диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Подслушано в Симбирске

свящ. Дмитрий Савельев
О ГРУСТНОМ

http://vk.com/id50876948

По милосердию Божию все время после праздника Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла меня не было в городе. О последних новостях в жизни епархии я узнавал издалека только по сообщениям в интернете. Грустил, недоумевал, удивлялся. Конечно, мои чувства - это всего-навсего мои чувства, личное состояние души и ничего больше. Наверное их правильнее было бы оставить при себе, тем более, что я не являюсь непосредственным свидетелем происшествий и могу высказываться только на основании опубликованных в интернете видеороликов и материалов СМИ. Но многие знакомые настоятельно просят меня высказать мнение о произошедших событиях. Не желая отказывать, поделюсь мыслями, которые не хочу никому навязывать. Впрочем, скрывать их у меня тоже нет особенных причин.

О характере церковного управления

Церковь - общество верующих, построенное на иерархических, а не на демократических началах. Глава церкви - Христос. Его благодать передавалась сверху вниз от "лозы" к "ветвям" (Иоан. 15:5). Сначала к апостолам, через них - епископам, священникам и народу. Православный народ является хранителем веры. Но православный народ не является утвердителем церковной дисциплины. Управление церковью, также как и управление семьей, осуществляется иерархически по направлению сверху вниз. Не дети руководят родителями, а родители воспитывают и организуют детей. Не прихожане воспитывают священников и епископов, а священники и епископы направляют духовную жизнь прихожан. В Священном Писании сложились для этого соответствующие недвусмысленные по содержанию выражения: пастыри и пасомые.
Это теоретическое положение, с которым, думаю, вряд ли кто поспорит, стало для меня основой понимания происходящих в городе событий.

Начало конфликта

Когда я увидел опубликованное в интернете письмо с требованием, предъявляемым к вновь назначаемому архиерею, я удивился. Неужели на нашем церковном корабле сложилась такая непреодолимая чрезвычайная ситуация, неужели он попал в такую губительную бурю, что ослабевший капитан уже не может сохранить управления и ведет корабль к гибели?
Неужели матросы и мичманы вынуждены поэтому выхватывать штурвал из слабеющих рук и указывать, капитану, куда и как он должен рулить? Мои чувства отказываются воспринимать нынешнее положение в церкви как катастрофическое. Может быть, я ошибаюсь, но это моя личная оценка, которую я никому не навязываю.
Письмо по форме адресовано архиерею уходящему, но требование в нем предъявляется уже его преемнику. Эта формальная сложность, впрочем, не меняет содержания обращения.

Содержание проблемы

Конечно, я, также как и многие, с огорчением читал в интернете сообщения о нестроениях в Казанской епархии и обвинениях в адрес митрополита Анастасия. Но отделить в этом потоке критики истину от лжи, объективные факты от перегибов и субъективных оценок казалось мне делом непосильным и очень неприятным. Слишком дурно пахнет эта куча информации, чтобы стоило брать на себя труд по ее разгребанию. Я утешал себя тем, что упомянутая в ней беда не касается непосредственно Симбирской епархии и оставил тщетные попытки разобраться в жизни соседей. Своих проблем хватало.
К сожалению, проблема, получившая в наше время однозначный индикатор или маркер голубого цвета, переместилась в наш город. Впрочем, я, может быть, не совсем точно выразился. Переместилось не она сама, а скорее, горячее переживание проблемы. Ведь состав клириков и прихожан в епархии остался прежним. Трудно поверить, что от вновь назначенного архиерея нас всех неминуемо поразит "казанский микроб", и характер наших отношений друг с другом в одночасье может непоправимо испортиться. Но волнение нарастало. К моему сожалению, им оказались охвачены любимые мною священники о. Иоанн и о. Георгий, рядом с которыми я несколько лет имел честь служить в Воскресенско-Германовском соборе. Они не нашли ничего лучшего, чем предъявить владыке Анастасию ультиматум с требованием оправдания от возводимых на него обвинений. Имели они основания для своих подозрений? Могу допустить, что имели. Не все читают интернет также легкомысленно, как я. Некоторые люди могут быть обеспокоены теми или иными сообщениями. Правы ли они в своих требованиях, предъявляемых владыке? На этот вопрос я долго не мог самому себе ответить однозначно. Я не очень хорошо образован в области церковного права. Область, формы и способы применения тех или иных церковных канонов для меня не всегда ясны. Поэтому решил сначала подумать о процедуре разрешения конфликта.

Евангельский путь разрешения конфликтной ситуации

К счастью, эта процедура не требует очень глубоких канонических знаний. Она подробно описана в Евангелии. «Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего; если же не послушает, возьми с собою еще одного или двух, дабы устами двух или трех свидетелей подтвердилось всякое слово; если же не послушает их, скажи церкви; а если и церкви не послушает, то да будет он тебе, как язычник и мыта́рь.» (От Матфея 18:15-17 ) Именно так, по моему мнению, должен разрешаться всякий конфликт между братьями по вере. В Евангелии не написано, что если узнаешь о грехе епископа, тогда собери весь народ церковный и дружно закидайте его камнями. Если не с глазу на глаз, то хотя бы в присутствии нескольких свидетелей следовало бы начать этот неприятный разговор. Думаю, что он вполне мог состояться. Стороны выслушали бы друг друга, задали бы в корректной, уважительной, не роняющей ничьего достоинства форме интересующие вопросы и, кто знает, может быть, получили бы на них удовлетворительные ответы. Во всяком случае, собеседники обозначили бы свои позиции и хотя бы попытались прийти к согласию. К сожалению, момент позитивного разрешения проблемы был упущен. А крики разгоряченной толпы, сминающей на своем пути растерянных казаков, вовсе не располагают к серьезному, конструктивному и аргументированному диалогу.

О соотношении целей и средств или Благими намерениями вымощена дорога в ад

Приходится высказываться о самых тяжелых впечатлениях последних дней. Я имею в виду видеоролики с кадрами толпы, которая вместо того, чтобы поздороваться с пожилым человеком, пришедшим в храм с иконой в руках, с ожесточением встречает его криками негодования. Кадры говорят сами за себя и не нуждаются в комментариях. На этих лицах я не увидел света христианской любви. Не могу ничего сказать о справедливости или несправедливости обвинений. Как я уже признался, мне не удалось с уверенностью разобраться в обвинительных материалах и нападках интернета. Но ведь почти все встречающие видели входящего в первый раз в жизни. Откуда такая ярость? Грустно видеть отца Иоанна, дирижирующего толпой, скандирующей: "Анаксиос-Анаксиос". Это те самые важные христианские чувства, которые Вы, батюшка, все годы Вашего священнослужения старались возбудить в душах верующих? Не могу поверить, что главным итогом Вашей плодотворной пастырской деятельности станет этот "праздник непослушания"! Вполне допускаю, что намерения у Вас самые добрые. Я разделяю Ваше неприятие содомского греха. Но избранные Вами средства и формы борьбы с ним, боюсь, дискредитируют стоящие перед Вами светлые цели. Мы не иезуиты, девизом которых были слова: "Цель оправдывает средства". Православным христианам ближе трезвое напоминание о том, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Боюсь, что предложенное Вами лекарство может оказаться по своей разрушительной силе опаснее самой болезни, от которой Вы хотите излечить церковь.

Что в итоге

Ситуация не разрешена. Проблема осталась. Проведенная в печальный вечер прибытия нового архиерея кавалерийская атака на нее в духе украинского майдана ни на шаг не приблизила епархию к ее содержательному разрешению. Надеюсь, что участники событий сами испугались охвативших их нехристианских чувств. Если кто-то не понял, что произошло, призываю всех еще раз внимательно посмотреть опубликованные в интернете ролики. На этих лицах сбываются евангельские слова: «... по плодам их узна́ете их.» (От Матфея 7:20 ) Если при чтении письма двух священников я еще сомневался в определении правоты или неправоты изложенных в нем требований, то после событий несчастного понедельника все сомнения отпали.
Симбирская епархия проделала этот печальный опыт. Мы все прошли через серьезное искушение. Надеюсь, что мы извлекли из этого искушения правильные уроки. Надеюсь, что мы раскаемся в содеянном, совершим христианское изменение ума и с новым очищенным сердцем подойдем к стоящим перед нами сложным нерешенным вопросам.
Я не перестану уважать моих собратьев по вере отца Иоанна и отца Георгия. Ошибка излишней горячности стремящегося к идеалу сердца - не самая страшная и губительная ошибка. Она вполне исправима. Средства могут быть приведены в соответствие с высокой целью. Важно, чтобы сами ошибающиеся постарались сделать эту необходимую поправку. Надеюсь, что отец Иоанн и отец Георгий также не обидятся на меня за несогласие с их путем.
И я глубоко верю в то, что владыка Анастасий с христианским смирением перенесет выпавшее в первый день его архипасторского служения в Симбирской епархии испытание и не станет сурово наказывать виновников случившегося. Это будет первым шагом к настоящему христианскому разрешению сложившейся непростой ситуации.





прот. Иоанн Косых
Дорогой о Господе, о. Димитрий! Знаю тебя как человека искреннего и поэтому попытаюсь тебе изложить хронику событий так, как они происходили на самом деле.
После того, как мне стало известно о назначении митрополита Анастасия правящим архиереем нашей епархии, я испытал просто шок. Как можно делать такие перестановки, зная, что он имеет такую дурную репутацию в обществе?
Созвонился с некоторыми братьями, большинство которых согласились что надо выступить против, но, если только нас будет много. К сожалению, большинство поддержавших испугались на деле доказать свое несогласие.
Так появилось обращение клириков и мирян к митрополиту Феофану с просьбой передать митрополиту Анастасию чтобы он исполнил то, что ему повелевает Матерь Церковь – выполнить 90 правило Карфагенского собора. Это обращение поддержали члены православного молодежного клуба, на страничке которого разместили его и разместили.
А, теперь о духе Христовой любви, в свете которой ты призываешь решать подобные конфликты. Допускаем, что мы не соблюли все бюрократические процедуры, но, если священноначалие мудрее и любвеобильнее нас, то следовало бы вразумить нас, объяснить нам наши ошибки.
Вот как священноначалие показало нам пример христианской любви:
16 июля в 16.16 мне звонит епископ Диодор, который пытается (с его слов по поручению Управления Делами Московской Патриархии) выяснить кто написал это обращение. В конце разговора называет меня попом гапоном.
В этот же день в 16.53 мне же звонит благочинный города Симбирска, который так же по поручению (с его слов) Управделами выясняет кто стоит за этим обращением.
И, вот, наконец, истинно христианское проявление любви со стороны священноначалия. В 18.06 состоялся очередной разговор с благочинным, в котором он сообщает, что Патриарх сказал, дословно: «если до завтрашнего дня конфликт будет не улажен, Анастасий в любом случае будет здесь, ты пойдешь под запрет и все священники которые, до конца жизни, в том числе и я»
17 июля состоялся традиционный Царский Крестный ход, на котором мы с о.Георгием обратились к народу с объяснением нашего обращения.
18 июля в 14.00 в здании Епархиального управления состоялось собрание благочиния, которое продлилось ровно пять минут и закончилось оно так скоротечно потому, что мы с о.Георгием пытались выяснить у нового секретаря Епархии, знает ли митрополит Анастасий о нашем обращении. На этот вопрос он отказался отвечать, но при этом сказал, что сам читал его и не согласен с ним.
В воскресенье 19 июля митрополиту Феофану передают наши подписи.
20 июля митрополит за несколько часов до всенощного бдения прибывает в Симбирск. Ни одного звонка из епархии с предложением обсудить конфликтную ситуацию не последовало.
Приблизительно в 16.00 стали собираться прихожане, поддержавшие обращение. Около 16.45 из храма вышло духовенство на встречу нового митрополита. Никто из них не подошел к нам, нас же к ним не пускали казаки. Наконец, митрополит прибывает и бегом, прикрывшись иконой укрывается в соборе. Как мы и опасались он силой, используя казаков, вошел на кафедру Симбирской митрополии. Поэтому, такой трусливый поступок и был достойно оценен, оскорбленными до глубины души в своих религиозных чувствах, прихожанами литургическим возгласом АНАКСИОС.
Сегодня уже 22 июля, но до сих пор Патриархия и Симбирское епархиальное управление не попыталось выйти с нами на конструктивный христианской диалог.
О какой Христовой любви по отношению к нам, рассуждаете Вы, о.Димитрий?



***


Дмитрий Савельев
Дорогой отец Иоанн!
Благодарю тебя за ответ на мои размышления!
Все-таки в этом ответе ты сам себе противоречишь.
Ты пишешь о том, что с тобой никто из священноначалия не разговаривал по существу вопроса. Но судя по звонкам владыки Диодора и отца благочинного, твое авторство опубликованного открытого письма ни для кого не было секретом.
Оба руководителя требовали у вас с отцом Георгием отозвать подписи и дезавуировать письмо. Можно сказать, что в максимально жесткой форме они все же пытались вас вразумить. Владыка Диодор даже воспользовался наглядным историческим примером с недвусмысленной этической оценкой. Разве это была не попытка убеждения? Но их призыв (и возможно даже прямой приказ) вы не услышали.
Дальнейшие события изложенной тобой хронологии развивались драматично. Но сквозь все перипетии этого невеселого сюжета неизменным и несомненным остается ваше с отцом Георгием стремление оказать давление на священноначалие, разговаривать с позиции силы. Для этого состоялась ваша апелляция к поддержке народа на крестном ходе 17 июля (посвященного, кстати, совсем другой теме), для этого собирались подписи прихожан под вашим письмом, для этого организовывалась группа ваших сторонников возле кафедрального собора перед началом архиерейского богослужения.
Думаю, отче, что ты и сам не будешь отрицать своей попытки нажать на законного, утвержденного Священным Синодом архиерея и заставить его ответить на твои требования.
Особым симптомом для понимания ситуации оказался отказ вам в поддержке со стороны большинства священников города. Ты сам называешь причиной скоротечного окончания собрания благочиния твою попытку инициировать обсуждение вопроса об отношении владыки Анастасия к вашему обращению. Как ты считаешь, был ли демонстративный уход священников с собрания формой поддержки обращения? Я не присутствовал на собрании, но думаю, что этот уход был формой неодобрения происходящего. Наверное, председателю собрания следовало бы остановить уходящих и довести это своеобразное "голосование ногами" до полной ясности посредством принятия собранием осознанного решения. Но уж, что сделано, то сделано. Во всяком случае, вряд ли это собрание укрепило тебя в сознании того, что ваше обращение выражает мнение большинства священников города. Отсутствие поддержки со стороны отцов ты посчитал малодушием и продолжал осуществлять задуманное.
Теперь выскажусь немного о братской любви, об отсутствии которой ты сожалеешь в своем письме.
Ты обижаешься, что только что прибывший в епархию новый правящий архиерей не пригласил тебя для объяснений в самую первую очередь даже прежде своей первой встречи с народом в кафедральном соборе. Но, согласись, что трудно требовать этого от пожилого человека, утомленного дорогой. Кроме того, содержащаяся в письме угроза конфронтации новому владыке в том случае, "если он, несмотря на нашу просьбу, попытается силой взять под управление кафедру" - это плохая основа для начала дружеского разговора. Зачем законному архиерею применять силу для вступления в должность? А немедленная срочная консультация с тобой означала бы, что владыка испугался содержащихся в письме угроз.
Ожидание того, что владыка будет разговаривать с вами, когда толпа преградит ему дорогу в храм, тоже относится, на мой взгляд, к завышенным требованиям любви. Отче, ты много лет был ключарем кафедрального собора и прекрасно знаешь, что архиерейское богослужение строится по своему протоколу. Ты серьезно рассчитывал, что архиерей для этого особого случая изменит сложившийся порядок? Думаю, что это не так. Для всего на службе есть свое время и место. Для всяческих публичных речей и выступлений время и место обычно отводится не в начале, а в конце богослужения. Но вы хотели, чтобы события развивались именно по вашему сценарию.
В результате случилось то, что случилось. Собравшиеся пытались силой преградить архиерею путь на его законную кафедру. Несмотря на это, он под защитой казаков на кафедру все-таки вошел. Этот поступок ты называешь трусливым. А какие, по твоему мнению, предполагались иные "смелые" варианты? Архиерею нужно было испугаться угроз, не выполнить благословение патриарха и Синода и не занимать кафедру? Или нужно было сначала устроить публичное покаяние, посыпать голову пеплом и смиренно ждать, пока вы с отцом Георгием прочитаете ему разрешительную молитву и благословите начать архиерейское служение? Как-то все это выглядит несерьезно, недостойно руководителя епархии. И кто уполномочил вас вершить этот суд? Ведь ваше обращение не является выражением воли и мнения всей епархии.
Разговор с позиции силы, который ты попытался навязать, мало согласуется с ожиданием от собеседника любви. Как ты знаешь, "в любви нет страха" (1Иоан. 4:18), а давление и угрозы точно не располагают к добрым доверительным отношениям. Ты, конечно, скажешь, что по отношению к тебе также применялись давление и угрозы. Наверное, это так. Но все началось с публикации письма, где т?6?



прот. Иоанн Косых
Дорогой, о. Димитрий! Прочитай еще раз наше обращение. Все, что ты пишешь в защиту митрополита Анастасия было бы верным (и, то, отчасти), если бы вопрос стоял о мирском правителе, которому во чтобы то не стало надо доказать свою силу. Но, митрополит - это епископ, который должен явить нам Христову любовь. Возникла такая смута в епархии, а сверху: "Молчать", и это ты называешь "попытка убеждения". Грустно мне от твоих слов, о. Димитрий.



свящ. Георгий Рощупкин:
Дорогой отче Димитрие.
Ты прекрасно знаешь мое отношение и к тебе, дорогой отец, и тем более к Матери Церкви. Думаю ты не сомневался никогда, что мой священнический призыв к моей немногочисленной пастве был продиктован любовью к Матери Церкви и нам ее верным чадам.
Совершенно не собирался и не буду вести никаких серьезных обсуждений сложившейся ситуации через СМИ, (в том числе и здесь) потому как это считаю делом лишь Церкви и её чад, но никак не темой для обмусоливания язычниками. Но к великому моему горю, те кто должен был решать это внутри Церкви, довели до того, что те кому Церковь наша является лишь поводом для заполнения своего пустого времени об этом узнали, и теперь обсуждают.
Здесь, хочу сказать лишь об одном. Все остальное готов с любовью всегда решать не публично, именно поэтому никаких комментариев нигде не даю, и давать не собираюсь. Причем вне зависимости от того, как дальше Господь ссудит мне жить.
К сожалению подавляющее большинство людей, которые сталкиваются с сложившейся ситуацией, начинают делать свои выводы на основе своих видений и мнений. А это как раз, великая ошибка и корень нестроений. Наше мнение должно быть соотнесено с Божественной Волей. Потому считаю, что никакого своего мнения у нас христиан, просто не должно быть. У нас должно быть Богомнение, в этом как раз и проявляется единство Церкви, и ее Соборность в том числе.
НО! Все думают о том, что хочется им, и как они думают, но никто не заботится о том чтобы узнать, и познать Волю Бога, и творить Её.
Все уже всё для себя решили, и определили. Уже есть "виновные", и есть "пострадавшие". Причем разделившиеся во мнениях люди выбирают лишь за кем идти, либо за любимым архиереем (не важно кто это), либо за любимым батюшкой. А идти надо за Богом!
А вот это как раз для человека очень сложно. Ибо Воля Бога нам дана в том числе и через Божественные Каноны. Но никто Канонов не знает, и знать не хочет. Все уже для себя все решили!
Меня уже записали в раскольники, и еретики. Но ведь как оставался я в подчинении священноначалию Церкви так и остаюсь, никого не звал и звать не буду уходить из Матери Церкви. Напротив, всем предлагаю узнать Волю Божию. Но все для себя уже всё решили. Потому мне горько и тяжело на сердце, что решения для себя люди, как говорил уже, сделали на своеволии, но никак на Священном Предании. А потому и нестроения.
С любовью о Христе Иисусе Господе нашем, грешный иерей Георгий Рощупкин.


свящ. Дмитрий Савельев
Дорогой отец Георгий!
Благодарю за внимание к моей странице!
Действительно сложно обсуждать здесь эту сложную тему. К сожалению, ситуация сложилась так, что и не обсуждать ее тоже невозможно. Менее всего я склонен сейчас формулировать какие-то поспешные нравственные оценки. Но у меня есть свои впечатления, от которых никуда не деться. Надеюсь, время расставит все по своим местам. Постепенно все случившееся прояснится во всех деталях, подробностях и многообразии позиций.
Надеюсь на последующее личное общение.
С любовью
Д.С.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 198 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →