диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Священно-авария

Газета Метро опубликовала как бы интервью со мной.
http://www.metronews.ru/novosti/andrej-kuraev-o-vladimire-gavrilove-lishenie-sana-ubijstvo-dlja-svjashhennika/Tpoobh---kcS70Pd5geKEg/?utm_source=twitterfeed&utm_medium=twitter

На самом деле это вольный художественный свист на тему нашего общения.

Восстанавливаю сказанное:

священник Владимир Гаврилов, настоятель храма Сергия Радонежского, стал виновником пьяного ДТП в Нижегородской области. Он был вооружён травматическим пистолетом и заявлял о том, что вёз с собой три миллиона рублей.

Мы связались с дьяконом, профессором богословия отцом Андреем (в миру – Андреем Кураевым).

– Мне не удалось найти такого храма и такого священника ни на сайте Сергиево-Посадского благочиния, ни на сайте Московской областной епархии, ни на сайте Патриархии (там есть отдельная страница для патриарших приходов Московской области).

Храм это или нет - неизвестно. Может, кто-то просто на своем участке кроме бани воздвиг еще и нечто храмообразное. Может, и Гаврилов этот из мира ряженых сектантов. Не знаю.

То, что Владимир Гаврилов является духовником Фёдора Емельяненко, я бы тоже поставил под сомнение. И Емельяненко вовсе не столп православия. И духовник вовсе не синоним слова друг или советчик. Духовник - это тот,кому ты постоянно исповедуешься и чьи советы, даже неожиданные и идущие против шерстки, исполняешь.

Порой я слышу, что некоторые весьма известные люди меня называют их духовником. Но я диакон, и оттого не могу быть духовником. В крайнем случае я могу выслушать, но я не могу отпускать грехи.

В этой ситуации меня удивляет мамонто-образная замороженность наших официальных пресс-служб. И пресс-служба патриархии, и синодальный информационный отдел, уж который день молчат. Скандал разгорается уже не первый день, а официоз не даёт ни одного, даже формального комментария. Мол, знаем, возмущены, будем разбираться... А негативная информационная волна все ширится. Потом спохватятся и назовут ее "войной".

Но и реакция публики, жаждущей немедленной расправы над Гавриловым по всем возможным направлениям, мне не по душе. В данном случае нет сомнений, что гражданский закон сработает. Данные видеокамер не потёрты и не потеряны. Так что с опьянением, с оружием и миллионами в машине, с ДТП пусть разбирается полиция и суд. Это не дело Православной Церкви. Даже при том, что патриарх Кирилл лично благословлял Емельяненко на бои без правил.

А вот с церковным судом над Гавриловым все сложнее. Для суда важны правовая база и доказательная база.
Любого человека спроси – хочешь жить в правовом обществе? Он ответит "да". Но есть ли в церковном праве норма, требующая изгнать Гаврилова из рядов священства?

– "Аще священник сядет в телегу в нетрезвом виде…" – такого правила в церковных законах нет.
Есть правила, запрещающие священнику драться и убивать. Но он никого не ранил и не убил. Так что я пока не вижу такой нормы церковного права, которая бы описывала поведение Гаврилова.

Каноны говорят, что священник не может быть пьяницей. Апостольские правила, 42: "пресвитер, или диакон, игре и пьянству преданный, или да престанет, или да будет извержен".
Но тут вопрос уже именно доказательной базы. Если однажды человек был пьян, это еще не значит, что он пьяница. Нужно нудно понуждать себя к сбору свидетельств. По одному случаю нельзя судить, "предан" или нет. Кроме того, правило предполагает предупреждение и лишь потом действие.


Мне вот уже присылали 9 правило Трулльского собора: "никакому не позволяется держать корчемницу. Ибо если не позволено таковому входить в корчемницу".
Данный священник был на трассе, то есть в долгой дороге. Я и сам в таких случаях захожу в корчмы, причем порой даже вместе с епископами. И вообще если начать лишать сана всех, кто бывал в корчемницах, мы останемся в пустоте.

Или 22 правило 7 Вселенского собора: "горе с гуслями и певницами вино пьющим". Но точно ли мы знаем, что данный поп пил именно так? А может он просто тихо в подворотне укололся? Не говоря уж о том, что именно так у нас празднуются именины и дни интронизации патриарха.

Мне Гаврилов крайне несимпатичен. Мне кажется, он очень случайный человек в священстве.
Но нельзя вершить суд на основании "нравится" - "не нравится". В конце концов, меня самого недавно уволили с работы с совершенно неправовой мотивировкой - "за эпатажные высказывания в блогосфере". То есть на ходу создали канон, которого нет ни в Трудовом кодексе, ни в церковном праве.

Действия должны быть тем более осторожны, что само по себе наше церковное право при всей своей запутанности довольно примитивно. Оно знает лишь одну меру наказания на все случаи жизни: высшую. То есть "аще священник сделает то-то, да будет извержен из сана". Никаких "переводов на другой приход" или "временное запрещение в служении" каноны не знают.

В церковном сознании лишение священника сана сродни убийству: и то и другое непоправимо.
Тем более интересно, что среди тем, 28 января одобренных к дискуссии на Межсоборном Присутствии, значится такая - "Восстановление в священном сане лиц, лишенных сана по церковному суду" (http://www.patriarchia.ru/db/text/3983877.html).

Тут очевидно многовековое противоречие церковной практики и богословской теории. По теории мы обязаны со страхом и трепетом ждать любых решений епископов , ибо они именно к себе и к своим административным рокировочкам относят слова Христа "если что свяжете на земле, будет связано на небесах". И если уж церковная земная власть вынесла свой вердикт - Бог обречен его утвердить.

Но в реальности приходилось и анафемы снимать, и раскольников обнимать, и решения целых соборов объявлять "якоже не бывшими".

Церковной власти хочется сразу многого: хочется не быть связанным решениями прошлых времен и в одновременно хочется видеть свои собственные решения неотменяемыми.

Но пока дискуссия даже не начата. К каким решениям она придет и согласится ли с этими выводами наш левиафанчик (Напомню, знаменитый трактат Гоббса назывался «Левиафан, или власть государства церковного и гражданского"), зело неясно. А, значит, тем более надо быть осторожным и не науськивать к внесудебной и досудебной необратимой расправе.

Если сказать по светски: лишение сана - это запрет на профессию. Вы согласны с тем, чтобы такие решения принимались "по впечатлению"?

Так что подождем новостей "из зала суда".



, – пояснил он. – Нельзя убивать человека (а лишение сана – это убийство для священника) без доказательств и права, без расследования.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →