диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Я церковный министр по делам государства и общества

http://echo.msk.ru/programs/focus/1468446-echo/

Советскую власть победили не только мы и не столько мы, но мы придумали, как это сделать. И придумаем и следующий исторический ход, и следующую историческую эпоху. мысль, улавливающая движение народной души, она, конечно, сильнее любого властителя. И умный властитель, хитрый властитель, эффективный властитель подстроится под это.

А. Венедиктов― То есть, он не ведет овец, он становится одной из овец?

В. Чаплин― Он должен улавливать волю народа и попытаться ее, что называется, возглавить. Даже Сталин пошел этим путем. Все остальные более яркие личности в его период – Троцкий, там, или Бухарин, проиграли, потому что пытались поломать волю народа. Ее нужно услышать, попробовать выразить. Возглавить или не возглавить – уже десятое дело.
Венедиктов― Подождите, значит, воля народа была снести Русскую Православную Церковь, сжигать храмы, убивать священников?

В. Чаплин― Нет, нет.

А. Венедиктов― И Сталин возглавил это движение?

В. Чаплин― Нет, это все делали против воли народа, поверьте мне.

А. Венедиктов― Вы сказали, что Сталин возглавил волю народа. Но это было при нем!

В. Чаплин― Он все-таки восстановил место церкви в жизни страны. Очень аккуратно, очень постепенно, но он это сделал.

А. Венедиктов― Но сначала убив массу священников.

В. Чаплин― Вот вопрос возникает следующий. Не каждый священник в это время был убит за веру. Очень многие на самом деле считали, что нужно отстаивать некие устаревшие политические позиции. Но, так или иначе, вот эти массовые репрессии, они ведь на самом деле в значительной степени уничтожили тех, кто их и породил. Да, в это время много погибло верующих, очень много погибло священнослужителей и монашествующих, но не случайно многие остались. Я не думаю, что у Сталина был план полностью уничтожить веру в народе и уничтожить церковь. У Троцкого, скорее всего, такой план был. У Бухарина – может быть. У какого-нибудь Енукидзе – возможно. Думаю, что у Сталина – нет.

Л. Рябцева― Получается, вы восхваляете манипуляции народом.

В. Чаплин― Это ваши слова. В Сталине было хорошее и было плохое. Вот так отвечу


Совершенно особое место у епископа, он ходит в золотых ризах, он отделен особым пространством в храме, у него есть трон. И вот это нормально, вот это еще раз говорит о том, что у церкви есть особое служение. Вот я не епископ, я могу бегать по церковному двору в подряснике, а вот епископ уже не может. А, может быть, ему хочется побегать в casual style, но он уже не может. И поэтому есть в церкви разное служение.



епископ не имеет практически ничего лишнего, он не может ничего передать по наследству, потому что особенно ничего у него нет, он не может ничего передать братьям или сестрам, или кому-нибудь еще в этом роде. У священника обычно есть личное имущество.

Рябцева― А бывают взятки?

В. Чаплин― А что может священник или епископ сделать, за что ему стоит давать взятку? Не знаю.



богословски мы ведь от ислама очень далеки. Ислам исповедует одинокого Бога – Бога, которому не нужны ни творения, ни кто-либо ещё. У нас Бог – это Троица, то есть три свободных личности, которые в то же время связаны отношениями неотменимой, неустраняемой любви

В исламе Бог одинок. Он очень далёк, ему не нужны люди, он не испытывает потребности в общении с кем бы то ни было. И отсюда происходят, если хотите, разные социальные системы.
Tags: Чаплин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments