диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

ЛЕКЦИИ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ - ПОУРОЧНОЕ ЧТЕНИЕ (1)

Сейчас я буду сейчас листать учебник и давать комментарии к некоторым его частям. То, что вы сейчас услышите, вы не обязаны включать в уроки. Просто педагог о предмете своей речи должен знать больше, чем написано в учебнике.

Урок 2. Православие и культура.
Название и тема урока недетские. Но раз уж эти слова стоят на обложке учебника, то приходится их поскорее объяснять. Про культуру я говорил, что мы исходим из латинского корня слова культура: то, что растёт в огороде и не растёт в дикой природе.
Помните песенку советского строителя - «А без меня, а без меня здесь ничего бы не стояло, здесь ничего бы не стояло, когда бы не было меня!». Это – очень точное определение культуры: то, что появилось на свет благодаря человеку.
Прошу также в этом уроке обратить внимание на то, что в определении слова религия нет слова  Бог. Дело в том, что один из модулей нашего курса посвящен буддизму, а в буддизме нет понятия Бога-Творца. И тем не менее это религия. Магия или шаманизм также могут обходиться без представления о Боге, но и это формы религии. Корректное религиоведческое и культурологическое определение религии должно вбирать в себя и эти религиозные пути. Но, значит, оно должно обойтись без слова Бог. Зато наш следующий урок будет посвящен привыканию именно к этому слову.

Урок 3. Бог и человек в православии.
Это сценарный урок. Повествование в нем идет через сценку из школьной жизни. Дети просят своего одноклассника объяснить упомянутое им слово Бог. 10-летний Ваня, конечно, этого сделать не может. Но тут по воле автора из кустов выезжает рояль. То есть из школы выходит учитель физики.
Для меня важно, чтобы дети новое для них знание (в данном случае - о религии) получали все же от школьного учителя. В то же время учитель физики для них почти незнакомый персонаж. Он учитель – но не их. Соответственно, отношение к нему и к его словам такое же, как у солдата к товарищу майору из соседнего полка: командир-то он, конечно, командир, но не мой. Поэтому честь ему отдать надо, но спешить исполнять любой его приказ не стоит.
Таким путем смягчается конфессиональное давление на детей. Разговор о Боге ведется не от имени учебника и не от имени их реального классного наставника, а от имени персонажа. Во многих учебных пособиях персонаж ведет учебную беседу с детьми. Наряжать Чебурашку в рясу богослова я не стал. Поэтому у меня просто появляется получужой-полусвой учитель: из моей школы, но не из моего класса. Слушать его я могу, соглашаться – не обязан.
Как ни странно, атеисты возмутились такой подачей материала. Мол, учитель физики не может быть верующим. Странно. Во-первых, не надо говорить за всех физиков. Профессор А. Московский, читавший мне курс физики в МГУ в 79 году, - православный верующий человек.
Во-вторых, никто иной как министр Фурсенко недавно сказал, что по его представлениям идеальный преподаватель курса ОПК – именно учитель физики. Что ж, Фурсенко мог бы считать свою мечту воплощенной в моем учебнике.

Следующий аргумент тех, кто вырезал ножницами из моего учебника учителя физики – мол, дети в 4 классе не знают, что такое физика. Это верно. Они не знают, что такое физика. Но они знают, что такое учитель физики. За четыре школьных года они успели облазить всю школу. И они знают, что в ней есть три запретные для них и потому самые интересные комнаты: необычно оснащенные кабинеты физики, химии и биологии. И в отличие от шестиклассников они еще хотят узнать, что такое физика.
Так что для 4-классника учитель физик – это тот, кто выгоняет из кабинета физики. Персонаж знакомый и загадочный.
Физик в учебнике об отношениях Творца и мира говорит сложно. Детям его речь может быть не вполне понятна. Это не мой недосмотр. Так и было задумано. Идея Бога отнюдь не примитивна. Богословие –мир виртуозной мысли и диалектики. Пусть дети  поймут, что они оказались на пороге очень сложного мира. Пусть пока они просто привыкают к звучанию этого нового для них слова и к тому, в каких контекстах оно может звучать.

А затем из школы выходит уже родная для 4 класса учительница русского языка русского языка, которая признается:
. - Честно говоря, в моей жизни Бог мне не встречался. Но я знаю, что вера в Бога всегда вдохновляла людей на создание прекрасного: храмов, икон, картин, стихов, музыки…
Далее она рассказывает чисто профессиональные вещи: откуда произошло слово «Бог», как оно пишется, когда с малой буквы, когда заглавной.
Так дети узнают о разном отношении к Богу. Это смягчает конфессиональное давление на них сейчас, а в будущем поможет понять, почему так по разному люди восприняли проповедь Христа.
Увы, ничего этого вы в изданном учебнике не найдете. Атеисты не смогли убедить меня, и потому просто грубо изуродовали учебник. Вы видите эти страницы учебника – они смотрятся как букварь первоклассника. 90 процентов площади – картинка. Текста пять строк на страницу. Явный знак того, что тут поработала цензура.
О, они не решились бы так безбожно править учебник мусульман или иудеев. А с православными, выходит, можно демонстрировать такую «культуру» редактуры!
Издательство «Просвещение» заявило, что не будет издавать антинаучную пропаганду и говорить о Боге как о Творце мира. «Мы на уроках окружающего мира будем рассказывать иное!». И что? Я же не правлю ваши учебники природоведения. Отчего же вы считаете себя вправе идеологически купировать учебник, объясняющий убеждения христиан? Самое поразительное, что это явное нарушение Конституции, запрещающей устанавливать одну идеологию в качестве обязательной, мои цензоры оправдывали ссылкой именно на Конституцию.

Что ж, раз так, я спросил саму Конституцию: «Противоречит тебе или нет?». Конституция мне прямо сказала: «Нет, не противоречит! Все нормально, отец Андрей, нормальный урок, хороший!». Точнее говоря – я обратился к министру юстиции РФ А. Коновалову, а тот мой запрос перенаправил автору текста Конституции Сергею Шахраю. Пьсменый ответ Шахрая  в передал в издательство. Не помогло.
В итоге получился маразм! Читаю: «Ваня ответил: Я не смогу объяснить, что значит слово Бог, просто, когда я вспоминаю о Боге, мне бывает хорошо! Под словом «Бог» в православии понимается творец, который создал весь мир и человеческий род». Это что - ответ 4-класника? То, что  меня было фразой учителя при утсранении учителя стало фразой 10-летнего ребенка. В итоге я выгляжу большим идиотом, чем автор учебника светской этики.
Так что у меня есть просьба к педагогам, ведите, пожалуйста, этот урок по его электронной авторской версии.


Урок 4. Православная молитва.
Я ставлю себя на место ребеночка, которому рассказали, что у нашего мира, как считают христиане, есть Творец, который создал весь мир. Пусть даже ребенок согласился с этой информацией. Как это согласие повлияет на поведение ребенка? Да никак!
Ну, Бог. Ну, Творец. Ну, создал… Представляете, детям сказали: «У нашей школы, славный юбилей. Ей исполняется 25 лет! Здание нашей школы спроектировал архитектор Петров, а построило нашу школу Строительно-монтажное управление № 5!». Ну, и что дети сделают с этой информацией? Побегут искать домашний адрес архитектора Петрова, чтобы завалить его благодарностями? Скажут ли, что теперь с порядке благодарности они сами устроятся на работу в Строительно-монтажное управление № 5?
Я полагаю, что реакция детей на информацию о том, что у Вселенной тоже есть архитектор, будет ровно такая же. Ну, есть, так дай Бог ему здоровья! Так что на весть о существовании Бога здоровый детский прагматизм отзовется вопросом  - «А нам что с того?». 
Вот поэтому 4 урок посвящен рассказу о молитве. Молитва как реакция человека на существование Бога.
Я советую этот урок начинать со «Снежной Королевы» Андерсена. Из-за требований, ограничивающих объем урока, я не смог в учебнике сохранить ввод в тему через «Снежную Королеву», но в электронной версии учебника этот зачин есть.
Большинство изданий по советской привычке дают сказку Андерсена в изуродованном виде. Полный текст вы можете найти, в издании Андерсена в академическом издании серии «Литературные памятники».

Убран был зачин сказки, объясняющий, отчего разбилось кривое зеркало. Его создали бесы, тролли, они отразили все что можно и надо всем на земле поиздевались. Посему они решили подняться на небо, чтобы криво отразить Творца. Бог не допустил этого поругания и выбил зеркало из их рук. Оно упало, разбилось, и кусочек попал в глаз Каю.
А вот Снежная Королева увозит Кая из города. Кай сначала радуется, потом начинает бояться. Кай пробует отцепить свои салазки от саней Снежной Королевы, но не получается. И тогда Кай попробовал вспомнить «Отче наш», но почему-то вместо слов молитвы в голове у него вертелась только таблица умножения.

Вот тут я бы задал вопрос к детской аудитории, а так же к вам. Чтобы понять алгоритм вопроса, я сначала поставлю задачку попроще. Смотрите, у Вани 12 яблок, у Пети 9 яблок, у Саши соль в заднице. Вопрос: «Кто последний убегал из сада?»

По этому же алгоритму ставлю вопрос о Кае: «Дано: у Кая в голове путаются «Отче наш» и таблица умножения. Вопрос: «В школе, где учился Кай было преподавание основ православной культуры или нет?»

Я убежден, что было! Раз у него эти вещи путаются, значит, они лежат в одном файлике «Школьные знания». А то что нужно в школе мало нужно во  внешкольной жизни ребенка. Но раз молитва у Кая не в домашнем файле, а в школьном, значит, в его школе было преподавание закона Божия, но он не смог эти знания актуализировать. А таблица умножения ему не помогла...

А вот когда Герда приходит в дворец Снежной Королевы, армия  Снежной Королевы её не пускает. Герда стала читать молитву «Отче наш» и снежинки вокруг неё превратились в легион ангелов, который и проложил ей дорогу.

Таки рассказом вы, с одной стороны актуализируете знания детей из уже знакомого им мира, а с другой, дети получают ответ на свойе вопрос об отношениях Бога и человека: вот, что такое молитва и когда она бывает нужна!.

Теперь же, после того, как мы узнали, когда и для чего молилась Герда, попробуем понять - что такое «Отче наш» и какая, вообще, бывает молитва.
Для начала я детям предлагаю по-своему очень не детскую вещь. В религиоведении принято различать религию от магии. Граница религии и магии это граница между молитвой и заклинанием. Религиозный человек молится, колдун приказывает. Типичная формула заклинания: «Встань передо мной, как лист перед травой!».

В 4-го томе Гарри Поттера («Кубок Огня») есть эпизод, когда пожиратели смерти окружают Гарри и выбивают у него из рук волшебную палочку. Он ничего не может сделать, на него наслали заклятие паралича. Он даже не может произнести заклинания: язык у него тоже парализован, да и палочки нет. До смерти четыре шага… И вот тут единственный раз за все 7 томов мы встречаем  упоминание о молитве: «Гарри начал молиться». И, как и в сказке Андерсена, происходит чудесное избавление.
Кому молился Гарри Поттер? Я думаю, Тому, Чьё Рождество и Пасху празднуют в его школе каждый год.

Молитва выше магии. Люди молятся Богу, потому, что не могут ему приказать. Так в учебнике Бог физика становится Господом для верующих людей.
Одна из трудностей этого урока связана с тем, что наш курс предполагает, что у детей до этого не было никакой информации о религии. Поэтому все новые слова вводятся постепенно. Слов «христианин», «Христос», еще не было, а урок называется «Православная молитва». Слово понятие «Православие» вводится раньше, чем слово «христианство». Гений русского языка позволяет это сделать. Православие – это умение правильно славить Бога, умение правильно молиться.

Предвижу вопрос детей: православные молятся правильно, а остальные нет? Как ответить на этот вопрос, учитывая, что по условию нашего курса никого нельзя ругать. Значит, нельзя ответствовать, что, мол, католики или кто-то еще молятся неправильно. Поэтому допустимый ответ только один: неправильно молиться тот, кто в молитве желает зла другому человеку.

Дальше идет разговор о трех видах православной молитвы: молитва-просьба, молитва-благодарение, и молитва-славословие, (чистая радость).

Парашют для неверующего педагога спрятан в слове благодарность. Во фразе  - «и в обычной жизни люди чаще просят, чем благодарят». Вот, пожалуйста, если вам конфессиональная тематика не очень понятна, хватайтесь за эту фразу, и поговорите с детьми о чувстве благодарности. «Ребята, а кому вы благодарны? А за что? А кто-нибудь вам уже благодарен? А за что? Почему люди редко благодарят?»

Честертон однажды сказал так: «Религиозное воспитание малыша, начинается не тогда, когда отец начинает рассказывать о Боге, а тогда когда мать учит говорить «Спасибо» за вкусно испеченный пирог». В основе религии вообще лежит чувство благодарности. По слову Высоцкого - «Кому сказать спасибо, что живой?».
А после этого уже идет разговор о молитве «Отче наш».

Здесь еще одна интересная проблема нашего учебника: на каком языке цитировать священные тексты?
Молитвы я привожу на церковнославянском языке, без перевода.
Во-первых, потому что церковнославянский язык это реальный язык реальной церкви. Именно его дети услышат если зайдут в храм.
Во-вторых, церковнославянский язык именно для детей интересен, потому что он с ними играет. Это же не чужой немецкий. Церковнославянский язык полу-понятен: он играется, каждое слово подмигивает тебе, в чем-то оно понятно, узнаваемо, а в чем-то нет. Так интересно его за хвостик поймать и с его корнем разобраться. Так что церковнославянский язык я по возможности стараюсь использовать.

Но зато в ряде случаев приходиться отказываться даже от русского синодального перевода, потому что он не будет понят детьми. Скажем в русском текст Евангелия, слова Христа: «кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды, не потеряет награды своей».
Ну, как четырехклашка поймет «малых сих»? Это что - о детсадовцах? Или о котятах? Поэтому приходиться цензурировать Евангелие, сказать «одному из людей».
Правда, один текст Евангелия я цитирую все-таки с сознательным архаизмом, церковнославянизмом. Это притча о страшном суде, где есть слова «агнцы» и «козлища». Я не стал переводить слово «козлища», потому что испугался, что детям это слово слишком понравится, и козлы еще 2 недели не будут не сходить у них с языка. Поэтому я оставил примаскированное архаичное слово.

«Отче наш» в учебнике дается на церковнославянском языке. Перевод пусть дети сделают сами.
Я бы даже предложил написать её церковнославянскими буквами, с титлами на доске. Это ещё более  загадочно, ещё более интересно для детишек. Рассмотрение этой молитвы предлагаю начать с грамматического разбора - к концу 4-го класса дети это умеют.

Вызванный к доске ребенок правильно определит мужской род и единственное число слова Отче, но не справится с определением его падежа. Падеж-то звательный, а таких падежей в русском языке не водится. Вот это и моет стать интереснейшим сюжетом этого урока - игра со звательным падежом.

Прошу вас, дорогие коллеги, накануне этого урока зайдите в храм или в Интернет (в данном случае это одно и то же). Выпишите из классного журнала имена детей и узнайте, как они склоняются в звательном падеже. А затем передайте это знание детям. Если есть звательный падеж, то как же вас звать?
- Алеша, как тебя звать?
- Алешка!
- Нет, тебя звать Алексие! Сережа¸ а тебя как звать?
- Серега, меня зовут!
- Нет, Сергие тебя зовут!

Самая большая неожиданность ждет Оленьку, потому что в звательном падеже ее имя звучит – Ольго.
 Можно спросить тех, кто знает украинский язык, как по-украински зовут маму. «Мамо!». Как жалко, что в русском языке нет такого дивного слова, такой формы.

А затем детям можно дать задание: «Вы узнали, как зовут вас, теперь нареките имена родителям! Расскажите родителям, как зовут их на самом деле!».
 И еще один парашют в этом уроке. Это вопрос: «Есть такое выражение «Знать, как Отче наш», то есть знать назубок и твердо. Ребята, как вы думаете, а что вы должны знать как «Отче наш»?».

Давайте, вместе с классом составим этот список! Может быть, как Отче наш надо знать свой домашний адрес, телефоны мамы и папы, правила дорожного движения, телефоны экстренных служб, что-то еще.

Эти парашюты нужны оттого, что есть замечательная церковная поговорка - «Невольник - не богомольник». В данном случае, лучше недодать, чем перекормить. Важнее всего не навязчивость, потому что иначе получим бунт.
Tags: ОПК, Учебник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments