диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Category:

Как странно: лекции в Перми читаю я, а орден

Александра Невского за активную просветительскую деятельность получает митрополит Пермский Мефодий.
Об этом на концерте в Театре оперы и балета сообщил губернатор Пермского края Виктор Басаргин.
http://progorod59.ru/news/view/1263.

-:)

***

Ну хоть бы формулировку другую придумали... Ни одного сборника проповедей м. Мефодия пока не издано.

Удивительно, но один из тезисов моей лекции в Перми был именно об этом: о трагичном для истории церкви конфликте дидаскалов и епископов в 3 веке. И о том, что епископы усвоили себе не только власть рукоположений, но и хозяйственное, финансово (то есть диаконское), учительное и апостольское служение. При этом благополучно похоронив как минимум последнее.

Из моей книги 2008 года "Перестройка в церковь":
Есть в нашем богословии один вопрос, неясность в котором и в самом деле серьезно сдерживает развитие миссионерства. Это вопрос о том, кого считать апостольским преемником (чтобы спокойно воспринять нижеследующий текст, стоит отрешиться от личности его автора и представить, будто он написан просто неким вполне себе кабинетным историком, который между делом обратился к исследованию истории миссии, а сам себя к миссионерам никак не причисляет).
В «Миссионерской концепции» говорится: «Исторический опыт православной миссии со времен апостольских являет нам примеры качеств, которые необходимы миссионеру: молитвенность, смирение, бескорыстие, стойкость, ревность о Боге, приветливость. Проповедь преемников апостолов обязана соответствовать «здравому учению» (Тит. 2, 1)».
Кто тут имеется в виду под «преемниками апостолов»? Епископы? Вряд ли. Документ ведь называется не «концепция епископского служения», а «концепция миссионерского служения». Значит, можно быть преемником апостолов и не быть архиереем?
Как соотносятся слова «апостольство» и «миссионерство»? Для слова «миссионер» уже привычно синонимичным является слово «апостол». Смысл слова «апостольство» несомненно и всецело вбирает в себя слово «миссионерство». «Мы получили благодать и апостольство, чтобы во имя Его покорять вере все народы»(Рим 1,5), - так сам апостол понимает свое служение.
«Миссия, как апостольство», - говорит преамбула «Миссионерской концепции».
И в другом официальном документе читаем: «Миссионерское служение Русской Православной Церкви, понимаемое как апостольское» (Концепция возрождения миссионерской деятельности Русской Православной Церкви, утвержденная на заседании Священного Синода 6 октября 1995 г.; гл. 4).

И в речи Патриарха Алексия слышим: «Миссия Русской Церкви развивалась и процветала благодаря самоотречению и самопожертвованию тех ее членов, которые решались посвятить свою жизнь апостольскому служению. Апостолом Алтайского края стал архимандрит Макарий».
Логично: если апостол – это миссионер, значит, верно и обратное…

Но в большинстве иных церковных текстов и учебников говорится, что преемники апостолов - епископы.
Трифон Печенгский, Герман Аляскинский св. равноапостольный Кирилл (Константин Философ) не были священниками, а Макарий Алтайский – епископом. Не был епископом и большую часть своего апостольского служения Иннокентий Вениаминов… И все же они были апостолами (а еще вспомним, что «Шесть слов о священстве» св. Иоанн Златоуст пишет, будучи молодым чтецом, а назидает он ими своего друга епископа!).
Но если они – апостолы, то как можно это же слово отнести и к современным им обычным архиереям?
Так кто же преемник апостолов – преп. Герман Аляскинский, даже не имеющий священного сана и тем не менее проповедующий Евангелие на краю земли? Или епископ, возглавляющий епархию в центре православной империи, и выезжающий за пределы кафедрального города лишь для торжественной службы в других приходах своей области? Пусть это вполне каноничный епископ – и объезды епархии он делает дважды в год, и каждый воскресный день говорит живую и увлекательную проповедь. Но разве это апостольство – обращаться к людям давно уже церковным и в храмах, стоящих уже многие века?

А ведь даже такие епископы редки. Немалая часть их что в истории, что в современности просто неспособна ко сколь-либо живой и авторской проповеди даже среди своих прихожан. Если же их поставить перед лицом критически-вопрошающей аудитории – то они вряд ли смогут пробудить в ней желание принять их веру (вспомним стихи св. Григория Богослова «О епископах»). Вдобавок львиную долю своего времени епископы проводят в трудах и думах отнюдь не миссионерских – а в решении вполне себе «дьяконских» проблем вроде сбора денег и их распределения. Причем порой это распределение происходит отнюдь не в пользу «вдовиц» и даже самой Церкви, а в пользу самого архиерея. Неужели и для такого епископа-симониста нет иного слова, как «преемник апостолов»?
Служение апостолов – это проповедь Евангелия неверующим, организация поместных церквей, рукоположение для них епископов, надзирание над здравостью жизни христианских общин. Тот, кто осуществляет все эти служения, кроме первого – апостол ли?
Так не честнее ли сказать: епископы – преемники апостолов в одном отношении (мистагогальном и управленческом), но не в другом (миссионерском)? Преемник же апостолов в смысле проповедничества – это именно и только проповедник. Если с проповедью к неверам обращается человек в епископском сане – значит, в эту минуту, а не в минуту хиротонии, и он становится «преемником апостолов» как миссионеров. В этом смысле преемником апостолов был бы человек, который глубже, чем они, погружался бы в языческие дебри. Апостол дошел до Рейна и говорит ученику: иди дальше – до Буга… Это был бы преемник именно в миссии. А епископ отношении - тот, кто берет на себя иные, не-миссионерские заботы, чтобы освободить апостола именно для его дальнейшего движения.«Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров» (Тит. 1,5). Именно – «оставил», не «предпослал». «Отходя в Македонию, я просил тебя пребыть в Ефесе» (1 Тим 1,3). «Будь образцом для верных, доколе не приду» (1 Тим. 4,12-13). Апостолы идут с проповедью вперед, а епископы остаются на месте для обустройства церковной жизни. Ни Титу, ни Тимофею Павел не дает советов о проповеди язычникам – но только о внутреннем устройстве Церкви. Вспомним слово «Учения 12 апостолов» (Дидахэ) об апостолах – «Относительно же апостолов и пророков поступайте согласно учению евангельскому. Всякий апостол, приходящий к вам, пусть будет принят, как Господь. Пусть он не остается более одного дня, а если будет нужда, то и другой [день], но если он пробудет три дня, то лжепророк» (11,3-5).

И получится, что именно в миссионерском смысле епископы – это антиподы апостолов. Апостолы всегда в пути, а епископы навсегда повенчаны с одной общиной, одним городом (14-е апостольское правило). Апостол и епископ соотносятся как движение и статика. Кроме того, апостол не строит на чужом основании, он всегда в канонической пустыне, в то время как епископ преемствует предшествовавшим ему проповедникам.

Точно также апостолы для того, чтобы постоянно пребывать «в молитве и служении слова» передали управление внутренней жизнью церковной общины диаконам (Деян. 6,4). Дьякона должны были «пещися о столах», то есть заниматься проблемами церковной собственности и внутренними отношениями разных группп верующих (напомню, что причиной такого решения стали жалоб не-еврейских вдовиц на игнорирование их нужд еврейской частью христианской общины). Апостолы же тем самым оставляли себе возможность идти вперед с проповедью слова.

Путаница и отождествление апостольства и священнослужения приводит к поразительным заявлениям.
«- А как Вы смотрите на деятельность отца Андрея Кураева?
– Тут у меня двоякое впечатление. Он очень умный, образованный человек. Но у меня вызывает сомнение форма его деятельности – всё-таки священник в традиционном понимании должен быть связан с конкретным приходом, а не разъезжать повсюду как «вольная птица». Всё-таки священнослужитель в первую очередь должен совершать служение в храме у престола,
а остальная деятельность – она дополнительная" (Миссионерство или дикость. Беседа с протоиереем Александром Будниковым, главой миссионерского отдела СПб епархии // Вода живая. Санкт-Петербургский церковный вестник 2008, № 7, с. 32).http://journal.aquaviva.ru/2008/07/voda_07.html).
Вообще-то миссионер (как и апостол) не связан с приходом. Приходской священник, обвенчанный своей пастве, как и епископ, обрученный своему городу, это анти-апостол: он остается не месте, когда апостол идет дальше (анти - в греческом смысле как «вместо»).
Конечно, и в Питере и в Москве огромное миссионерское поле. И я совсем не зову моего критика улетать из Петербурга. Но данный протоиерей хочет "благочестиво" привязать миссионера не к городу, а к алтарю. Для него проповедь Евангелия это нечто второстепенное по отношению к дьяконскому "паки и паки" (а для чего еще дьякон-то на службе нужен?). Ну, вот пока миссия будет считаться чем-то второстепенным, "приделком", почти блажью - до той поры и будет слышен над могилой православной миссии плач св. Николая Японского.
Нет, я не претендую на святое слово «апостол» на своем бэйджике. И дело совсем не в отношении ко мне. Я убежден, что сказавший эти слова прот. Александр Будников - замечательный человек и священник. В том-то и зрим масштаб нашего миссионерского провала, что именно ХОРОШИЕ священники не понимают и не принимают миссию. И если человек, абсолютно не понимающий сути миссионерства, возглавляет миссионерский отдел крупнейшей епархии – это уже из мира диагнозов. Это знак полной атрофии миссионерского инстинкта нашей Церкви…

Со словом «апостол» все же первая ассоциация – «проповедник», а не администратор или строитель.
То, что не-миссионеры стали считаться преемниками апостолов, означает, что в структуре церкви не осталось ниши для труда именно апостольского. От слов зависит очень много. Если монумент назвать живым человеком – то как же назвать самого этого живого человека? И такой перенос имени не означает ли подсознательное или даже сознательное нежелание видеть этой самой жизни в пределах своей «канонической территории»?

В Уставе Русской Православной Церкви есть глава о епископском служении. В ней ни слова о проповеди самого епископа, наипаче – об апостольской проповеди к нецерковным людям.

Епископы – несомненные преемники апостолов в смысле права передачи посвящений и управления церковными общинами. А вот важнейшее – «словесное» - служение апостолов оказалось для церковной иерархии неглавным. Среди тысяч и тысяч епископов, знакомых нам по церковной истории и современности, по пальцам можно перечислить тех, кто и в самом деле разделял миссионерскую озабоченность «апостола языков».

Вот в октябре 2011 года на Орловскую кафедру прибывает переведенный с Красноярска архиеп. Антоний (Черемисов). Его первое слово:
«Божию милостию я назначен на орловскую кафедру. Многие годы я уже прожил, во многих местах служил, молился, проповедовал. Господь в мои лета преклонные дал мне еще одно служение. Как некогда Спаситель посылал Своих апостолов проходить из селения в селение, из города в город, из страны, так и сегодня Его дело продолжается. А вы, дорогие мои, сопутствуйте мне в этом служении, молитвенно и с любовью к храму Божию. Мы обязаны хранить истоки истинной святой веры Православной до конца жизни, утверждаться в ней духовно; молиться за богослужениями в храме Божием. Этим мы осуществляем все то, что Господь заповедовал делать архипастырям, священникам, инокам и инокиням этой земли святой". (http://www.orel-eparhia.ru/news/2011/10250).
Два абзаца, но гораздо больше недоумений. Зачем столь прямолинейное и неуместное отождествление себя с апостолами? Спаситель все же не менял места служения апостолов. Не говорил: "А теперь Петр в Индию, а Фома в Рим!". И разве "дело Спасителя" именно в таких рокировках? Кроме того, как раз древняя церковная традиция ("истоки веры") запрещала такие перемещения епископов. Но еще более поразительно, что в перечне ВСЕГО того, "что Господь заповедовал делать архипастырям, священникам, инокам и инокиням" не оказалось никакой помощи ближним, равно как и проповеди. Лишь молитва и бессмысленная красивость - "хранить истоки веры" (истоки нашей веры столь далеко от нас и в истории и в онтологии, что ни угрожать им, ни помогать мы никак не можем; уж скорее эти истоки могут хранить нас, но не мы их).

Может, служение слова не важнейшее для апостола? Но что Христос повелел апостолам? – «Идите и учите». Теперь пробуем представить, что при прощании с апостолами Спаситель говорит: «Идите и… (дальше по тексту главы Устава о епископах) назначайте клириков и сотрудников епархиальных учреждений, представляйте ежегодные отчеты по установленной форме о религиозном, административном и финансово-хозяйственном состоянии епархии; предоставляйте отпуска духовенству; давайте благословение на постройку и ремонт храмов, молитвенных домов и часовен и заботьтесь, чтобы их внешний вид и внутреннее убранство соответствовали православной церковной традиции; открывайте счета в банковских учреждениях; решайте вопросы, возникающие при заключении церковных браков и разводов»…

Вновь скажу банальность: апостольство – это проповедь Евангелия не-христианам. Епископство - это управление уже-христианами. Во втором веке миссионерами-апостолами были по большей части миряне (вспомним миссию Пантена в Индию). Письменные памятники проповеди этого времени также связаны с не-епископами (св. Ириней Лионский – исключение). В это время мы чаще встречаем церковных писателей, не облеченных епископским саном, нежели пишущих епископов. В третьем веке эта ситуация резко меняется. Кончается век апологетов-мирян и начинается век святителей. "Две иерархии - дидаскалов и епископов - приближаются к единению" (Danielou J. Origene. Paris, 1948, p. 62). «Единение» это сказано мягко. Изгнание Оригена из Александрии его епископом показывает, что на самом деле в 3 веке происходило «враждебное поглощение».

А начиная с четвертого века (и до конца XIX-го) церковно-учительная литература становится по преимуществу епископской (святительской). Рядом с ней существует книжность монашеская, но почти исчезает церковная письменность, произведенная мирянами и белым духовенством. Епископы становятся проповедниками и учитeлями (правда, судя по плачу Григория Богослова, слишком многие быстро об этом забывают). Но все равно - кроме Фрументия никто из них не идет в языческие пределы…
Именование епископов преемниками апостолов создает иллюзию миссионерского благополучия – вот, мол, у нас всегда в наличии сотни равноапостольных мужей. Реальные же труженики-продолжатели апостольской миссии оказываются не то «золушками», не то «самозванцами»…

Если епископат и в самом деле хочет быть апостольским преемником и именно свое слово желает и впредь видеть определяющим в церковной жизни, то надо решительно пересмотреть критерии выбора епископов. Нужно, чтобы хоть один из десяти епископов был действительным богословом и апологетом, способным выдержать серьезную публичную дискуссию и в телестудии, и на площади, и в монастыре, и на архиерейском соборе.
Именно этого я не вижу в современности: заботы о чести епископского сословия. Неужели ну совсем не нужны в составе епископата люди, которые и по принятии епископства продолжали бы вести патрологические и церковно-исторические исследования, изучать другие религии и светскую культуру? Но кроме еп. Венского Иллариона (Алфеева) и еп. Егорьевского Марка (Головкова) у нас и нет в епископате людей с сохранившимися богословскими вкусами.
Может, стоит еще в академиях выделять самых способных юношей и умолять их стать учеными епископами? Как умолял св. Феофил Александрийский языческого философа Синезия Птолемаидского.

В общем, если не в порядке риторической фигуры рассматривать епископов как преемников апостолов, то искать кандидатов в архиереи придется среди миссионеров, и, возведя их в епископство, ждать от них продолжения миссионерской деятельности. Нереально? Но тогда надо признать, что именование епископа «преемником апостолов» является такой же красивостью, как титулование александрийского патриарха «тринадцатым апостолом» и «судией вселенной».

Высокое место епископа в церковной жизни от этого не изменится. Но реализма и правдивости в наших словах прибавится, что уже само по себе неплохо.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 196 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →