диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

«Мы нашли слово, которым покрывается реальность»

Патриарх приехал в Госдуму России, чтобы сказать, как неправы некоторые другие страны…
Кроме этого политического зачина, с самого начала разговор был выведен на философский, и, значит, вдвойне интересный для меня уровень:
«Если задуматься о том, что такое справедливость (позвольте мне открыто сказать об этом в нашем собрании), мы выходим на идею Бога, потому что справедливость универсальна, и до недавнего времени не возникало никаких сомнений, как это понятие следует интерпретировать. А если в основе понятия универсальная истина, то она превышает возможности человеческого ума, человеческой инициативы и даже коллективного разума народов и сообществ».
http://www.patriarchia.ru/db/text/3960558.html

Логическую взаимосвязь этой цепочки тезисов мне уловить не удалось. Хорошо, пусть есть некая универсальная константа мышления человека. Как из этого следует непостижимость этой константы? Правила формальной логики тоже универсальны. Они непостижимы?
Может, напротив, именно из их универсальной общечеловечности следует их общедоступность и общепонятность?
И хотя логическая обоснованность этого вывода из патриаршей речи малоочевидна, зато вполне очевидна политическая цель, ради которой он был произнесен.
Если
а) универсальная истина есть;
б) она имеет свою социально-политическую проекцию («справедливость»);
в) при этом «даже коллективный разум народов и сообществ» не может ее уразуметь
г) и «мы выходим на идею Бога»,
- значит, не грешный земной парламент, избранный людишками, а лишь официальный и непогрешимый представитель Бога на земле может указывать, что справедливо, а что нет, и давать высшее моральное обоснование и законам, и политике.

Докладчик сообщил, что «понятие справедливости, по укорененности в нравственной природе человека являющиеся универсальным, интерпретируется в соответствии с господствующими философскими и даже политическими установками».
Это правда. Любая норма, закон, канон, текст, чувство интерпретируются людьми. Это вовсе не только современная и не только чужеземная практика.
Но отсюда следует вопрос о том, как убедиться в справедливости именно моей интерпретации справедливости? Если мой сосед носит некрасивые и искажающие очки, из этого не следует, что аналогичного предмета нет на моем носу. Почему в речи патриарха все грехи против справедливости приписываются лишь «мировым СМИ»? Наша машина госпропаганды безошибочна?

Вот перед пастырем Русского Мира сидят депутаты, элитная часть его паствы. Но речь идет не об их грехах. Обличаются далекие зарубежные злоумышленники. Эта формула свободы слова нам хорошо памятна: «я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать, что Рейган дурак – и мне за это ничего не будет».

К теме справедливости патриарх вернется несколько позже и скажет: «Революция. А что-то хорошее, положительное было? Мы ответили: было стремление людей к справедливости».
Проблема в том, что это стремление всех к вроде бы универсальной ценности привело к затяжной гражданской войне, последние всполохи которой дотянулись до 50-х годов. Или патриарх полагает, что идея справедливости вдохновляла лишь большевистскую сторону этих конфликтов?
Что «справедливо» сегодня в украинском конфликте? Разные его стороны при ответе на этот вопрос укажут на разные «зоны очевидности».
Критикуемым далее в речи западным либералам кажется справедливым, что человек сам может полагать пределы своей жизни (эвтаназия). Им также кажется справедливым, что гомосексуальные связи, если уж они есть, надо не прятать по кельям, а публично объявлять о них.
Патриарх, понятно, не согласен с такой интерпретацией справедливости.

Так что предполагаемая универсальность и неотмирность принципа справедливости в истории и современности не подтверждается.

Когда-то в подобный тупик уперлась античная философия. Она поняла неизбежную субъективность человеческого восприятия мира. И согласилась искать ответ в откровениях (мода на пифагорейство, гностицизм, манихейство, неоплатоновскую мистику).
Речь патриарха подводит к подобному выводу. Что есть истина? Кто знает ее? Кто ею уполномочен? А учитывая, кто эту речь произносит, причем именно в стенах законодательного органа, трудно не заметить в ней некоего теократического намека.

Относительность и партийность интерпретации справедливости есть факт. Этот факт объявляется крайне нежелательным. Так кто же может говорить от имени вечных и универсальных истин? Неужели Матвиенко или Меркель? Депутаты в растерянности смотрят вокруг, и их взгляд, ищущий Абсолюта, останавливается на Докладчике (за неимением в зале портрета Гаранта)...

Да, "Бог есть абсолютное мерило". Звучит столь же убедительно, как призыв баптистов "жить по Писанию". Да кто же против? Вопрос о том, кто и как понимает Писание и волю Бога, при этом выносится за скобки.
Точнее, a priori предполагается, что сам проповедник и есть голос Бога и Библии.
В психиатрии ведь как - кто первый надел халат, тот и доктор.
В наших церковных огородах аналогично, только халат другого цвета.

Да, заповеди вечны… Но как же уйти от лично-ответственного труда их понимания и применения? Пока заповедь «не убий» лежит на высокой и закрытой полке – с ней все понятно. Но в реальных истории, политике и жизни сразу начинаются «интерпретации» и споры. Когда и при каких условиях все-таки можно убивать? А самого себя – можно? Это к затронутому патриархом вопросу об эвтаназии...

«Из сознания и жизни людей исключается высшая справедливость и высшая правда. Последствия такой апостасии плачевны для человеческого общества». «Высшую справедливость» и «высшую правду» еще можно было бы понять по светски. Но термин «апостасия» тут же все возвращает в сугубо богословский контекст.
Патриаршая «Православная энциклопедия» разъясняет смысл этого термина:
«Апостасия [греч. ἀποστασία - отпадение, отступничество, измена], утрата христианином веры, отрицание религ. догматов, связанное с отпадением от Церкви и иногда сопровождаемое переходом в др. вероисповедание или к атеистическим воззрениям. В греч. античной лит-ре термин «А.» обозначал измену законному правителю, дезертирство, мятеж. В греч. тексте Ветхого Завета (Септуагинта) он приобретает религ. смысл - отпадение от Бога или Закона Моисеева. Для понятия церковной А. существенно следующее: 1) о ней можно говорить только в отношении лиц, принявших Крещение; 2) в отличие от ереси она характеризуется не частичным, а полным отрицанием церковного учения ». Светская власть преследовала отступников от христианства, причисляя А. к т. н. «гражданским преступлениям». В 357 г. имп. Констанций II узаконил конфискацию имущества лиц, перешедших в иудейство; последующие императоры ограничивали наказывали смертной казнью тех, кто склонял к А. (декрет Феодосия II и Валентиниана от 438). Для расследования дел об А. не было срока давности. Манихеям, перешедшим в христианство, а потом вернувшимся к своим обрядам, классическое рим. право назначает «крайнее наказание» - смертную казнь. Смертная казнь полагалась также за возвращение к языческим обрядам после принятия Крещения».

И как оспорить столь справедливые и столь христианские законы, если речь идет о непостижимой и Богооткровенной Высшей справедливости и от ее имени…

Мой безблагодатный разум не смог связать и другие два тезиса в речи патриарха:
«Идея абсолютного ценностного приоритета свободы, свободы выбора, подчеркиваю, и отказа от приоритета нравственной нормы, стал для западной цивилизации своего рода бомбой замедленного действия», и – «Не ставя под сомнение значение свободы».
По-моему, все острие речи направлено как раз на то, чтобы подвести под сомнение и критику «значение свободы». Значение - это значимость, занимаемое место. Место в иерархии смыслов, приоритетов и ценностей. Каково значение свободы: Это путеводная звезда или лишь одна из подсказок? Это основа, без которой все остальное лишается нравственного смысла (ибо несвободные существа безответственны) или же деликатес для избранных?
Независимо от ответа на этот вопрос, раз речь зашла именно об этом, значит, спор идет о значении свободы.

Следующий абзац вновь скорее умножает вопросы:
«Не ставя под сомнение значение свободы, мы говорим о других ценностных приоритетах. Формулируя этот набор фундаментальных ценностях, мы исходили из анализа своей собственной истории, потому что заниматься подобного рода дефинициями в отрыве от реального исторического контекста всегда опасно. И мы взяли этапы исторического развития России».
Если эти ценности фундаментально-универсальны, то по убеждению докладчика, высказанному выше, они связаны с Богом.
Тогда почему их надо искать не в молитве, не в мистическом созерцании, не в Писании, а в национальной истории одной из стран?
Даже если этот анализ будет честен и добротен (в чем я сомневаюсь, ибо сказано, что он имел место даже не научной конференции, а на однодневном совещании с «представителями всех парламентских партий»), на основании чего его выводам можно придавать универсалистский характер?

Далее мы видим ревизию еще недавно любимого тезиса самого Патриарха Кирилла о «Святой Руси». Если ранее этот термин имел не столько временные, сколько географические координаты («Россия, Украина, Беларусь - это все Святая Русь!»), то теперь он ушел далеко в воды истории: — «Древняя Русь, связанная с Византией... Древняя Русь, Святая Русь — доминанта святости и высоты человеческого духа… Российская империя,..». То есть «Святая Русь» это теперь для Патриарха отрезок русской истории между Византийским крещением и Российской Империей.
А некоторые неглубокие аналитики досадовали, что в речи Патриарха не нашел отражения украинский кризис. Нашел. Современная Украина более не Святая Русь.

Следующий эпизод патриаршей речи приглашает к интересному исследовательскому проекту:
«Тенденциям хаоса и конфликта мы противопоставляем великий религиозно-политический синтез, некий социальный идеал, еще в XIV веке провозглашенный святым преподобным Сергием Радонежским: «Воззрением на Святую Троицу побеждать ненавистную рознь мира сего»».

Что именно сказал и сказал ли преп. Сергий? Обычно этот его текст цитируется иначе – «дабы воззрением на Святую Троицу побеждался страх перед ненавистной рознью мира сего». В патриаршей цитате пропущено слово «страх», что радикально меняет смысл. Согласно обычной версии (берем ее у Трубецкого из «Умозрения в красках»), преп. Сергий повесил икону Троицы для братии монастыря – чтобы она не боялась царящего вокруг обители беззакония. Реальную рознь озверевших (святорусских) князей и бандитов с помощью иконы победить вряд ли можно. А вот победить свой собственный страх перед земными властями с помощью такого взирания и в самом деле реально.

Увы, точно установить первоисточник этой цитаты трудно. Обычно ссылки даются на Житие, написанное Епифанием Премудрым. Но там как раз этой фразы и нет (www.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4989).

Пред нами интереснейший богословский новодел, созданный двумя авторами: Павлом Флоренским и Евгением Трубецким в начале 20 века.

Флоренский: «Пре­по­доб­ный Сер­гий стро­ит храм Пре­свя­той Трои­цы, «что­бы по­сто­ян­ным взи­ра­ни­ем на не­го, ­­— по вы­ра­же­нию жиз­не­опи­са­те­ля Пре­по­доб­но­го Сер­гия, — по­бе­ж­дать страх пред не­на­ви­ст­ной раз­дель­но­стью ми­ра» («Трои­це-Сер­гие­ва Лав­ра и Рос­сия»).

Фра­за «по вы­ра­же­нию жиз­не­опи­са­те­ля Пре­по­доб­но­го Сер­гия» вроде бы снимает ответственность с самого о. Павла. Однако, ком­мен­та­то­ры тру­дов от­ца Пав­ла игу­мен Ан­д­ро­ник (Тру­ба­чев) и С. М. По­ло­вин­кин пря­мо го­во­рят: «Ис­точ­ник ци­та­ты не об­на­ру­жен"(Флоренский П., свящ. Троице-Сергиева Лавра и Россия, IV. — Сочинения. В 4 т. Т. 2. М., 1996. стр . 768).
И добавляют: "Вы­ра­же­ние мог­ло быть за­им­ст­во­ва­но из кни­ги: Тру­бец­кой Е. Н., кн. Умо­зре­ние в крас­ках. М., 1916. С. 12»

Трубецкой писал: "По выражению его жизнеописателя, преподобный Сергий, основав свою монашескую общину, "поставил храм Троицы, как зеркало для собранных им в единожитие, дабы взиранием на Святую Троицу побеждался страх перед ненавистной раздельностью мира".

И.К. Яхонтов цитирует только пер­вую «часть» этой мыс­ли по сергиеву житию Пахомия Логофета (Серба): «…по­сре­де же цер­ковь боль­шу воз­дви­же, от­всю­ду ви­ди­ма яко зер­ца­ло…» (Жития святых северно-русских подвижников Поморского края как исторический источник. Казань, 1881, с.73). Аналогично и Балдин (Балдин В. И. Троице-Сергиев монастырь. История и формирование архитектурного ансамбля), давая при этом ссылку на Великие Минеи-Четии, собранные свт. Макарием Мос­ков­ским. Сентябрь, вып. III (дни 25–30). День 25. СПб., 1883. Стб. 1417).

Вто­рая же «часть» мыс­ли бе­рет свое на­ча­ло, по-ви­ди­мо­му, из ре­чи мит­ро­по­ли­та Ан­то­ния (Хра­по­виц­ко­го) «Нрав­ст­вен­ная идея дог­ма­та Пре­свя­той Трои­цы», про­из­не­сен­ной 26 сен­тяб­ря 1892 го­да в Мо­с­ков­ской Ду­хов­ной ака­де­мии во вре­мя празд­но­ва­ния 500-ле­тия со дня кон­чи­ны Пре­по­доб­но­го Сер­гия Ра­до­неж­ско­го: «Наш Бо­же­ст­вен­ный Учи­тель по­то­му и от­крыл нам уче­ние о Пре­свя­той Трои­це, что­бы мы при со­зи­да­нии Те­ла Его — как че­го-то чудно­го и в се­бя­лю­би­вом ми­ре не­ве­ро­ят­но­го — име­ли по­сто­ян­ное ут­вер­жде­ние в луч­шем Бы­тии, веч­ном и не­из­ме­няе­мом Бо­же­ст­ве, и взи­ра­ни­ем на Свя­тую Трои­цу по­бе­ж­да­ли страх пред не­на­ви­ст­ною раз­де­лен­но­стью ми­ра…».

Так что "завет преподобного Сергия" на самом деле провозглашен не "еще в XIV веке", а совсем недавно, и не преподобным Сергием, а философами...

Заодно уж напомню, что фейковой является и вторая любимая "древнерусская" цитата наших церковных риторов - мол, Александр Невский завещал "Кто с мечом к нам на Русь придет, от меча и погибнет". В Житии князя такой фразы нет. Это артефакт сталинского киноматографа (хотя и созданный на основе Мф.26,52; впрочем, есть и языческо-римский источник: «Кто воюет мечом, от меча и погибает» Qui gladio ferit, gladio perit).

Возвращаемся к речи Патриарха:
"В XIX веке русские мыслители говорили о том же самом, указывая на начала соборности в нашей народной жизни. Сегодня, описывая этот идеал на языке социальной философии, мы называем его «солидарным обществом», В таком обществе сотрудничают, а не конфликтуют между собой народ и власть, и даже политические партии не конфликтуют".

Ну что ж, раньше этот идеал назывался "коммунизм".

А вот человек, который считает себя автором термина "солидарное общество" - Валентин Бабинцев, заведующий кафедрой социальных технологий Белгородского университета:
"В 2009 году в Белгородской области впервые была сформулирована идея солидарного общества... К сожалению, опыт показывает, что эти тезисы плохо воспринимаются большей частью населения. Есть серьёзные основания считать, что при сложившейся ситуации «материализация» идеи формирования солидарного общества вряд ли произойдёт. Важно понять, в чём же причина её непонимания и неприятия людьми... Реально мыслящие люди понимали, что общество, в котором мы живём, весьма далеко отстоит от идеалов солидарности. Если обобщить характерные для современной России негативные тенденции, можно утверждать: для неё остаётся типичной ситуация «распада связи времён», признаками которой являются:... – социальная сервильность (раболепность), главным признаком которой является готовность человека услужить «сильным мира сего», даже если подобное служение противоречит нормам права и морали, не соответствует общественному интересу".


Интересно, когда в пособиях к исповеди и в учебниках закона Божия мы увидим такие формулировки в перечне грехов? Есть же у нас особые вопросники "для исповеди детей", отроков, монахов, священнослужителей. Увидим ли мы такие же вопросники для чиновников и депутатов? И что будет в нем?

***
Не буду высказывать свои пожелания группе референтов Святейшего. Они очевидны.


***
http://www.newtimes.ru/articles/detail/93266/
Речь патриарха Кирилла была адресована прежде всего православной аудитории, в которой весьма распространены страхи перед «электронным концлагерем» — имеется в виду намерение светских властей ввести в оборот пластиковые удостоверения личности, где вся касающаяся гражданина информация закодирована в цифровых носителях. Ясно, что патриарх не мог не коснуться этой темы. Но только далеко идущих выводов тут делать не стоит. Когда докладчик одновременно говорит и про электронные документы, и об абортах, и о патриотизме, и про кино, и про образование, и про загнивание Запада — это что? А то, что ни один из этих слишком многих и разных тезисов не предполагает дальнейшего глубокого рабочего обсуждения.

Патриарх — опытный переговорщик. Если какая-то из тем ему показалась бы особо важной, то он любую из встреч с лидерами страны использовал бы для разговора по этому вопросу, ставил бы это условием дальнейшего сотрудничества, и мы увидели бы результаты. Но этого не было. Зато в стенах Госдумы прозвучала обычная успокоительная таблеточка для православных: патриарх видит вас, слышит вас, не переживайте и не конфликтуйте с властью.

Интересна же эта речь другим — философским введением про «универсальные нормы морали», которые-де пытаются разрушить «мировые СМИ». Эти ценности вечны и интерпретировать их нельзя, настаивает патриарх.

Что тут скажешь. Пока заповедь «не убий» лежит на высокой и закрытой полке — с ней все понятно. Но в реальных истории, политике и жизни вокруг нее сразу появляются именно что «интерпретации» и споры. Когда и при каких условиях все-таки можно убивать? А самого себя — можно? (Это к затронутому патриархом вопросу об эвтаназии). Любая норма, закон, канон, текст, чувство интерпретируются людьми — это вовсе не только современная и не только чужеземная практика. Если мой сосед носит некрасивые и искажающие очки, из этого не следует, что аналогичного предмета нет на моем носу. И потом — почему в речи патриарха все грехи против справедливости были приписаны только «мировым СМИ»? А наша машина госпропаганды — она что, безошибочна в своих оценках?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 335 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →