Category: авиация

Победа мне противопоказана

Известный пианист и сын Никаса Сафронов – Лука Затравкин– летел из Казани в Москву.
29-летний наследник художника, страдающий из-за лишнего веса, застрял попой в унитазе лайнера Boeing 737-800 авиакомпании «Победа».
Артист решил сходить в туалет, а выбраться самостоятельно уже не смог и начал звать на помощь. Экипаж самолета немедленно поспешил спасти бедолагу-пианиста, однако вытащить мужчину, который весит под 200 килограммов, оказалось не так-то просто. Ко всему прочему в этот момент командир лайнера объявил о посадке и попросил всех пассажиров занять свои места и пристегнуть ремни.

В итоге Луку Затравкина охватила паника и он начал истошно орать, что не собирается умирать в туалете. К счастью, ничего плохого с сыном художника не случилось и его удалось-таки вызволить из ловушки. Эту курьезную историю поведала в своем Telegram-канале Божена Рынска. По словам журналистки, подобный конфуз происходит с пианистом уже не в первый раз. Ранее наследник Сафронова раза три застревал попой в унитазах различных самолетов, так что молодого человека стоит искренне пожалеть.

Об этом сообщает "Рамблер". https://news.rambler.ru/starlife/43240742/?utm_content=mnews_media&utm_medium=read_more&utm_source=copylink

Как толстяк - пишу об этом с сочувствием и опаской.

Не все п..расы аэрофлота арестованы

У меня регистрация была в терминале Д, а посадка - из терминала F. Километр пешком больными ногами через терминал Е. Никто о величине дистанции не предупредил. Ни одного травалатора - в отличие от Внуково.

(На днях был арестован вице-президент аэрофлота; телеграмм-каналы писали, что карьеру он делал тем же местом, что пушкинский Дундук)

Виновата ли Красная армия в неудаче Варшавского восстания?

Тезис об этой вине отчасти следствие пропаганды о решительном разгроме немцев в Белоруссии. Да, это была победа. Но и у нее была своя цена.

В 1812 году русская армия тоже победоносно вышла к границам Польши. Интервенты тоже были разбиты. Но армия Кутузова не меньше французов была измотана этим маршем. Потери были огромные. Кутузов умолял царя остановиться и не идти "освобождать Европу".

А у Наполеона в Европе были резервы. И еще полтора года прошли в сражениях.

Вот и в Польшу немцы успели к концу июля перебросить новые части и нанести болезненный контрудар Рокоссовскому.

Еще за несколько дней до восстания Ставка ставила задачу:
"После овладения районом Брест и Седлец правым крылом фронта развивать наступление в общем направлении на Варшаву с задачей не позже 5—8 августа овладеть Прагой и захватить плацдарм на западном берегу р. Нарев в районе Пултуск, Сероцк.(…) СВГК. Сталин, Антонов
— ЦАМО РФ. Ф. 132-А. Оп. 2642. Д. 36. Л. 424".

Но не всегда все получается по задуманному. Именно в день начала восстания, 1 августа, немецкие такновые части окружили ближайший к Варшаве 3-й танковый корпус, отбив Радзымин и Воломин.

Да, по карте наши стояли недалеко от Варшавы. Но немцы в 41м были недалеко от Москвы. А дойти не смогли.

Прибавим еще и память о катастрофе Красной Армии вблизи Варшавы в 1921м.

Сталин не форсировал события. Если бы и Николай в августе 1914го столь же осмотрительно не поспешил на самоубийственную помощь "братушкам"...


***
О! блокаду восставшей Варшавы обеспечивали украинские части
https://www.youtube.com/watch?v=-Vesh-u2ohE

1 час 07 мин


***
Письмо посла США в СССР наркому иностранных дел о предоставлении возможности приземления американских самолетов на советских авиабазах в ходе операций по оказанию помощи повстанцам в Варшаве

Посольство Соединенных Штатов Америки
14 августа 1944 г.

Москва

Его Превосходительству В. М. МОЛОТОВУ

Соединение наших военно-воздушных сил получило срочное указание выяснить с Военно-Воздушными Силами Красной Армии вопрос о возможности проведения завтра утром американскими четырехмоторными бомбардировщиками в сопровождении истребителей челночного полета из Англии, если это позволят операционные условия и условия погоды. Предполагается, что часть самолетов соединения сбросит вооружение для польских сил сопротивления в районе Варшавы, другая часть совершит налет на близлежащий аэродром, а затем они проследуют на базу в Советском Союзе. Генерал Уолш ставит этот вопрос перед Штабом Военно-Воздушных Сил Красной Армии обычным путем, но я ставлю этот вопрос также перед Вами, поскольку затрагиваются политические соображения.

Если Военно-Воздушные Силы Красной Армии предпринимают в этот день аналогичную попытку сбросить оружие в Варшаве, то будет необходимо согласовать время обеих операций. Однако этот вопрос, а также другие технические вопросы могут быть, решены нашими соответствующими военными штабами.

Мне сообщили о том, что британские бомбардировщики недавно сбросили ночью на Варшаву небольшое количество боеприпасов при полете из Италии. Однако дальность полета из Италии в Варшаву и дальность возвращения делают этот род операции весьма трудным, а количество сброшенного весьма малым. Поэтому англо-американским командованием решено, что самое эффективное содействие мы можем оказать дневными челночными полетами американских бомбардировщиков на советские базы. Мое Правительство очень желает, чтобы эта попытка была предпринята, несмотря на ее риск и трудности, и я прошу немедленного ее одобрения, чтобы операция могла быть проведена завтра утром, если позволят условия.
Искренне Ваш
У. А. Гарриман

Печ. по: АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. Д. 668. Л. 1–3. Перевод с английского. Подлинник.
* * *
№ 38

Приказ командующего войсками 1-го Белорусского фронта командующему 48-й армией о временной приостановке наступления

15 августа 1944 г.

Армия поставленной мной задачи не выполнила. Это явилось следствием того, что наступательный бой организовывался плохо, построение боевых порядков корпусов и армии не соответствовало обстановке, большое количество сил и средств резервировалось, а для наступления сил и средств выделялось совершенно недостаточно. В результате пр-к имел возможность организовать оборону на случайных, неподготовленных рубежах и сдерживать небольшими силами наступающие войска армии. [230]

Приказываю:

1. Наступление временно приостановить. В течение 16 и 17.8.1944 тщательно разведать систему обороны и систему огня пр-ка; организовать бой, подвезти боеприпасы и горючее, смазочные материалы.

2. С утра 18.8.1944 г. перейти в решительное наступление и выполнять ранее поставленные задачи.

Получение подтвердить. О принятом решении на наступление донести шифром к 20.00 16.8.1944 г.
Рокоссовский
Телегин
Малинин

Печ. по: ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2307. Д. 33. Л. 68. Заверенная копия.
* * *

№ 39

Письмо заместителя наркома иностранных дел СССР послу США относительно позиции Советского правительства по вопросу использования американскими самолетами авиабаз в СССР

Москва
15 августа 1944 г.

Г-ну У. А. ГАРРИМАНУ

Уважаемый г-н Посол!

В связи с Вашим письмом от 14 августа на имя Народного Комиссара Иностранных дел В. М. Молотова, содержащим сообщение о том, что соединение американских военно-воздушных сил получило срочное указание выяснить с военно-воздушными силами Красной Армии вопрос о возможности проведения челночного полета из Англии с тем, чтобы бомбардировщики и истребители проследовали затем на базы в Советском Союзе, а также предложение о необходимости согласования с советскими военно-воздушными силами аналогичной попытки сбросить оружие в Варшаве, если бы такая операция была предпринята в этот день с советской стороны, по поручению Народного комиссара сообщаю, что Советское Правительство не может пойти на это. Выступление в Варшаве, в которое вовлечено варшавское население, является чисто авантюрным делом и Советское Правительство не может к нему приложить свою руку. Маршал И. В. Сталин еще 5 августа сообщал г-ну У. Черчиллю, что нельзя себе представить, как могут взять Варшаву несколько польских отрядов так называемой Крайовой Армии, у которой нет ни артиллерии, ни авиации, ни танков, в то время как немцы выставили на оборону Варшавы четыре танковых дивизии.

Прошу Вас, г-н Посол, принять уверения в моем весьма высоком уважении.
П/п – А. Вышинский

Печ. по: АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. Д. 668. Л. 4. Заверенная копия.
* * *
№ 40

Письмо посла Великобритании в СССР наркому иностранных дел по вопросу снабжения восставших в Варшаве с изложением содержания телеграммы министра иностранных дел Великобритании

Британское посольство
Москва
15 августа 1944 г.

Его превосходительству господину В. М. МОЛОТОВУ

1. После того, как Американский Посол и я беседовали сегодня во второй половине дня с г-ном Вышинским по вопросу о снабжении польских вооруженных сил, борющихся в Варшаве, я получил телеграмму от г-на Идена{228}, в которой он сообщает, что премьер-министр и он самым тщательным образом и с большим вниманием следят за этим делом.

2. Г-н Иден поясняет, что власти союзных военно-воздушных сил позавчера ночью послали 28 самолетов из Бари и сбросили грузы в Варшаву, благополучное получение которых было с благодарностью подтверждено польским командующим. Вчера ночью должна была быть произведена еще одна операция. Намечены дальнейшие операции. Однако эти перелеты со средиземноморского театра могут, как Вы сами понимаете, производиться лишь за счет операций по поддержке союзных десантов на юге Франции и ввиду большого расстояния, которое должны покрывать самолеты, которые должны возвращаться на базы в Италию, объем помощи, которую возможно этим путем оказать полякам в Варшаве, является неизбежно малым по сравнению с затраченными усилиями.

3. Если бы самолеты Американского 8-го воздушного корпуса после выполнения своей задачи совершали бы посадку на советских базах, то они могли бы сбрасывать более значительное количество грузов, причем г-н Иден поясняет, что Правительство Его Величества весьма сильно надеется, что будет сделано все возможное для того, чтобы облегчить операции, которые готовы предпринять американские военно-воздушные силы.

4. Как я упомянул, телеграмма г-на Идена была получена мною, после того, как я виделся с господином Вышинским сегодня во второй половине дня. Она была отправлена до того, как г-н Иден узнал о том, что Советское Правительство не согласно с тем, чтобы американские самолеты совершали посадку на советских базах после доставки грузов в Варшаву, и мне кажется, что она сильно укрепляет те аргументы, которые я использовал, беседуя с г-ном Вышинским по моей собственной инициативе.
Искренне Ваш Арчибальд Кларк Керр
Перевод (В. Павлов)

Печ. по: АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6 Д. 352. Л. 10–13. Перевод с английского.
* * *
№ 41

Письмо наркома иностранных дел СССР послу Великобритании в СССР по вопросу оказания помощи Варшаве

Москва
16 августа 1944 г.

Г-ну А. К. КЕРРУ

Уважаемый г-н Посол,

Подтверждая получение Вашего письма от 15 августа, в котором Вы сообщаете о полученной Вами телеграмме г-на Идена по поводу сбрасывания вооружения для Варшавы и возможности для американских самолетов совершать после этого посадку на советских базах, считаю необходимым сообщить Вам следующее. [232] Советское Правительство, разумеется, не может возражать против того, чтобы английские или американские самолеты сбрасывали вооружение в районе Варшавы, считая, что это – дело самих американцев и англичан. Но Советское Правительство, безусловно, возражает против того, чтобы американские или английские самолеты после сбрасывания вооружения в районе Варшавы приземлялись на советской территории, так как Советское Правительство не хочет связывать себя ни прямо, ни косвенно с авантюрой в Варшаве.

Прошу Вас, г-н Посол, принять уверения в моем весьма высоком уважении.
В. Молотов.

Печ. по: АВП РФ Ф. 06. Оп. 6. Д. 352. Л. 14.
* * *
№ 42

Из послания Премьера И. В. Сталина Премьер-министру Великобритании г-ну У. Черчиллю

16 августа 1944 г.
Секретно и лично

1. После беседы с г. Миколайчиком я распорядился, чтобы Командование Красной Армии интенсивно сбрасывало вооружение в район Варшавы. Был также сброшен парашютист-связной, который, как докладывает командование, не добился цели, так как был убит немцами.

В дальнейшем, ознакомившись ближе с варшавским делом, я убедился, что варшавская акция представляет безрассудную ужасную авантюру, стоящую населению больших жертв. Этого не было бы, если бы советское командование было информировано до начала варшавской акции и если бы поляки поддерживали с последним контакт.

При создавшемся положении советское командование пришло к выводу, что оно должно отмежеваться от варшавской авантюры{229}, так как оно не может нести ни прямой, ни косвенной ответственности за варшавскую акцию. [...]{230}

Печ. по: Переписка... Т. 1. С. 295–296.
* * *
№ 43

Из записи беседы с экипажем подбитого над Варшавой немецкой зенитной артиллерией самолета западных союзников, приземлившегося в расположении войск Красной Армии{231}

16–18 августа 1944 г.

Самолет – тяжелый бомбардировщик «Либерейтор» обладает следующими данными: максимальная скорость до 350 км в час. Дальность полета – 12 часов. Максимальный полетный вес – 32 тонны. Вооружение – 12 крупнокалиберных пулеметов, обеспечивающих круговой обстрел. Бомбовая нагрузка – нормальная – 3–4 тонны, максимальная – 5 тонн.

Состав экипажа – 8 человек: 2 пилота, штурман, радист, бомбардир, 3 стрелка.

Состав данного экипажа: командир и старший пилот капитан Ван Эйссен, 2-й пилот – лейтенант Гамильтон, штурман – ст. лейтенант Холлидей, радист – лейтенант Остин, бомбардир – сержант-авиатор британской королевской авиации Личфильд, стрелки – сержанты британской королевской авиации Пистон, Мейс и Гудсон.

Из указанного экипажа – все офицеры из личного состава южноафриканской авиации, сержанты – британской авиации. Объясняется это тем, что в южноафриканской авиации, состоящей исключительно из добровольцев, наблюдается нехватка по ряду специальностей, в то время как в британской авиации теперь большой избыток в живой силе. За последнее время потери в летном составе оказались ниже, чем ожидалось, в результате имеются настолько значительные резервы, что набор в Британские воздушные силы в настоящее время совершенно прекращен. С матчастью также положение вполне благополучное; во всех частях имеется значительное количество резервных машин и в случае серьезного повреждения самолета экипаж немедленно получает новый самолет.

Из числа экипажа – командир – капитан Ван Эйссен – южноафриканец голландского (бурского) происхождения, 26 лет. Летает 8 лет. В военной авиации с конца 1939 г., по образованию – горный инженер, специалист в области золотопромышленности.

По заявлению всех остальных членов экипажа, Ван Эйссен очень опытный и смелый пилот, трижды спасший жизнь своему экипажу. Летал на самолетах различных систем. На «Либерейторе» летает недавно.

В своем нынешнем составе экипаж летает 2 месяца. За это время совершил 9 боевых вылетов, два из них на Южную Францию, остальные – на Плоешти, Бухарест, на объекты в районе Вены, на минирование Дуная и последний вылет со специальным заданием на Варшаву. [...]{232}

В Италии южноафриканская авиация входит в состав 15-го Воздушного Флота, имеющего смешанный характер, так как в него входят как американские, так и английские летные части. Тяжелые бомбардировщики все базируются на мощный аэродромный узел в районе Фодина.

В ночь с 13 на 14 августа предполагались очень трудные операции для поддержки ожидавшегося десанта в Южной Франции. Однако совершенно неожиданно Черчилль, который тогда находился в Неаполе, лично приказал выделить 40–50 «Либерейторов» и послать их на Варшаву. Он заявил якобы, что эта операция даже важнее, чем поддержка вторжения в Южную Францию. Дело в том, что польский партизанский штаб имеет радиосвязь с союзным командованием в Италии, и Черчилль, будучи в Неаполе, получил просьбу поляков о помощи. Он приказал в течение трех ночей послать в общей сложности свыше 100 тяжелых самолетов с тем, чтобы каждый сбросил на парашютах около 3-х тонн оружия, боеприпасов и продовольствия для польских партизан. [234]

В первую ночь с 13 на 14 вылетело 5 отрядов по 8 самолетов. Задание было – сбросить груз на парашютах с незначительной высоты в 450–500 футов на объекты, точно обозначенные на плане Варшавы.

Остин называет эту операцию «самоубийственной», и другие члены экипажа подтверждают эту оценку.

В эту ночь один только отряд, в состав которого входит данный экипаж, потерял два самолета из восьми. Потери других отрядов неизвестны, но они, безусловно, были. Кроме того, часть самолетов вернулась, не выполнив задания из-за бурь в районе города. Польские партизаны по радио поблагодарили, сообщив, что груз был сброшен точно и попал к ним в руки. Они сообщили также, что один из «Либерейторов» упал на Варшавский вокзал.

На следующий день – вечером, 14 августа, на Варшаву было отправлено примерно такое же количество машин, как и накануне. При этом из южноафриканского отряда одна машина полетела вторично.

Никаких специальных инструкций, разъяснений или объяснений перед вылетом в Варшаву экипажи не получали. Вылет производился как специальное задание особой важности по личному приказанию премьер-министра.

Сведения о положении в Польше члены экипажа, а также и командир, имеют только те, которые публиковались в английской печати, т.е. о том, что в Польше есть партизаны, подчиняющиеся лондонскому правительству, и партизаны, связанные с Красной Армией. Причина разногласий им неясна. Лейтенант Остин полагает, что в Польше положение несколько аналогично с положением в Югославии: и здесь, и там лондонские правительства не имеют достаточной связи со своей страной, из-за этого возникают трения.

Перед вылетом капитан Ван Эйссен получил подробный план Варшавы, на котором был обозначено, какие три района города находятся в руках поляков. Ему было разъяснено, что поляки будут подавать световые сигналы и груз нужно сбросить на эти огневые сигналы. В предыдущую ночь это удалось сделать.

Операция была рассчитана на длительность в 10 часов – с 7 часов вечера до 5 часов утра. В предыдущую ночь один из экипажей пробыл в воздухе 11 часов 45 минут, т. е. возвратился с пустыми баками, но все же дотянул до своего аэродрома.

Радиосвязь была только со своей базой, с поляками радиосвязи не было. Летели по приборам. По дороге, в предвидении атак немецких ночных истребителей, выбрасывали серебряную фольгу. Немцы в последнее время широко применяют при борьбе с ночными бомбардировщиками радиопеленгирование. Соответствующие аппараты имеются не только на подступах к объектам, но и на ночных истребителях, переконструированных из обычных Ю-88. Серебряная фольга вызывает разряды, и экраны радиопеленгаторных аппаратов покрываются точками, т.е. фактически становятся бесполезными.

По дороге экипаж наблюдал в Польше много пожаров. Члены экипажа полагают, что это варвары-немцы при отходе жгут польские города и села. Горела также и Варшава.

На подступах к Варшаве «Либерейтор» был встречен мощным и точным зенитным огнем. Остин считает, что это самый точный огонь, которому он когда-либо подвергался, хотя летал и на Плоешти, и на Бухарест, и на Вену.

Задание выполнить не удалось, несмотря на имевшееся категорическое приказание спуститься низко, невзирая ни на какой огонь противника. Были убиты два стрелка – сержант Мейс и Гудсон, были выведены из строя и загорелись оба мотора. Потом загорелся и третий мотор. Командир корабля имел инструкцию – в случае угрозы гибели идти на восток и постараться дотянуть до русских. Точного прохождения линии фронта они не знали.

На случай, если бы экипаж попал в плен к немцам, существовала общая инструкция: называть только фамилию, звание и личный номер; никаких других показаний не давать. Впрочем, члены экипажа считают, что немцы их все равно бы убили. [235]

Выполняя инструкцию, командир круто повернул самолет курсом на восток. Однако горевший самолет начал падать. Тогда командир сбросил груз, так как без этого нельзя выбраться с парашютами из самолета. По его расчетам, все 12 парашютов с общим грузом в 3 тонны, за исключением одного загоревшегося, должны были спуститься в расположение советских войск.

Приземлиться не удалось, и командир приказал экипажу прыгать. Когда самолет был менее чем в 300 метрах над землей, командир вытолкнул растерявшегося второго пилота – лейтенанта Гамильтона и прыгнул вслед за ним. Однако Гамильтон, по-видимому, настолько растерялся, что запоздал раскрыть парашют и разбился насмерть. У командира Ван Эйссена при приземлении была ушиблена нога, остальные приземлились благополучно.

Таким образом, остались в живых: Ван Эйссен, Холлидей, Остин, Личфильд и Пистон. Все оказались в расположении советских войск. Самолет разбит и разлетелся на части.

Экипаж был очень хорошо принят как советскими бойцами и офицерами, так и польским населением. На могилу погибших летчиков было возложено много цветов, и это очень тронуло английских летчиков.

Как Ван Эйссен, так й Остин считают, что с этими полетами на Варшаву «что-то не в порядке», так как эти операции привели к большим потерям. В то же время они вряд ли окажут серьезную помощь польским партизанам. Вероятно, лондонское польское правительство в чем-то ошиблось или, может, сознательно дало неточную информацию Черчиллю.

Они допускают, что из-за больших потерь на третью ночь вылеты на Варшаву могут быть отменены. [...]{233}

О взаимоотношениях с лондонским эмигрантским правительством.

Экипажу была разъяснена позиция Советского правительства в польском вопросе и указано, что эмигрантское лондонское правительство не устанавливало никакого контакта с Красной Армией. При этом было обращено внимание на то, что действия лондонско-эмигрантского правительства привели к ненужным жертвам как среди польских партизан и гражданского населения, так и среди британских летчиков.

Капитан Ван Эйссен и лейтенант Остин полностью согласились с нашей точкой зрения. Они рассказали, что считали еще до полета совершенно бессмысленным, что их посылают на Варшаву, на расстояние чуть ли не в 1500 км, в то время как русские войска находятся всего в 20-ти км от Варшавы.

Лейтенант Остин говорит, что считал полет «самоубийственным». Капитан Ван Эйссен добавляет, что «Либерейтору» полагается бомбить с высоты не ниже 14 000 футов (5000 метров), а не лететь над вражеской зенитной обороной на высоте 100–150 метров. При таких условиях их почти неизбежно должны были сбить мелкокалиберные зенитки. Лейтенант Остин говорит, что он даже перед полетом раздарил кое-какие свои вещи, считая, что он уже не вернется. Перед другими полетами он этого не делал.

Оба говорят, что они были также крайне удивлены, что им не указали, где находится линия русского фронта и ближайшие советские аэродромы. Оба они заявляют, что не протестовали вслух против этого, по их мнению, неправильного задания, только потому, что это запрещает воинская дисциплина и за это они попали бы в военно-полевой суд. [...]{234}
Начальник разведотдела 16-й ВА
полковник
Прусаков

Печ. по: ЦАМО РФ. Ф. 233. Оп. 2380. Д. 16. Л. 77–82. Копия.
http://militera.lib.ru/docs/da/terra_poland/03.html


"Беседа 9 августа. премьер-министр польского эмигрантского правительства С. Миколайчик повторил свою просьбу, но в этот раз просил немедленно помочь польским силам в Варшаве, где Армия Людова и Армия Крайова объединились в борьбе против немцев.

Маршал Сталин: Какая помощь Вам нужна?

С. Миколайчик: Варшаве нужно оружие. Немцы не так сильны, чтобы вытеснить поляков с их позиций, но сконцентрировали усилия на удержании двух главных коммуникаций из города, мостов через Вислу. Борьба разгорается, и польские силы встречаются с очень значительным превосходством противника.

Маршал Сталин: Все эти действия в Варшаве кажутся нереальными. Могло бы быть иначе, если бы наши войска подходили к Варшаве, но, к сожалению, этого не произошло. Я рассчитывал, что мы войдем в Варшаву 6 августа, но нам это не удалось.

4 августа немцы бросили в район Праги четыре танковые дивизии. Поэтому нам не удалось взять Прагу, и мы вынуждены были сделать обходной маневр у Вислы в районе Пилицы. В результате этого маневра нам удалось продвинуться на фронте шириной 25 км, глубиной 30 км. Вчера немцы предприняли сильную контратаку на этом, участке пехотной и двумя танковыми дивизиями. Поэтому наше наступление на Варшаву столкнулось с 5 новыми дивизиями с немецкой стороны, 3 из которых все еще находятся в районе Праги. У меня нет сомнений, что мы преодолеем и эти трудности, но для этих целей мы должны перегруппировать наши силы и ввести артиллерию. Все это требует времени. Мне очень жаль ваших людей, которые поднялись так рано в Варшаве и сражаются с винтовками против немецких танков, артиллерии и самолетов. Я был в Варшаве и хорошо знаю ее узкие улицы старого города и поэтому я с уверенностью считаю, что удержание старого города со стратегической точки зрения не очень существенно. Что мы достигнем, оказывая помощь с воздуха? Мы можем, таким образом, доставить определенное количество винтовок и пулеметов, но не артиллерию. Наконец, попадет ли оружие, сброшенное с самолетов, в руки поляков без потерь? Было бы легче сбросить вооружение в более отдаленные районы, скажем, Радом или Келец, но сделать это в городе с опасной концентрацией немецких сил - чрезвычайно трудная задача. Однако, может быть, удастся. Мы должны попытаться. Что может быть сброшено и когда?

С. Миколайчик: Я понимаю Ваши сомнения, но сегодня слишком поздно колебаться, потому что в Варшаве бои идут без остановки. Несколько объектов было взято нашими силами. (Здесь он указал их). В штабе повстанцев в Варшаве находится капитан Красной Армии Калугин, который пытается установить прямой контакт с Советским Верховным Главнокомандованием, который, как говорится в телеграмме, посланной через нас, представил Вам доклад о реальном положении в Варшаве. Этот доклад - точное подтверждение нашей собственной информации. Площади, обозначенные в телеграмме, куда должно быть сброшено вооружение, будут обеспечены баррикадами, поэтому нет причин для опасений.

Маршал Сталин: Можете Вы положиться на эту информацию?

С. Миколайчик: Абсолютно. Как только прямые контакты установятся между польскими силами в Варшаве и Красной Армией, появится возможность договориться о сигналах, куда можно сбросить вооружение. Больше всего нам нужны гранаты, стрелковое оружие и боеприпасы. Немцы также атакуют с воздуха. Если было бы возможно защитить Варшаву от бомбардировок германской авиации с помощью советских истребителей, то это бы имело большое значение не только с военной, но и с психологической точки зрения для поддержания восставших.

Маршал Сталин: Могут наши самолеты приземлиться?

С. Миколайчик: Нет, они могут сбросить оружие только с воздуха.

Маршал Сталин: Это легко.

С. Миколайчик: Я прошу дать указание Маршалу Рокоссовскому.

Маршал Сталин: Как могут быть установлены контакты? Необходимы шифровки, так как эфир полон разного рода сигналов. Я могу заверить, что со своей стороны мы сделаем все, что от нас зависит, чтобы помочь Варшаве. Кому мы можем адресовать это?

С. Миколайчик: Возможно, капитан Калугин может помочь в этом.

Маршал Сталин: Он не имеет средств связи. Поэтому я дам указание сбросить офицера с парашютом в Варшаву с шифром и с задачей установления контакта. Вы поможете в этом и дадите соответствующие инструкции?

С. Миколайчик: Я запрошу Варшаву немедленно и пошлю ответ Вам. (Общая беседа продолжалась, в ходе которой Маршал Сталин выяснил детали борьбы и успехи поляков, и Миколайчик отвечал.)

Перед окончанием встречи С. Миколайчик сердечно обратился к Маршалу Сталину и вновь сослался на его обещание сделать все возможное для оказания советским правительством помощи. Поляки отметили, что Маршал Сталин заверил их в этом. Центральный департамент. Форин Оффис. 30 авг. 1944 г."

(Государственный архив Великобритании. Перевод с английского. Public Record Office. Foreign Office. 1944. С. 11 639 (8) G).
http://militera.lib.ru/docs/da/terra_poland/app.html


По поводу аэродромов для союзников:

Письмо представителя Британской военной миссии в СССР в Генеральный штаб Красной Армии по вопросу помощи Армии Крайовой в Варшаве

13 августа 1944 г.

Генерал-майору ЕВСТИГНЕЕВУ

Начальники Штаба Соединенных Штатов Америки обратились к Британским Начальникам Штаба ВВС с просьбой рассмотреть дальнейшие возможности использования 15-го американского авиакорпуса для доставки этого снаряжения; подобная помощь может быть оказана наиболее рентабельно только со стороны Средиземноморья.

Британские Начальники Штаба ВВС сообщили американским Начальникам Штаба, что они не возражают против выполнения этих операций американцами с их баз в России, откуда они могут доставить полякам трофейное немецкое оружие. Считается, однако, что подобного рода операции довольно трудны и могут быть безрезультатными вследствие существующей неясности относительно
районов, куда нужно сбрасывать оружие.

Р. Я. Бринкман Полковник Генерального Штаба Начальник Армейской Секции Британской Военной Миссии в СССР»


а был ли вообще такой запрос к СССР? И были ли в районе Варшавы аэродромы, пригодные для посадки дальних бомбардировщиков? Ведь немцы, как правило, перед отступлением выводили из строя все свои аэродромы-аэродромы тяжелых бомбардировщика были только в CCCP(в Полтаве)- ни сесть на такой (непредвиденный) аэродром, ни взлететь с него тяжелые бомбардировщики не смогут. ) Базы стратегической авиации США нуждались в огромных по тем временам взлетно-посадочных полосах обязательно с твердым покрытием, в мощном радиотехническом оборудовании, в комплексе сооружений для обслуживания и ремонта. Кроме того, согласно планам, в день на такую базу должно было приземляться до 360 «летающих крепостей».Масса снаряжённого B-17: 24495 кг.Б-17 – тяжелые бомбардировщики, требующие длинной взлетно-посадочной полосы, больших стоянок, резервуаров для горючего и т.д.Полтавский аэродром перед войной имел взлетно-посадочную полосу с твердым покрытием, именно поэтому его можно было в сжатые сроки( за 3 месяца(!) подготовить к приему «летающих крепостей». СССР в IX 1944 сбросил доставшегося полякам оружия в разы больше чем американцы. Цифры известны. А американцы сбрасывали оружие и боеприпасы с большой высоты и более 90% досталось немцам. Т.е. Сталин был против того, чтобы союзники сбрасывали немцам оружие. По моему - вполне логично, если на сброшенную винтовку приходилось 9 попавших немцам, то кого снабжали американцы?


Кстати, 3 сентября совправительство разрешило союзникам использовать свои аэродромы в Польше: они уже появились.

В письме от 3 сентября 1944 г. посол Великобритании в СССР А. Кларк Керр давал разъяснения в связи с беседой с В. М. Молотовым, состоявшейся 17 августа, по вопросу приземления на советских аэродромах английских и американских самолетов, сбрасывавших вооружение в районе Варшавы. Во время беседы, как явствует из письма, В. М. Молотов сказал, что никогда не было ни одного случая, когда бы советские власти отказывались на Западе или на Востоке оказать помощь поврежденному британскому или американскому самолету. В письме Кларк Керр указал, что в течение последних десяти дней такая помощь действительно была оказана экипажам двух британских самолетов, потерпевшим бедствие, и выражал благодарность за эту помощь, одновременно посол Великобритании просил, "чтобы при аналогичных несчастных случаях, которые могут впредь иметь место с британскими самолетами, оперирующими над Варшавой, им разрешалось бы приземляться к востоку от того места на советских аэродромах, снабженных средствами для ночных полетов" (АВП РФ. Ф. 06. Оп. 6. Д. 352. Л. 31-33).
http://militera.lib.ru/docs/da/terra_poland/app.html
***

Телеграмма командующего Армией Крайовой маршалу Рокоссовскому с благодарностью за доставку с самолетов грузов и прикрытие с воздуха повстанцев в Варшаве

15 сентября 1944 г.

Прошу передать маршалу Рокоссовскому следующую телеграмму:

«Маршалу Рокоссовскому. Благодарим за прикрытие с воздуха, сбросы оружия, боеприпасов и продовольствия. Просим продолжать сбросы. Нам очень нужен боезапас к крупнокалиберным пулеметам, а также 9-мм патроны.

Сегодня высылаем на Прагу офицеров связи.»
Генерал Бур


***
без вот этих документов разговор на обозначенную тему не стоит продолжать
http://militera.lib.ru/docs/da/terra_poland/03.html

Пропаганда отстала от жизни

Пока ведущий крик-шоу на НТВ показывает мартовское заявление представителя Малайзии о том, что ему неизвестны аргументы, говорящие о причастности России к уничтожению авиалайнера, на сегодняшней пресс-конференции в Голландии представитель Малайзии уже сказал, что он согласен с выводами расследования о том, что ракетная установка приехала из РФ.

***

кое-что с пресс-конференции:
https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/06/19/80952-strelkov-hmuryy-gyurza-i-krot?fbclid=IwAR1wj3BNKdKxvJRDITotF9Yo4Foj8ymSbRA0Eo0TXKDuiZ8CO1pKMgaZwLY

Заметим, имена собственно ракетчиков пока не названы.

***
Моя позиция с того летнего дня 2014 гола не изменилась:
собственно украинский политический мир весьма шаток. Постоянные шарахания и перевороты. В этих стабильно нестабильных условиях я не вижу возможности для проведения серьезных тайных операций.
Издать заведомо преступный приказ можно только при уверенности в собственной далеко-перспективной безответственности за него.

Такая уверенность может быть или в условиях пожизненной тирании, или в условиях прочной "западной демократии", когда у элит разных и вроде бы конкурирующих партий есть договоренности о неподсудности отставных правителей.

Но майданно-политическая жизнь Украины никак не может дать таких гарантий. Практически любой следующий за Порошенко президент (будь то Тимошенко или новое издание Януковича) будет его показательно пинать и расследовать его "преступную деятельность".

Кроме того, любой приказ должен пройти кучу ступенек на пути сверху вниз. Кто в современной Украине может гарантировать, что в этой цепочке не будет людей с другими взглядами, чем у автора преступного приказа? Там и в армии, и в спецслужбах русские - через одного.

В украинском политикуме уж точно "нет ничего тайного, что не стало бы явным".

Вот поэтому я считаю невероятным, чтобы приказ об уничтожении Боинга шел от украинского государственного руководства.

Также я полагаю, что такой приказ не мог идти из Кремля.

Не потому, что у нас выше градус "духовности". А просто вполне очевидно, то сознательное уничтожение пассажирского самолета - это часть информационной войны. Но Россия уверенно проигрывает все информационные войны с западным миром. И если цель была в том, чтобы скомпрометировать Киев перед Западом, то она явно была недостижимой. Для этого нужны не ракеты, а газеты. Причем именно в западном мире. Этого у Кремля нет. А, значит, ему совсем не с руки ввязываться в заведомо проигрышную битву.

Есть в сети и совсем крутая конспирология: мол, это тот самый малазийский боинг, что исчез еще в марте. Его, мол, похитило и прятало ЦРУ, чтобы затем специально использовать против России. Но это совершенное нереально: у двигателей и иных деталей самолетов есть в вполне индивидуальные номера. И не то что разведкам, а даже простым специалистам не так уж сложно узнать эти номера и сравнить.

Так что полагаю, что не было здесь преступного умысла, спускающегося сверху вниз по многим тайным ступенькам.

С'est plus qu'un crime, c'est une faute.

Что не снимает вины с тех политиков, которые создавали условия для этой страшной ошибки.
https://diak-kuraev.livejournal.com/672012.html
https://diak-kuraev.livejournal.com/671978.html?page=7

О героях настоящих и фальшивых.

Миф: "Бортпроводник Максим Моисеев, погибший при катастрофе самолета в московском аэропорту Шереметьево, находился в хвосте лайнера, так как поменялся местами с напарницей. Бортпроводнику буквально пришлось выводить людей из огня. Когда самолет загорелся, Моисеев взял на себя самую сложную часть спасательной операции. Моисеев пытался открыть заднюю дверь, чтобы дать людям выйти из самолета еще одним путем. Однако открыть дверь у него не получилось. Тогда он стал помогать людям выходить из горящего самолета".
https://www.ntv.ru/novosti/2189326/

То есть пропагандисты считают Моисеева дебилом, которому почти удалось убить всех пассжиров самолета.

Если бы ему удалось открыть заднюю дверь - огонь и дым сразу ворвались бы в салон. При открытии еще и передней двери, самолет превратился бы в дымовую трубу с общим крематорием для всех.

НИЧЕГО Максим сделать не мог и никому не мог помочь. Что он мог - подтолкнуть пассажиров последнего ряда (если они и он еще были живы)? Куда? Впереди стояли другие люди. Напротив, сказать, "Стойте и не создавайте давку?". Так опять же им некуда было идти. И тела пассажиров с самых последних рядов найдены в креслах, а не в проходе.

+++

А вот рассказ о настоящем герое.

"В многодетной семье священника храма в Крапивне отца Александра Безбородова подрастали четверо сыновей: Николай, Арсений, Никита и Прохор. Николай был третий.

(Коля с братиком Прошей)


в конце мая 2014 года Николай отметил свое 16-летие, а 1 июня должен был сдавать ЕГЭ.

В доме отца Александра в те дни в гостях была бабушка (мать матушки Надежды) монахиня Августа из Киевского Фроловского женского монастыря.



Ночью 31 мая 2014 года дом внезапно вспыхнул дом.

По свидетельству очевидцев, пожар разгорался не так, как обычно, постепенно охватывая всё новые и новые участки и строения, а вспыхнул сразу и со всех сторон. Поэтому пламя пожара бушевало во всех комнатах сразу. С треском обламывались перегородки, вспыхнул потолок. Едкий дым выедал глаза, застилая всё вокруг.

Надежда, супруга отца Александра, порезала ноги, упала и уже не надеялась на спасение. Ее спас Коля: он поднял маму, помог дойти ей до окна, через которое ее вытащили.

Сам же не вылез из окна, а побежал за бабушкой, чтобы помочь и ей. В этот момент взорвались газовые баллоны. Из этого пекла уже никто не смог бы выйти живым.

Николай Безбородов сдал свой самый главный в жизни экзамен – спас близких, но сам погиб".
http://cordis.fondsci.ru/stories/2015/pogib,-spasaya-blizkix.html




В минувшее воскресенье я гостил в этой замечательной семье. И о Коле узнал только тогда.

(Прохор подрос)


А епархия сказала, что отец Александр им не нужен... Хотя, казалось бы, человек, воспитавший таких сыновей, доказал свою правильность.

Без траура, но с Героем

Собянин и Кремль не решились объявить даже региональный траур. Как и в дни Чернобыля, это решение аморальное, то есть политическое: "не портить людям праздник". Все развлекательные (а на деле военно-политические) мероприятия должны быть проведены. Детские сады должны бодро промаршировать в военной форме.

И, конечно, Родине и пропаганде срочно нужен Герой, который затмил бы собой виновников катастрофы.

На эту должность назначили бортпроводника Максима. Не исключено, что и звание Героя России ему присвоят посмертно.

"Много жизней спас и бортпроводник Максим Моисеев. Сначала он попытался открыть дверь в хвостовой части самолёта. Когда ему это не удалось, он всё равно остался на борту и помогал пассажирам покинуть самолёт через другие выходы. Он оставался в горящей машине до тех пор, пока все люди не были в безопасности — и в результате погиб в огне".
https://russian.rt.com/inotv/2019-05-06/SHvejcarskoe-izdanie-voshitilos-geroizmom-rossijskih

Но я не могу понять, в чем тут подвиг. По штатному расписанию его место при посадке - на кухне, то есть в самом хвосте самолета (даже за туалетом). В свое кресло он сел еще до приземления, то есть до пожара.

Что сгорит именно хвост - он знать не мог.

Пожар начался на крыле. То есть впереди него. Бежать вперед значило как раз бежать в сторону горящего бензобака. Куда с крыла пойдет пламя при остановке самолета - он знать не мог. А оно пошло к нему по той причине, что капитан вопреки правилам на выключил двигатель после посадки (может быть, капитан был прав, сохранив тем самым полкорабля).

Более того, у Максима просто не было шанса пробежать по всему самолету до переднего выхода. Пассажиры вскочили без команды и еще при движении самолета. Первым рванул парень аж с 18 ряда - по его словам еще после первого прыжка и до пожара. Так что Максим, сидящий на пару рядов дальше, никак не мог бы его опередить. Кроме того, в отличие от пассажира, Максим знал, что дверь у него прямо под рукой.

Максим пробовал открыть заднюю дверь. Молодец. Но точно так же, просто спасая свою жизнь, поступил бы любой человек.

Но точно ли он пробовал? Насколько я понимаю, если открывающий дверь видит в дверном иллюминаторе открытый огонь и черный дым - он как раз не должен открывать дверь.

К счастью для выживших Максим (пытался он это или нет) не открыл свою дверь - иначе дым и пламя еще быстрее заполнили бы всю трубу салона.

Что еще он мог сделать? Подталкивать впередистоящих пассажиров? От этого было бы мало толку. Да и все, до чьих спин он мог бы дотянуться, погибли, а потому никак не могли бы рассказать о последней минуте Максима.

Жалко, что парень погиб. Вечная ему память. Но в чем тут подвиг - не понимаю.

А вот девушки-стюардессы и вправду вели себя героически. И летчики покинули самолет последними из выживших.

***
Увы, общая установка на девальвацию высоких титулов и званий продолжается.

Траур?

Траурные мероприятия на местном уровне объявляется главой региона в случае единовременной гибели более 10 человек.

аэропорт Шереметьево - это город Москва.

("Северный административный округ города Москвы - один из двенадцати округов столицы, в котором располагаются 16 районов Москвы. Сюда входят также территория аэропорта Шереметьево" https://www.moscowmap.ru/okruga/sao.html)

Объявит ли Собянин в Москве траур по 41 погибшему?

Хотите узнать, что думает о вас путинское правительство?

Министр транспорта РФ Евгений Дитрих заявил, что его ведомство пока не видит оснований для приостановки полетов самолетов Sukhoi Superjet 100.


Государство поддерживает государственную авиакомпанию в работе с государственно-спроектированным самолетом. Логично. А ничего не-государственного в России уже опять и не осталось. Так что - сдавайте деньги и сгорайте.

***

<< Matvey Sizganov -

Я не эксперт, но имею прошлый лётный опыт, в том числе в Аэрофлоте.
90 секунд на эвакуацию любого типа ВС (воздушного судна, здесь - самолета) - хоть маленького, хоть самого крупного - международный стандарт, поскольку установлено многочисленными кейсами, что ВС на земле полностью выгорает за 90 секунд и концентрации угарного, в первую очередь, газа, как и других продуктов горения, достигают критической концентрации за это же время.
Кроме того, существуют международные, единые стандарты работы и детальнейшие процедуры взаимодействия и работы наземных служб а/п, всех служб, и, главное, аварийной службы спасения АСС, которые регулируются только и исключительно ICAO (International Civil Aviation Organisation) и IATA (International Air Transport Association). Каждый а/п (и весь персонал) сертифицируются представителями этих организаций и проходит регулярную жесточайшую аттестацию на подтверждение следования всем процедурам.
Все эти regulations едины во всем мире для всех аэропортов. Ни а/п, ни базовая а/к, в данном случае AFL, никак не могут изменить эти процедуры и стандарты.
А вот повлиять на их выполнение и четкое следование - да.
Много раз пересматривал все доступные видео: от момента полной остановки ВС до прибытия первых пожарных расчетов прошло более 80 секунд (может быть и больше, все что смог увидеть не показывает полную картинку от момента остановки до прибытия первых пожарных расчётов, но не менее 80 секунд).
80 секунд - это критично, это смертельно. Судя по Flightradar24 а/п получил сигнал бедствия от ВС более чем за 5 минут до приземления, разогнал другие самолеты и в зоне снижения/посадки и на ВПП и прилегающих рулёжках и перронах. Этих пяти минут достаточно для подготовки к приёму ВС, совершающего аварийную посадку.
А где пожарные расчеты, стоящие елочкой на всём протяжении вдоль ВПП, поскольку неизвестно в какой ее части ВС остановится? А где пена, разливаемая на ВПП при аварийной посадке ВС с полными баками? Пена, которая мгновенно гасит любые искры от соприкосновения металла и асфальта и не даёт загореться топливу. Керосин горел по всей ВПП. Как это всё возможно? А где стоящие тут же, вдоль ВПП медицинские авто в расчете на всех пассажиров и членов экипажа? SVO - внеклассовый а/п, т.е. аэропорт без каких-либо ограничений по наличию и работе каких-либо наземных служб. И всё необходимое оборудование, средства, персонал и проч. есть в полном объеме.
И что точно знаю, из прошлого опыта моих коллег, потерявших лётную годность, что члены экипажа, и лётного (КВС и 2-й пилот) и кабинного (бригада б/проводников) будут выброшены AFL на помойку (точнее уже выброшены, сразу после авиационного инцидента) без каких-либо серьезных компенсаций.
И сейчас эта тема муссирования ручной клади спасшихся пассажиров - дерьмовая манипуляция. И у меня было возгорание двигателя на рулении на взлёте (т.е. с полными баками) на Ил-86 (350 Pax + 12 Crew) с последующей эвакуацией за 90 секунд, и коллеги садились на пену - при чем тут шмотки?, их роль гораздо менее значительна при эвакуации, связанной с пожаром, чем четкая и правильная работа наземных служб. Огонь и продукты горения убили погибших - то, что намного вероятнее можно было предотвратить при подготовке ВПП и мгновенном начале тушения полностью остановившегося ВС.
А SVO и AFL, конечно найдут кого-нибудь крайним, но уж точно не лётный экипаж, на который (‘плохое взаимодействие лётного экипажа’) в России и в СССР обычно списывается причина а/происшествия, а/инцидента или а/катастрофы.
Блядство все это>>