диакон Андрей Кураев (diak_kuraev) wrote,
диакон Андрей Кураев
diak_kuraev

Categories:

Бесстрашный профессор

... В 1910 году Илью Громогласова назначают на должность экстраординарного профессора МДА по кафедре истории русского раскола.

Илью Михайловича можно было отнести к типичной на рубеже XIX – XX веков категории либеральных верующих интеллигентов. Так, например, в 1906 году, во время первой русской революции, он написал и опубликовал несколько статей, в которых обвинял в бездушии архиепископа Антония (Храповицкого), выступавшего против амнистии участников антиправительственных акций.

Критиковал Громогласов и систему духовного образования.

Через несколько лет, когда его выдвигали на должность профессора церковного права МДА, ректор Академии епископ Феодор (Поздеевский) обвинил соискателя в «политической неблагонадёжности по отношению к царскому самодержавию и во вредном влиянии на академию».


Через год его уволили из Академии «за прогрессивные взгляды», выраженные им в газетных публикациях.

Он поступил на службу инспектора классов Мариинского женского училища, одновременно преподавая русскую словесность и всеобщую историю в Московской женской гимназии, которой заведовала его супруга.

В 1914 году Илья Михайлович выдержал экзамены на юридическом факультете Московского университета и был удостоен диплома первой степени. Через год он выдержал экзамены по церковному и государственному праву и получил учёное звание магистранта церковного права. В том же году его приняли в число приват-доцентов на юридический факультет Московского университета на кафедру церковного права.

В 1917 году Илья Михайлович был восстановлен в звании профессора МДА по кафедре церковного права, оставаясь в то же время профессором Московского университета.

Илья Михайлович Громогласов был деятельным участником Поместного Собора 1917-1918 годов.

В день октябрьского переворота, 25 октября 1917 года, во время дискуссии о восстановлении патриаршества он выступил с речью, в которой утверждал, что полномочия патриарха отличаются от канонических прав первого епископа среди равных, и поэтому нет догматических и канонических оснований для восстановления патриаршества. Кроме того, Илья Михайлович опасался, что институт патриаршества в новых социально-политических условиях, в которых оказалась Россия, приведёт к культу личности и деспотизму патриарха, которого некому будет сдерживать после свержения монархии.

В декабре 1917 года Собор избрал Илью Михайловича в Высший Церковный Совет.

У него сложились очень тёплые отношения с избранным на Соборе Святейшим Патриархом Тихоном. Впрочем, и с ним он неоднократно спорил. Вот один пример. В ноябре 1918 года первосвятитель выступил с воззванием против большевиков, не называя их большевиками, но просто безумцами, и угрожал им отлучением от Церкви. Илья Михайлович призвал Патриарха не ограничиться риторикой, пусть даже и такой жёсткой. Как юрист и специалист по церковному праву, он утверждал, что отлучение действительно лишь тогда, когда наложено на конкретного человека. Он убеждал Поместный собор подкрепить общие слова Патриарха отлучением от Церкви конкретных людей: в первую очередь, Ленина, который формально, по факту крещения, был православным. «Горе нам, если слово отлучения повиснет в воздухе, не наполненное реальным содержанием!», – восклицал Громогласов. – «… у Церкви нет другого, более сильного оружия, чем отлучение. Это – дело великое, но и последнее, что есть у Церкви, кроме надежды на беспредельную милость Божию». Но Собор так и не принял по этому вопросу конкретного решения.

На Поместном соборе Илья Михайлович выступал ещё не раз. Так, например, он предложил восстановить в Русской Церкви древний институт диаконисс, но обсуждение этого вопроса не состоялось: большевики разогнали Собор. Кроме того, он предлагал частично использовать в богослужениях русский и украинский язык по выбору прихода, участвовать мирянам в церковном суде, выступил за введение молитвы о мёртворождённых детях.


Он был активным сторонником движения за участие мирян в делах церкви и за проведение соборного принципа в её управлении.

В июле 1921 года под давлением новых властей профессор Громогласов был уволен из Московского университета. И он решается на мужественный шаг – принять священство. Он мог принять сан ещё по окончании семинарии, но не захотел из-за несогласия со многими аспектами церковной политики. Теперь, когда стало ясно, что путь священника в новых условиях только один – на Голгофу, Илья Михайлович не мог оставаться в стороне. У него был не только крепкий, боевой характер, но и представления о чести и порядочности, характерные для настоящего русского интеллигента: при опасности идти вперёд – именно потому, что страшно, именно потому, что можно погибнуть.

18 февраля 1922 года Святейший Патриарх Тихон рукополагает Илью Громогласова в сан диакона ко храму священномученика Антипы в Москве, а 20 февраля — в сан священника того же храма.

Уже через месяц, 22 марта 1922 года отец Илья был арестован. ...

В ночь со 2-го на 3-е ноября 1937 года батюшку арестовали в четвёртый раз.

21 ноября (4 декабря н. ст.) 1937 года протоиерей Илья Громогласов был расстрелян.

Причислен к лику святых Новомучеников и Исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания.


(полностью:
https://www.facebook.com/AcMus.ru/photos/a.843157045732624.1073741870.640325646015766/930938930287768/?type=3&theater

точнее - тут: http://www.taday.ru/text/1337886.html

Выделенное жирным шрифтом сайт МДА не решился публиковать. Дивная самоцензура!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →