Category: беларусь

Category was added automatically. Read all entries about "беларусь".

Белорусы, отстаньте вы от Лукашенко!

Горячие проявления вашей всенародной любви к нему смутили истинно христианскую совесть вашего правителя, и он решил скрыться от похвал и объятий. Так ему благовестила его духовная наставница матушка Гавриила. Только так с духовной точки зрения можно объяснить сокровенную интронизацию вашего православного атеиста.

Мы, знатоки мистагогий и божественных иерархий, знаем, что именно непоказушное, сокровенное крепче всего! В нашей ложе вообще принято...

Впрочем, это лишнее.

Слово "бл*дь" ведь для чего-то существует?

И, помнится, создатель советско-лукашенковской государственности употреблял его с эпитетом "политическая".




Настоятельница Гродненского Свято-Рождество-Богородичного ставропигиального женского монастыря игумения Гавриила (Глухова) пламенно выступила на женском форуме «За Беларусь».

Вот что значит хороший прикорм плюс регулярное чтение текстов шумского и прочих РНЛ.

Прощальное истецание чернобыльского краника

"Митрополит отправляется в больницу к пострадавшим, где лично выслушивает от врачей описание полученных травм и общается с самими пациентами. В больнице владыка был поражен той картине, которая предстала его глазам, и тем, что он услышал. Митрополит – опытный дипломат и хорошо умеет контролировать свои эмоции, но и ему было особенно тяжело… Журналисты напряглись: что же он скажет сейчас? Взяв себя в руки, митрополит произнес: "Ваши страдания - это вклад в процветание Беларуси""
https://serge-le.livejournal.com/531147.html

Это не злая пародия. Это попытка апологии от пресс-секретаря митрополии прот. Сергия Лепина.

Так и представляю себе архиерея, путешествующего с Некрасовым по железной дроге

Поэт:
- Добрый папаша! К чему в обаянии
Умного Ваню держать?
Вы мне позвольте при лунном сиянии
Правду ему показать.

Прямо дороженька: насыпи узкие,
Столбики, рельсы, мосты.
А по бокам-то всё косточки русские...
Сколько их! Ванечка, знаешь ли ты?

Чу! восклицанья послышались грозные!
Топот и скрежет зубов;
Тень набежала на стекла морозные...
Что там? Толпа мертвецов!

То обгоняют дорогу чугунную,
То сторонами бегут.
Слышишь ты пение?.. „В ночь эту лунную
Любо нам видеть свой труд!
Мы надрывались под зноем, под холодом,
С вечно согнутой спиной,
Жили в землянках, боролися с голодом,
Мерзли и мокли, болели цингой".

Архиерей:
- Ваши страдания - это вклад в процветание Беларуси.
***
Я рад, что о. Сергий решил собрать именно не-про-властные книксены своего былого хозяина. Но правды ради можно было бы указать и его одновременные про-властные прогибы. Например , тот, что совершен собственными устами о. Сергия:

Разъяснение пресс-службы Белорусской Православной Церкви
15 августа 2020

Распространяемые некоторыми СМИ и недобросовестными блогерами слухи о том, что митрополит Минский и Заславский Павел, Патриарший Экзарх всея Беларуси, отозвал свое поздравление Александру Григорьевичу Лукашенко с избранием на пост Президента Республики Беларусь, не соответствуют действительности.
http://pravminsk.by/news/razjasnenie-press-sluzhby-belorusskoj-pravoslavnoj-cerkvi

Или вот это:
"Нна имя Патриаршего Экзарха всея Беларуси продолжают поступать многочисленные обращения и недоуменные вопросы по существу содержания проповеди Преосвященного архиепископа Гродненского и Волковысского Артемия, произнесенной им в Покровском кафедральном соборе города Гродно в воскресный день 16 августа 2020 года, а также имеющих место эмоциональных публичных заявлений ряда священнослужителей Белорусской Православной Церкви и мирян, позиционирующих себя в качестве христианских активистов.

Обращаем Ваше внимание, что любые заявления в связи с нынешней непростой ситуацией в Республике Беларусь, сделанные отдельными представителями Белорусской Православной Церкви, как священнослужителями, так и мирянами, являются формой выражения их личной гражданской позиции и отражают исключительно личный взгляд заявителей на происходящее. Все эти заявления не являются отражением официальной позиции Белорусской Православной Церкви, и они не должны восприниматься или интерпретироваться в интересах какой-либо стороны".
http://church.by/news/ob-uchastii-verujushih-v-obshestvenno-politicheskoj-zhizni

Да и "Обращение Синода Белорусской Православной Церкви к народу" было вполне провластно-партийным.

Так что о. Сергий прав: тезис «БПЦ молчит" не соответствовал августовским реалиям. БПЦ активно участвовала в политике на стороне Лукашенки.
https://diak-kuraev.livejournal.com/3033241.html

***

И еще от Лепина про митрополита:
"Sergy Lepin
Моя запись, как раз, появилась именно сейчас, потому что раньше это было невозможно: м.Павел меньше всего хотел оправдываться, не давал другим и не очень переживал про то, что о нем напишут люди некоторого круга. Он любил говорить: собаки лают - караван идет".
https://www.facebook.com/alexander.shramko/posts/10224676217593321?comment_id=10224676379517369

Ну да, собаки кругом, а не люди. Как не согласился - так сразу собакой и стал. А то притворялся, будто он "над схваткой"

66

30 августа 2020 г.
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл поздравил Президента Республики Беларусь А.Г. Лукашенко с днем рождения.

«Хотел бы отметить Ваше внимание к миссии Белорусского экзархата, поддержку общественно значимых инициатив духовенства и православных мирян», — говорится в послании Предстоятеля Русской Православной Церкви.

Святейший Владыка выразил убеждение в том, что дальнейшее «развитие взаимодействия Церкви с государственными структурами и всеми здоровыми силами общества будет способствовать духовно-нравственному и патриотическому воспитанию жителей Беларуси».
***
Патриотическому воспитанию более всего способствует соблюдение законов самими властями.

Чернобыльский краник отверз уста свои

и оттуда излилась просто пустота

https://www.kp.by/daily/217174/4276903/?fbclid=IwAR2UFKy_hfkeM7UzZ5TLc1WDilVu2_xlVORZQqdZm1nbu2y0A4CdV9wWd94

Шесть лет человеку считал себя духовным лидером нации. Единственное впечатление, которое он вывез об "окормляемой" им стране - а у вас тут ничё так, чистенько...

Про мелочи вроде того, что конституция Беларуси не запрещает ни митинги, ни забастовки, я уж молчу.

Подожженная машина как казус белли

Путин: "Александр Григорьевич попросил меня сформировать определенный резерв из сотрудников правоохранительных органов. И я это сделал. Мы договорились также, что он не будет использован до тех пор, пока ситуация не будет выходить из-под контроля, и когда экстремистские, я хочу это подчеркнуть, элементы, прикрываясь политическими лозунгами не перейдут определённых границ и не приступят просто к разбою: не начнут поджигать машины, дома, банки, пытаться захватывать административные здания и так далее».
http://kremlin.ru/events/president/news/63951


Итак, этот "резерв" будет введен в Белоруссию, если там станут поджигать машины.

Это очень ясный критерий: приезжает некий Баширов полюбоваться шпилем минского собора, и вдруг в Минске ночью загораются пять совершенно частных авто (даже не автозаки!). Всё - есть повод для ввода войск в европейскую страну.

Но и Александр Григорьевич, обнаружив, что он взял автомат без рожка и что его почти единственным защитником остался "мой главный оппонент Коля", может дать приказ своему старшему сыну совершить ровно такие же магические действия, вызывающие добрых и вежливых духов с Севера.

По мнению российского президента, «правоохранительные органы Белоруссии ведут себя достаточно сдержанно, несмотря ни на что».

Это то, что мы и боялись услышать: избиения и пытки рекомендованы и российским карателям.

Как избавляют от лукизма

Николай Бондарик – председатель националистической "Русской партии", который приехал на выборы в Беларусь как журналист. Его задержали во время протестов 11 августа. Он двое суток провел в изоляторе на Окрестина.

– Расскажите, пожалуйста, как вы себя чувствуете, все ли уже благополучно, все ли хорошо?

– Все, слава богу, я добрался до дома наконец-таки. Дело в том, что сначала-то я туда приехал как журналист с журналистской миссией, я был настроен даже, честно скажу, вполне себе пролукашенковски, с симпатией, потому что у меня отец белорус и мы как-то в семье к Лукашенко относились дружелюбно всегда.

– Традиционно.

– Да-да, традиционно. Потому что никто же особенно не смотрит эти оппозиционные белорусские каналы. Да мы и белорусских каналов-то не смотрим, мы живем в Петербурге. Просто привыкли, что есть Беларусь, там союзник, все хорошо, – ну и нормально. Но когда я приехал туда, потихонечку, потихонечку, я приехал за неделю где-то до выборов, даже чуть больше, конечно, картина начала меняться. То есть я познакомился там с наблюдателями, которые жили недалеко, которые наблюдали, там школы две были около улицы Берута, 15/2, где я жил, снимал квартиру. Там две школы – избирательные участки. При мне в квартире, которая на первом этаже дома, где я живу, обыск начался: местные кагэбэшники задержали просто одного из наблюдателей, я это все видел. Они меня еще приглашали быть понятым. Я: "Спасибо, спасибо". Потом задержали другую девушку, Алену. Я просто понимал, что это что-то не то творится. Ну и в конце от моего лукашизма так называемого двое суток, проведенных в этих вот условиях, они, конечно, меня полностью вылечили. И сейчас у меня к Лукашенко один вопрос: "Когда ты уйдешь?"

– У вас есть ощущение, что подобное излечение произошло с очень многими людьми в Беларуси за последние уже 10 дней как раз под влиянием тех событий, которые происходили, той жестокости, с которой люди столкнулись?

– Жестокость была, конечно, неимоверная. И вы совершенно правы, я сам хотел это сказать, что многие, даже те, которые голосовали вполне себе за Лукашенко, увидев все вот это, потому что у кого-то родственника, у кого-то друга вот так, совершенно, я бы сказал, мясничили. Знаете такое выражение – "мясничили", то есть ужасно было то, что я видел. Причем людей задерживали, как мясо держали. Я вообще реально гулял: там за стелой парк, фонтан – ну красиво, мне нравится, мне Минск очень понравился, город для жизни.

– Раз вы приехали как журналист, у вас, наверное, были какие-то документы, чтобы вы могли заниматься работой своей?

– Естественно, аккредитации не было, потому что они вообще никого практически не аккредитовали, кроме своих ручных. У меня, конечно, было удостоверение журналистское. Это меня и спасло, кстати, я так думаю, от каких-то серьезных травм и здоровье как-то сохранило. Потому что они понимали, что я российский гражданин, они сразу понимали, что я журналист с удостоверением, они сразу понимали, что я все равно взрослый человек, не 20-летний мальчишка, который может бегать с бутылкой по улице. Но тем не менее меня так же в автозак утрамбовали плотно.

– Во время вашей прогулки – я напоминаю зрителям.

– Да. То есть подходят двое сотрудников полиции, видят, что я фотографирую фонтан. Фонтан именно, это днем, в шесть часов вечера. Подходят: "Вы кто? Представьтесь". Ну я представился, удостоверение, паспорт, что России гражданин. А они говорят: "Телефон дайте сюда". Ну в России я бы знал, что ответить. Ну в Беларуси я, во-первых, законов местных не знаю, во-вторых, я уже понял, что тут как бы, уже видел до этого, что там происходит, в сетях заходил, все это снимал. Они берут телефон, смотрят: "О, да ты провокатор". У меня там, естественно, фото, видео с митинга. Значит, ты, соответственно, участвовал там и так далее. И все, сразу в автозак. Причем я так понимаю, что именно по этому принципу они как бы изначально останавливают любого молодого человека на улице – ну от 20 до 40, скажем, 35: "Дай телефон". Если ты подписан на какие-нибудь телеграм-каналы оппозиционные, все, сразу в автозак, начинают бить. Если не дай бог у тебя еще фото, видео с митинга, то сразу могут на улице начать бить прямо. А если не дай бог у тебя нашли рацию – это все. Это будут бить сначала они, потом приедет местная гэбуха. Ну я не знаю, люди просто реально пропадали. То есть рация – для них это признак того, что человек вообще организатор какой-то. И вот нас привезли сначала на "Автозаводскую", РУВД Автозаводское. Всем руки связали сзади, вот эти пластиковые наручники, руки сзади стянули. И мы ночь – а была холодная ночь – лицом на асфальте провели все. Там было все, весь двор РУВД был вот так людьми усеян. Причем меня положили сразу как бы отдельно, и я так понял, что я…

– Потому что вы журналист.

– Да. Но я-то все видел и слышал, как людей били просто, знаете, вот выражение – смертным боем. Я как журналист, я знал давно. Но я только вот в эту ночь понял, как это выглядит, что такое бить смертным боем. Люди выли как раненые звери. Даже не то что дубинками, ногами начинали пинать: "Пароль от телефона, давай пароль телефона, сука". Понимаете? И потом, когда уже нас на следующее утро подняли, лицом к стене вот так же, тоже связанными сзади, мы еще день стояли до вечера лицом к стене. Тоже периодически всех избивали, но уже так, не как в первую ночь. Самое страшное было в первую ночь лицом в асфальте, били всех не по разу, вышибали все, что можно, человеческое из людей. Потом нас привезли уже в это вот Окрестина печально известное. Там нас разместили в тюремных двориках, потому что я так понял, что Окрестина вся была забита битком, просто все камеры, все было забито. И нас разместили в тюремных двориках. Ну просто сверху-то ничего нету. Просто стена. Это пять на пять метров. Нас набили человек 70. И это еще одна ночь. А ночи холодные в Минске, это не Лас-Пальмас, понимаете. Очень холодные ночи. И так вот я впервые увидел, как люди как пингвины: они вот так собирались человек 20 вместе, вот так обнимали друг друга, прижимались друг к другу и грелись. И постепенно менялись, как пингвины греются. Я это и видел. Но я-то человек уже опытный, бывалый: я нашел там пустую бутылку из-под воды двухлитровую, я закрутил и на нее сел. То есть, соответственно, я не застудился от асфальта.

– Я могу предположить, что у вас есть какой-то опыт, с которым можно было бы сравнить то, что вы увидели в Беларуси во время своей этой непростой командировки. Или это ни с чем невозможно сравнить?

– Нет, можно загуглить мою биографию, Николай Бондарик, это понятно. Я много где участвовал: и "Марш несогласных" в Петербурге был, и протесты 2011-2012-2013 годов, был в координационном совете оппозиции, – то есть я много чего видел в своей жизни. Я могу сказать точно: за всю свою жизнь я никогда нигде, даже в тюрьме, ни на войне я не видел, чтоб вот так вот обращались с людьми. Я никогда такого не видел, чтоб людей вот так избивали, так зверски и жестоко. Причем били даже девушек. Я глазами это не видел, но их прогоняли через коридор, когда нас уже держали на Окрестина. Там я слышал женские голоса, их там били. Причем я своими ушами слышал – одна девушка упала на пол, а какой-то там подонок орал ей: "Сука, поднимайся, я тебя буду бить, пока ты не поднимешься". И звуки были не резиновой палкой, а именно ногами. И девушек били, реально я слышал, забивали, там каждый этап прогоняли мимо нас по коридору. Их как через коридор прогоняли, избивали. Причем некоторые парни, которые в наш дворик потом попали, говорят, что их три часа взад-вперед на корточках гоняли по коридору и избивали. Там люди были просто, у них лицо как маска, кровь запекшаяся, нос сломан. У одного парня рука была сломана, вообще она распухла, черная стала. Я не знаю, такого нигде [не видел.

https://www.currenttime.tv/a/belarus-lukashenko-okrestina/30788191.html

подробнее в его вконтакте
https://vk.com/nbondarik



КАК Я ИСЦЕЛИЛСЯ ОТ ЛУКАШИЗМА ЗА ТРИ ДНЯ В ЗАСТЕНКАХ.

Я приехал в Минск с журналисткой миссией 30 июля и первоначально разместился в гостинице "Звезда", но с 5 августа объявили отключение горячей воды и я от такого счастья переехал в апартаменты на улицу Берута 15/2, около со ст.м. "Пушкинская", где впоследствии и разыгрались самые жестокие эпизоды противостояния. За время пребывания в Минске я общался с множеством людей, которых осторожно выспрашивал на предмет кому они симпатизируют, за кого собираются голосовать и могу сказать определенно, что только может быть один из пяти выражал сочувствие Лукашенко и намерение за него голосовать. Остальные были категорически против него и за Тихановскую. Познакомился с общественными наблюдателями (от оппозиции естественно), которые дежурили около трех соседних избирательных участков во время предварительного голосования, шедшего неделю до дня 9 августа. Наблюдатели утверждали, что избиркомы безбожно мухлюют с количеством пришедших. Скажем, избирком утверждал, что пришло голосовать досрочно более 1000 человек на каждом из трех участков, а реально явка составила от 300 до 500 максимум. На мой взгляд действительно в Минске было очень мало голосовавших досрочно, потому что Тихановская и её штаб призывали всех приходить только 9 августа и во второй половине дня. Поэтому, когда ЦИК объявил о том, что уже в 10:00 утра 9 августа проголосовало 53%, то это, честно говоря, было очень похоже на подтасовку. Ну, это может быть моё субъективное восприятие, дальше буду говорить о вещах вполне себе конкретных, которым я был свидетель. Свидетель нейтральный и незаинтересованный, гражданин другого государства, журналист, не участвовавший доселе ни в каких протестах в Белоруссии и более того - настроенный изначально с симпатией к Лукашенко. Можно сказать что я был умеренный лукашист. Мой отец - бульбаш и в нашей семье к белорусскому лидеру традиционно относились с уважением, не интересуясь особо новостями из РБ. Знали, что есть такая союзная нам рЭспублика, там живут наши братья-бульбаши, те же русские, фактически. Ими правит Батька, там чисто и красиво. Вот с таким нехитрым багажом знаний я и прибыл на родину предков.

Первый тревожный звоночек робко тренькнул, когда я спускался в тапочках на первый этаж дома где арендовал апартаменты. Нос к носу столкнулся с операми в масках из местного КГБ. Они проводили арест и обыск в квартире активиста - одного из тех вот наблюдателей что я видел у избирательного участка. Они ещё предложили мне стать понятым, от чего мягко отказался, сославшись на свой статус иностранца. Картина маслом "Арест агитатора", в школе проходили.Collapse )