля самостоятельно, что было мной и исполнено. Теперь про Редакционный совет патриархии уже все известно, но я работаю по заданию президента в рамках редколлегии, утвержденной государственной властью, и смиренно жду, что либо г-жа Шевченко, либо о. Андрей начнут сотрудничество, о котором была договоренность.

 

Почему было решено готовить все пособия на единой методической основе?

—Дело в том, что задача сделать такое пособие очень сложна. Как не внести разделения в среду детей? Тем более что им всего 10-11 лет! Поэтому на заседании рабочей группы было принято такое решение, за него проголосовали и педагоги, и психологи, и методисты, и представители Рособрнауки. Необходима параллельность подачи материала еще и потому, что последние 5 уроков будут общими для всех учеников — для всех модулей.

 

Учебники должны были пройти педагогическую экспертизу. Были ли определены критерии этой экспертизы и кем?

— Видите ли, методическое руководство осуществляется со стороны Академии повышения квалификации педагогических работников, ее специалисты и издательство «Просвещение» осуществляют редакцию и экспертизу текста. Пока иного нам не предписано министерством и Советом, мы работаем в таком формате. Все экспертизы, которые я видел, были сделаны «самодеятельно», то есть в неофициальной форме. Так, например, представитель РПЦ МП епископ Меркурий ознакомил членов Межведомственного совета с отрицательным отзывом на учебник Андрея Кураева, но поскольку протодиакон не является членом группы разработчиков, то как мы можем реагировать на эту рецензию? Я слышал, что сам дьякон попросил своих знакомых отрецензировать его курс, но официально никто не ознакомил ни Совет, ни группу с этими рецензиями.

А критерии сложные: курс должен быть, с одной стороны, действительно культурологическим, то есть ставить своей целью не индоктринацию, а ознакомление детей с основаниями православной культуры, с другой — он должен быть понятен ученикам 4-5 классов. Еще одна важная деталь — преподавать предмет будут обычные учителя, чьи знания о православии могут быть очень разными. У кого-то есть база, у кого-то ее нет, и мы должны учитывать это в своей работе. Совместить все эти параметры, честно говоря, очень трудно, и у меня есть серьезные опасения по этому поводу. Но поскольку нам сказали работать — мы работаем.

 

В рецензии академиков прямым текстом сказано, что учебник о. Андрея носит вероучительный характер. Что думает по этому поводу Министерство образования, которое устами министра Фурсенко миллион раз сказало, что курс будет светским и культурологическим?

— Я уже сказал, что эта рецензия неофициальная и имеет смысл только внутри РПЦ МП, но не для членов Совета и группы разработчиков. То, что я видел из материалов учебника Андрея Вячеславовича, кажется мне неформатным и откровенно вероучительным. Но, повторяю, я не видел всего его труда, его мне никто не предоставил. Предоставят — или сам о. Андрей, или министерство, — тогда я смогу говорить. А то, что публикуется в Сети, в частности в ЖЖ, мне кажется просто провокацией. Не мог, мне кажется, дьякон Андрей, которого я знаю как разумного человека, написать такой текст. Он даже не соответствует плану, утвержденному министерством! Понимаете, этот курс должен быть подчеркнуто отстраненным и светским. А в Сети лежит текст, скажем так, совершенно иной ориентации.

 

Учебник Людмилы Шевченко, который в отличие от глав из пособия о. Андрея, вывешенных на сайтах, вовсе недоступен для общественности, в какую сторону отличается?

— Учебник Шевченко так никогда и не был в окончательном виде предоставлен в Совет и на группу. Те материалы, которые я видел, свидетельствуют, что Людмила Леонидовна высокопрофессиональный педагог, но она иногда слишком поглощена «радостным миром православной культуры», ей не хватает дистанции. Однако я думаю, что и учебник Шевченко, и текст Кураева (если протодиакон войдет в группу разработчиков) можно доработать до разумного вида.

 

krasovkin.livejournal.com


 

Протодиакон Кураев (на фото), еще когда все активно обсуждали учебник Аллы Бородиной, неоднократно заявлял, что нужно писать строго культурологическое пособие с оглядкой на Аверинцева, Лосева и пр. Почему он теперь отступил от этой позиции, как вы думаете? Ведь трудно предположить, что о. Андрей не понимает, что его учебник и близко не лежал ни к какой культурологии? Cудя по всему, он гораздо интереснее учебника Бородиной, но по своему миссионерскому пафосу, кажется, многажды его превосходит.

— Это для меня загадка… Может, он поменял свои взгляды. Я не знаю, честно говоря. Может, кто-то ему советует, может, еще что-то… Тут гадать бессмысленно.

 

Мне казалось бы, что патриархия должна не лоббировать этот учебник, а видеть его опасность — ведь курс ОРКСЭ вводится в рамках эксперимента, и тут такие сомнительные основания. Уверена, что многих родителей оттолкнет направленность учебника.

— Согласен, что это очень опасная тенденция. Неслучайно многие родители заранее отказываются от религиозных модулей (во многих регионах большинство родителей выбирает светскую этику — Прим. «ЕЖ»). Никому не хочется делать своих детей жертвами миссионерских экспериментов. Я, признаться, сам не люблю миссионеров, если можно так сказать, я «миссиофоб». Сейчас распространились такие формы, как проповедь на стадионах, «православные» мотопробеги с обнаженными девицами и полуголые попы с барабанами на рок-концертах, от которых мой покойный учитель Сергей Сергеевич Аверинцев пришел бы в ужас. Мы с ним много говорили об подобных вещах, он обычно называл это пошлостью — для него это было худшим ругательством. А что думал Лосев по поводу синодального миссионерства и форм этой примитивной «пропаганды церковной принадлежности», я рассказывать не буду, а то вы меня обвините в нетолерантности. Посмотрите его «Диалектику мифа» и «Очерки».

 

Вы, очевидно, видели пособия по другим религиям, они тоже вероучительные или все-таки культурологические?

— То, что я видел, носит культурологический характер, а не миссионерский. И вдобавок ни одна конфессия не дерзнула выставить в качестве автора священнослужителя — муллу, имама, ламу… Это очень опасно, ибо каждый священнослужитель — по определению вербовщик, миссионер.

 

Какое у вас впечатление от пособия по этике и истории религий?

— Я не знаком с текстом по этике. Лучше задать этот вопрос координатору группы профессору Шахнович. Что касается текста по истории религий, он готовится в нашем Институте всеобщей истории, где я работаю уже немало лет, под редакцией такого прекрасного специалиста, как академик Александр Чубарьян, думаю, за качество учебника можно не беспокоиться.

 

Почему научное сообщество так слабо и невнятно сопротивляется? Многие готовы абстрактно рассуждать о клерикализации школы, а вот когда дошло до конкретного дела, почти никто не высказывается.

— Сейчас ученые, влачащие довольно жалкое существование, не имеют сильного голоса. Премьер-министр Путин пытается дать ученым больше возможностей, но, увы, пока это только программы, планы. Многие ученые уже махнули рукой, не верят в то, что их голос будет услышан. Многие коллеги возмущаются тем, что православие становится чем-то вроде пресловутого «обществоведения» или «основ марксизма». Мне жалко, обидно за православную веру, но это синодальная, а затем и советская трансформация, плоды ужасного конкубината государства и конфессий, точнее, одной из них. Я вижу для нас только один путь — светское государство, жестко отделенное от всех Церквей и конфессий. Иначе нас ждет тупик.

 

Не кажется ли вам опасным, что курс, который еще совсем недавно назывался «Духовно-нравственная культура», если будет принят учебник Кураева, мы по сути начинаем с подлога? Если говорить попросту, мы откровенно врем детям — выдаем катехизис за культурологию.

— Да, такая опасность есть. И что самое неприятное, я могу оказаться в числе тех, кто будет в этом косвенно виноват. Очень не хочется этого допустить. Но надежда остается — работая совместно, можно многое исправить, у меня большой опыт различного сотрудничества — научного, педагогического, социального, религиозного. Все, что в моих силах, я сделаю, а там уже — как Бог рассудит.

Беседовала Светлана Солодовник





И САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ:


"Я совершенно согласен с моим хорошим френдом isemenov, что вся эта затея исходно опасна и вреда от ОПК может быть больше, чем пользы. Но увы, тут я лицо подчиненное" - из ЖЖ Муравьева.http://amypp.livejournal.com/375761.html

Какое трогательное единство: Шахнович против эксперимента и даже светской этики - и она же его координирует. Муравьев против ОПК - и пишет о нем же учебник... Какой высокой культуры люди!

Tags: ОПК, СМИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 132 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →