диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Самолет и Евангелие

В сегодняшнем евангельском чтении постоянно отзывалось:
Паде в землю ... паде на камень ... паде в землю...

Во вчерашней беде более всего горько за питерскую женщину, которая потеряла и дочь и 10-месячную внучку.
Пожилые родители остро переживают свою ненужность своим выросшим детям. Появление внучки делает бабушку снова нужной - к ее собственному счастью. И вдруг - такая оглушительная пустота.

Люди, давайте жизнь многим детям. Хотя бы для того, чтобы смерть единственного ребенка не затащила в могилу и вас самих.

***
И снова поражаюсь глухоте официоза: в указивке предлагается помянуть "трагически в авиакатастрофе скончавшихся".

В церкви нет окончательно прошедшего времени. Все однажды в нее вошедшее, остается в ней навсегда. Как годовые кольца во многовековом дереве. В том числе и смыслы слов.

Уже доводилось писать, что помянутое в типиконе козлогласование это всего лишь перевод греческого слова "трагедия". Трагедия это букв. "песнь козла" (назначенного к жертвенному закланию).

[см. http://diak-kuraev.livejournal.com/102949.html?thread=14085157:

О трагическом козлогласовании
Как известно, греческое слово трагедия слово tragodia происходит от трагос — козел (плюс ода – песнь)

Сегодня считают, что трагедия родилась из плясок во время праздников в честь бога Диониса. Обрядовых песин пели, облачаясь в козлиные шкуры. Данте же считал, что он пишет именно Комедию по той причине, что «комедия отличается от трагедии тем, что трагедия в начале своем восхитительна и спокойна, тогда как в конце смрадна и ужасна. Потому и называется она трагедией — от «tragos» - «козел» и «oda» - «песнь», означая примерно «козлиная песня», то есть смердящая будто козел, как явствует из трагедий Сенеки. Комедия же начинается печально, а конец имеет счастливый, как явствует из комедий Теренция».

tragikos имеет два смыслы: козлиный и театрально-трагический, напыщенный, выспренний. Византийские времена противопоставили tragodia как пение под действием чувств и страстей псалмодии. Отсюда и произошло то, что Фасмер назвал «курьезная калька» (Фасмер. Этимологический словарь русского языка. т. 2 стр. 278): церковно-славянское слово козлогласие, козлогласование.

Соответственно, когда церковно-уставные тексты осуждают козлогласие в церковном пении, то речь идет не о выкриках, не совранных нотах и сорванных голосах, не о чем-то некрасивом. Наоборот, они осуждают именно красивое, оперное, театральное пение. Выходит, бабушка на сельском приходе, дерущая уши дачникам своим гласом, на самом деле поет уставно, не козлогласит. А вот кафедрально-архиерейский хор именно козлогласием всю службу и занимается].



Журналисты могут этого не знать. Но церковь как хранитель культуры и как ее цельновековое древо это помнит.

Но не ее референты-секретари. Которые написали про "трагически скончавшихся". Как-как скончавшихся? По-козлиному?

Зачем искусственно и без долгих и эрудированных размышлений вкраивать в златотканую ткань церковнославянской молитвы новые и чужие для нее слова?

А если вдуматься - именно те смерти, которые сегодня называются "трагическими", это антипод тому образу кончины, который мы просим себе на ектеньях. То есть "трагическая смерть" это кончина не мирная? не безболезненная и не христианская. Это смерть, которая не созрела потому не является спелым успением.

Это "наглая смерть".

Словарь омонимов Ольги Седаковой поясняет, что слово "наглый" в церковно-славянском надо переводить как "внезапный" или "напрасный" (с тем же значением - "напрасно Судия приидет")). Этими словами наши древние книжники пробовали передать значение греческого слова apotomos - резкий, суровый, срезанный.

Таких раньше не отпевали. И называли их "заложниками" (их общие могилы закладывали хворостом в лесу, а не на церковном кладбище). Еще патриарх Адриан в Уставной грамоте 1697 года запрещал хоронить по христиански всех умерших без исповеди и причастия (то есть как раз в результате "трагических происшествий" на охоте или рыбалке). Отпевали их разом за весь год: в Семик (четверг седьмой недели по Пасхе). Традиция эта была жива и в 19 веке.

(Огромный материал см. в: Зеленин Д. К. "Очерки русской мифологии". Вкратце - в Правосл.энциклопедии: http://www.pravenc.ru/text/149649.html )

Трудно судить - кто более прав: древняя строгость или нынешняя всеядность. Но и делать вид, будто из туристического рая через авиакатастрофу можно попасть сразу в рай небесный просто потому, что "трагически погиб" в большой компании, тоже нехорошо.

Я давно предлагал в элитных церковных тусовках: давайте подумаем над лексиконом для таких случаев. Чтобы не пропускать газетную лексику в молитву. Не слышат...
Неужели никак нельзя воспользоваться средствами церковно-славянского языка? Неужто он столь беден?

А если так - "еще молимся о всех горькую и внезапную кончину в... обретших"?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 362 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →