диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Через месяц - выборы киевского митрополита

(моя сегодняшняя статья в МК http://www.mk.ru/politics/2014/07/13/styd-i-khram.html):

Киевского митрополита выбирает очень небольшая группа людей - 58 человек. Это украинские епископы. Ни московский патриарх, ни украинские священники или миряне в этих выборах не участвуют.
В основном это люди без каких бы то ни было публично отстаиваемых богословских, церковных или политических программ. С медийной точки зрения это «семеро с ларца одинаковы с лица». И голосовать они будут не за программу или идею того или иного кандидата.
Предстоящие выборы похожи на выбор старосты в пятом классе:
«- Танечка, почему ты предлагаешь Машеньку? – Она хорошая девочка, и я с нею дружу».
Отличие только в том, что епископов даже никто не будет спрашивать о мотивах их тайного голосования.

Впрочем, процедура выборов нигде не описана. Тайное голосование или открытое? Сколько туров? Каковы требования к кандидатам? Должны ли они иметь украинское гражданство и входить в число украинских епископов? Может ли на соборе присутствовать представитель московского патриарха и с какими правами? Юридический пофигизм, очень ярко присущий украинской церковной жизни (в уставных документах УПЦ даже не прописано, как формируется управляющий ею Синод) проявил себя и в этом молчании.

Процедуру выборов установит сам собор, назначенный на 13 августа. Но вряд ли будут выступления и прения кандидатов с изложением их взглядов. Да и к чему это? Все в этом кружке прекрасно знают друг друга. Симпатии и антипатии давно уже определились.
Основной мотив предпочтения в таких условиях вполне очевиден: личные гарантии и обещания. Не будет любимого газетчиками выбора «с Россией или с Европой?». Будет столкновение личных интересов со все же неизбежными заботами о благе всей Церкви.

Сначала о первом. Ушедший митрополит Владимир по стилю своего правления был похож на Брежнева. «Сам живу и другим не мешаю». Изряднейшая часть подобранного им епископата – это бон-виваны. Люди, живущие по принципу «Бери от Церкви все». Епископство для них не служение и не крест, а власть, деньги, роскошная жизнь. Молодые люди, вышедшие из бедных семей и не получившие добротного образования, искренне и долго радуются неожиданно выпавшему им счастью.

IMG_7008

Лет шесть назад я оказался на юбилее 35-летнего украинского епископа. На празднование этой великой даты церковной жизни из Киева к нему приехал митрополит Владимир. После службы – банкет. По итогам банкета грудь шеф-повара украсил очередной церковный орден…

IMG_7012
Среди граней этого бон-виванства – всепроницающая коррупция (вплоть до покупки церковных наград, дипломов и санов) и расцвет «голубого лобби» в епископате УПЦ времен Владимира.

…В начале 90-х годов студент московской Академии был замечен в приставаниях к младшим семинаристам. Скандал был тем более неприятен, что этот сексуальный активист был иподиаконом (прислужником) патриарха Алексия. По гневному распоряжению патриарха он был отчислен из Академии. Но парень оказался с Украины. Он поехал плакаться к митрополиту Владимиру. Тот тут же назначил его «благочинным» (то есть ответственным за дисциплину монахов) одной из знаменитейших украинских лавр, а через несколько лет поставил его во епископы (опять же – в 30 лет). Образование? - Кулинарное училище…

А 10 февраля 2011 киевский синод «по собственному желанию и в связи с состоянием здоровья» уволил двух архиепископов: Гурия, архиепископа Житомирского и Пантелеимона, архиепископа Кировоградского (http://diak-kuraev.livejournal.com/616559.html). Это была крайне лукавая формулировка: на самом деле архиепископы прославились избытком своего здоровья. В сеть тогда попало видно с оральными упражнениями Гурия, а родители подростков, к которым домогался Пантелеимон, грозили судом. Пришлось реагировать. Но – как?
Каноны за такие "излишества здоровья" требуют лишения сана, а не почетного увольнения на пенсию. Тут же не было ни лишения сана, ни запрета в служении. Материалы не были переданы в правоохранительные органы. Остальные украинские епископы и поныне не стыдятся служить вместе с хорошо им известными и разоблаченными гомоиерархами.

Понятно, что в обычных условиях люди невысокого нравственного уровня изберут себе в вожди себе подобного. Но нынешние выборы пройдут в условиях необычных.

Растет медийное и майданное озлобление против России и всего, что с ней связано. В этих условиях носить титул главы «УПЦ Московского патриархата» и рискованно и не очень почетно. От того, насколько успешно сможет вести политику лидер УПЦ, зависит и благоденствие региональных князей церкви. И, значит, в их собственных интересах выбрать не просто друга, приятного во всех отношениях, но и человека, способного являть и отстаивать правду Церкви.

Сияние панагии на груди уже не завораживает. Люди смотрят в глаза. Лицо Украинской Церкви должно быть таким, чтобы люди сказали: да, это не переодетый депутат или банкир. Это не политик и не политикан, не агент влияния, а и в самом деле человек Церкви, то есть не вполне от мира сего.
В украинском религиозном мире и в самом деле есть конкуренция за симпатии людей. Национальная идея надежно и твердо приватизирована раскольниками. Европейская идея - католиками-униатами. "Русская идея"... Временно не котируется. Поэтому единственная идея, с которой УПЦ и ее лидер может обратиться к людям и быть убедительным - это идея неотмирного Царства Божия. Но это не должны быть слова. Эта мысль должна создать себе лицо, через которое она будет просвечивать. И тут выбор персонажей крайне невелик.

В современном украинском епископате только два митрополита пользуются доброй именно монашеской славой: Черновицкий владыка Онуфрий и тернопольский Сергий. Они дружат со времен своей монашеской молодости в Троице-Сергиевой лавре и конкурировать между собой не будут. Онуфрий полгода назад был избран временным местоблюстителем киевской кафедры (когда Владимир впал уже в кому). Именно он – «лидер народных симпатий». Православные Украины его действительно и искренне любят.

Казалось бы, ему и надо навсегда поручить пост главы украинской церкви. Но появление на этом посту настоящего монаха составит очевидную и смертельную угрозу для стиля жизни изрядной части украинских епископов. Вдруг строгий к себе Онуфрий станет строг и к другим? Вдруг он призовет к реальному соблюдению монашеских обетов?

Два громких увольнения он уже сделал: он ликвидировал «наградной отдел УПЦ». И уволил известного проходимца и торговца дипломами и богословскими учеными степенями «ректора ужгородской богословской академии» (кстати, предельного националиста) Виктора Бедя. В состав оргкомитета по подготовке собора он не включил лидера партии бон-виванов и последнюю любовь усопшего митрополита Владимира – молодого 36-летнего митрополита Александра Драбинко (против его посвящения в сан епископа категорически возражал еще патриарх Алексий – но УПЦ независима…)..

Вот и придется 13 августа епископам делать выбор между личными интересами и интересом Церкви. Итог этого выбора станет, в частности, приговором или прославлением для усопшего митрополита Владимира, ибо обнажит человеческое и церковное качество тех, кому он доверил быть церковной элитой.

Митрополит Онуфрий не строил карьерных планов. В обычные времена у него не было бы возможностей для переезда в Киев. Но времена сейчас революционные. В годы смут путь наверх открывается для очень разных людей. Всплывает наверх дерьмо. Но порой на высоту возносятся люди, несколько чужие для прежних властных «систем». Те, кто «служить бы рад, прислуживаться тошно». И они неожиданно получают шанс проявить свои таланты.

Украинская смута обнулила электоральные счета «перспективных» митрополитов. Их прежние связи в госаппарате рухнули. Их имиджи устарели. Понятно, что Киев, уставший от «донецких», не воспримет одесского или донецкого митрополитов. Кто-то откажется и сам, поняв, что киевский митрополичий трон это не пропуск на пожизненный банкет, а, говоря словами Набокова, «приглашение на казнь». Кто-то побоится выйти на авансцену, потому что знает свои грешки и понимает, что непредсказуемая смена киевских политических элит может однажды рассекретить неприятные для него архивы.

В общем, я не вижу достойной альтернативы Онуфрию. Непредсказуемо лишь два обстоятельства: 1) смогут ли высокопреосвященные избиратели победить свои амбиции и страсти и 2) каков будет выбор самого Онуфрия.

Пять лет назад накануне второго тура соборного голосования симпатии, пожалуй, большинства русских епископов были на стороне минского митрополита Филарета. Но он, ощущая слабость своего здоровья, снял свою кандидатуру в пользу митрополита Кирилла. Онуфрий как монах тоже может совершить нечто неожиданное.
Например, отказаться в пользу митрополита Антония (Паканича). Это еще недавний молодой преподаватель Московской Духовной Академии. Восемь лет назад он вошел в число украинских епископов и по сути возглавил ту группу епископата, которая не считала церковные каноны пустым звуком.

Что эти украинские выборы будут значить для России? Не знаю. На фоне боестолкновений в Донбассе церковные события и связи становятся малозаметными и малозначащими. Не случайно и московский патриарх и киевский синод по большому счету молчат и никак не вмешиваются в развитие украинских событий. Вот назову несколько имен: Одесский митрополит Агафангел, донецкий митрополит Илларион, луганский архиепископ Митрофан… Вы слышали этой весной эти имена в связи с событиями украинской смуты? Тогда вряд ли стоит рассчитывать на то, что если кто-то из них станет киевским митрополитом, то он станет голосом русского населения Украины.

Эти выборы будут свободными. Новые киевские власти слишком новые, чтобы давить на епископов. С другой стороны, украинские епископы в своей жизни и карьере ничем не обязаны Московской Патриархии и патриарху Кириллу. Так что это будет их выбор и их самооценка.

***
Статистика (по Украине на 2012 год, по России на 2013)

Приходов РПЦ:
в России 17 042
в Украине – 11 393

Монастырей РПЦ:
в России - 499
в Украине -219

Священнослужителей РПЦ:
в России – 18 732
в Украине – 10 963




Общее количество приходов к концу 2012 года составляло 11 393, священнослужителей — 10 963, из них 10 187 священников и 776 диаконов. На территории Украины действует 219 монастырей, в которых несут послушание 1 320 монахов и 2 312 монахинь. Количество монашествующих в священном сане — 937.



***

несколько более ранее мое интервью ИТАР-ТАСС:

- Каков ваш прогноз церковной ситуации на Украине в условиях вооруженного противостояния в стране, кончины Предстоятеля Украинской православной церкви, за которой последует смена церковной власти, Есть ли гонения на священников из Украинской православной церкви Московского патриархата?
- Я думаю, использовать очень серьезное слово гонения к религиозной ситуации на Украине не верно. Да, люди очень взбудоражены, очень эмоциональны. Поэтому, естественно, находятся неадекватные люди, которые по все адресам и матерятся, и проклинают и камнями кидаются. Вон даже обитатели киевского майдана стреляют друг по другу. Не удивительно, что кто-то из этих неадекватов угрожает и нашим единоверцам на Украине.
Но сказать, что есть государственная политика, исходящая от президента или правительства, или парламента Украины, и направленная на силовое вытеснение Украинской православной церкви Московского патриархата из религиозной, общественной и культурной жизни Украины - пока об этом говорить преждевременно.
Естественно, Украинская православная церковь Московского патриархата несет свое служение в очень непростой информационной и психологической атмосфере. Это несомненный факт.
Полагаю, что есть определенные потери среди прихожан. В последние месяцы я немало общался со священниками зарубежных приходов Русской Православной Церкви. И в США и в Западной Европе. Многие рассказывают, что украинцы уходят. Причем, даже в тех случаях, когда настоятель прихода молдаванин, в вовсе не "москаль". Достаточно слов на вывеске «Русская Церковь» или «Московский патриархат» - и кто-то уже считает, что его национальные чувства не позволяют здесь молиться.
Полагаю, что и на самой Украине таких уходов (к раскольникам или униатам) немало. Но это, всё-таки, не гонения. Это выбор людей, пусть даже и печальный с нашей точки зрения.
Второе. Многие епископы и священники Украинской церкви считают своим пастырским и гражданским долгом свидетельствовать о своей лояльности – причем не только по отношению не столько к властям, но и к господствующим общественным и медийным настроениям на Украине.
Многие это делают более чем успешно. Поэтому опять же о гонениях говорить преждевременно.

- А в будущем, как может себя повести нынешняя власть? Ведь все 22 года существования Украины как отдельного государства ее руководители стремились подчинить Церковь своим интересам, объявить ее чисто украинской и отделить от Русской православной. Хотя и так Украинская церковь имеет полную самостоятельность в управлении. Вот и в выборах митрополита всея Украины будут участвовать только украинские архиереи.
- Только что мы видели, что президент Порошенко самыми теплыми словами отзывался о митрополите Владимире и приезжал лично в Лавру проститься с почившим.
В любом случае, не думаю, что в интересах Порошенко к тем конфликтам, которые уже существуют на Украине, добавлять еще и религию.
Потом, когда и если они по своему решат проблемы юго-востока Украины, начнутся поиски пятых колонн, агентов российского влияния и так далее. И вот тогда нельзя исключать, что они обратят внимание на церковную тематику.
Вполне может быть, что в головах нынешних киевских элит есть стратегическая мечта о вытеснении "москальской церкви" с Украины. Но не сейчас и не силовыми методами («гонениями»). В конце концов, что в России, что в Молдавии или Украине - если государство включит по отношению к церкви режим правового абсолютизма («все только по закону и никаких поблажек»), огромные проблемы у церковных структур возникнут во всех этих странах. Свежий пример – объявление персоной нон-грата нашего епископа в Киргизии.
Поэтому давайте сейчас не будем преждевременно произносить громкие слова о гонениях и хищных волках. Потому что иначе, когда волки и в самом деле придут, нам уже не поверят.

- Какова ситуация в УПЦ сейчас, после ухода митрополита Владимира ?
- Оценку его как митрополита можно узнать по итогам выборов – именно по тому, кого именно изберут поставленные им епископы. Потому что 90 процентов епископата Украины (напомню, что только епископы делают выбор, кому быть Предстоятелем Церкви) - это люди, поставленные митрополитом Владимиром. Выбор сделают 50 человек. И вот вопрос - чем они руководствуются при решении важнейшего вопроса церковной национальной жизни. Будут ли они руководствоваться шкурными интересами: "а с кем я дружу, кто помог мне получить знак епископской власти, кто мне обещает дать более богатую кафедру", или же они будут исходить из того, что важно для Церкви.
Для Церкви важно, чтобы новый ее лидер обладал бы человеческим моральным авторитетом. Независимо от должности. Потому что сама должность сейчас медийной сферой скомпрометирована - в названии Церкви есть слова "Московский патриархат, Русская православная церковь". Поэтому очень важно понять, что
а) человек, который придет на эту кафедру, получит не пропуск на пожизненный банкет, а говоря словами Набокова "приглашение на казнь".
Б) этот человек должен уметь показать правду своей веры независимо от своей должности. Чтобы люди, глядя в его глаза, видели там добро, свет, веру, молитву. Прямо скажем, таких людей в Украинском епископате очень немного, Я знаю двух - это митрополит Тернопольский Сергий и его ближайший друг митрополит Черновицкий Онуфрий, нынешний местоблюститель Киевской кафедры.
У остальных людей могут быть другие таланты - аппаратные, публицистические, проповеднические, музыкальные, какие угодно. Но если они будут не в спецодежде, а в гражданском платье, вряд ли вы почувствуете в их глазах глубину неотмирного Духа.
Поэтому митрополит Онуфрий, говоря языком прессы, - это лидер народных симпатий. У него репутация честного монаха.
Кроме того, он 20 лет возглавляет Черновицкую и Буковинскую епархию. Это регион, который раньше входил в состав Румынского королевства. То есть регион с непростой историей, с непростой этноконфессиональной картой. И при этом я не могу вспомнить ни одного религиозного или этнического конфликта в этом регионе за последние 20 лет.
Я думаю, что этот миротворческий региональный опыт может быть востребован и на уровне всей Украины.
Но, с другой стороны, надо честно понимать, что Онуфрий - это кость в горле для большинства епископов Украины. Потому что там сформировался такой кружок бонвиванов - людей, которые живут по принципу "бери от Церкви всё". Их жизнь мало соответствует их монашеским обетам и епископскому христианскому служению. И вот для них настоящий монах во главе Церкви - это смертный приговор излюбленному ими стилю жизни и правления.
Поэтому, их выбор станет приговором или, напротив, оправданием умершему митрополиту Владимиру. Мы получим ответ на вопрос – кого он сделал епископами? Во что он превратил возглавляемую им Церковь? Научились ли они всерьез думать о благе своей страны, своего народа, о духовных мотивах, а не только о личных карьерах? Все это мы увидим 13 августа, когда будет проходить избирательный Собор.

- Повлияет ли на выбор нового Киевского митрополита ассоциация Украины с Европейским союзом?
- Вопросы политические - за евроинтеграцию или напротив, этим людям неинтересны. Этим журналисты пусть развлекаются. Епископы будут руководствоваться совершенно другими критериями.
И если они за митрополита Онуфрия, это ни в коем случае нельзя воспринимать как знак солидарности с России. Здесь совершенно неуместно говорить о пророссийских или проевропейских настроениях. Это совершенно другая система координат. Обычный политический компас отказывает в таких аномалиях.

- Есть расхожее мнение, что у Филарета огромное влияние. Не начнет ли он новый виток борьбы за власть?
- Филарет упустил свой шанс. Шанс у Филарета был в 2008 году. Говорят, тогда Константинопольский патриарх готов был вмешаться в украинскую религиозную жизнь и принять Киевскую митрополию в качестве составной части Константинопольской церкви. Но в этом варианте Филарет должен был отказаться от Патриаршей шапки и стать простым митрополитом пусть уже не Московского, но Константинопольского патриархата. Он был бы принят в качестве кающегося митрополита, а не в качестве патриарха. Но его личные амбиции взяли верх над его идеей.
И я не думаю, что сейчас у него есть какое-то серьезное влияние на епископат Украинской церкви. Да, у него есть благоволение нынешних государственных властей. Но опыт Украины показывает, что это благоволение не всесильно. Ни Кравчуку в начале 90-х, ни Ющенко в нулевых не удалось всерьез сдвинуть массив церковной верности.
Tags: Геепископы, Епископит
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 312 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →