диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Эхо Москвы

Здравствуйте! Это программа "Особое мнение". Меня зовут Карина Орлова, а в студии дьякон Андрей Кураев. Отец Андрей, здравствуйте!
На днях патриарх украинской православной церкви Филарет, выступая во Владимирском кафедральном соборе, обратился к прихожанам с проповедью. Вы, наверное, понимаете, о чем я говорю. Я для наших слушателей и зрителей прочитаю чуть-чуть из этого выступления. Патриарх Украинской православной церкви говорил о ситуации на Донбассе. Он сказал: «Корень зал находится в тех людях, которые живут Донбассе и тех, которые находится в Москве. Нам говорят: вы как христиане нарушаете заповедь Божью: не убий. А вы убиваете. И тут слабый, духовно немощный человек теряется. Как же так, Господь сказал: не убивай, а я должен убивать, защищая землю? «Можно ли, защищая свою землю, убивать, лишать жизни? Это такая дилемма, что не каждый человек может разобраться в этом. Как же христианин, который должен выполнять все заповеди, в том числе и заповедь: не убивай, защищая свою землю, должен убивать? Является ли это убийством? Нет, братья и сестры, это не есть убийство. И это не является нарушением Заповеди Божьей».
Ну, конечно, российские СМИ прогосударственные раструбили это под заголовком: «Патриарх Украинской православной церкви оправдал убийство людей на Донбассе». Вот как вы это прокомментируете?

А.Кураев― С точки зрения чисто богословской, Филарет все-таки неправ. Убийство на войне не перестает быть убийством. И пусть бы лучше он как бывший ректор Московской духовной академии вспомнил правило святого Василия Великого, которое говорит о том, что солдат, вернувшийся с войны, на три года отлучается от церкви. Потому что нельзя воевать без ненависти, а ненависть – это тоже убийство, пусть ментальное. Ненависть – это рана, которую я себе причиняю. Пожарник, который бросился в огонь спасти ребенка, все сделал правильно, исполнил свой долг, но ожог он все равно получил.
Вот точно так же солдат на войне получает ожог ненависти. И поэтому, чтобы не было последующих вьетнамских, чеченских и иных синдромов, церковь в древности предлагала ветеранам не хвастаться орденами и медалями, и не рассказывать, как солдат Швейк о своих былых подвигах, а провести какое-то послевоенное время в покаянии в такой, самореабилитации. Это вот если чисто богословски, без всякой политики.
Что же касается политического аспекта, то здесь надо сказать, что эта проповедь Филарета мне напомнила мантру, которую очень любят повторять наши российские муфтии. При каждом исламистском теракте они говорят: «Это не мусульмане! Наша религия такого не может оправдать. Это не наши люди». Этим они все дружно и корпоративно свидетельствуют о своей полной никчемности для нужд человечества и российского общества. Потому что когда чиновник говорит: «Это не моя проблема», тем самым он декларирует, что вам он помочь в решении этой проблемы не может. Так ленивый ЖЭК отфутболивает вас, говоря «простите, этот забор – это не наша территория, и поэтому этот сугроб и эта сосулька нас не касаются; идите куда-то дальше» - по неизвестному адресу».
Вот точно так же и эти муллы: «Нет, это не наши товарищи, нас это не касается».
И точно так же Филарет. Война есть война, и звереют на ней обе стороны. И в этом смысле, к сожалению, я не слышал нужных слов ни от нашего патриарха, ни от того. Что - на Украине нет мерзавцев? Есть. Нет националистов, совершенно бессовестных в своем отношении к другим людям? Есть. Есть погромщики и прочая нечисть.
Но вот очень легко, понимаете, куда-то в чужих, других людей вынести полюс зла. Это все знаменитое «а у вас в Америке негров вешают». Или: «да, я тоже могу выйти на Красную площадь и сказать, что Рейган дурак, и мне тоже за это ничего не будет».
И какой смысл об этом говорить в стиле Филарета? Такой проповедью ты только разжигаешь и оправдываешь чувство ненависти в тех, кто тебя слушает. А те, которые по ту сторону фронта – они же тебя не услышат и точно с тобой не согласятся. Поэтому твое слово для тех лечащим не будет точно – тебя не услышат, ты для них не авторитет. А для тех, кто здесь, это будет слово не столько лечащее, сколько калечащее. Поэтому считать эту проповедь Киевского патриарха умной, доброй, христианской я никак не могу.

К.Орлова― А, почему вы говорите, что она может быть не услышана?
А.Кураев― Потому что и в мирное время на восточной Украине не было прихода «филаретовских». Украина действительно была крайне разнообразной, и в том числе, по конфессиональному, а не только по языковому признаку… Вот только путинская политика сделала Украину более-менее единой в истекшем 14-м году. А до той поры она была разной. И приходов Филарета в Донецке почти не было. Когда он туда однажды приехал, его там чуть ли не метлами проводили оттуда люди. И это еще в эпоху, когда не было еще православных активистов. Это не «энтеообразные» были, а просто обычные прихожане. Так что для тех людей он точно не авторитет ни разу. Если бы он действительно захотел послужить Украине – лучше бы он выступил бы перед киевскими властями представителем интересов и апологетов той зафронтовой части единой Украины. Вот тогда, может быть, он стал бы их пастырем. Но он на это тоже не способен. Как и патриарх Кирилл не может решиться донести ту частичную, но правду, которая есть у киевской стороны в этом конфликте, до Путина. Точно так же Филарет ту правду, которая есть у Донецка, не решается донести до Киева.

Read moreCollapse )

К.Орлова― Отец Андрей, в оставшиеся меньше, чем минуту можете рассказать, как вы относитесь к идее возведения памятника князю Владимиру на Воробьевых горах?
А.Кураев― Вы знаете, князь Владимир мне дорог, но университет мне тоже дорог. Поэтому я удивлен, что до сих пор почему-то нет презентации, где это будет…
К.Орлова― Как? Есть, уже есть. Если смотреть на МГУ со стороны реки, вот прям…
А.Кураев― Ну вот «прям» - там стоит Ломоносов, насколько я знаю. Вот если памятник Владимиру будет опущен – кстати, по-моему, даже в Киеве он же между холмами стоит – он не довлеет над городом, то есть, если этот памятник опустят ближе к набережной и его голова не будет выше смотровой площадки, то выйдет хорошо…

К.Орлова― Вас только это смущает? Вас не смущает, что фактически это памятник Владимиру Путину? Его потом никак и не снесешь.
А.Кураев― Ну нет, неправда – у него будет борода. Путин бороду еще не отрастил.
К.Орлова― Ну зато Владимир, зато Корсунь…
А.Кураев― Ну и что?
К.Орлова― Сакральность, Крым.
А.Кураев― Познера тоже зовут Владимир. Что ему – повеситься из-за этого?
К.Орлова― Нет, наверное, не стоит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 180 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →