Category: еда

Большой Брат

в июле 2019 года в статье "Роль России в создании налоговика будущего", которая вышла в Financial Times, Михаил Мишустин предстает технократом, который стоит за созданием налогового ведомства будущего. Так, в статье пересказан диалог Мишустина и корреспондента про кофе. Глава ФНС спросил у сотрудника FT, где он остановился в Москве. Репортер ответил, что живет в гостинице "Будапешт". После этого Мишустин нашел на интерактивной видеостене названный отель и спросил, заказывал ли журналист кофе. Затем на экране появились чеки за блюда и напитки, которые постояльцы отеля заказывали накануне. "Они продали три капучино, один эспрессо и один латте. Что-то из этого — ваше", — сказал Мишустин и оказался прав.
https://inosmi.ru/economic/20190729/245542321.html

Не узнаю в гриме...



Роль Его Преосвященства Преосвященнейшего Питирима, Ректора МДАиС исполняет тов. Творогов.

А вот кто исполняет роль православного зайчика - не могу узнать.

***

А тут - замечательные успехи миссии: за конфетку сам черт готов поцеловать ручку земному богу (которому уподобляется сам Христос!)




Хотя, есть сомнение в твердости этого конвертирования:



***
А сам спектакль, убежден, был замечательным!

см. https://mpda.ru/news/akademija-prazdnuet-rozhdestvo-hristovo-studenty-mda-postavili-rozhdestvenskij-spektakl/


***
Быстрая реакция от Питирима:

""Блажен, иже и скотов милует"😊 Это волк и заяц из рождественской сказки. Волка гениально сыграл студент магистратуры МДА Николай. И вообще, все актеры-студенты выступили в рождественских ёлках на самом высоком уровне! А какой был Кощей! А лиса! Просто бесподобные! Тут я им всем подарки раздаю".
https://www.facebook.com/pitirim.tvorogof/posts/2585930828192811

Вначале было пиво. Хлеб появился позже

Натуфийцы производили пиво ок. 13 тыс. лет назад из пшеницы и ячменя ещё до того, как начали зерновые культуры использовать для выпечки хлеба

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/%D0%9D%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%84%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BA%D1%83%D0%BB%D1%8C%D1%82%D1%83%D1%80%D0%B0

Гимн здравому смыслу

стихотворение Честертона о святом Георгии и пиве :

Когда святой Георгий
Дракона повстречал.
В английском добром кабаке
Он пива заказал.
Он знал и пост, и бдения,
И власяницу знал,
Но только после пива
Драконов убивал.

Когда святой Георгий
Принцессу увидал,
Он в добром старом кабаке
Овсянку заказал.
Он знал законы Англии,
Ее порядки знал
И только после завтрака
Принцесс освобождал.

Когда святой Георгий
Нашу Англию спасет
И в битву за свободу нас,
Отважных, поведет,
Он прежде пообедает,
И выпьет он вина,
Ему досталась очень
Интересная страна.

Забавный совет проповедникам

Раздел о памяти в старообрядческом пособии по риторике 18 века предлагает совет:

"И тако инныя пособие памяти своей творят в церкви той, в которой проповедати имут, усмотревают некия знаменитыя части, столпы, стены, иконы и прочая, и на них памяти свои аки привязуют ради некоего подобия доводов своих с теми частьми. Например, первую часть слова на иконе Спасове, вторую на десном крилосе, третию во вратех и прочая".


У этого приема мнемотехники, который заключается в последовательной привязке отдельных частей речи к архитектурным особенностям помещения, в котором будет говорить оратор, очень длинная история. Впервые, как кажется, архитектурный тип мнемотехники был назван анонимным автором Rhetorica ad Herrenium, но яснее всего и подробно изложен Квинтилианом, который писал, что последователи Симонида (изобретателя искусства памяти):

"избирают места, сколько можно, самые пространные, примечательные по великому разнообразию предметов, как, например, какой-нибудь обширный дом, расположенный на многие отделения; и ко всему, что ни встречается глазам, отменного в нем, всматриваются с величайшим вниманием, дабы после все части его, без всякого труда и мгновенно, можно было пробежать мыслию. Итак, первая забота их состоит в том, чтобы нимало не запинаться в представлении себе виденных вещей. <...> Места и знаки свои располагают так: первую часть своей речи назначают для прихожей, вторую для зала; после обходят все покрытые от дождя и свет имеющие места, не только спасен и гостинных, но даже домовых уборов и тому подобного не оставляют без назначения. После сего, когда надобно о чем-нибудь вспомнить, снова пересматривают все места и как бы отбирают опять то, что каждому из них вверено: образ сих предметов служит им уведомительным знаком, так что сколь ни велико число понятий, которые привести на память должно, все они имеют непрерывную связь между собою; сие самое и пособляет им соединять безошибочно предыдущее с последующим, лишь бы только не было сделано погрешности при замечании мест"
(Квинтилиан. Двенадцать книг риторических наставлений / Пер. с лат. А. Никольского. СПб., 1834. Ч. 2. С. 341-343).


С.И. Николаев Классический прием мнемотехники в старообрядческой риторике XVIII в. //

https://www.academia.edu/39825868/%D0%9A%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B9_%D0%BF%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%BC_%D0%BC%D0%BD%D0%B5%D0%BC%D0%BE%D1%82%D0%B5%D1%85%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8_%D0%B2_%D1%81%D1%82%D0%B0%D1%80%D0%BE%D0%BE%D0%B1%D1%80%D1%8F%D0%B4%D1%87%D0%B5%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9_%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%BE%D1%80%D0%B8%D0%BA%D0%B5_XVIII_%D0%B2?auto=download

8 апреля должен стать Днем русского кофе!

Вечером 8 апреля 1686 года царский посол Никита Алексеев в старой османской столице Адрианополе (Эдирне) встретился с визирем.

Тема разговора - передача Киевской митрополии от стамбульской в московскую патриархию.

«Везирь говорил, призовет, де, он патриарха к себе и прикажет ему, что царскому величеству надобно... И потом подносили лимон, вареной в сахаре, и кагве, и шербет в чашках".

Вечером того же дня иерусалимский патриарх Досифей «подчивав Никиту кагвою» (кофием) и «внезапно» сказал, что «он, Досифей, в правилех приискал, что волно всякому архиерею отпустити из своей епархии и подать благословение иному архиерею» (ранее он уверял, что лишь Вселенский собор может решить киевский вопрос).

(Статейный список Никиты Алексеева о его миссии в Османскую империю // Воссоединение Киевской митрополии с Русской Православной Церковью. 1676–1686 гг. Исследования и документы. с. 769 и 771).

Это, возможно, первый москвич, который отведал кофе не в качестве лекарства (как снадобье оно было прописано еще царю Алексею Михайловичу). А в Европе первая кофейня открылось как раз только что – в 1685 году (в Вене, которой после снятия турецкой осады достались запасы турецкого кофе).

Название напитка еще близко к аутентичному: арабскому кахва (Qahwa). И, кажется, кагва у Никиты Алексеева еще женского рода.

В свою очередь это слово восходит к названию эфиопской провинции Каффа.

"По легенде эфиопский пастух заметил, что его козы, наевшись днем плотных листьев и темно-красных плодов кофейного дерева, ночью стали прыгать, скакать и гоняться друг за другом. Пастухи тоже попробовали кофейных "ягод" - и тоже почувствовали прилив сил. Кто-то решил, что это проделки беса и бросил зерна в огонь. Необычайно приятный аромат побудил его отнести кофейные зерна христианским монахам, которые и сварили из них напиток.
Настоятель монастыря был поражён силой воздействия напитка и, дабы поддержать бодрость монахов, засыпавших во время ночных молебнов, повелел им пить этот отвар. Впоследствии монахи научились обжаривать и молоть зёрна. Полученный напиток снимал усталость, давал свежие силы.
Открытие кофе относится приблизительно к 850 году от Р. Хр.".
(Бибикова О. (Институт востоковедения РАН). Слаще поцелуя, вкуснее бисквита в вине... // Восточная коллекция. 2006, лето (№25), с. 92).

Пройдет 15 лет – и Петр станет навязывать кофепитие Святой Руси. Тогда и родятся (старообрядческие?) пословицы, записанные Владимиром Далем: «Чай проклят на трех соборах, а кофе на семи», «Картошка проклята, чай двою проклят, табак да кофе трою», «Кто кофе пьет, того Бог (или: гром) убьет», «Кто пьет чай, отчаявается от Бога; кто пьет кофе — налагает ков на Христа».

Ностальжи

Я очень скучаю по социализму.
При социализме я был по-настоящему счастлив.

Я мчался из школы на титановом велосипеде «Калашников», такие были у каждого ученика.

Добрый постовой дядя Володя отвлекался от томика Цветаевой и улыбался мне гагаринской улыбкой.

Дома я открывал холодильник, который занимал половину огромной кухни и думал, что съесть – пиццу по-тульски, кус-кус с осетриной или фуагра «Гусь Хрустальный». Тут выходила наша соседка по коммуналке, бригадир маляров тетя Шура и ласково журила меня: «Алексис, мон шер! Ты опять перепутал холодильник! Ваш – на мансарде». Я смущался, но тетя Шура трепала меня по голове – ах! Как от нее пахло «Красной Москвой №5» – и говорила: «Но это такой, право, пустяк. Бери что хочешь из моего, я все равно на диете, как Галя Брежнева».
Нам с мамой много раз предлагали переехать из коммуналки в трехкомнатную на проспекте Калинина, но мама отвечала: «Мы же все как семья! И потом - с кем я буду вечерами пить Шато де КПСС?»

Другой наш сосед, дядя Игорь, был генералом КГБ в отставке. Чудесный старикан! Он катал детвору на своей чёрной «Волге», где были теплый ламповый кондиционер и автомат с газированной водой по 3 копейки. Дядя Игорь часто рассказывал мне, как в августе 1968-го сопровождал целую колонну КАМАЗов в Прагу. Они были загружены фруктами: в то лето в Чехословакии случился неурожай. А благодарные чехи поили его бехеровкой с березовым соком. В комнате дяди Игоря вся стена была увешана фотографиями его друзей. Помню большие портреты Вавилова и Мейерхольда с автографами: «Игорю, на память об отпуске в Ялте».

А мы с мамой не очень любили ездить в Крым: нам не хотелось этих огромных отелей, где по вечерам давал концерты Высоцкий и танцевал калинку Барышников.

Мы улетали на тихую Колыму, с ее уютными коттеджами. Нам очень нравилась база отдыха имени Берии. Да и подешевле там было, чем в Крыму. Мама работала младшим научным сотрудником и зарплата была небольшая, зато часть ее давали черной икрой и книгами Дюма. А что еще надо? Мы смотрели Чапаева, пели Пахмутову, танцевали Плисецкую. Мы ходили в пионерские походы по горам Афганистана, где играли в “Зарницу”. Мы были счастливы.
…Всё это разрушили враги социализма в 1991 году. На память у меня остался только транзисторный приёмник, по которому я слушаю ночами «Голос СССР». Его глушат, но даже сквозь помехи до меня доносятся эти честные и чистые голоса.

(подсмотрено в фейсбуке)