диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

ЖАЖДА РЕФОРМ И НОВЫЙ ПАТРИАРХ

Сразу после избрания нового Патриарха СМИ заговорили о том, что на патриарший престол взошел реформатор и что Церковь нуждается в реформах. Кто-то сам предлагал список желаемых преобразований, кто-то тормошил церковных «спикеров» просьбой рассказать о том, какие реформационные проекты вынашиваются новым патриархом и его окружением.
«Мы ждем перемен». Или хотя бы сенсаций.
Столь настойчивый интерес и даже жажда церковных реформ не-церковными людьми и масс-медиа не удивительны. Это всего лишь жажда самооправдания и самолюбования. Мне это памятно по советско-атеистической публицистике.

Если Церковь стоит в своей неизменности – это дает повод для осуждения: «вот, мол, какие они закосневшие! Не могут понять нужды сегодняшнего дня, не дано им догнать меня и мою современность!».

Если же в жизни Церкви удалось заметить какую-то переменчивость и как бы новизну (тут надо оговориться, что часто то, что кажется новым стороннему наблюдателю, на самом деле является частью малознакомой ему церковной истории и традиции), то бюргер опять же рад: «ну, наконец, даже эти тупые попы поняли мою («нашу») правоту и стали подлаживаться под меня!».

Вот и сейчас навязывание Патриарху имиджа и работы реформатора, боюсь, обусловлены чаще всего тремя мотивами, очень далекими от желания искреннего блага Церкви.

Первый мотив – азарт телезрителя, который хочет стать свидетелем бесплатно-исторических событий.

Второй мотив – любые публично-заявленные реформы делят зрителей на партии и апеллируют к их поддержке. И тут у зрителя появляется возможность ощутить себя экспертом, одобряющим или критикующим реформы, проводимые в области, в которой еще совсем недавно данный эксперт был совершенно несведущ.

Третий мотив – желаемые церковные реформы по ожиданию должны «приблизить Церковь к миру». При этом «мир» мыслится сидящим на троне вселенской правоты и милостивно взирающим на наконец-то опомнившуюся Церковь, запоздало приносящую свое покаяние Ее величеству Моде.

Нет, если Церковь будет меняться, то не ради приближения к миру, а ради большего соответствия самой себе, т.е. Евангелию.
А Евангелие – это очень требовательная книга. «Раздай все и иди за Мной». Это никак не похоже на комфортный киносеанс с поп-корном.
Церковь с трудом, хромая на обе ноги, бредет к своей цели. А вечно-сидящие говорят: да вы реформируйтесь, не напрягайтесь, присаживайтесь рядышком, сидите, как и мы. «Присоединяйтесь, барон, присоединяйтесь!»
Нет, Церковь - Невеста Христова – не станет «дамой, приятной во всех отношениях». Тем более, что новый Патриарх прекрасно знает мир современного католичества, а потому знает и неоднозначный итог католического аджорнаменто (обновления, запущенного Вторым Ватиканским собором в начале 60-х годов ХХ века). Он знает, что эти реформы не вывели католичество из под уничтожающего огня либеральной критики. Наш Шестнадцатый Патриарх знает, что Римский Папа Бенедикт Шестнадцатый пробует вернуть свою церковь к до-реформенным порядкам. И если уж католики становятся строже, то отчего же ортодоксам надо становиться снисходительнее?

Все слышат, что интонации патриарха Кирилла сильные и уверенные. Значит, полагать, что он «пойдет на уступки требованиям современного мира», даже психологически неуместно. Он – боец, умеющий выдерживать давление и отстаивать свою позицию.

Конечно, Патриарх как христианский пастырь, руководствуется любовью к людям. Но разве любовь это всегдашнее поддакивание? Если во всем быть таким, каким тебя хочет видеть собеседник, то любовь никак не проявит себя. Ведь любовь это дарение своего. А если своего уже и не осталось – то что дарить-то? Если Церковь станет приятно-мирским кружком, что она сможет подарить миру такого, чего нельзя найти в кабинете психотерапевта или в кружке «анонимных алкоголиков»?

Реформы, которые станет проводить новый Патриарх, вряд ли будут заметными и сенсационными. Догматы, заповеди, обряды Православия останутся неизменными. А вот административная структура Патриархии, скорее всего, изменится. Но что изменится в жизни читателя светской прессы от смены митрополита Х епископом Z?

Только одно: Патриарх Кирилл талантливый и умный человек. Более того, он знает эту правду о себе, а не играет в смирение, отрицая перед самим собой свои таланты. Плюс к этому он призван на пожизненно-высокий пост. И поэтому он свободен от некоторых распространенно-начальственных комплексов. Он избавлен от подозрительности в адрес инициативных замов, якобы жаждущих «подсидеть» шефа. Он избавлен от подсознательного желания окружить себя серыми помощниками, безликий фон которых позволит ему казаться ярче. Патриарх Кирилл сам по себе ярок в любом окружении.

И это позволяет предположить, что в скором будущем рядом с Патриархом появятся люди, свободные от номенклатурного косноязычия. Люди, сочетающие веру, мысль и слово. И, быть может, настанет день, когда мой питерский однофамилец писатель Михаил Кураев признает устаревшим свое возмущенное – «Кой черт учил русских попов русскому языку!».


http://www.interfax-religion.ru/
Tags: Патриарх
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 105 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →