диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

"На самом деле" всё было не так, как в кино

В фильме "Левиафан" мэр и его окружение травят беззащитного местного жителя и сажают его в тюрьму.

"На самом деле" в городе, где снимался фильм, в 2009 году была похожая история с обратным финалом: доведенный до отчаяния человек убил мэра Кировска и его зама.

"На самом деле" пишу в кавычках, потому что фильм Звягинцева это не криминальная документалистика, а притча. Не о Кировске, а о мире.

***
http://www.znak.com/moscow/articles/16-01-12-00/103433.html

В мурманском городе Кировск, где снимался номинированный на Оскар «Левиафан» Андрея Звягинцева, произошло жестокое двойное убийство. Застрелен глава администрации Илья Кельманзон, а также его заместитель по ЖКХ, теневой «хозяин города» Сергей Максимов. Убийца – 62-летний предприниматель Иван Анкушев, владелец четырех магазинов в Кировске, доведенный до отчаяния городскими чиновниками.
Случившееся опровергает оценку главы российского минкульта Владимира Мединского, заявившего, что «Левиафан», главный герой которого оказывается в сходной ситуации, не является «российской историей». Трагедия также опрокидывает мнение российских охранителей, утверждающих — картина Звягинцева снималась по американскому сюжету и для западного зрителя.

Все произошло около 10.30. С утра Кельманзон встречался с сотрудниками учреждений культуры, провел аппаратное совещание и брифинг для журналистов. Оставшись вдвоём, чиновники пригласили к себе ожидавшего в приемной бизнесмена Анкушева. Планировалось обсудить предстоящее расторжение договора аренды помещений, где располагался принадлежащий Анкушеву магазин «Молодежный» на улице Дзержинского.

Зайдя в кабинет, гласит криминальная хроника, Анкушев пустил в дело прихваченный с собой пистолет ТТ со спиленными номерами.

Следом Анкушев покончил жизнь самоубийством. Сначала пустил две пули в грудь: в первый раз промазал, в другой - ранил себя, но пуля прошла по касательной, не причинив серьезных повреждений. Третий, смертельный выстрел - в голову.

Известно, что прибывшие на место правоохранители нашли при Анкушеве предсмертную записку. Ее полный текст не обнародован. Однако Брык приводит несколько ее фрагментов: «Надежды на честный суд нет», «Мой торговый оборот не превышал 25 млн рублей в год. Администрация была должна мне 4 млн рублей. Вы уничтожили меня».

Что значит первая фраза, становится ясно из пояснений сослуживцев погибших чиновников. Так, начальник юридического отдела горадминистрации Юлия Коптяева пояснила, что речь, вероятно, идет о судебных решениях по взысканию долгов Анкушева перед муниципалитетом. Суммарно они составляли около 4 млн рублей: часть по арендной плате, часть - по коммунальным платежам. Бизнесмен платить по счетам отказывался.

«Такое ощущение, что человек считал все несправедливым в этой жизни: все наши нормативные акты, все наши действия и все документы - не соответствующими закону, — рассказала Коптяева Маргарите Брык. — Но понимаете, три суда согласились с нашей точкой зрения». Мэр Кировска Владимир Шапошник добавил: «Есть наши нормативные документы, они составляются не для Иванова или Сидорова. Эти документы называются «методика» (вероятно, расчёта платежей – прим. ред.), и эта методика не нравилась Ивану Алексеевичу [Анкушеву]. Он ничего не хотел платить».

Однако сын Анкушева, Максим, со своей стороны уточнил, что в счетах, выставлявшихся его отцу, «были необоснованные начисления» — «повышенная арендная плата или дополнительные услуги, за которые он не должен был платить». Речь, например, о затратах на ремонт зданий, где находились магазины Анкушева. Известно, что муниципалитет проводил ремонты по собственным тендерам, и повлиять на их условия, в том числе на заявленную стоимость услуг, Анкушев не мог. Тем не менее счета к оплате бизнесмену предъявлялись сполна.

Кое-кто в городе, впрочем, утверждает, что у Анкушева, часто прикладывавшегося к бутылке, диагностировали сахарный диабет и депрессию. То есть убийство чиновников и суицид он совершил якобы в состоянии психического расстройства. Медики же Кировска, наблюдавшие Анкушева, информацию о психическом нездоровье отрицают. А вот циррозом печени, причем в последней стадии, вследствие пристрастия к алкоголю он действительно страдал. Не исключено, что это обстоятельство и предопределило кровавую развязку его взаимоотношений с мэрией. По словам Максима Анкушева, его отец планировал выкупить помещения своих магазинов, пользуясь 159-ФЗ — «малой приватизацией», дающей бизнесменам преимущественные права на выкуп площадок, которые они арендуют у муниципалитета. В мэрии ему отказали, указав на долги и норму закона о трехлетнем безупречном исполнении условий аренды перед выкупом помещений. У тяжело больного Анкушева этого времени не было.

Также по Кировску ходят слухи, что в кабинете Кельманзона произошла перестрелка. Сторонники этой версии вспоминают, что погибший замглавы Максимов, как и Анкушев строивший свой бизнес еще с 90-х, пользовался определенным авторитетом в криминальных кругах города. Более того, Максимов до последнего времени считался теневым хозяином Кировска. И именно к нему на «разборку» шел Анкушев (поэтому-то первым погиб Максимов), а Кельманзон «попал под раздачу». Впрочем, в правоохранительных органах информацию о перестрелке опровергают: на месте был обнаружен лишь ТТ Анкушева.

Так или иначе, случившееся определенно напоминает историю «левиафановского» автослесаря Николая Сергеева: безуспешное противостояние местной власти, проигранные суды, наконец, смерть.

В недавнем интервью «Известиям» глава российского минкульта Владимир Мединский утверждал, что «Левиафан» «вообще не кажется чисто российской историей». «Вижу ли я в героях фильма некую русскую особость? Не вижу. Сколько бы авторы ни заставляли их материться и пить литрами водку из горла, настоящими русскими это их не делает. Себя, своих коллег, знакомых и даже знакомых знакомых в персонажах «Левиафана» я не увидел», — подчеркнул Мединский.

Его поддержал председатель Синодального отдела по взаимоотношениям церкви и общества Русской православной церкви, протоиерей Всеволод Чаплин. «Очевидно, что он (фильм – прим. ред.) сделан в расчете на западную аудиторию, точнее, западные элиты, так как сознательно воспроизводит расхожие мифы о России и помогает этим мифам укорениться», — заявил служитель РПЦ.

Как видим, упреки в слепом, а то и намеренном переносе «жестокой американской действительности» на родные просторы не срабатывают. Трагедия в Кировске разыгралась 25 марта 2009 года, за три года до начала работы над «Левиафаном». Идеализировать бизнесмена Анкушева не стоит: по словам Маргариты Брык, он «вышел из лихих 90-х». Также не нужно ставить знак равенства между кировским Кельманзоном и «левиафановским» мэром в исполнении Романа Мадянова. Брык и ее коллега, местный журналист Михаил Елисеев, говорят о Кельманзоне как об исключительно порядочном человеке, сумевшем за два года навести порядок в бюджете Кировска и вернуть в него порядка 2 млн рублей, половину того, что задолжали коммерсанты в прежние годы. Однако прототипом героя Мадянова, судя по всему, вполне мог стать погибший первым Максимов.

***
Критики фильма с радостью пошли цитировать французских журналистов из издания Telerama, кторые решили после просмотра фильма "Левиафан" Звягинцева отправиться в город Кировск в Мурманской области, где и проходили съемки картины.
По мнению русских критиков журналисты увидели совсем иную реальность:

"Мы отправились в город Кировск на краю Полярного круга, чтобы увидеть умирающую провинциальную Россию, погрязшую в коррупции, насилии и пьянстве, которую режиссер Звягинцев изобразил в своем последнем фильме. Но всё получилось не так, как мы ожидали. Мы думали, что окажемся в страшном городе, где по улицам ходят низколобые националисты в состоянии алкогольного опьянения, а оказались в маленьком приятном городке с населением в 20 тыс. жителей на берегу озера (...). Город не производит впечатление умирающего: здесь добываются апатиты, есть старая, но работающая горнолыжная станция, построенная в советское время. (...) Первый сюрприз: дорога, которая ведет в Кировск, отлично заасфальтирована, ни в чем не уступает европейским автотрассам. В Кировске мы не увидели ни пустых улиц, ни спотыкающихся бомжей. Мы увидели людей, которые шли на работу, спешили по своим делам, как в любом европейском городе. Мы расширили зону наших поисков. Мы отправились на местную свадьбу, поговорили с журналистами Кировска, посетили шахту и церковь. Мы не увидели ни поголовного пьянства, ни нищеты. Дети, молодые предприниматели, открытые люди, готовые к разговору".
http://users.livejournal.com/_devol_/947181.html
Французы нашли Россию лучше, чем ее видят "русские"
Ещё ссылка http://vesti-kpss.livejournal.com/6381073.html

то что осталось за многоточиями, однако, вовсе не оптимистично. Оригинал тут:

http://www.telerama.fr/cinema/voyage-dans-l-insaisissable-russie-du-leviathan-d-andrei-zviaguintsev,117207.php

В статье многое гораздо хуже, чем в фильме. Например, они разыскали там трансгендера.

Про Путина их собеседники отзываются лишь матом.

При этом в их очерке четко различается райцентр Кировск и то село - Терибка - где живут герои фильма и где якобы строится храм. В фильме кстати, райцентр еще и приукрашен (ему приписана центральная площадь явно областного масштаба). Местный житель, провожая французов в Терибку, предупреждает : "цивилизация там кончается".

И в самом деле - французы пишут, что Звягинцев не показал всей полноты опустошения.

***
ранее о "Левиафане" - http://diak-kuraev.livejournal.com/718249.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 234 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →