диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

ЛЕКЦИИ ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ - ПОУРОЧНОЕ ЧТЕНИЕ (3)

Урок № 8. Пасха.

Он состоит из двух частей: Пасха догматическая, христианская и Пасха русская. Пасха христианская – это рассказ о вероучительном значении события Пасхи, а пасха русская – это наши обычаи, связанные с ее празднованием.
Признаюсь, я не устоял перед авторским искушением, когда я писал этот урок, «вставить» себя в учебник. Пять лет назад в пасхальные майские дни я иду по Бухаре, и навстречу мне идет мальчик лет пятнадцати, явно русский и явно местный житель. Это редкость в Узбекистане, т.к. русские живут только в Ташкенте. Когда мы поравнялись, я ему сказал: «Братишка, Христос воскресе!». Парень оторопел от таких новых для него слов, но понял, что я ему сказал что-то хорошее. И будучи воспитанным, он корректно ответил: «И вам того же!». Более христианского пасхального пожелания я еще не встречал…
Для меня жизненно важно, что дети поняли, что Пасха это репортаж не из прошлого, а из будущего. Для христиан Пасха – это слово о будущем, а не о прошлом, это слово надежды.

Урок 9. Душа.
В описанных выше уроках мы называли Христа Спасителем. И думаю, у пытливого ребенка неизбежно возникнет вопрос, от чего он спасает? От двойки по математике спас? От подзатыльника старшеклассника  спас?
Вот поэтому с десятого урока начинается антрополого-этический урок. И начинается он с разговора о душе.
Я предлагаю вполне детское определение души, т.к. взрослого определения  не знаю: душа это то, что болит у человека, когда все тело здорово. И может обратное - телу плохо, а душа разуется. Нам важно приучить ребенка к некоему нравственному самоанализу. И нужно чтобы ребенок не стал отождествлять себя со своим телом. Ты те только твое тело. Не только на боль пальчика нужно реагировать, но и на боль души.

У души своя жизнь, не всегда совпадающая с жизнью тела.

Наверное, самое сложное объяснить, как это может быть, когда телу больно, а душа радуется.
Старшеклассникам для разъяснения рассказываю следующий пример.

Представьте, на переменке старшеклассник заходит на этаж с первоклассниками, где происходит хаотичное, непрерывное и быстрое движение. И это старшеклассник плывет как айсберг среди мальков, думает о высоком, духовном, о  Таньке с параллельного класса. И вот один из малышей врезается парню своей боеголовкой самое болезненное место. И у парня есть два вида реакции на это. Размазать малыша по стенке или просто сказать «Ты не прав, Вася!». Что требует большего мужества первое или второе? Когда парень простил первоклассника, боль телесная у него прошла? Нет. И когда он простил, что-то кроме боли у него появилось? Появилась радость, самодовольствие  за себя, что ты смог великодушно простить, а не обидеть.

Четвероклассникам я это не решился рассказать.

Я придумал такую историю. Представь: в вашем доме есть запретный для тебя сундучок. Там родители хранят какие-то очень ценные и очень интересные вещи. Однажды вечером, когда у тебя уже слипались глаза от усталости, отец вдруг предложил тебе: пойдем, поможешь разобраться в сундучке. А там оказались: фотографии бабушкиной свадьбы. Ордена прадедушки. Его письма с фронта. Твои первые волосы. Старые монеты, которых теперь уж нигде не увидишь. Любимая кукла той девочки, которая потом стала твоей мамой…
Все было так интересно – у тебя даже ноги затекли от того, что ты боялся лишний раз пошевелиться, слушая рассказы отца. И глаза уж совсем отказываются открываться. Тело устало. Ему не очень хорошо. А душа радуется. Она открыла для себя удивительный мир семейных преданий. Она почувствовала связь своей семейной истории с историей Родины.
Как бы вы думаете, это будет понятно детям? Впрочем, вы можете придумать свой пример.
В этом уроке приводится библейский рассказ о сотворении человека, и он не тянет на себя внимание.
Ключевой нравственный христианский императив – о душе подумай.


Урок № 10 – совесть и раскаяние.
Раз мы  заговорили о боли души, давайте продолжим этот разговор. Как работает совесть? Совесть может подсказывать как поступить накануне тяжелого выбора, и тревожно протестует, когда ошибка уже совершена.
В этом уроке про совесть я вступаю в полемику с одной рептилией. Это рептилия по имени Гена однажды спела песенку: «Если мы обидели кого-то зря, календарь закроет этот лист, К новым приключениям спешим друзья, Эй, прибавь-ка ходу машинист!» Более бессовестного произведения мировая литература не знает. Но тут есть пространство для дискуссий.

Лет 10 назад весь христианский мир кричал: «Караул! Пришел антихрист по имени Гарри Поттер!». Я тоже был шокирован навязчивой рекламой этой сказки, и тоже был готов включиться в кампанию по шельмованию Гарри Поттера. Но чтобы быть в теме, я решил все же  прочитать  не только ругательные статьи о сказке но и ее саму. А вот дальше произошла неожиданная для меня самого вещь. Сама сказка оказалась хорошей и доброй, ничего антихристианского в ней не было. Я же при определении своего отношения к ней решил прислушаться к мнению детей. Я ведь христианин, для меня дороги слова Христа, в частности, такие: «Если не будете как дети, не войдете в Царствие небесное!». Если миллионы детей во всем мире полюбили Гарри Поттера, значит, для меня это уже сигнал, «Подожди, будь осторожен! Неужели миллионы детских сердец так радикально ошиблись?».

И вот здесь такая же ситуация, дети же очень любят крокодила Гену. Значит, наверное, в детском понимании этот стишок звучит не так страшно, когда он вот так печатается на бумаге. Насколько я понимаю, дети этот стишок понимают так, что Гена этими словами прощает старуху Шапокляк. Не выписывает себе индульгенцию, что в будущем если кого-нибудь обижу, хвостиком кого-то ударю, то ничего, тем же хвостиком страничку календаря переверну, и все будет хорошо. Наверное, есть другое понимание этих строк, которое противоречит их буквальному смыслу.

И в самом деле у человека должна быть короткая память на зло, но только на то зло, которое причинено мне. Вот тогда хорошо, когда есть короткая память. Непамятозлобие – так это называется на церковном языке.

Но память не должна быть короткой на то зло, которое причинил я. Есть очень хорошая поговорка: «Чистая совесть только у того, у кого короткая память!»
Я очень советую педагогам поискать в хороших книжных магазинах или в церковных лавках книгу под названием «Словарь паронимов церковно-славянского языка». Автор - Ольга Седакова, московская поэтесса. Паронимы – это слова – ловушки. Тебе кажется, что ты понимаешь некое слово, и ленишься полезть в словарь. А на самом деле оно несет совсем другой смысл. Например, у слово «живот» - в русском языке один смысл, в церковнославянском совсем другой. Конечно батюшки, дойдя до определенной комплекции начинают иронизировать, вспоминая церковно-славянскую молитву: «Живота просиша у Него и дал еси им!»… Среди таких слов – ловушек слово «озлобленный». В храмах мы постоянно молимся об озлобленных. О ком это? Оказывается, в церковнославянском языке слово несет смысл, противоположный тому, который заложен в русском слове. По-русски «озлобленный» - это тот, кто злится. По-церковнославянски «озлобленный» - тот, кто на кого злятся. Поэтому мы молимся о тех, на кого направлена чья-то злоба.
Если в песенке крокодила Гены речь идет о том, что «если нас обидел кто-то зря, календарь закроет этот лист», тогда это правильно. И тогда налицо расхождение между нравственной интуицией этого текста и ее словесным оформлением. Но так, как это все же выражено в словах, это нравственное безумие.

На уроке можно предложить детям переписать эти стихи так, чтобы он по настоящему стал добрым. Это интересная тема для совместного творчества с классом.



Урок № 11. Заповеди Моисея.
Совесть вещь хорошая, но не у всех людей совесть одинаково чуткая. Более того, моя совесть - она же слишком моя. Упаси же вас Господь, чтобы я с вами по своей совести поступил! Совесть моя - куда хочу, туда и ставлю Может статься, что если я буду с вами по моей совести поступать, вам мало не покажется.

Есть такие удивительные слова святого Иоанна Златоуста: то, что у нас есть книга под названием Евангелие, это очень плохо. Потому что слова Божьи должны быть записаны в сердце, а не на бумаге. Но раз они из сердца стерлись, то Господь изложил их на бумаге. А посему давайте хотя бы к бумажным заповедям отнесемся внимательно, чтобы ими восполнить то, что стерлось на скрижалях сердца.

Тех, кто всерьез интересуется православной культурой прошу держать в голове парадоксальные, провокационные слова аввы Дорофея. «Я не знаю другого падения для монаха, как только послушать голос собственной совести!». Подразумевается, что самый страшный грех для монаха - это поступить без совета и послушания, довериться себе самому. Действительно, бывают люди с сожженной совестью, партийной совестью, готтентотской совестью…

Но для того, чтобы не заблудиться в дебрях полусожженной совести, есть ясный маяк – заповеди.
И я уже сказал из 10 заповедей избирают 6. Сначала я думал, что их будет только 5. Полгода я не решался включить в учебник самую популярную заповедь.
Как у Марины Цветаевой: «И познаете всей душой тяжесть заповеди шестой»…

Есть анекдот на эту тему: Моисей сорок дней провел на горе Синай, и затем спустился к ожидавшему его народу. Народ спрашивает: «Ну, как?» Моисей говорит: «Ну, евреи, для вас есть две новости. Одна хорошая, одна плохая. С какой начать?» - «Начни с хорошей!» - «Ладно. Хорошая новость: ребята, удалось ограничится десятью заповедями!» - «Ой, замечательно? А какая плохая новость?» - «Не прелюбодействуй! вошла в их число!»

Вот я долго думал, как обойтись без заповеди «Не прелюбодействуй!» в учебнике, а не в жизни. Потому, что  не хочется у 10-летних детишек пробуждать интерес к сексуальной тематике. Сначала думал вообще отказаться. Потом, все-таки, как мне показалось, я нашел выход.

Дело в том, что перед вами сидит главный сплетник русской православной церкви. Уже почти 20 лет я в пути. Почти во всех епархиях бываю, батюшек, архиереев знаю, все епархиальные сплетни со всей страны коплю.

И вот когда я задумался, как же изложить шестую заповедь, я вспомнил одну сплетню про вашего бывшего томского архиерея, владыку Аркадия. После Томска он служил на Сахалине. Владыка Аркадий человек монахолюбивый. Он всех любил в монахи постригать - причем по экономическим соображениям. Он считал, что бедные рыбацкие поселки Сахалина семейного батюшку не прокормят, а монах - это эконом-класс. И вот он очередного юношу застригает в монахи и посылает его в Даль Светлую. Напутствовал он этих молодых монахов такими словами: «Ну ты там, брат, люби, люби, да не перелюби! А не о грех прелюбодеяния будет!».
Я вспомнил эти архиерейские слова и переложил их в учебнике. Получилось так: «Не прелюбодействуй! То есть не переступай через любовь, не предавай. Это заповедь о верности к тому, кто любит тебя и любим тобой».

Годится? А то в некоторых учебниках ОПК я подсмотрел передачу этой заповеди через призыв «Храни себя в чистоте!». Но мне кажется, что такие слова ребенок воспримет как напоминание о зубной щетке  и не более того.



Заповеди – это норма. А урок №12 говорит о чуде, о том, что выше нормы - о Милосердии.
Милосердие – это любовь с заплаканным лицом. Я пробую пояснить, что бывает два типа любви, любовь, которая радуется или любовь, которая скорбит. И вот милосердие – это любовь к незнакомцу или даже к врагу. Я опять процитирую Цветаеву: «Ненависть, ниц!. Сын раз в крови!» Если в крови, то не важно, белый он или красный. Кровь у всех одного цвета.
Естественно, в этом уроке рассказывает притча о добром Самарянине.

А дальше, в этом же уроке, есть одна не современная врезка, не современная, в смысле она не по возрасту, она слишком взрослая. Это тема самоубийства. Она не для 10 лет, конечно. Но беда то в том, что мы с этими ребятишками дальше не встретимся. Курс пока не является общешкольным, и потом3 нет гарантии, что в других уроках, тема подросткового самоубийства будет затронута хоть кем-то…

В учебнике я рассказываю эпизод, взятый из книги Владимира Марцинковского, замечательного христианского миссионера начала 20 века. 20-е годы, он уже в эмиграции, в Париже, где, оказывается есть  мост через Сену, который в народе называли «мост самоубийц». У золотой молодежи Парижа было принято кончать счеты с жизнью, прыгая с этого моста. Марцинковский идет по этому мосту и видит юношу, который явно собирается шагнуть через парапет. Что делать? Звать полицию? Пока она прибежит, парень прыгнет. Вести философскую дискуссию? Тоже бессмысленно. И тогда он, просто проходя мимо, вдруг остановился и спросил у того парнишки: «Молодой человек, у вас деньги есть?» Парень чего угодно ожидал, только не вопроса о деньгах. «Да, есть!.. А что?» Марцинковский продолжает: «Простите, молодой человек, мне кажется. вам деньги больше не понадобятся!» Парень разумно рассудил, что рыбам франки ни к чему. Тогда миссионер продолжает: «Знаете, я уважаю ваш выбор, - все мы «Бесов» Достоевского читали, понятное дело, поэтика самоубийства… Я не буду звать полицию, это ваше право, ваш выбор. Но, знаете, вот здесь ниже кварталом по течению есть район бедноты. Могу ли я вас попросить отложить на 5 минут исполнение вашего интересного решения. Сходите туда и отдайте эти деньги какой-нибудь многодетной семье».

Парень согласился. Но назад уже не вернулся. За этими словами Марцинковского стояло хорошее знание психологии самоубийц. Нередко самоубийца все-таки пробует оттянуть как можно дольше. последний шаг, последний вздох, А еще он ищет повод отказаться вообще от своего проекта, но так, чтобы не упасть в своих собственных глазах и в глазах друзей, не выглядеть трусом и слабаком.

Парень не вернулся потому, что совесть человека устроена также, как глаз у лягушки. Лягушка видит только движущиеся предметы. Неподвижные предметы она видит лишь когда она сама находится в движении. В прыжке она видит камни, деревья и т.д.

Так и совесть человека: в состоянии бездействия она не видит ничего, в  том числе смысла жизни. В этом состоянии кажется очень убедительной медитация на тему «что воля, что неволя  - все равно». И если ты начинаешь делать добро другим людям, сострадать им, тогда все становится гораздо яснее. Если хмарь покрыла душу, лучший способ найти смысл жизни -  пойти в детскую больницу. Вот там очень быстро приходит понимание того, что жизнь – это ценность, за которую нужно бороться.
Эту историю с самоубийцей я рассказываю в этом уроке, пытаясь объяснить, как милосердие, помощь другому спасает жизнь самому тебе.

Дальше - тема милостыни. Признаюсь, эту тему я позаимствовал из учебника основ исламской культуры. У мусульман милостыня – одно из обязательных дел веры. И я счел необходимым не обойти эту тему и в нашем учебнике, потому что традиция благотворительности и милосердия есть и у христиан.

В главе есть цитата из аввы Дорофея: «Когда ты подал милостыню, ты умножил количество добра в мире. Но бедняк, которому ты помог, получил лишь десятую часть добра, произведенного твоим добрым поступком. Остальное добро ты причинил самому себе. Ведь от этого твоя душа стала светлее».

Тут важно показать детям, что доброделание – это жизнь в радости. Помогая другим, ты помогаешь себе. Творение добра – это не просто выполнение какого-либо закона. Это благо и радость для тебя самого.



Штирлиц знал, что запоминается последняя фраза разгоовора…
Поэтому блок о морали и антропологии я решил завершить золотым правилом этики –
это урок № 13.
Тут, думаю, все будет понятно: «Итак во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними». В главе это правило я свожу к узкой теме, которая будет особенно актуальной для девочек – к теме сплетен и осуждения. Не хочешь, чтобы сплетничали о тебе, не сплетничай сам. Затем несколько христианских советов как избежать осуждения других.

14 урок открывает совершенно иную тему о Храме и иконе.
Это связано с тем, что впереди каникулы, дети разъедутся по стране и миру и могут оказаться рядом с храмами и монастырями. Эта глава поможет им зайти в храм уже с пониманием его устройства, с осмыслением того, для чего это устроено.
Разговор о храме - сценарный. Дети идут на экскурсию в храм, и о нем детям рассказывает священник. Однако, этот урок не архитектурный и не искусствоведческий, а поведенческий. В этом возрасте ребенку важнее понять, что делают в храме, а не то, что означает слова паникадило, клирос, амвон. А вот почему зажигают свечи, что за «записки» за здравие и упокой пишут и передают?

В уроке есть не детские стихи Надежды Веселовской, которые предназначаются именно для родителей:
Идут года, теряют люди близких.
Старухи в церкви слабою рукой
Выводят поминальные записки,
Где значится вверху: «за упокой».
За все они пред памятью в ответе!
Начнут с отца и матери своих,
А дальше – муж, невыжившие дети,
В войну пропавший без вести жених...
Все имена спешат соединиться,
Сплестись в одну незыблемую суть, -
Растущий список длинной вереницей
Среди листа прокладывает путь...
За ним лежат бескрайние просторы,
Туманной дымкой скрытые вдали...
А сам он служит точкою опоры
Общения умерших и земли.
Это стихотворение о связи поколений, о молитвенной памяти .



В следующем уроке № 15  может быть проблема для одной группы учеников – детей из протестантских семей.
На уроке идет разговор об иконах, которых у них нет. Поэтому появляется объяснение, почему у православных икона все же есть.
Одна из сложностей в развитии христианской иконописи состояла в том, что надо было дать ответ на непростой вопрос: как вообще можно писать иконы, если сама Библия подчеркивает, что Бог невидим.

Икона стала возможна  потому, что вслед за Ветхим Заветом пришел Новый. Евангелие говорит, что Бог, который оставался невидим в ветхозаветные времена, затем Сам родился как человек. Апостолы воочию видели Христа. То, что видно, можно изобразить. Христиане не молятся иконам. Они молятся перед иконами. Христиане молятся тому, кого они видят на иконе.

Эти аргументы даны не для навязывания православных икон протестантам, а для того, чтобы показать, что Православие это не мир идиотов, которые забыли, что о невидимости Бога говорит Библия.


Урок № 16 и № 17 я сейчас пропускаю – это уроки зачетные.
Пятый класс начинается с рассказа о крещении Руси. В заготовке учебника по иудаизму я увидел статистику – сколько синагог и еврейских культурных центров действуют в России, и счел, что это правильно. Это хороший путь к тому, чтобы показать детям, что речь идет не о древней истории, а о современности.

Для меня важно, что между православной культурой  и  Средневековьем нет знака равенства. Православие не в прошлом, оно сейчас живет и развивается.

Урок о крещении Руси при совмещении с современной статистикой помогает показать огромные последствия крещения одного человека – князя Владимира. Из той днепровской купели взяли свое начало тысячи монастырей и храмов.

В этом уроке дети, кажется, в первый раз услышат имя Солженицын: в урок включен рассказ из его «Крохоток» 

Tags: ОПК, Учебник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments