диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Поедет ли о. Савва Тутунов в Самару?

для разговора с не-анонимным иеромонахом, преподавателем местной семинарии, который что-то знает о местных геирархах?

http://tlt-room.ru/v-samare-svyashhennik-otkryto-obyavil-sebya-geem-19661/ :

Самарский священник Артем (Амфиан) Вечелковский объявил себя геем. Он без стеснения сказал о своем намерении активно защищать права гомосексуалистов и о своем желании изменить церковное отношение к людям нетрадиционной ориентации.
«Я покинул семинарию в июне, и очень вовремя. Церковную карьеру я закончил и теперь с церковью я как бы не связан, хотя остаюсь как бы священником и не запрещен в священнослужении», — сказал бывший преподаватель Нового Завета и иностранных языков Самарской православной духовной семинарии.
Кроме того, по словам Вечелковского, сейчас не мало гомосексуалистов занимают руководящие должности в РПЦ Самарской области.
«Меня бы это мало интересовало — это их право, если бы не их личные отношения с некоторыми коллегами и подчиненными, выпирающие наружу»,
— отметил Вечелковский.
На вопрос, могут ли люди нетрадиционной ориентации быть священниками согласно принципам веры, Вечелковский ответил:
«Это сложный вопрос, канонически нет. Хотя лично я считаю, что необходимо пересматривать церковное отношение к гомосексуальности. Да я сам гей, так что не мне в этом вопросе кого-то уличать».

***
Сайт с «признанием» - http://ask.fm/linghao_paoyou

личный блог (без опровержений):
http://vk.com/wiecielkowski



http://mtrpl.ru/priest?fb_action_ids=694180583942670&fb_action_types=og.likes&fb_source=aggregation&fb_aggregation_id=288381481237582

«Йод» узнал у Вечелковского, почему он решил совершить камингаут и покинуть РПЦ.

— По какой причине вы решили публично рассказать о своей гомосексуальности?

— Да, я гей. Но ничего публично не заявлял. Меня журналисты попросили дать комментарий о священнике, который передавал наркотики на зону. Попросили обелить РПЦ, мол, начальники церковные, наверное, об этом не знали. Я им ответил, что такого быть не может: все всё знают в нашей среде. Дальше в приватной беседе — не под запись — сказал, что вот я, например, священник-гей и никак это не скроешь.

— То есть журналист вас подставил?

— Ну, я не собирался об этом публично объявлять. Но и не скрывал: в школе, в университете, в духовной семинарии о моей сексуальной ориентации знали. Так что это секрет Полишинеля...

— И вы, несмотря на это, много лет преподавали в духовной семинарии, участвовали в богослужениях? Никаких вопросов к вам со стороны церковного начальства не возникало? Почему вас не выгнали?​

— Слухи обо мне ходили, но открыто не обсуждали. Нужно набраться смелости, чтобы задать вопрос о сексуальной ориентации... Я тоже не считал нужным сообщать об этом всем подряд. Мне казалось, что я могу быть интересен людям чем-то другим. В Церкви, как и везде, есть гомосексуалисты, и их терпят, особенно если священник не публичное лицо и приносит со своего прихода деньги в епархию.

— Почему вы решили стать священником? Вам не казалось, что ваша сексуальная ориентация и церковный сан несовместимы?

— Я с детства был доволен тем, что я гей. Путь священника я выбрал потому, что видел в этом возможность стать лучше. Принял монашеский постриг, потому что верил тогда в это... После учебы я занимался преподаванием — тем делом, которое люблю больше всего. Я никогда не считал, что сексуальная ориентация может повлиять на мою карьеру. Мне казалось, что для профессионального развития важен интеллект, харизма, волевые качества.

— Вас не смущало негативное отношение Церкви к гомосексуализму?

— Рядовых священников в Церкви много что не устраивает.

— Например?

— У нас полная власть епископа, который может запретить любого священника, лишить его средств к существованию за любую ерунду. Например, за то, что батюшка как-то не так посмотрел на церковное начальство. Священники — абсолютно крепостные, и это не метафора. Священники из РПЦ не уходят, терпят, чтобы служить людям на своем месте. И я хотел приносить людям пользу и плевать мне было, кто и что о моей сексуальной ориентации думал. А многим идти из РПЦ некуда, они много лет были в Церкви и другой жизни не знают. Преподавателям в школах не нравятся действия Министерства образования, но они тоже терпят ради детей и своего дела. Я тоже долго терпел, но действия Церкви в последнее время меня не устраивают категорически, и я понял, что если останусь в этой системе, то буду деградировать.

— Какие процессы в Церкви заставили вас чувствовать деградацию?

— Все это мракобесие, особенно по отношению к культуре. Например, запрещение оперы «Тангейзер» в Екатеринбурге, атака на выставки современных художников. Церковь сыграла большую роль в том, что девушки из Pussy Riot сели на два года. Она не должна вмешиваться в то, что ее не касается. Меня очень возмутило, что дьякона Андрея Кураева уволили из духовной академии. У нас с Кураевым разное отношение к гомосексуальности, но я поддерживал его по многим вопросам. Но прямо я о своих взглядах говорить не мог, потому что был корпоративным человеком. А внутренняя свобода и честность для меня — самые главные ценности. У меня иссякли силы быть апологетом Церкви. В июне я уволился из семинарии и разорвал отношения с Церковью. Теперь никто не сможет обвинить меня в двуличии.

— Но когда вы были священником, вам приходилось обличать гомосексуализм?

— Никогда. Во всех беседах со студентами я всегда был против гомофобии. Надо различать внутренние убеждения и внешнюю риторику. Многие священники дружат с геями, но вынуждены публично обличать гомосексуалов. Я не замечаю гомофобию на бытовом уровне. Это следствие того, что Церковь превратилась в тоталитарный механизм, и служители Церкви вынуждены принимать два противоположных мнения одновременно. Священники привыкают к двоемыслию. В любых тоталитарных режимах так происходит. Люди — удивительные существа, они приспосабливаются к чему угодно.

— Есть ли какие-то правила для священника, если к нему, например, на исповедь приходит гей?

— Нет таких распоряжений или документов. Каждый священник сам решает, что делать в таком случае в силу своего образования, такта, уровня общей культуры, желания выслушать прихожанина, а не навязывать ему свою точку зрения. Есть священники, которые очень лояльно относятся к своим прихожанам-геям.

— Вы не боитесь, что после вашего камингаута у вас начнутся проблемы?

— Жду, что со дня на день меня запретят. Боюсь агрессии со стороны гомофобов, если честно, но теперь уже отступать поздно.

— Вы замечаете, что в обществе растут гомофобные настроения?

— Я вижу, что те, кто раньше скрывали свою гомофобию, получили возможность ее открыто проявлять. Лично я очень редко сталкивался с гомофобией в свой адрес. Жесткая гомофобная риторика идет сверху, а на бытовом уровне люди включают мозг. Я верю в людей и настроен оптимистично.

— Вы действительно планируете заниматься защитой прав гомосексуалов?

— Я не собираюсь становиться правозащитником, но буду отстаивать права геев всеми доступными мне, пусть и очень скромными способами.

— Как, например?

— Буду продолжать просвещать общество, вставать на сторону геев в различных спорах, как и раньше. Например, в духовной семинарии со студентами мы обсуждали гей-браки. Они высказывались против, а я предлагал им посмотреть на ситуацию с точки зрения геев. Умение встать на сторону другого — это очень полезный навык для любого из нас.

— Чем вы будете зарабатывать на жизнь дальше?

— Я знаю много языков, например, испанский и древнегреческий. Даю частные уроки, может быть, пойду преподавать в какой-то самарский вуз.

— Какова сейчас роль Церкви в обществе?

— Ей отвели роль «духовной скрепы» при власти. Церковь с этой ролью не справляется, она поляризует общество, а не объединяет. Церковь должна выполнять консолидирующую функцию, уравнивать богатых и бедных, геев и гомофобов, людей разного возраста и уровня образования. Однако сейчас она не вызывает доверия и симпатии у людей, потому что утратила соборность и перестала решать свои проблемы сообща. И епископы, и рядовые священники, и миряне (которые тоже Церковь, между прочим) должны принимать важные решения вместе. У нас все решения принимаются епископами и патриархом. Такая концентрация власти в руках одного человека не кончится хорошо. Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно.

http://yodnews.ru/2015/09/17/itsok2begay


Если это не "взлом блога", то любая корпорация, заинтересованная в том, чтобы деятельность всех ее сотрудников (тем паче руководящего звена) оставалась в пределах закона, должна:

- назначать внутреннее расследование таких заявлений,
- благодарить заявителя
- просить его на приемлемых для него условиях рассказать о том, что знаемо ему и не видно из высоких кабинетов.

Так кто же из патриархийных чинов поедет в Самару?

***

Рифмуется с «анафемой»... (Антон Жоголев)

Опубликовано: 19/09/2015

Вот и случилось то, что когда-то все-таки должно было случиться. Бывший преподаватель Самарской Духовной семинарии иеромонах Амфиан (Вечелковский) заявил-таки публично о своей нетрадиционной сексуальной ориентации. А на официальном сайте Самарской епархии появилось краткое извещение: «В связи с появившимися в СМИ сообщениями о том, что иеромонах Амфиан (Вечелковский) объявил себя геем, Правящим Архиереем Самарской и Сызранской епархии принято решение о передаче данного дела на рассмотрение епархиального церковного суда. Иеромонах Амфиан (Вечелковский) в настоящее время находится за штатом Самарской и Сызранской епархии и не является преподавателем Самарской Православной духовной семинарии».

Все случившееся имеет как условно хорошую, так и безусловно плохую сторону.

Хорошую — потому что безобразие не может же длиться безконечно. А человек, давно уже и публично пропагандирующий извращения на своей странице «В контакте», и при этом остающийся преподавателем Самарской духовной семинарии, каждой секундой своего нелепого и извращенного пребывания сразу на двух «стульях» приносил неисчислимый вред Православию. Да, человек он умный и образованный (говорят, чуть ли не единственный у нас в семинарии знаток древних языков). Но когда мой сын с недоумением показал мне свою переписку «В контакте» с этим «преподавателем», я посоветовал Даниле срочно убрать из списка «друзей» имя этого человека, рифмующееся с «анафемой» (пусть не обижаются на меня достойные пастыри и монахи, носящие это же имя! Не о них сейчас речь...). Потому что даже формально нельзя таких людей держать в друзьях. Даже в шутку — невозможно. И сын конечно же тут же мою просьбу выполнил.

...Но тем, кто по долгу службы и учебы были вынуждены общаться все эти годы с о. Амфианом, так просто было от него не отгородиться. И теперь вот хотя бы эти люди вздохнут с облегчением. Ни на минуту не сомневаюсь в том, что решения церковного суда будут скорыми и однозначными. Да и сам о. Амфиан (Артемий Вечелковский, лучше бы так его называть) понимает: его церковной «карьере» пришел конец.

А что плохо — тоже понятно. Молчать в тряпочку о своих извращениях о. Амфиан ведь не будет. Не для того он так долго терпел все эти неисчислимые «муки» в среде нормальных преподавателей и студентов. И весь мир теперь узнает («Эхо Москвы» на что?), как в Церкви преследуют геев и свободу мысли. Житья мирным гомосексуалистам не дают, не дают даже преподавать семинаристам «Новый завет», как это столько лет делал Вечелковский. Не говоря уже об учении Дарвина про обезьян. И многие соблазнятся от его откровений. В основном, конечно, те, кто и так «обманываться рад».

И я, и многие мои знакомые прекрасно понимали: Амфиан для Церкви, для нашей Епархии — мина замедленного действия. И когда-нибудь жахнет эта бомба клеветой и помойными «разоблачениями». Брызг от всего этого будет много. Но... переживем как-нибудь. И не такое переживали. «Они вышли от нас, но не были наши» (Ин, 2:19).

Еще лет пять назад из-за о. Амфиана едва не разразился в нашей семинарии «обезьяний скандал». Тогда некоторые руководители учебного заведения под влиянием румяного паренька в монашеской рясе признались студентам, что Дарвин... прав! И они, преподаватели, дескать, обманывали студентов, когда излагали другие, недарвиновские, варианты происхождения человека. Тогда один (!) семинарист открыто отстоял Православие в наших святых стенах учебного заведения (слава Богу — нашелся все же такой!). Прямо и публично выразил несогласие с продарвиновской, считай, «обезьяньей» ересью преподавателя (лей). Студенту этому даже угрожали исключением из семинарии. Но о его несогласии стало достаточно широко известно, и епархиальное руководство тогда строго одернуло одуревших, надо полагать, от знаний преподавателей-дарвинистов. Студента того защитили. А те преподаватели заткнулись тогда, не знаю уж, насколько искренне. И насколько надолго.

Многие знали, что за кадром этой мрачной истории маячил все тот же отец Амфиан. Знали, но чего-то ждали. И я не исключение. Тоже, как и все, молчал. И вот дождались... Такого позора, такого безстыдства наша Митрополия, наверное, еще не видела. Этот «все еще священник» (с его слов) Амфиан теперь имеет наглость утверждать, что, мол, среди руководства Епархии немало таких же, как он, нетрадиционных. А это уже не «каминг-аут», это клевета и поклеп. Сознательный, расчетливый удар по Церкви. Что же, протодиакон Андрей Кураев может быть доволен: в городе на Волге у него есть достойный ученик-сапер. Взрывает он Церковь почти столь же умело и даже «жертвенно». Только результатом все равно будет пшик. Вот увидите...

Почему мы молчали? Этот вопрос я обращаю в первую очередь к себе. Ведь в непосредственной близости от Вечелковского находились до совсем недавней поры десятки будущих пастырей. Подавляющее большинство которых пришло в святые стены семинарии с искренним желанием служить Богу и людям. И... там их встречал на пороге странный такой интеллектуал «отец Амфиан». До недавних пор не только преподаватель, но и даже секретарь ученого совета! Есть от чего пошатнуться вере. И только сильные устоят. Я знаю одного почти мальчишку, который в этом году не пошел в семинарию из-за наличия в ней о. Амфиана. Закончил школу с золотой медалью и... поступил на исторический факультет. От Амфиана подальше. А ведь столько лет алтарничал он и готовил себя к пастырскому служению! Но выдержать такое не каждому под силу. А слухи о нетипичном преподавателе расходились все шире.

Молчали мы, потому что слишком надеялись на тех, кому положено «не молчать» в такой ситуации. А надо было помнить слова Святителя Иоанна Шанхайского, что в особые периоды истории каждый из нас отвечает за всю Церковь. Каждый из нас! Лично! Наверное, такие времена уже и настали.

И все же каминг-аут (открытое признание в гействе) произошел у о. Амфиана не просто так. Это не «совесть заела», нет. Это он уже просто не мог находиться в Церкви. Тем более что и в семинарии его начали потихоньку задвигать... Сам же он успел наговорить в первых своих интервью (а сколько их еще будет в дальнейшем!), что находиться в Церкви, где не одобрили Пусси Райт, где не аплодируют глумлениям над Христом в постановке «Тангейзера», где возможны такие выходки, как недавно в Манеже, — он больше просто не мог. А на самом деле все проще. Время прошло, а покаяние так и не наступило. И вот наконец о. Амфиана Сам Христос попросил не только из семинарии, из Церкви — «с вещами на выход».

Господь тогда начинает действовать, когда на нас уже надежд никаких.

Так что, история эта, можно сказать, закончилась не начавшись.

Нечего делать отцу Амфиану среди нас.

Сплошные гомофобы и никакой толерантности.

...А если серьезно, то несмотря ни на что, Церковь наша была, есть и будет — Святая, Соборная и Апостольская. И если пристанет к ней вдруг какое грязное пятно — то лишь временно, ненадолго. Глядь, — и нет его уже, пятна этого. И куда подевалось — Бог весть.

P.S. Уже написав этот текст, я прочел довольно путаное интернет-объяснение случившемуся самого Артёма Вечелковского (да, он теперь вновь так себя называет, к тому же в этом обращении он отказывается и от сана, и от своей принадлежности к Церкви, написав: «я не считаю себя священником и не связываю себя с Церковью»). И что же, вместо дерзкого «каминг-аута», оказывается, была просто доверительная беседа с тольяттинским журналистом о его не столь уж и тайных пороках. А уж тот по журналистской привычке придал всем этим его доверительным признаниям публичный характер... Вот и все. Этакая досадная «случайность» с доверчивым простачком... Ну и что, что семинаристы не раз писали на него жалобы в Епархию. Из-за последней такой жалобы ему даже пришлось этим летом и вовсе покинуть семинарию. Он как бы и недоумевает даже, почему вдруг дело приняло такую широкую огласку. «Ну и что же, что гей? Разве вы все об этом не знали? Разве я это так уж сильно скрывал? Но я ведь грамотный преподаватель», — примерно такой ход мыслей этакого современного гонимого фанатиками «сократа». И даже от дарвинизма своего вовсе он и не думает отказываться. Напротив, считает все другие точки зрения на происхождение человека в XXI веке — недопустимыми. Все это нагромождение неслыханного абсурда свидетельствует об одном: по Божьему Промыслу пресеклась, наконец, столь резко эта «ученая карьера» преподавателя-содомита. И когда призванные говорить об этом слишком долго молчат, может вместо них (вместо нас, чего уж) заговорить кто угодно: от валаамовой ослицы и до тольяттинского журналиста включительно.

P.S. В последних строках своей «Апологии» Вечелковский пишет: «Прошу прощения у тех, кто почувствовал себя обманутым мной; у всех, кто стал коситься на других, порядочных, честных священников». Это дает надежду, что какие-то хотя бы проблески христианского мироощущения в нем еще имеются. И потому есть слабенькая надежда, что он тихо уйдет из Церкви на все четыре стороны света — никого не обвиняя при этом и ни в чем не оправдываясь. Просто исчезнет с поля зрения тех, кому столько соблазна вольно или невольно причинил. Не станет делать своей новой «профессией» разрушение того, чему когда-то все же пытался служить. Дал бы Бог!.. В таких диких сюжетах хороших концов не бывает. Ну, хоть бы из возможных не самый плохой...
https://omiliya.org/article/rifmuetsya-s-anafemoy-anton-zhogolev
Tags: Геепископы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 238 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →