диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

День воинской славы 23 февраля 1918 года. ?????.

Клянёмся так на свете жить,
Как Вождь великий жил!
И так же в армии служить,
Как Ленин в ней служил!


Восьмое марта по новому стилю - это 23 февраля по старому. В 1917 году "Правда" пишет о том, что 23 февраля является праздничным днем: "Задолго до войны пролетарский Интернационал назначил 23 февраля днем международного женского праздника" (Великий день // Правда, 7 марта 1917).
Кроме того, именно 23 февраля 1917 г. началась "Февральская революция". Не помнить эту дату революционерам было нельзя, но для большевиков это был не очень праздничный день: их-то там не было. Поскольку большевики не играли ведущей роли в февральском перевороте, но все же приняли его, приветствовали и внесли в свои святцы, то надо было дню "свержения самодержавия" (сохранив его праздничность) дать иное название. Он стал "днем Красной армии".
Итак, повод к празднованию 23 февраля у революционеров был. Со временем возник и надлежащий миф: "День Красной Армии". Память о первом сражении и первой победе: «Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооружённого до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. Их продвижение на Петроград было приостановлено. День отпора войскам германского империализма — 23 февраля — стал днём рождения молодой Красной армии» - учил т. Сталин (Правда, 14.IХ.1938).
Спустя 75 лет так же учил и т. Ельцин: 10 февраля 1995 года Государственная Дума приняла, а 13 марта того же года президент Ельцин подписал Федеральный закон «О днях воинской славы (победных днях) России». Отныне в знаменательный день 23 февраля надлежало торжественно, с ритуальным салютом справлять «День победы Красной армии над кайзеровскими войсками Германии (1918) — День защитников Отечества» (Российская газета, 13.III.1995).

Но это - миф. 23 февраля 1918 г. не было еще ни Красной Армии, и не было ее побед.

Газеты конца февраля 1918 года не содержат никаких победных реляций.
И февральские газеты 1919 года не ликуют по поводы первой годовщины "великой победы". Лишь в 1922 г. 23 февраля было объявлено Днем Красной Армии.
«Гражданская война, голод и разруха отнюдь не способствовали радужному настроению трудящихся; поэтому, вероятно, в 1920 и 1921 годах о дне Красной армии попросту забыли. Зато 23 февраля 1922 года произошли два «эпохальных», как выражалась тогда пресса, события: Президиум ВЦИК вынес постановление, обязывающее местные власти в течение месяца изъять из церковных имуществ «все драгоценные предметы из золота, серебра и камней», а нарком по военным делам и председатель Реввоенсовета Троцкий устроил военный парад на Красной площади, заложив тем самым традицию ежегодного всенародного торжества» (Тополянский В. Три загадки 23 февраля. Праздник, который не в ладу с собой // Континент. 2004, № 122 http://magazines.russ.ru/continent/2004/122/topol15.html).
Рекомендую эту работу как самое серьезное из известных мне исследований на данную тему. С сокращениями: Новое время №8 25 февраля 2001. http://www.newtimes.ru/newtimes/artical.asp?n=8&art_id=679. Первая же из публикаций, опровергающих сталинский миф о 23 февраля - Сидлин М. Красный подарок к Международному женскому дню 23 февраля // Независимая газета, 22.2.1997. См. также: Ямской Н. «Битва за Псков», или что же мы отмечаем 23 февраля // Новые известия. М., 28.02.2003

Вот записи двух современников. Бывший император Николай Второй: «12/25 февраля 1918. Сегодня пришли телеграммы, извещающие, что большевики, или, как они себя называют, Совнарком, должны согласиться на мир на унизительных условиях германского правительства, ввиду того, что неприятельские войска движутся вперед и задержать их нечем! Кошмар» (Дневники Императора Николая II. М., 1991, с. 667).
Новый диктатор – В. И. Ленин – в статье, опубликованной в «Правде» от 25 февраля: «Неделя 18-24 февраля 1918 года, неделя военного наступления Германии явилась горьким, обидным, тяжелым, но необходимым уроком… Мучительно-позорные сообщения об отказе полков сохранять позиции, об отказе защищать даже нарвскую линию, о невыполнении приказа уничтожить все и вся при отступлении; не говорим уже о бегстве, хаосе, безрукости, беспомощности, разгильдяйстве… Мы обязаны подписать самый тяжелый, зверский, позорный мир… В Советской республике нет армии» (Тяжелый, но необходимый урок // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 35. М., 1962, сс. 394-395).
И это после якобы одержанной победы?
24 марта Ленин признавал: «отчаянное, трагическое положение заставляет нас сейчас принять мир» (Доклад на заседании ВЦИК 24 февраля 1918 г. // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 35. М., 1962, с. 378).
«Мы сию минуту воевать не можем. Неделя войны с немцами, перед которыми просто бежали наши войска, с 18 по 24 февраля 1918 года вполне доказала это» (Заметка о необходимости подписать мир // Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 35. М., 1962, с. 384).
Объединенное заседание фракция большевиков и левых эсеров ВЦИК было созвано вечером 23 февраля для обсуждения вопроса о принятии новых германских условий мира. Главковерх Н. В. Крыленко сделал доклад о стихийной демобилизации армии. Впрочем, она не была такой уж стихийной: еще 10 февраля большевики объявили об одностороннем прекращении войны, а 11 февраля издали приказ о демобилизации армии.
Комментарий в дневнике В.Г. Короленко: «В первый еще раз страна, в сущности еще не побежденная, но с совершенно обессиленной волей, отказывается просто формально признать себя побежденной и, как собачка, подымает лапки кверху, сдаваясь на милость и немилость.… Случай во всемирной истории беспримерный, своеобразный и во многих отношениях знаменательный…» (Вопросы литературы, 1990, № 8, с. 214).
Как заметил В.Б. Шкловский в письме Максиму Горькому (6.XII.1917), «революция по ошибке вместо того, чтобы убить войну, убила армию» (De Visu, 1993, № 1, с. 28).
Вечером 24 февраля немецкий отряд численностью не более 200 человек взял вокзал Пскова. В тот же день, 24 февраля, пали Юрьев и Ревель (ныне Тарту и Таллин). 25 февраля немцы захватили Вильянди (Феллин), 26 — Пайде (Вейсенштейн). Кстати, оттуда до Нарвы, где немцы якобы были разбиты еще 23 числа, еще более 150 километров.

25 февраля управляющий делами Совнаркома Бонч-Бруевич проинформировал Ленина о необходимости экстренного переселения высших сановников из столицы в провинцию…

В ночь на 28 февраля немцы захватили центр Пскова, а затем в течение того же дня - весь город. Немцы идут вперед по Эстонии: Тарту, Кохтла-Ярве, Вайвара...
Вот советский историк:

"В ночь на 3 марта железнодорожный состав с красноармейским отрядом несколько раз подходил к станции Вайвара и обстреливал немцев артиллерией и пулеметами.

С утра 3 марта враг продолжал развивать наступление на Нарву. Одна колонна его войск продвигалась вдоль железной дороги, другая — севернее по шоссе. Части противника, наступавшие вдоль железной дороги, завязали встречный бой с подошедшим сводным краснофлотским отрядом (около 1000 человек) под командованием П. Е. Дыбенко, поддерживавшимся огнем железнодорожной батареи в составе двух орудий. Бой шел с большим напряжением и ожесточением. Наши войска неоднократно переходили в контратаки.

Матросы сражались геройски, но слабо обученные (наступали колоннами), они несли большие потери от огня противника, занимавшего командные высоты к востоку от ст. Вайвара. Однако все атаки противника с фронта были отбиты. Сводный отряд вынужден был отойти лишь после того, как наступавшая севернее колонна противника сбила оборонявшиеся там отряды и создала угрозу обхода с тыла.

Около 15 часов северная колонна немецких войск вышла к высотам в 5 км северо-западнее Нарвы, где была остановлена упорным сопротивлением красноармейских отрядов. Противник, потеряв в бою несколько десятков самокатчиков, подтянул артиллерию, но продвинуться дальше в этот день не смог. Было остановлено также наступление вражеской колонны, двигавшейся вдоль железной дороги.

3 марта в Брест-Литовске был подписан мирный договор. После этого в ночь на 4 марта советские войска оставили Нарву. Дальнейшее продвижение противника на Петроград было остановлено красноармейскими отрядами восточнее Нарвы, в районе Кингисеппа (Ямбурга)". (Черепанов А. И. Под Псковом и Нарвой. — М.: Воениздат, 1956. http://militera.lib.ru/h/cherepanov_ai3/05.html).

Смотрим на карту и видим, что фронт остановился за Нарвой. И причина остановки вовсе не боевые подвиги красноармейцев, а капитуляция Ленина-Троцкого.

Командовавший отрядами «Красной гвардии» П. Дыбенко убежал от немцев и от своего же суда аж за Волгу - в Самару. "Не помню сейчас точно, в конце марта или в начале апреля, в Самаре произошло событие, взволновавшее всю партийную организацию. В город неожиданно, без всякого предупреждения, прибыл эшелон балтийских моряков во главе с П.Е. Дыбенко. Вначале мы обрадовались новому пополнению. Но в тот же день в губком пришла телеграмма за подписью М.Д. Бонч-Бруевича. В телеграмме предлагалось немедленно задержать Дыбенко и препроводить в Москву за самовольное оставление вместе с отрядом боевой позиции под Нарвой" (Калинин С. А. Размышления о минувшем. М., Воениздат, 1963, с. 71).

П. Дыбенко был задержан, отправлен в Москву, уволен со всех постов, осужден Ревтрибуналом, и исключен из партии (восстановлен в 1922 году). "За отход от Нарвы и самовольный отъезд с фронта Дыбенко исключили из партии. Он предстал перед судом Революционного трибунала... Совнарком вынес решение — отстранить Дыбенко с занимаемого поста. Павел Ефимович к этому себя уже подготовил: "Конечно, я виноват в том, что моряки добежали до Гатчины. (Красная звезда. 26.02.1989).
Расстрелян (нельзя сказать,что безвинно) в 1938 г.

Германский командующий генерал Гофман, бросивший 53 дивизии на пустые русские окопы, писал: «Это самая комичная война из всех, которые я видел: малая группа пехотинцев с пулеметом и пушкой на переднем вагоне следует от станции к станции, берет в плен очередную группу большевиков и следует дальше» (Цит. по: Кулегин А. Миф о 23 февраля не умаляет значения праздника // Невское время. Спб., 22 февраля 2008).
Прорыв, не удавшийся мощной группировке генерал-фельдмаршала фон Гинденбурга в 1915 году, осуществили – фактически без потерь – небольшие и разрозненные германские подразделения, скорость продвижения которых ограничивала не ярость народно-большевистского сопротивления, а степень непроходимости российских шоссейных и железных дорог… После октябрьского переворота Германия свои наиболее боеспособные дивизии перебросила на Западный фронт. В России линию фронта обозначали дивизии «ландвера» - по сути, ополчения. Они должны были напоминать большевикам об обязательствах, которые те взяли на себя перед немецким Генштабом: вывести Россию из войны на условиях, выгодных Германии. Большевики медлили с подписанием капитуляции, тянули время. И вот 16 февраля немцы начали продвижение вперед, напоминая, что даже предатели должны держать свое слово... Наступление немцев успешно шло до подписания Брестского мира – до 3 марта.
Именно 23 февраля в 10.30 утра Германия представила свои мирные условия, потребовав дать ответ на них не позднее чем через 48 часов (Тихомиров А. Брестский мир 1918 г. и Беларусь // Белорусский журнал международного права и международных отношений. Минск, 1999, №2. http://www.cenunst.bsu.by/journal/1999.2/tikhomirov.shtml).
Вообще-то линия фронта в день 23 февраля отстояла от Нарвы почти на 180 километров. Нарва пала 4 марта: без боя. Немецкие войска взяли ее просто по инерции: мир к этому времени был уже сутки как подписан.
После якобы одержанной победы под Псковом и Нарвой вечером 23 февраля ВЦИК собрался для принятия продиктованных германским правительством условий безоговорочной капитуляции. Итог жарких дискуссий «победителей»: «Постановление Совета Народных Комиссаров о принятии германских условий мира. Согласно решению, принятому ЦИК Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов 24 февраля в 4,5 часа ночи, СНК постановил условия мира, предложенные германским правительством, принять и выслать делегацию в Брест-Литовск. Председатель СНК В. Ульянов (Ленин)» (Ленин В. И. Полное собрание сочинений. Т. 35. М., 1962, с. 381).
О чем в 7 часов утра 24 февраля Ленин и телеграфировал в Берлин.
Так что 23 февраля 1918 года – это позорнейший день военной истории России. День капитуляции в первой мировой войне, точнее - во Второй Отечественной войне (так она именовалась в 1914-1917 гг. в русской печати). Капитуляции по воле Интернационала, превратившего "войну империалистическую (точнее - Отечественную) в войну гражданскую".
Не день это защитника Отечества а, в лучшем случае, «день красной армии». А защищали ли в 1918 году ополченцы Троцкого Российское Отечество - это, мягко говоря, сложный вопрос.
Не только потому, что их вожди ненавидели все русское и мечтали принести Россию в жертву разжиганию «мировой революции». Но еще и потому, что они были вполне сознательными и платными агентами немецкого генштаба.
Документы, подтверждающие агентурную и небескорыстную деятельность большевистского руководства в пользу Германии опубликованы в сборнике: Тайна октябрьского переворота. Ленин и немецко-большевистский заговор. Документы. Статьи. Воспоминания. Спб., Алетейя, 2001.
Например: «В 1917 г. Парвус перевел немецкие субсидии Ленину» (Из объединенной разведсводки на А.Парвус-Гельфанда, переданной Военным министерством Франции в МВД Франциии 18.1.1919. ЦХИДК.Ф.7. Оп.4. Д. 127. Л. 356 // “Посредник разведслужб”. Документы ЦХИДК об А. Парвусе-Гельфанде. 1917-1924 гг. // Исторический архив. Научно-публикаторский журнал. 1999, № 1, с. 109).
В знаменитом «пломбированном вагоне», на котором Ленин из Швейцарии весной 1917 года переехал через всю Германию, воевавшую в то время со страной, гражданином которой Ленин был, было 30 профессиональных революционеров. Еще 160 добирались другим спецпоездом. Так германские спецслужбы готовили выход России из войны. Интересно, что в этих поездах «евреи ехали в подавляющем большинстве. Среди этих без малого двухсот человек редко кого ждала в России незначительная роль» (Солженицын А. И. Двести лет вместе. ч. 2., М., 2002, с. 53).
«В ноябре 1917 года немецкий дипломат Рицлер, незадолго до этого назначенный курировать усилия Германии по созданию в царской империи условий для революции, незамедлительно потребовал от МИДа «перевести Ленину на известные цели два миллиона марок из военного займа». И уже в конце первой недели существования власти Советов в путь отправились фельдъегеря с траншем, который Рицлер передал по назначению. Одновременно еще 15 млн марок были ассигнованы на политическую пропаганду в России. Из датских портов в море вышли корабли с картошкой для оказания прямой помощи Петрограду… В архиве Министерства иностранных дел хранится удивительный документ. 25 ноября 1917 года связной МИДа телеграфировал из штаб-квартиры в Бад-Кройцнахе в Берлин: «Нынешнее правительство в Петербурге испытывает огромные трудности. Банки отказывают ему в помощи, срочно необходимой для обеспечения народа и армии продовольствием… Если правительству удастся, быстро достав деньги, справиться с трудностями и обеспечить поддержку своих лозунгов у народа и в армии, то оно сможет продержаться до заключения перемирия. Ленин это понял, поэтому он и обращается к нам… Верховное командование сухопутными войсками считает, что было бы очень желательно изыскать возможность предоставить деньги правительству Ленина». В ответ МИД телеграфировал: «Относительно денежной помощи большевикам меры приняты». И через несколько дней к Рицлеру поступила информация, что деньги к большевикам пришли. Вскоре после этого в Брест-Литовске (ныне город Брест в Белоруссии) в ставке главнокомандующего войсками Восточного фронта начались переговоры о перемирии, которых так желало правительство Германии… Из найденных в Германии документов явствует, что средства из кассы рейха, использованные на подкуп, в значительной степени способствовали тому, что все осталось без изменений. «Удалось удержать большевиков от того, чтобы они переориентировались на Антанту, — сообщал статс-секретарь Кюльманн 5 июня 1918 года в Берлине. - Правда, на это пришлось затратить крупные суммы… Посол Мирбах настоял на том, чтобы его коррупционный бюджет был доведен до трех миллионов марок в месяц: «Никогда еще Россия не была такой продажной». В начале июня 1918 года Мирбах исчерпал свой фонд. Статс-секретарь Кюльманн незамедлительно потребовал от своего коллеги в имперском казначействе дополнительных средств, что явствует из записи в архиве МИДа: «Во время правления большевиков мы должны будем стараться делать все возможное, чтобы удержать большевиков от переориентации. Это стоит денег, вероятно, очень больших денег». Кюльманн затребовал 40 млн марок и получил их» (Клаус Вигрефе; Флориан Альтенхёнер, Хайко Бушке, Аника Целлер. «Никогда еще Россия не была такой продажной» // Профиль. 10.03.2008).
И то, что день защитника Отечества празднуется сегодня не в день Куликовской битвы, не в день Бородина, не в день рождения Жукова или день св. Александра Невского, не в день последнего выстрела в Брестской крепости или в день начала Ленинградской блокады (именно день защитника был бы уместнее в этот день – чтобы было памятно, от какой беды надо защищать), а в день капитуляции, - это еще один признак атрофии нормального национального чувства в русском народе.
Именовать 23 февраля «Днем Российской армии» и «Днем защитника Отечества» просто непристойно. Хотя бы потому, что одно из условий той капитуляции с каждым годом становится все более и более тяжелым и очевидным: отделение Украины от России. Граница России и Украины была проведена немецким штыком. Это означало, что в состав Украины были включены города, которых просто не было в момент соединения Украины и России в 17 веке (например, Одесса). Земли, которые были «диким полем», коридором для крымско-татарских набегов на Москву: «Между татарами и землей казаков расстояние в 5-6 дней пути по безлюдным и пустынным землям» (архидиакон Павел Алеппский. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в первой половине XVII века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским. М., 2005, с. 542).
Эти земли были освоены не гетманами, а Российской Империей (потемкинские деревни были настоящими).
Зима 1918 года: советские армии окружили Киев и вступили в него 8 февраля 1918 года. Вожди Рады 12 февраля обратились за помощью к Берлину. Берлин потребовал ухода «русских» с Малороссии (но не из Крыма!). 23 февраля Ленинское правительство уважило эту просьбу. Номинально немцы пошли на переговоры с лозунгом «мира без аннексий», но, как признал в своих поздних (1948) мемуарах глава германской делегации Кюльманн, «использование права на национальное самоопределение должно было подорвать всякий смысл пункта о мире без аннексий... Мой план заключался в том, чтобы вовлечь Троцкого в чисто академическую дискуссию относительно права на национальное самоопределение и возможности применения этого права на практике, чтобы получить посредством применения этого права все территориальные уступки, которые были нам абсолютно необходимы» (Уткин А. Юбилей «похабного мира» // Профиль. 10.03.2008).
Интересно, что некоторые немецкие аналитики прекрасно понимали то, что после Версаля придется пережить самой Германии: министр иностранных дел Германии Рихард Кюльманн в 1918 году писал: «Территориальные потери, от которых страдает Россия, особенно тот фактор, что она оказалась отрезанной от Балтики и Черного моря, вынудит любое более консолидированное правительство России стремиться к возврату утерянных территорий». По мнению германского историка Ф. Фишера, «новый германский порядок в Восточной Европе «обрубал Центральную Россию слишком резко, отрицая историческую реальность России» (Там же).
И даже при создании СССР границы Украины остались соответствующими Брестскому договору. По этим же искусственным границам и прошла линия нынешнего разлома.
Так что 23 февраля и 8 марта – не просто «мужской» и «женский» праздники. Для тех, кто желает помнить родную историю дальше, чем на 30 лет, это напоминание о все той же Русской Катастрофе ХХ века.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 267 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →