Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Миссия в Индии

В одном малоавторитетном источнике встретился мне такой рассказ:

"Индусы были шокированы, когда слышали проповедника знаний (санскр. Веда), претендующих на священность от человека, не знающего священного языка Вед, который говорил с ними через переводчика. В то время как брахманы, всегда одевающиеся в соответствии с предписаниями и традицией данной касты, всем своим видом свидетельствовали, что их слова соответствуют гуне благости, миссионеры проповедовали в одеяниях темнокоричневого и черного цветов, которые в ведической традиции соответствует гуне невежества и отождествляются с земным, с порабощенностью материальной деятельности. Если упомянуть еще, что иезуиты всегда ходили в сапогах из бычьей кожи (корова для индуса священное животное), которые они не снимали даже в местах культового поклонения...".

Такое вполне могло быть, хоть и не с иезуитами, а с доминиканцами

И все же - есть ли хоть какая конкретика про одежды-гуны-сапоги?

Гардарика

Обычно это переводят как "страна городов". Но, во первых, города на северо западе Руси были отнюдь не более часты, чем в остальной Европе. Во-вторых, значительная часть этих крепостиц (фортов) и строились самими скандинавами (варягами). Так что непонятно, почему эти форты должны было бы поразить викингов настолько, чтобы отразить это в названии территории.

Мне кажется, тут есть оттенок "колония", "наше владение". Наш заказник: тут на смердов (наших, русских) охотимся только мы.

Для славянского уха страна это сторона. Понятие географическое, а не юрисдикционное. Страна апельсинов. Страна кенгуру... Но тут явно речь идет о Рейхе. Это доминион, владение.
В финском языке rike происходит от глагола rikkoa («ломать»).

Ну, а прото-германское *gardaz это двор. Не сам забор и не стена, а то, что за ней, что является предметом владения и защиты.

О вреде железных дорог

В 1884 году при освящении вокзала в Одессе архиепископ Никанор Бровкович "произнес замечательное слово против железных дорог - при освящении одной из них» (Трубецкой С. Н. Противоречия нашей культуры. // Собрание сочинений кн. С. Н. Трубецкого. т. 1. Публицистические статьи 1896-1905 гг. - М., 1907. с. 220).

"преосвященный Никанор Херсонский осуществил мою давнюю мечту о русском иерархе, громящем пар и всю эту оргию «обмена» на каком-нибудь вокзале, то есть в самой берлоге беспощадного чудовища" (Константин Леонтьев).

***
Вот это слово:

"Явный вред и ясно предвидимая опасность быстрых путей сообщения заключаются в том, что мы скоро живем и торопимся жить. Быстрые современные сообщения развивают до неимоверности ту быстроту, с какою мы несемся неведомо куда, опасно, как бы не в бездну. Излишняя быстрота всегда и везде опасна.

Вообразим, что наша земля, кружась по своему эллиптическому пути около солнца, делает 26 верст в секунду, более 1500 верст в минуту, около 100 000 верст в час, а в год развивает страшную быстроту многих миллионов верст своего бега вокруг солнца. Но и солнце не стоит. По новейшим вычислениям оказывается, что скорость поступательного движения всей солнечной системы равняется 232 500 900 верст в год, что составляет в сутки для солнечной системы 637 000 верст, которую для земли нужно умножить еще на скорость ее движения вокруг солнца, а для каждой местности на земле, напр., для этого пункта, на котором мы стоим, нужно умножить еще на скорость вращения нашей широты вокруг земной оси. Таким образом, земля вращается на своей оси и носится в пространстве вокруг солнца; солнце само вращается около своей оси и совершает поступательное движение другого центрального солнца. Но и на этом остановиться нельзя. Без сомнения, и солнце нашего солнца подчиняется общему закону движения. Тут же в вычислении скорости вселенной изнемогает и воображение. Пусть эта скорость вращения земли вокруг своей оси, вокруг солнца уже для нашего солнца нами не замечается и не чувствуется. Но можно ли сказать, что и эта внесознательная для нас быстрота движения вселенной не влияет на нашу жизнь? Конечно, влияет и оказывает влияние огромное на распределение земных сил, обнаруживающих прямое влияние на благосостояние человека, на равновесие суши и вод и воздуха, на известное распределение воздуха и тепла, электричества и тяготения. А к этой всемирной теллурическо-астрической скорости движения человек присоединяет еще свою самодельную одуряющую скорость движения по железным путям, на крыльях ветра, на парах и электричестве, по морю и под водою, и под землею, на аэростатах, посредством нагретого воздуха, водорода и чего-то там еще, скоро, быть может, понесется и посредством солнечного света. А что электричество будет запряжено, как мощный двигатель-скороход, это не подлежит сомнению. Это вопрос не только близкого будущего, но уже и настоящего времени. Не все же молниям праздно бороздить небо, а на земле только жечь и крошить. Скоро, скоро обуздают их и погонят и возить, и мельницы вертеть, и всякие тяжести двигать.Collapse )
Опасно, как бы земля не стала скоро походить на всемирный паутинник, который опутывает весь земной шар, в котором плавает только отощалый всеядный человек, как голодный паук, не имый кого и что поглотити, так как сам же он пожрал, побил, истерзал все живое на поверхности всей земли. Эти железнодорожные линии не похожи ль на нити всемирной паутины?..
http://dugward.ru/library/leontjev/leontjev_episkop.html

***

В 1858 г. архимандрит Никанор (Бровкович) был переведен с ректорского места в Рижской духовной семинарии на ректорство же в семинарию Саратова.
Из Риги в Петербург он путешествовал на почтовой карете.
Причем отец Никанор писал, что «самым замечательным явлением в моей Рижско-Петербургской дороге были мои спутники...» Спутниками же были несколько французов и обрусевших
немцев. Они все были крайне предупредительны и любезны по отношению к православному священнослужителю, несмотря на то что среди них был один католик и несколько протестантов.

Негативным моментом дороги была, как это обычно бывает, сама дорога: отсутствие провианта по пути, невозможность заснуть, необходимость выходить из кареты в тех случаях, когда она застревала в
грязи (ранняя весна была теплой в Прибалтике, а карета оказалась санной).

Архиеп. Никанор особо отмечал ту небрежность, с какой обращался почтовый служащий к нему как священнослужителю на почтовой станции в Петербурге при оформлении приезда пассажиров. Владыка описывал это так: «Принимал нас здесь какой-то мелкий чиновник... С пошло-солдатским раболепием и суетливостью обращается он к одному моему спутнику... Так перебрал он человек трех моих спутников, не обращая на меня ни малейшего внимания... теперь на очереди лежал мой билет. Что же? Мой чиновник хладнокровно положил его под низ всех билетов и раболепно спрашивает хозяина следующего за моим билета. Тот расписывается, получает свои вещи, уезжает, и так до последнего...
Остаюсь я. “Это ваш билет?”, переменив тон с раболепно-услужливого на холодный канцелярский, спрашивает меня мой чиновник. “Мой”, отвечаю я. — “Священника-то вы последним и заметили”... “Где же вы тут записаны?” продолжает спрашивать меня этот джентльмен. Я указываю, — как раз на первом месте списка значится: “Архимандрит Никанор”. “Вы священник”, продолжает
он, не торопясь, спрашивать меня. “Архимандрит”, отвечаю я. “Распишитесь”,
говорит он хладнокровно».

Из Петербурга в Москву архим. Никанор отправился по железной дороге во втором классе. Однако все перемещения после Москвы производились на извозчиках, с чем и были связаны все дорожные перипетии.
«Тут я очутился лицом к лицу с русскою природою: с низкопоклонную дерзостью ямщиков, с прескверными станциями, с крайне разбитою дорогою так, что меня беспрерывно перебрасывало с боку на бок; с пустынными, за Рязанью — даже с степными видами... с сильными холодами так, что я, закутанный в несколько шуб, промерзал до внутренностей, и в добавок, с великим постом». Владыка описывал, как его укачивало на изрытых колдобинами дорогах до такой степени, что он не мог ни есть, ни спать: «...если бы судьбе угодно было бросить меня примерно в Иркутск, я не доехал бы, — умер бы на дороге от голода и бессонницы».

Полноту картины тяжести переезда дополняют несколько историй, произошедших с архим. Никанором в дороге. Все эти истории так или иначе связаны с поломками транспорта и обманом извозчиков, вымоганием денег с путешественника за скорость, за ремонт, за осторожность езды. По поводу одной из подобных историй владыка Никанор заключает: «Только звоном кошелька я размягчил не без труда эту черствость: убедил старосту за тройную плату довезти меня до почтовой станции, щедро расплатившись и с негодяем — прежним моим извозчиком, убив на эти унизительные переговоры до трех часов времени, натерпевшись на открытом воздухе холода, в избах нанюхавшись зловония, перечувствовав тысячи опасений... Сколько гадкого в русском человеке!».

file:///C:/Users/A4F7~1/AppData/Local/Temp/arhiepiskop-nikanor-brovkovich-o-vrede-idei-progressa-i-veroyatnoy-polze-zheleznyh-dorog.pdf

Епархиальный апокриф

Полоцкая епархия предлагает:

Советы преподобного Серафима Саровского
23 января 2016

Пей там, где конь пьет. Конь плохой воды не будит пить никогда.
Стели постель там, где кошка укладывается.
Ешь фрукт, которого червяк коснулся.
Смело бери грибы, на которые мошкара садится.
Сади дерево там, где крот землю роет.
Дом строй на том месте, где змея греется.
Колодец копай там, где птицы гнездятся в жару.
Ложись и вставай с курами – будешь иметь золотое зерно дня.
Ешь больше зеленого – будешь иметь сильные ноги и выносливое сердце, как у зверя.
Плавай чаще – будешь себя чувствовать на земле, как рыба в воде.
Чаще смотри на небо, а не под ноги – и будут твои мысли ясные и легкие.
Больше молчи, чем говори – и в душе твоей поселится тишина, а дух будет мирным и спокойным.

https://www.eparhia992.by/item/2116-sovety-prepodobnogo-serafima-sarovskogo

Это публикация времен когда во главе Полоцкой епархии стоял как считалось, самый образованный епископ Белорусской церкви - Феодосий Бильченко, некогда преподаватель и начальник продовольственной службы Московской духовной академии и семинарии.

Еще на эту ньюэджерскую няшечку купилось целое Отделение теологии Томского политехничского университета
https://geol.tpu.ru/html/citations

Снова про мишку



Какая милая икона.

Жаль только, что такого эпизода в жизни Серафима Саровского не было.


из книги Валентина Степашкина "Серафим Саровский" (серия ЖЗЛ):

"Необходимо рассказать об известном событии, произошедшем на Дальней пустыни. Там существовал пчельник, который привлекал к себе медведей, обитавших в окрестных лесах. Известно несколько воспоминаний о кормлении отцом Серафимом медведя. Самое интересное принадлежит иеромонаху Иоасафу. В его «Сказании» присутствует «Рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой», повествующий о кормлении старцем медведя.

Насколько же это описание соответствует действительности?

Во-первых, Матрона была слишком юной, когда отец Серафим жил на Дальней пустынке.
Во-вторых, в Отделе рукописей РГБ, в фонде митрополита Филарета, обнаружено дело под названием «Выписка из книги о жизни и подвигах Серафима Саровскаго 1849 г. (рассказ монахини, как она выдумала чудо Серафима Саровского)»: «В книге Сказание о жизни и подвигах Старца Серафима (по изданию 1849 года на странице 142 и по изданию 1856-го на странице 118) помещен рассказ старицы Дивеевской обители Матроны Плещеевой о том, якобы она, бывши у отца Серафима, видела, как он кормил медведя и как по благословению старца и она кормила того медведя, но сей рассказ вымышлен иеромонахом Иоасафом, как объявила сама Плещеева перед смертью.
Долго страдая от водяной болезни, она привела себе на память забытый ею грех и в сознании, что Господь не посылает ей смерть, ожидая ее раскаяния во лжи, призывает к себе начальницу Екатерину Васильевну Ладыженскую и монастырского духовника, священника Василия Садовского и при них объявляет, что она научена Иоасафом и согласилась принять на себя и, в случае посещения обители членами Царской Фамилии, рассказать, якобы видела она, как батюшка отец Серафим кормил медведя и как сама она кормила, чего вовсе не видала...
Сделав это признание, Матрона вскоре скончалась».

Приведенный документ не является официальной бумагой с подписями и печатями, но тем не менее в событиях, именах и фамилиях противоречий нет.

Вот что говорит игумен Саровской пустыни Исайя (Путилов) в письме от 7 декабря 1849 года иеромонаху Авелю (Ванюкову): «О медведе: У Старца Серафима в Пустыне был подле кельи пчельник, и несколько пеньков пчел. Обыкновенно осенью медведи ходят у нас по лесу, вот пришол было к пчельнику, у Старца хотел верно пообедать и начал ломать забор. — Старец ощутил гостя, постучал по забору, кинув укруг хлеба и медведь ушел»157.

Иоасаф (Толстошеев) в своей книге, конечно, очень красочно описал случай с медведем, но это вымысел автора, основанный на истинном событии.

Но в книге Иосафа можно найти и явно фантастические истории. Например, рассказ «О кроте», в котором автор якобы застал старца Серафима посреди картофельных гряд у Дальней пустыни, сокрушающегося над четырьмя-пятью картофелинами, попорченными кротом. Пустынник «с непостижимо сладкою скорбию повторял; вот-вот, видишь, никак им нет дороги чужие труды снедать!

Мне было удивительно и приятно смотреть на его детский ропот. Тогда как он обыкновенно не отгонял от себя ни одного насекомого, во время трудов своих, и не только давал им насыщаться своею кровью, но еще в это время в восторге духа, пел свои любимые священные антифоны...».
вот тут происходит самое необычное: между гряд появляется крот, который становится жертвой хищной птицы. «Долго слышался писк попавшегося крота, пока они совершенно не скрылись из виду.

Трудно передать, с каким детским довольством смотрел отец Серафим на все происходившее. — О, о! Вот так-то, так-то чужие труды снедать! — повторял он»158.
Читая эти строки, даже представить невозможно, что отец Серафим мог радоваться гибели безобидной
твари.

сс. 173-175
***
А рекорды по святому примирению с животными принадлежат другой сказке:

В богатой книгопочитанием ирландской агиографии "Рассказывают, что у святого Колмана, сына Дуаха, жили петух, мышка и мошка: петух будил его по утрам, мышка щекотала святому ухо, если он не просыпался, а мошка садилась на то место в священной книге, где остановился святой, играя роль закладки".

А с птичками не пробовали?

В Болгарии митрополит Иоанникий советовал священникам спрашивать прихожан, не было ли у них секса с птицами.


"Сливенският митрополит Йоаникий в книгата си Покаяние и изповед (първо изд. 1986г.) той съветва своите свещенослужители да задават въпроси на изповядващите се, като например следния: „Имал ли си полово сношение с животни, птици?”"

Християнство и култура. 2016 №1 (108), стр 39
http://www.hkultura.com/images/br/2016/108/2016_108.pdf

До такого вопроса на исповеди подобное и в голову не пришло бы, но батюшка подсказал...
Как тут не вспомнить любопытного попугая из анекдота - "фиг с ней с моей головой, но я посмотрю, как это делается!"

А что касается животных, то помню, как на исповеди в румынских монастырях исповедник привычно-лениво спрашивал меня что-было-чего-не-было, и последовательность вопросов была такая - "А с девочками? А с мальчиками? А с животными?"

Нам, горожанам, такого не понять.

***
А в 161 номере этого журнала есть перевод моей статьи про патриарший автомораторий http://www.hkultura.com/news/detailed/2258

Канонизаторы



На этом фото прекрасно видна корявость современного процесса канонизаций.
Несвятые люди решают, кто свят, а кто нет.
Вот такие колобки-в-масле, коты, которым всегда масленица, преуспевшие, избыточно сытые беспроблемные карьеристы решают, чьи ничуть не них не похожие страдания были подобны Христовым.

(кого канонизируют на этом фото и как имена этих колобков, не важно)

***

Из комментариев:

К слову, отец Андрей, знавал я одного племянника одного архиерея, à propos, этого племянника Вы и сами знали по философскому факультету МГУ(на одной из богословских конференций Вы с ним лично пересекались). Так вот, на мой обычный вопрос касательно здоровья его дяди, следовал неизбывный ответ- всё замечательно, аппетит нормальный( естественно, всё это говаривалось с необыкновенным сарказмом).
Или, со слов племянника, высшей похвалой архиерея подведомственному попу на посещение прихода было сакраментальное — а наготовлено! Или, на мой вопрос племяннику -когда намереваетесь Владыку посетить? — следовал следующий ответ:" и что мне там делать? Слушать бесконечные разговоры о крестиках, митрочках, облаченьицах и о поджаристости кур?"
Хотя, отец Андрей, Вы же знаете, что всё это мелочи архиерейской жизни. Архиерей этот был неплохой, попов особо не гнобил, к проступкам духовенства был строг, но словесно, мог буквально матом отругать, или типичное выражение — задницу надрать.( и всё это с потрясанием кулачков и молниями в глазах). Но всё это было на словах, чтобы попасть в запрет у этого архиерея, так это было надо неимоверно что начудить. И на приём к этому архиерею можно было попасть всегда и каждый, и без согласования с секретарём. И позвонить ему можно было на домашний телефон всегда ( сотовые тогда были неимоверной роскошью) и решить любой вопрос, опять- таки без всяких секретарей. Ну и я, когда когда-то жил у этого Владыки, то вдоволь наелся чёрной икры, в холодильнике у этого архиерея было несколько пол-литровых банок с чёрной икрой, некоторые банки уже начинали бродить, наелся я тогда чёрной икры вдоволь. Эх, было время.

Баллада о Танке Т-34

Впереди колонн я летел в боях,
Я сам нащупывал цель.
Я железный слон, и ярость моя
Глядит в смотровую щель.

Я шел, как гром, как перст судьбы,
Я шел, поднимая прах;
И автострады кровавый бинт
наматывался на трак.

Я пробил тюрьму и вышел в штаб,
Безлюдный, как новый гроб.
Я шел по минам, как по вшам.
Мне дзоты ударили в лоб.

Я давил эти панцири черепах,
Пробиваясь в глубь норы;
И дзоты трещали, как черепа,
И лопались, как нарыв.

Обезумевший слон, я давил хрусталь,
Я сейфы сбивал с копыт.
Я слышал, как телефоны хрустят,
Размалываясь в пыль.

И вот среди раздолбанных кирпичей,
Среди разгромленного барахла
Я увидел куклу.
Она лежала, раскинув ручки,
В розовом платье, в розовых лентах, -
Символ чужой любви, чужой семьи...

Зарево вспухло, колпак летит,
Масло, как мозг, кипит,
Но я на куклу не смог наступить
И потому убит...

И занял я тихий свой престол
В весеннем шелесте трав.
Я застыл над городом как Христос,
Смертию смерть поправ.

И я застыл, как застывший бой.
Кровенеют мои бока...
Теперь ты узнал меня? -
Я ж любовь, застывшая на века.



https://www.youtube.com/watch?v=nyJ2S6Ld4iM

Михаил Анчаров - это первый советский (неофициальный) бард. Полагаю, что без этой его песни не появилась бы песня Высоцкого "Я - Як истребитель".