диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Капитуляция Патриархии

Президент подписал закон, упрощающий порядок регистрации религиозных объединений. Документ размещен на официальном интернет-портале правовой информации.

Теперь не нужно подтверждать 15-летний срок существования организации для ее госрегистрации. Отменяется обязанность ежегодно предоставлять помимо отчета дублирующую информацию о продолжении деятельности. Также предусматривается, кто может входить в религиозную группу: граждане России, а также иные лица, постоянно и на законных основаниях проживающие на территории страны.

Уточняется порядок уведомления о начале и о продолжении деятельности религиозной группы - не реже одного раза в 3 года. Прописывается право обучать религии в порядке, установленном законодательством, в формах, определяемых внутренними установлениями религиозных объединений. При этом эта деятельность не считается образовательной.

http://www.rg.ru/2015/07/13/registracia-site-anons.html

Новый текст закона:
http://publication.pravo.gov.ru/Document/View/0001201507130068?index=0&rangeSize=1

Действовавший до момента принятия поправок закон:

http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_178365/

В чем нерв?

Когда принимался закон о свободе совести в 90м году, то считалось, что угроза верующим людям может исходить только от нашего любимого государства. И поэтому права и достоинство верующих защищали лишь от него. А затем оказалось, что все-таки эти угрозы мы можем создавать друг для друга сами. Не только государство может выступать в роли единственного и большого рэкетира. А могут быть еще тоталитарные секты, которые нечестным образом общаются со своими прихожанами.

И поэтому с начала 90-х годов шла дискуссия: как можно защитить людей с этой стороны. В итоге Госдума приняла в 96 году закон, в котором эти ограничения были. В частности, пятнадцатилетний ценз работы без создания юридического лица, чтобы общество присмотрелось к этим новичкам, прежде чем позволить им создавать свои школы, издательства и семинарии.

Но был протест со стороны ГосДепа, и Президент Ельцин наложил свое вето на эти поправки.

Тогда я написал брошюрку "Православие и право". В ней были такие мысли:

СПОР НЕ О ПРАВАХ СЕКТ, А О ПРАВЕ РОССИИ НЕ БЫТЬ КОЛОНИЕЙ
Церковь поддерживает не столько сам текст этого законопроекта, сколько его тенденцию: сделать шаг к защите людей от сект. Защита, предлагаемая законопроектом, очень слаба. Она несомненно будет весьма малоэффективной. Но важно преодолеть “демократический” синдром озабоченности только “правами меньшинств” и наконец начать думать о правах большинства и о защите этого большинства от некоторых меньшинств, о праве большинства присматриваться ко вновь возникающим меньшинствам и требовать, чтобы они не были агрессивны и разрушительны по отношению к традиционному сообществу.
Именно эта тенденция законопроекта и стала причиной его ожесточенной критики в западных и западничающих органах масс-медиа и политических кругах. Вопрос не о процедуре регистрации религиозных организаций. Вопрос о том, имеет ли право Россия иметь не-колониальное законодательство.
Главное и самое дорогое новшество в законопроекте - это то, что в его основных статьях присутствует формула “граждане Российской Федерации”. Конституция, не столько принятая народом, сколько ему навязанная в 1993 г., предпочитает формулировку “каждый”. Ст. 28 Конституции гарантирует каждому право действовать совместно с другими соответственно со своими убеждениями. Ст. 35 говорит о том, что каждый вправе владеть и пользоваться имуществом. Ст. 30 гарантирует каждому право на создание объединений с другими лицами. Таким образом, граждане России, лица без гражданства и иностранные граждане оказываются уравнены в возможностях создавать любые объединения, в том числе религиозные, владеть землей, зданиями, храмами и т. д.
Уравнивание в правах местных граждан и иностранных - это характерный признак именно колониального законодательства. Правовое, хозяйственное, культурное пространство колонии должно быть всецело прозрачно для граждан метрополии и для ее интересов. Именно в качестве колонии “цивилизованного Запада” рассматривается Россия слишком многими людьми. Попытка создать хотя бы отчасти не-колониальное законодательство естественно вызвало гнев в мировых столицах - от Ватикана до Вашингтона.
Законопроект 1997 г. за “каждым” признает право на свободу убеждений, на выбор веры, на получение религиозного образования. Но сферу публично-правовых отношений он открывает только для граждан России. Тем самым предполагается, что возможности иностранцев в организации своих общин на территории России должны будут регулироваться особым законом.
Основная идея законопроекта - разделение религиозных объединений на религиозные группы и религиозные объединения. Религиозные группы осуществляют свою деятельность без получения прав юридического лица.
Если кто-то не захочет иметь дела с государством вообще - пожалуйста. Действуй как «религиозная группа». Но если ты хочешь попасть в сферу действия закона, публичного права, - то как минимум надо подойти к этой сфере и назвать свое имя. Закон и не требует ничего большего.
Однако за эту радикальную свободу религиозным группам приходится кое-чем заплатить. А именно - за свою невидимость для государственной власти они платят тем, что не засвечивают себя в сфере публичных правовых отношений. Они не получают прав юридического лица и соответственно, не имеют права приобретать собственность, арендовать помещения, приглашать иностранных миссионеров.
Вообще из законопроекта не вполне ясно - что же именно могут делать религиозные группы. Так, ст. 7,3 гласит “Религиозные группы имеют право совершать богослужения, религиозные обряды и церемонии”. Исчерпывающий ли это список?
Ст. 6,1-2 как будто признает право на активную проповедь и за религиозными группами: “Религиозным объединением... признается объединение, образованное в целях совместного исповедания и распространения веры... религиозные объединения могут создаваться в форме религиозных групп и религиозных организаций”. Как видим, право на “распространение веры” признается не за религиозными организациями, а за “религиозными объединениями”, в число которых входят и религиозные группы. Аналогично и ст. 5,3 признает право “обучать своих последователей религии” за “религиозными объединениями”, а не только за религиозными организациями.
Для тех, кто желает быть человеком-невидимкой, все эти нормы чрезвычайно благоприятны. Суть проблемы, однако, в том, что такими “невидимками”, отсутствующими в сфере публичных правовых отношений, законопроект делает не только тех, кто этого сам желает.
Поэтому главный пункт критики законопроекта не в том, что он позволяет существовать религиозным группам без регистрации, а в том, что и он еще и не разрешает им регистрироваться. Для религиозных групп вводится “карантинный срок” в 15 лет. Только по его истечении они смогут приобрести права юридического лица, то есть стать “религиозной организацией”.
Нужно ли, чтобы к тем общинам, которых еще нет, но которые будут возникать, прилагалась такая норма?
Не стоит преувеличивать антисектантский потенциал законопроекта. Даже те сектантские течения, которые возникнут в будущем, он не сможет сколь-либо серьезно ограничить. Законопроект лишь декларирует намерение, делает пугающий жест, но реально почти не содержит в себе инструментов, с помощью которых можно было бы приуменьшить влияние сект.
Наложение президентского вето можно приветствовать как шаг, обнаживший реальную социальную базу, на которую опирается и на которую ориентируется президент Ельцин. Мнение Папы римского для него оказалось важнее мнения Патриарха Московского. Мнение религиозных меньшинств для него оказалось важнее мнения религиозного большинства. Мнение американского конгресса для него оказалось важнее мнения российского парламента. Мнение Евросовета оказалось для него важнее мнения собственного правительства (именно правительство представляло этот законопроект в Думе). Письмо “друга Билла” оказалось для него важнее трагедий тысяч российских семей.
“Несгибаемый” Борис Николаевич оказывается невероятно стоек лишь тогда, когда речь идет о давлении на него самих россиян. Но не было ни одного случая, чтобы он хоть в чем-то не уступил давлению своих западных “друзей”. Это значит, что он не президент самодержавной Российской Федерации, а наместник колонии “Российская Федерация”.
***


Ельцинское вето вызвало протестное заявление Патриарха.

ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЙ

"24" июля 1997 г. №2971 119034 Москва, Чистый пер. 5

ЗАЯВЛЕНИЕ

в связи с ситуацией, сложившейся вокруг нового Закона "О свободе совести и о религиозных объединениях"

22 июля сего года Президент Российской Федерации Б. Н. Ельцин отклонил принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации Закон "О свободе совести и о религиозных объединениях".

Это решение Главы государства вызвало сожаление в среде верующих Русской Православной Церкви. Ранее Патриарх, члены Священного Синода Русской Православной Церкви и другие архиереи, собравшиеся в Троице-Сергиеву Лавру на праздник преподобного Сергия Радонежского, обратились к Президенту с просьбой ввести упомянутый Закон в действие. Обращения такого рода направлялись духовенством и верующими нашей Церкви и других традиционных религиозных организаций России.

Новый Закон "О свободе совести и о религиозных объединениях" создает предпосылки для действенного ограждения личности и общества от произвола деструктивных псевдорелигиозных культов и иностранных лжемиссионеров. Он устраняет существенные правовые пробелы, имеющиеся в ныне действующем законодательстве о свободе совести, необходимость коренного совершенствования которого признается практически всем нашим обществом.

Закон упорядочивает правовое положение религиозных организаций как юридических лиц, создает новые условия для осуществления религиозного образования, сотрудничества религиозных организаций с государством в сферах благотворительности и культурно-просветительской деятельности, а также в других общественно значимых областях.

Текст Закона, являющийся плодом долгих усилий его разработчиков, действовавших в контакте с российскими религиозными организациями, стал выражением высшей точки компромисса разнодействующих интересов, реально существующих в обществе.

Дифференциация религиозных объединений по времени их создания, численности и распространению, вводимая новым Законом, является весьма справедливым шагом и наличествует в законодательстве многих стран Европы и мира, причем в некоторых из них существует особое правовое положение одной или нескольких конфессий, чего нет в вышеуказанном Законе.

Упоминание об уважении к православию, исламу, иудаизму, буддизму и иным традиционно существующим в России религиям содержится в преамбуле Закона, не имеющей прямого юридического действия. Это упоминание ничем не ущемляет права религиозных меньшинств. Ни оно, ни какая-либо иная норма закона не вводит преимуществ или ограничений для религиозных организаций по вероисповедному признаку.

Вызывает удивление критика упомянутого Закона со стороны некоторых зарубежных государственных органов и религиозных объединений, которые никак не реагируют на наличие в ряде стран гораздо менее либеральных законов о религии, а подчас прямо или косвенно поддерживают эти законы. Это говорит о предвзятости и политике "двойного стандарта" в отношении России.

К сожалению, Закон был подчас неправильно интерпретирован российскими и зарубежными средствами массовой информации: так, в одной из публикаций утверждалось, что все новые религиозные объединения должны пройти 15-летний испытательный срок для получения регистрации, однако ничего не говорилось о том, что этого не требуется от организаций, входящих в централизованные религиозные структуры. Во многих материалах СМИ прямо утверждалось, что новый Закон запрещает деятельность конкретных конфессий, что абсолютно не соответствует истине.

В данной связи счел необходимым распространить текст Закона среди епископата, духовенства и мирян нашей Церкви, дабы создать возможность для широкого, повсеместного обсуждения Закона и для выражения православными христианами отношения к нему.

В то же время многие факты свидетельствуют, что новый Закон, почти единогласно принятый Государственной Думой и одобренный Советом Федерации, уже пользуется широкой общественной поддержкой. Его окончательное отклонение может создать в России напряжение между властью и большинством народа, что существенно затруднит движение нашего общества к миру и согласию, годом которых провозглашен нынешний год.

Посему убежден в необходимости введения в действие этого Закона без изменения его структуры и принципиальных положений.

ПАТРИАРХ МОСКОВСКИЙ И ВСЕЯ РУСИ АЛЕКСИЙ


Это был единственный публичный протест церковного руководства со времен патриарха Тихона!!! С той поры такое не повторялось.
Патриарх Алексий не стал сам освящать часовню Бориса и Глеба на Арбате ( в присутствии Бориса Ельцина). В итоге вето было преодолено.

Чтобы сегодня тихо и без всяких протестов патриархии быть возвращенным вновь.

Из текста закона устранен след. абзац:
"В данный период (15 лет ожидания регистрации как юрлица) указанные религиозные организации не пользуются правами, предусмотренными пунктом 4 статьи 3, пунктами 3 и 4 статьи 5, пунктом 5 статьи 13, пунктом 3 статьи 16, пунктами 1 и 2 статьи 17, пунктом 2 статьи 18 (применительно к образовательным учреждениям и средствам массовой информации), статьей 19 и пунктом 2 статьи 20 настоящего Федерального закона"

то есть не могут
- нести альтернативную воинскую службу
- создавать образовательные организации и вести уроки в гос. школах
- иметь при себе представительство иностранной религиозной организации.
- проводить религиозные обряды и церемонии в лечебно-профилактических и больничных учреждениях, детских домах, домах-интернатах для престарелых и инвалидов
- производить, импортировать и распространять религиозную литературу и предметы культового назначения.
- учреждать СМИ
- создавать семинарии
- приглашать иностранных проповедников


И никаких объяснений, почему для патриархии то, что раньше было хорошим, теперь вдруг стало плохим...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 111 comments