?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: лытдыбр

Почаевский листок

Доброй ночи отче Андрее!
Прошу выставить анонимно это поздравление, человеку которого я почти 10 лет своей жизни считал своим архиереем прожив в Почаевской Лавре. Слабо верится, но может это как-то повлияет?
С ув.

Дорогой Владыка-наместник! 60 лет это дата! И дата не простая. Вам написали много панигириков на православных сайтах, восхищаются Вашими проповедями, строительными способностями (хотя по большому счету там вообще нечем восхищатся) и т.д.
От имени братии которые ушли, которых Вы ушли, и думаю тех, которые еще терпят Ваше головтяпство находясь ради великой святыни в Святой Почаевской Обители приимите горькую пилюлю в послевкусие юбилея.
Свернуть

Лоск, шик, блеск, пафос – вот что встречает сегодня человека переступающего Святые Ворота Лавры. Золото куполов, которые Вы скоро расставите даже на общественные туалеты, постоянная суета и замученные лица братии. Глаза – это зеркало души и прожив некоторую часть своей жизни в Лавре могу сказать что у большинства (не считая ваших земляков и лизоблюдов) они потухшие, выгоревшие. Много людей ушло разочаровавшись в идеалах иноческого жития преподаваемого Вами как настоящего. С Лавры, которая до Вас впечатляла простотой насельников и интерьера Вы сделали красивое место, но изгнали оттуда простоту. Простоту в отношении между братией, между братией и паломниками, между своими приближенными и простми рабочими из местных и перечислять можно много еще чего.
Вы говорили нам всегда что в обители наместник как родной отец а мы Ваши дети, но извините в нормальном обществе у таких родителей отбирают родительские права и на пушечный выстрел не подпускают к детям, но это в нормальном обществе… К сожалению предстоятель митрополит Онуфрий на которого расчитывала братия что хоть он Вас подвинет, не предпринимает решений по оздоровлению ситуации в Почаевской Лавре. При покойном митрополите Владимире Вы регулярно покупали через митр. Александра Драбинка себе дальнейшее пребывание на должности возя деньги в Киев, видать и теперь дальше нашли как пребывать дальше себе на любимом посту.
Вы превратили Святую Обитель в колхоз, а правильнее будет сказат в поместье где помещик Вы и на Ваши новые облачения, панагии и все остальное ложат братия свое здоровье в лавке, на просфорне, на стройках и остальных послушаниях приносящих хорошую прибыль. Помнится как на трапезе Вы говорили что это все не мое, а это все наше, а я просто поставлен Божьей Матерью грамотно распоряжаться и чтоб был порядок. Так где Ваше грамотное распоряжение, когда на лечение и нужды братии Вы жалеете деньги. Тем, кому вчера говорили что надо гореть а не тлеть, сегодня списываете как израсходованный материал.
Именно с Вашей подачи Почаев адекватными Православными людьми начинает восприниматься как рассадник мракобесия. А почему? Да потому что, Вы назначили на окормление паломников таких духовников, которых подпускать к этому никак нельзя. Без образования, без понятий реалий современной жизни налагающих на приезжих людей бремена неудобоносимые.
А какое Ваше отношение к тем кто ушел пробыв какое-то время в обители еще даже не приняв монашеских обетов? Да Вы их презираете и учите других презирать «слабаков». Вот, такой-то променял Божью Матерь на бабскую юбку, а такой-то сбежал в другой монастырь чтоб рукоположиться и такие ярлыки на каждого ушедшего которого когда Вы где-то встречаете если бы могли, то испепелили бы взглядом в один миг.
Помните! Вам уже 60 а впереди старость которая начинается уже и как говорила почаевская баба Татьяна: «У Бога нет блата! Всем старость, болезнь и смерть». Вы всех наставляете думать о вечности, а сами? А сами стяжаете новые облачения, автомобили, панагии и прочие земные блага за территорией обители, при этом учите братию гореть и спасаться.
Я думаю никто в конечном итоге не желает Вам погибели и горькой вечной участи, а прост задуматься и переменить свое отношение к людям, которые Вас окружают, которые в свое время к Вам пришли и придут еще искать жития монашеского. Хватит калечить души людские, кровь человечья не вода… поймите уже наконец.
Мы, те кто ушел, кого Вы ушли и кто еще терпит продолжая жить в обители надеясь на лучшее ждем что все таки Вы не потерянный человек и спящая в Вас человечность проснется. Вас простят и примут таким, какой Вы есть, просто покажите людям, что Вы… тоже человек!
Ис полла… С юбилеем!"
в моем блоге речь о нем шла вот тут https://diak-kuraev.livejournal.com/923790.html

Теперь - его собственная речь:


Я родился в 1980 году в Тольятти. В 90-е годы это было не самое спокойное место в стране. Это же «АвтоВАЗ», все эти разборки, мафия, Березовский. Но какой-то особенный контекст это для меня не создавало. У меня вся жизнь в детстве прошла между учебой, музыкальной школой по классу фортепиано и библиотекой. Я специализировался на музыкальной композиции. Музыку сочинял, конкурсы выигрывал.

Больше моей жизни ничего особо не происходило. Я был домашний и библиотечный мальчик. У меня брат-близнец, который любил гулять, вот его не загонишь домой, а меня наоборот — не выгонишь. Да и до сих пор меня не выгонишь: если бы не надо было на работу ходить и иногда за продуктами и всякими ништячками, я из дома и не выходил бы.

Read more...Collapse )
В Великобритании мы расстались с парнем, с которым я сюда приехал. Так бывает. Сейчас я в новых отношениях. У меня самый замечательный молодой человек, которого только можно себе вымечтать. Он грузин. Большего про него рассказывать не буду, я не спрашивал его разрешения.

Вернуться мне не хочется, у меня здесь дом. Мне часто снится один и тот же сюжет, что я в России, что я должен улететь, но опаздываю на рейс: меня что-то непреодолимое задерживает. От этого чувство тревоги, даже страха. Но рядом и другое чувство, что я могу улететь, пусть следующим рейсом, но мне есть куда уезжать, и я больше этой стране [РФ] не принадлежу. Сложное, комплексное чувство. Обычно снов я не видел, а этот повторяется. У меня ощущение, что это все «там» не мое, что все мое — «здесь» [в Лондоне], мой дом тут. Нагиб Махфуз сформулировал это самым точным, на мой взгляд, образом: «Дом не там, где ты родился. Дом там, где прекратились твои попытки к бегству».

Я совершенно явственно ощущаю, что мои — прекратились

https://discours.io/articles/social/seks-i-liturgiya-istoriya-emigratsii-byvshego-svyaschennika-toma-vechelkovskogo
День заседания Синода.
До поздней ночи все священники страны сидят в интернете, ждут новостей о перемещениях епископов.

Один батюшка сначала охает (в его епархию назначен новый начальник), а потом ахает – «это же мой товарищ по семинарии, Васька! Наконец-то мне повезло с владыкой!».

Через некоторое время новоназначеный деспот прибывает во вверенное ему место архипастырства. С аэропорта он следует в собор. После краткого благодарственного молебна все собравшееся местное духовенство подходит целовать его рученьку. Подходит черед и вышеупомянутого отца Александра.

Во время этого краткого орального контакта сердце священника отзывается более чем пасхальной радостью на приветственное слово архиерея:
«Узнаете ли меня, отец Александр?» - «Узнаю, узнаю, владыко!» - «А я вас – нет».


***

эта милая сценка где-то публиковалась, или я ее помню из личной переписки?

Как я провел это лето

Андрей Кураев: "Православная вера – это вера в церковь"

Известный богослов рассказал в Карелии, что он думает о религиозности российского общества, о последнем ролике Шнура и певице Мадонне.

"Карабас-Барабас приходит в свой театр и видит подвешенного за кудри и хвост пуделя Артемона. Кресла перевернуты, занавес сорван. В оркестровой яме лежит пьяная Мальвина с юбкой, задранной на голову. На сцене – Буратино с наполовину обожженным носом, тоже пьяный, без сознания. Карабас-Барабас обводит печальным взором всю эту картину, тяжко вздыхает и говорит: "Да, не о таком театре я мечтал". Я думаю, Иисус Христос сказал бы точно так же, те же слова, глядя на современную церковную жизнь", – так начал свое выступление в Карелии известный православный богослов и писатель Андрей Кураев.

Он стал одним из гостей баркемпа, своего рода "интеллектуального пикника", устроенного редакцией сетевого издания "7х7" в минувшие выходные на берегу озера Кончезеро. Тема выступления профессора Кураева была обозначена как "Церковь вне политики?", однако разговор православного богослова с карельской аудиторией сразу вышел за политические рамки.

"Не всякий голос из церкви – есть голос церкви!"

Протодиакон Русской православной церкви подчеркнул, что он высказывает лишь свое мнение и никто – даже Патриарх Московский и всея Руси Кирилл – не может говорить от имени всей церкви.

"Где голос церкви? Это вопрос важен не только для церковных людей. Он и для обычных людей важен, и для журналистов, – пояснил профессор Кураев. – Сплошь и рядом звонят мне журналисты и спрашивают: "Отец Андрей, скажите, что церковь думает…". Прости Господи, но однажды мне позвонили и спросили именно так: "Отец Андрей, что церковь думает по поводу концерта Мадонны в Москве?". Мой ответ стал легендарным, я сказал: "Много чести, чтобы церковь что-то думала о каждом концерте каждой 50-летней ... Ладно, скажу цензурно. Когда меня спрашивают, что церковь думает о Гарри Поттере, я говорю почти то же самое, потому что от имени церкви может говорить только собор, а я не могу себе представить собор, у которого в 28 пункте повестки дня было бы отношение церкви к Гарри Поттеру. Это – немыслимая совершенно вещь! Поэтому есть позиция разных людей – в меру их образованности, ума, такта, культуры чтения, в конце концов, и так далее.

Это огромная проблема! У нас огромное количество, в том числе и архиереев, и, вообще, людей не может отличить актера от его роли. Или позицию персонажа в романе или фильме от позиции автора этого текста, и отсюда происходит раз за разом потрясающие скандалы, включая последний ролик Шнура. Он, по-моему, чисто антинаркотический ролик, что, ребята, будете колоться – до чертиков, что называется, дойдете, и вам и белочки будут являться, и бесы, и боги, и так далее. Нет же, сейчас опять пошла волна. Кошмар! Наши религиозные чувства оскорблены! Поэтому для самых разных людей этот вопрос очень важен. Не всякий голос из церкви – есть голос церкви! Причем формального ответа быть не может.

Казалось бы, так просто сказать: голос церкви – это голос патриарха. Фигушки! Среди византийских патриархов была куча еретиков. Правда, в России это было редкостью: у нас только один патриарх был еретиком (его, кстати, нет в списках). Патриарх Игнатий в Смутное время потом уже, когда его выгнали из патриаршества, в Польшу убежал и пррнял унию. А среди константинопольских патриархов масса еретиков была в первом тысячелетии. Да и потом, вплоть до того, что кальвинистами некоторые из них становились, тайными католиками и масонами.

В православии нет догмата непогрешимости! Понимаете, тут какая штука – есть вера церкви (она одинакова у православных и у католиков), в то, что каким бы священник ни был мерзавцем лично, но по милости божьей, если он молится об освящении воды, то Господь эту воду освятит. Ну, и, соответственно, крестины состоятся. То есть, когда вы идете крестить своего малыша, можете не исповедовать батюшку. Святой он в жизни человек или нет – главное, чтобы правильный поп был, и крестины состоятся. Соответственно, с освящением хлебушка или вина на литургии то же самое.

Но когда речь идет об освящении ума, это не работает. Можно быть генералиссимусом духовных сил, патриархом, и быть человеком духовно тупым. И не только духовно, но и нравственно совершенно тупым. А вот таких примеров и в русской истории было навалом, к сожалению. Один патриарх Иоаким чего стоит, с его казнями староверов.

Поэтому на Руси всегда считалось так, что одно дело – если мне нужно освятить амбар или поле от саранчи. Тут местный батюшка сгодиться. А вот если нужен духовный совет, я, может быть, на Валаам пойду к какому-нибудь старцу, монаху в Оптину Пустынь, пусть он мне богопросвещенным умом что-то такое особое скажет."

"Сможет ли церковь стать народной без "двушечек" и казачков с нагайками"?"

На сцене баркемпа протодиакон Русской православной церкви появился в джинсовой рясе, словно подчеркивая свою неформальность как богослова. Однако даже джинсовая ряса не могла скрыть в Кураеве типичного представителя РПЦ, хотя и с довольно "либеральными" для нее взглядами.

"Христиане обращали к вере процентов десять местного населения, и в числе этих десяти процентов оказывался местный князек, и остальным 90 процентам он уже приказывал разделить его новую веру, – заметил профессор Кураев, рассуждая о религиозности нынешнего российского общества. – Социологические опросы показывают сегодня почти то же самое: процент людей, для которых религия – это вопрос их личного выбора, порядка 10-15 процентов. В Финляндии ставят вопрос: "Вы верующий или нет?". Ну, 80 процентов финнов скажут: "Да, мы христиане”. Но ставим конкретный вопрос: "Скажите, вы дома сами Евангелие читаете или нет?", и около девяти процентов финнов говорят, что дома сами читают Евангелие. Во Франции спрашивают людей: "Вы религиозны? Вы христиане?". "Да, конечно". 70 с лишним процентов населения – христиане. Ставят контрольный вопрос: "А вы исповедуетесь? На причастие ходите?". Ну, порядка 12-15 процентов французов ходят на исповеди. Аналогичные были показания в позднем Советском Союзе – 70-80-х годов: при опросах от 8 до 12 процентов населения заявляли о своей религиозности. И это означает, что независимо от политического климата, независимо от конфессии, число людей, которые способны жить по религиозному принципу, оно одинаково – порядка десяти процентов.

Я думаю, что касается мусульман, здесь, как правило, вопрос будет следующим. Посмотрите на поведение мусульман вне своих деревень, когда они уезжают из Средней Азии или с Кавказа, какой образ жизни они ведут среди нас. Тут все заповеди и ограничения шариата забываются. Обратите внимание – два раза в году мусульмане Москвы собираются на огромные миллионные сборища. Но в остальное время мечети не переполнены, вот в чем штука. Они все время говорят, что им мало мечетей. В обычную пятницу посмотрите, что они – переполнены, кольцо вокруг них стоит на улице, некоторые не вмещаются? Нет. В обычную пятницу на намаз они не едут, только нужно политически показать "Нас много! Уважайте нас!" два раза в год - и все.

Так вот только сейчас на наших глазах с одним народом происходит невероятный исторический эксперимент. Я говорю о Южной Корее. Впервые в истории, кажется, целый народ меняет свою религиозную идентичность с буддистской на христианскую под влиянием христианских миссионеров без помощи государства. Это своеобразная модель христианства, это харизматы, это не православные и даже не католики, и это впервые в истории.

Вопрос для меня следующий: сможет ли Русская церковь в России стать церковью народной, не становясь церковью государственной? Без "двушечек", без полиции, без казачков с нагайками. Вот это для меня – главный вопрос XXI века. Честно говоря, двадцать лет назад я бы ответил оптимистически на этот вопрос, сейчас уже оптимизма у меня поубавилось".

"У вас есть право говорить о качестве ладана или кадила"

После сорокаминутного выступления протодиакон РПЦ ответил на те вопросы, которые возникли у собравшейся на берегу Кончезера публики, и тут профессор Кураев оказался в большей степени православным богословом, чем философом.

– Ваше мнение: православная вера может выжить без церкви как института?

– Дело в том, что православная вера – это вера в церковь. Символ веры говорит: "Верую в единую, соборную и апостольскую церковь", поэтому совсем обойтись без этого нельзя, а если еще вспомнить, что в текстах Нового Завета слово "экклесия" употребляется 110 раз, т.е. понятно, что это не совсем такой исторический нарост. Это все довольно взаимосвязано, и опыт показывает, что разрушение церковной системы, такой корпорации, довольно быстро приводит к стиранию и народной религиозности. Это показывает пример Албании, пример христианских общин под арабским и османским владычеством.

Разрушение церковных структур имеет своим следствием, как минимум, деградацию народной религиозности до уровня народной религиозности, т.е. язычества и фольклора. Была замечательная история, все ее помнят, по крайней мере, кто хотя бы чуть-чуть учился в советской школе, помнят Павлика Морозова, пионера-героя, стукача. Но вот, чего не рассказывали в советских школах. Оказывается, его могила стала местом паломничества. Его похоронили на местном сельском кладбище. Его могилка была несколько отдельно, обнесена обычной кладбищенской оградкой, четыре трубы по углам, и между ними изгородь. Обычно на этих столбиках ставят какое-то навершие – шарик какой-нибудь, типа куполка. В данном случае со временем эти шарики сперли, осталась просто открытая труба, и вот эти трубы все были полны поминальными записочками.

Естественно, на родине пионера-героя советская власть не могла допустить храма. Попов не было. Но религиозный инстинкт у людей остался , а единственная разрешенная святыня – святой мученик Павлик Морозов. И бабушки несли поминальные записки к нему на могилку. Это иллюзия, что давайте прогоним попов, и народ станет Бердяева с Флоренским читать! Это не так. Будет хуже.



– Как врач-психиатр я знаю, что существует такая практика, как православная психотерапия в России, к чему я отношусь, в общем, довольно отрицательно. Я хотел бы узнать Ваше мнение, Вам не кажется, что церковь, православие не должны лезть в профессиональные вопросы, в частности – в вопросы медицины, потому что есть специалисты, мы в этом разберемся без внешнего мнения, без любой религии. Есть наша профессиональная сфера, мы же не говорим, как кадилом махать, а вы нам говорите, как делать аборты.

– Идиотская позиция! Прямо скажу, не сдерживаясь, по одной простой причине: вам не говорят, как копаться скальпелем, речь идет об этической оценке тех или иных ваших действий! И это касается этических действий любого человека – чиновника, генерала, офицера, врача.

Речь идет об очень серьезном вопросе – когда начинается человек? В случае с абортами главный вопрос такой. Мы, прежде чем начать громко об этом говорить, Патриархию я имею в виду, в 1993 году сделали вопрос в МГУ, там есть биологический факультет, кафедра теоретической биологии. Сделали запрос туда, как современная наука думает, что считать началом новой жизни. Вариантов ответа ведь много может быть, да? Оплодотворение яйцеклетки, первое деление яйцеклетки, формирование позвоночника и так далее. Или выход из утробы матери, перерезание пуповины, первый вздох. Вот что считать началом жизни? И мы получили ответ, что все-таки оплодотворение – начало новой жизни.

У Вас очень наивное представление, что Вы излагаете мнение вашей корпорации. Ну, скажем, есть мед в Москве, и там есть кафедра медицинской этики. Завкафедрой – Ирина Силуянова, православный человек. Один из преподавателей – иеромонах Дмитрий. Эти люди вполне профессиональны в этом вопросе. Анализ этических последствий и причин тех или иных коллизий и ситуаций, которые возникают во врачебной деятельности!

Наконец, у любого человека есть право говорить о чем угодно! У Вас есть право говорить о качестве ладана или кадила, полное право! У меня есть право с Вами соглашаться или нет. Точно так же у любого сидящего здесь есть свое право высказать свое мнение, тем более что это касается каждого из нас. Попы касаются не каждого! По желанию. А к вам придется обратиться рано или поздно каждому из нас.

Знаете, приходит однажды врач на работу. Весь смурной. "Что такое?". "Да ночь ужасная была, я не спал". "А что такое? Сердце?". “Да нет, сон кошмарный был. Мне приснилось, что я заболел, а операцию делают мои однокурсники".

– В четвертом классе школы в одной четверти появился курс, который в большей степени связан с основами православной культуры, где достаточно юных детей знакомят с тем, что такое православие, как оно появилось и так далее. Сейчас есть идея продлить этот курс до девятого класса. Как Вы к этому относитесь?

– Я возмущен Вашими словами. Почему одна четверть? Целый год!

– Целый год? Значит, я упустил.

– Более того, Вы упустили то, что я – автор этого учебника.

– Тут все понятно.

– При этом я как автор этого учебника, официального, единственного учебника, изданного министерством просвещения, против идеи распространения курса на все классы. То, что я сам слышу, а я стараюсь беседовать с учителями и родителями, скорее отзывы такие: детям это интересно, это нравится, и тут я прошу не аплодировать, потому что детям нравится, прежде всего, то, что по этому предмету у них домашнего задания нет. Нет домашнего задания, и нет оценок.

Второе: говорят, что слишком маленькая дистанция, дети хотят продолжения разговора на эти темы, тем более что когда я писал этот учебник, я исходил из того, что это должен быть учебник на тему мира ребенка и мира человека, а православие – не более чем иллюстративный материал. Т.е. рассказ, например, на тему об отношении к природе, а на полях – рассказ о потопе, в таком контексте, что согласно Библии однажды за грехи людей весь мир пострадал. У меня нет специального рассказа о библейских сюжетах. Но детям хочется разговора, поэтому идея такая была, что этот курс можно было бы сделать спиралью – по одному году в каждой школе – в начальной школе, средней: четвертый класс, седьмой, десятый. Т.е. ребенок взрослеет, у него другие вопросы появляются. Если в четвертом классе важны проблемы ябед, сплетен, карманного воровства, то в десятом классе уже другие проблемы будут, в том числе неразделенная любовь и так далее. Вопрос своей идентичности: кто я? Вот об этом имел бы смысл говорить, но я против того, чтобы это был курс на тему истории православия, истории религии, т.е. рассказом детям о том, что сделал Содом со своей Гоморрою. Древнееврейские сказки не надо им рассказывать сами по себе, а вот рассказ о человеке, о тех проблемах, которые в его жизни есть, и о том, что есть христианские ответы на эти вопросы – об этом можно было бы рассказывать.

– Я про Мадонну хочу спросить.

– Какую из них?

– Про певицу. Я ее очень плохо знаю, но знаю, что она поет, в спортзал ходит, а Вы ее назвали “пятидесятилетней ... “. Вы знаете о ней что-то больше, чем мы?

– Не больше, чем "Википедия".

– Там так написано?

– Там написано, что она вставляла себе распятие во влагалище на концертах и мастурбировала с помощью распятия. Меня это не вдохновляет. При этом, повзрослев, она, возможно, стала замечательной женщиной. То, что она усыновляет детишек из Африки, за это ей низкий поклон.

https://stolicaonego.ru/analytics/andrej-kuraev-pravoslavnaja-vera-eto-vera-v-tserkov/


Ну вот, кажется, это был мой единственный выезд из Москвы этим летом. Но он пришелся на карельские белые ночи...

Лето - это маленькая жизнь!

Да - Не вздумайте нигде рассказывать, о чем мы тут с вами говорим. Я-то всего лишь старый человек с маразмом. А вот вас могут и от Церкви отлучить. (шутка профессора Папском Григорианского Университета).
см. https://ahilla.ru/ot-neofitstva-k-skeptitsizmu-prihozhanin-hrama-pri-mgu-i-hramov-evropy-o-svoem-opyte/



"Еще в МГУ тогда преподавал Кураев, я ходил на его лекции, они тоже мне очень помогли. Хотя Кураев мог взять и просто не прийти на лекцию".

Это совсем не так. Я все свое расписание подстраивал так, чтобы лекции в МГУ не пропускать. Но каждую неделю я улетал из Москвы. И иногда была нелетная погода - и я просто не успевал вернуться. Были случаи, когда в режиме онлайн по телефону сообщал, сколько еще мне осталось до университета. И аудитория ждала целый час...

Если же и в самом деле пропуск лекции был запланирован - об этом я заранее предупреждал.
чтобы имя-отчество не забывать!"

сказал сегодня Полтавченко патриарх Кирилл. При целовании креста по отпусте (перед этим и в самом деле в начале проповеди спутав его имя).


https://www.youtube.com/watch?=11998&v=2KDtEfzK4fY

3 часа 19 мин

Кстати, такими же было его последние слова, сказанные мне :"Отец Андрей, нам надо чаще видеться!".

Я просто офигел. Как будто это я себя окружил частоколом тело- и протоколо-хранителей. Как будто это я могу в любую свободную минутку заехать в патриархию и получить адиенцию. Честно скажу: я патриарху никогда не отказывал от дома.

Кроме того, патриарх сказал, что имена главных спонсоров по их желанию не будут названы. Оно и понятно: главный спонсор Барсуков-Кумарин сидит.

(" Сейчас в алтаре мне назвали двух людей, которые положили ради этого больше усилий, чем остальные. Поскольку они отказались признавать свой особый вклад в воссоздание этой обители, то и я воздержусь от публичного произнесения их имен. Но хочу заверить вас, дорогие братья, что мы будем всегда помнить вас в своих молитвах, потому что великое дело вы сделали — возродили эту дивную, прекрасную обитель, в свое время поруганную и оскверненную").


Песни о любви должны быть запрещены, считает председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства протоиерей Дмитрий Смирнов. Он согласен с ВОЗ, включившей влюбленность в список заболеваний, и предлагает относиться к этому состоянию соответственно.
«Надо, чтобы она (влюбленность) совершенно исчезла из медиапространства. Это не надо вообще воспевать. А у нас эстрада воспевает только влюбленность. Это все надо изъять как пропаганду курева, наркотиков. Влюбленность — это состояние наркотического опьянения. Во влюбленности ничего хорошего нет — во всех культурах, сто процентов», — заявил Смирнов радиостанции «Говорит Москва».

Димитрий Смирнов назвал влюбленность психическим заболеванием: «Для меня, как для человека, интересующегося разного рода мировой информацией, было очень интересно узнать, что Всемирная организация здравоохранения считает влюбленность болезнью. Перечисляются ее признаки: учащённое сердцебиение, потливость рук, рассеянность, возможно, что даже человек ошибается, идя по знакомой дороге, у него повышается вероятность попадания под машину, он путает слова, теряет связанную речь, происходит возбуждение с потерей сна, подъем температуры. Если празднуют день всех влюбленных, тогда надо праздновать День больных туберкулезом, День больных гепатитом A, B, C». В интервью радио «Говорит Москва» протоиерей посоветовал лечить влюбленность постом и молитвой.

Между тем, влюбленность не входит в Международную классификацию болезней (МКБ-10), принятую Всемирной организацией здравоохранения, в то время как день борьбы с туберкулезом действительно существует и отмечается 24 марта, а всемирный день борьбы с гепатитом — 28 июля.


Полемика вокруг празднования дня Валентина идет уже много лет, так например, в 2016 году в Краснодаре накануне 14 февраля вывесили на Мосту поцелуев баннер с надписью «Ты целуешь ее, а Иуда целует нас всех». Активисты, назвавшиеся участниками православного общества «Гимена», выпустили заявление, в котором утверждалось, что любовь — ложная ценность: «Празднование так называемого Дня святого Валентина — трагедия России, ведь любовь — ложная ценность, чуждая русской культуре. Русский брак основан на взаимоуважении супругов, почитании традиций и вере в Бога, а романтика куртуазных отношений, конвейерное производство валентинок, сладострастные поцелуи — разве это не восславление Антихриста?.. Тристан и Изольда, Ромео и Джульетта — за всеми этими масками прячется Иуда, предавший Христа».

«Любовь в современном понимании — это не романтические чувства, а похотливые речи и взгляды, а то и постельные сцены.«День всех влюбленных» не в отвлеченных рассуждениях, а по факту жизни стал днем блуда, днем скотства. Нет, зря я скотов упомянул, животные соединяются лишь в определенное время и только для продолжения потомства, значит это «праздник» ниже скотства, когда человек теряет свой человеческий облик и становится в своей похоти хуже животного», — писал руководитель отдела культуры Екатеринбургской епархии Андрей Канев о дне святого Валентина еще в 2003 году на страницах местной «Православной газеты»
https://news-24.ru/2019/02/14/den-bluda-i-skotstva-duhovnye-lyudi-o-dne-svyatogo-valentina/

***
Вся эта "духовно-пастырская аналитика" - это уровень "Да, но под одеждой-то они голые!".

"маленькие кустарные Савонаролы. Они корректируют Мопассана, они выбрасывают оттуда художественные подробности, которые им кажутся безнравственными, они ужасаются, когда герой романа женится. Поцелуйный звук для них страшнее разрыва снаряда. Ах, как они боятся, как им тяжело и страшно жить на свете! Савонарола? Или хотя бы Саванарыло? Нет! Просто старая глупая гувернантка, та самая, которая никогда не выходила на улицу, потому что там можно встретить мужчин. А мужчины -- это неприлично.
-- Что ж тут неприличного? -- говорили ей. -- Ведь они ходят одетые.
-- А под одеждой они все-таки голые! -- отвечала гувернантка"

(Ильф и Петров)
-Отец Андрей, ваше отношение к тому, что сейчас происходит в вопросе православия на Украине? Ваше отношение к получению томоса, который был дан так называемой ПЦУ константинопольским патриархом Варфоломеем? По-вашему, то, что произошло, произошло правильно или нет?
- Еще древние греки понимали, что все правильное и совершенное существует только в мире идей. По этой причине они считали, что механика не имеет ничего общего с математикой, потому что механика работает с реальными бревнами и камнями, тогда как математика – с идеальными треугольниками и кругами, которые в наш подлунный мир не завезли. В переводе на язык богословия: в мире был только один настоящий христианин… И Того - распяли.
Поэтому давайте будем честны – идеальной канонической церкви, которая бы была бы верна не то что Евангельским заветам, но хотя бы своим же каноническим правилам, уже много столетий нигде на планете не существует.
Оттого так странно, что спор между Москвой и Константинополем в своем богословском измерении ведется по вопросу о том, есть ли границы у прощения. Кто, кого и при каких условиях может или не может прощать.
Дискуссии по вопросам морали вообще редко когда возникали в истории православной мысли. Но если они и появлялись – то всегда и только по этому вопросу: границы прощения. Новатиане, кафары, монтанисты, донатисты, виновники михианского и арсенитского расколов – все эти ригористы считали, что раз Церковь именует себя «обществом святых», то все падшие в смертные грехи после крещения должны быть извергаемы из неё и ни в каком случае не могут быть принимаемы обратно.Read more...Collapse )

-Практически все, с кем я обсуждал вашу нынешнюю, прямо противоположную прежней, позицию и по украинскому вопросу, и по вопросу об автокефалии украинской церкви, главной причиной её называют ваш разрыв в 2012 году с патриархом Кириллом, когда вас сместили с должности профессора Свято-Тихоновского богословского института, где вы преподавали. Вам это не понравилось. Практически все считают, что ваша нынешняя позиция – это мщение патриарху Кириллу – раз вы меня изгнали, то я займу позицию против вас. То есть, получается, по Бродскому: «Если Евтушенко против колхозов, то я за». Есть основание так говорить, или вы считаете, что все это чепуха?
- Определенная связь здесь есть, но это точно не месть. Я благодарен патриарху Кириллу за наше дистанцирование после моего увольнения, потому что он подарил мне свободу. Я могу более беспристрастно смотреть на вещи. Конечно, социальный опыт и связи влияют на позицию любого человека. Раньше я старался понуждать себя видеть максимально высокий смысл в действиях патриархии. С годами понял, что это уводит меня в мир откровенных фантазий. Поэтому я и перестал соглашаться с официозом еще задолго до моего увольнения.
Но именно потому, что я долго был внутри системы, я знаю, что мотивы принятия тех или иных решений там бывают крайне далеки от поиска церковного блага и служения ему. Вот, например, вы спокойно говорите о взятках, которые влияют на решения стамбульской патриархии. Но почему вы считаете, что такого фактора нет в нашей жизни? Вы, наверно, с радостью поддержите разговор голубом лобби в Ватикане. Но зачем же табуировать аналогичную тему в более близких коридорах власти? И, кстати, я сначала начал этот разговор – и лишь потом и вследствие этого был уволен. О чем и не жалею.
Вообще это знак катастрофического уровня нашей церковной «аналитики»: серьезные вещи объяснять какими-то самыми примитивными мотивами: «Обида, месть, зависть, подкуп». Мол, Филарет мстит Москве за неизбрание в московские патриархи, а Варфоломей – за бойкот критского собора, а вся украинская автокефалия просто проект американского Госдепа, а украинская независимость - австрийского генштаба…
Про себя же скажу: знаете, у меня есть определенные убеждения. Они христианские и гуманистические. Они из моей молодости. Так что считайте, что я просто снова впал в детство. И лозунги брежневской «разрядки» мне роднее, чем показушная путинская воинственность и шуточки про ад.
В юности я слушал песни Высоцкого и Галича и болел Достоевским… Вот сейчас сделал паузу и погуглил сочетание «патриарх Кирилл Владимир Высоцкий». Ни одного результата. Патриарх его никогда не упоминал и не цитировал. Понятно, для суперсервильных никодимовцев с их «октябрьским богословием» Высоцкий был лишним.
Так что наше расставание это и вопрос культуры, следствие того, кто какие книжки в детстве читал. И еще это расхождение по важному вопросу этики и богословия: что есть «благо церкви»? Кто определяет это «благо»? Все ли средства хороши для его достижения? Официальные ответы я знаю. Меня от них тошнит.

-Получается, что вы и раньше, когда у вас с патриархом Кириллом было все хорошо, симпатизировали украинской автокефалии, но не могли об этом говорить публично?
-Знаете, я отчасти участник новейшей церковной истории. Я знаю, что патриарх Алексий в начале 90-х, полагал, что нужно давать автокефалию, но его тогда отговорил митрополит Кирилл. Митрополит Киевский Владимир (Сабодан) в 90-е тоже просил автокефалию. Алексий II сказал нет, и тогда Сабодан сказал своему окружению: пока я жив, я останусь верен слову, которое я дал патриарху, а после меня решайте сами.
То есть сама по себе мысль об украинской автокефалии не есть некая ересь. Эта тема не может быть табуирована. Если право на автокефалию имеют другие народы, то чем украинский хуже их?
И если эта идея не уходит, а лишь множит число своих сторонников на Украине, то, может пора перейти от анафемы к конструктивному обсуждению?
Поэтому уже несколько лет я предлагаю: надо опередить Константинополь.
Вот мой текст из весны 2015 года: «Москве стоит подумать – а не поторопиться ли ей самой с украинской автокефалией? Я бы даже сказал – а не стоит ли навязать Киеву независимость уже в этом году? Ведь тот, кто пишет дарственную грамоту, тот может прописать в ней свои интересы. Когда в 1970 году Москва давала автокефалию Американской церкви, было решено, что несколько приходов останутся в Московской патриархии.
Если мы сейчас решимся дать независимость Украинской церкви, то мы могли бы в перечень отделяемых епархий не включить епархии крымские (если грамота на автокефалию УПЦ придет из Константинополя, в ней точно не будет этого исключения).
Можно застолбить возможность патриарших ставропигий (статус прямого подчинения прихода или монастыря патриарху) на Украине и оговорить процедуру обязательного референдума по каждому монастырю и приходу.
Можно прописать канонические гарантии клирикам и имущественные гарантии общинам, которые захотят остаться с Московской патриархией.
Можно оговорить право судебной апелляции.
Если мы будем ждать, что автокефалия на Украине появится каким-то иным путем, мы проиграем».
Что из предложенного мною можно объяснить якобы моей обидой на патриарха Кирилла?

- Подождите, но вы в том же самом интервью, которое вы дали нам со Скворцовым в Киеве, совершенно иначе оценили ту историю и сделали прямо противоположные выводы. Цитирую вас.
«И вот на Соборе Русской Православной Церкви, когда патриарх поставил вопрос о самостоятельности украинской церкви (мол, надо пойти навстречу пожеланиям светской власти, да и самим украинцам) произошло неожиданное. Встали епископы из Западной Украины и сказали: "нам не нужна автокефалия. Те люди, для которых слово "Москва" - ненавистное, уже давно покинули наши приходы. Те же, кто остались, буквально кровью своей заплатили за свой выбор. Если мы вернемся к ним и скажем, что все-таки порвали с Москвой, они нас не поймут". И это притом, что все украинские епископы были ставленниками Филарета - инициатора самостоятельности! А епископы из Восточной Украины выступали тогда против автокефальности с других позиций. Они напомнили, что большинство населения болезненно переживает распад Советского Союза. И осталась последняя, пусть символическая нить, подтверждающая наше единство - это единая Церковь. Если мы и ее перережем, люди нас не поймут. Так оно, кстати, и получилось. По возвращении на Украину один из присутствовавших на Соборе епископов поддержал Филарета. И вот когда он прибыл в свою епархию, монахи просто закрыли перед ним монастырские ворота. Вынесли из дома на улицу его чемоданы и сказали: езжай в Киев к своему Филарету.
Это - историческая канва рассказа о единстве нашего духовного пространства. Что же мы видим сегодня? Так вот, вопреки тому, что оранжевая "демократическая" власть не любит референдумы, каждое воскресенье на Украине происходит референдум, на котором православные "голосуют" ногами, наполняя свыше 12 тысяч храмов московского патриархата. А у Филарета - менее 3 тысяч общин, да и тех, большей частью на бумаге. И это при всей финансовой и административной поддержке властных элит! При Кравчуке фиктивные общины массово регистрировались на действующие православные приходы Московского Патриархата. А один активист зарегистрировал на свою квартиру 24 раскольничьи общины».
Вот какая у вас тогда, отец Андрей, была позиция по вопросу украинской автокефалии.


(ПРОДОЛЖЕНИЕ В ПЕРВЫХ КОММЕНТАРИЯХ)
Создание автокефальной церкви – это всегда политика, всегда вмешательство государственных властей в церковные дела.

Даже когда в атеистические советские времена создавались Польская и Чехословацкая автокефалии – атеистические власти активно участвовали в этом процессе. Большевикам нужен был контроль над пограничными регионами, в которых было сильно влияние унии. Униаты считались врагами советской власти. Всех их переслать в Сибирь было невозможно. Поэтому надо было создать структуры контроля над ними.
Read more...Collapse )

Но самое печальное в том, что московская пропаганда предлагает своим потребителям самую примитивную модель мира: кругом враги, которые вредят нашей светлой идее. Но происходящее на Украине – это слишком серьезный и объективный процесс, который нельзя объяснить и отменить лишь ссылками на «происки Госдепа» или (ранее) «австрийского генштаба». Недостаточно тут и списывать все на плохой характер и амбиции Филарета Денисенко.

Это объективный процесс зарождения нового этноса. У людей есть потребность осознать себя, свою историю, свою идентичность – и к церкви они относятся как к помощи или как к препятствию в этом процессе этногенеза. Такие процессы всегда обидны для тех общностей, к которым ранее принадлежали эти «новички» геополитики. Они всегда сопровождаются «крайностями» и избыточными размежеваниями.

Там, где размываются границы, где человек чувствует возможность дезориентации, поглощения, там возникает естественное желание четче и жестче обозначить свою идентификацию.

В Турецкой империи были объединены разные народы. Турецкая администрация не признавала этнического разделения своих граждан, учитывая лишь их религиозное самоопределение. Поэтому в глазах Империи греки, болгары и сербы были единым этносом - православным. Но сами эти народы ощущали свою различность и не соглашались на ту нивелировку, которую устанавливало для них государство. Ни греки, ни болгары, ни сербы не желали терять собственной национальной идентичности. Если вспомнить, что до-турецкая история Балкан знала болгаро-византийские войны, то естественно было бы предположить, что в турецкой империи болгары будут ощущать себя ближе к славянам-сербам, нежели к грекам (своим былым поработителям и врагам). Но источники XV-XVI веков показывают обратную картину. Оказалось, что между болгарами и сербами возникали этнические напряжения, а между болгарами и греками - нет.
По выводу историка, отсутствие напряженности между греками и болгарами в этот период связано с тем, “что различия между этими двумя народами, закрепленные прежде всего в языке и традиционной культуре, были настолько ярко выражены, что не создавали в сознании и подсознании населения напряженности, нацеленной на защиту внешних признаков своей этнокультурной общности. В этом отношении показательна реакция населения Фракии и Македонии в сравнении с реакцией, последовавшей за ликвидацией этнополитической границы на западе болгарских земель, где в условиях беспрепятственного контакта оказались поставлены болгары и сербы — два народа, лишь незначительно отличающиеся языком, происхождением и культурой. Здесь возникла реальная угроза начала ассимиляционных процессов и, как следствие, практически мгновенная и, безусловно, спонтанная реакция населения в виде культивирования им различных внешних приемов этноразграничительной практики. Выражалось это, в частности, в том, что в деревнях представители обеих общин проявляли, по наблюдениям путешественников, особое внимание к присутствию национальных элементов во внешнем убранстве костюмов, украшений и т. п. Это позволяло иностранцам, проезжавшим район между Белградом и Софией на удивление единодушно фиксировать официально несуществующую границу между болгарскими и сербскими землями” .
(Макарова И. Ф. Болгары и греки в османской империи: опыт межэтнического общения в XV-XVI вв. // Славяне и их соседи. Вып. 6. Греческий и славянский мир в средние века и раннее новое время. М., 1996, сс. 154-155).

Грех и ошибка и кремлевских политиков, и патриархийных - в том, что они не нашли в себе ни силы мысли, ни силы воли, чтобы осознать внутренние причины «украинского сепаратизма», но десятилетиями все сводили к личностям и проискам. В итоге они принесли в жертву саму Россию и Русскую Церковь, положив их под каток исторической неизбежности.

Да, Россия и Украина очень близки. Но это и означает, что России нечего предложить Украине. Наша жизнь и наши порядки украинцам слишком хорошо известны и не вызывают желания их воспроизводить. Мираж менее знакомой им Европы притягательнее в том числе и потому, что та им менее знакома.

И, конечно, нужна честная аналитическая рефлексия: как мы отражаемся в глазах украинцев, почему вызываем такое отторжение?

Сегодня только ленивый не процитировал слова Збигнева Бжезинского, что Россия вместе с Украиной – это великая мировая держава, а Россия без Украины – это геополитическое ничто. Так почему мы теряем Украину? Из-за старика Бжезинского или из-за Крыма? Получая кусочек (Крым), мы потеряли симпатии остальной Украины. В 80-е годы наши дипломаты, в том числе и нынешний Патриарх Кирилл в разговоре с католическими коллегами всегда говорили, что уния – это путь в тупик, потому что уния, (то есть переход части православных в католичество) это откусывание от огромного массива православия небольшого кусочка. Вы по этому поводу ликуете, не понимая, что остальной-то православный массив от этой потери только еще больше преисполняется недоверия по отношению к Ватикану, и психологически от вас дистанцируется еще решительнее. Поэтому такими нетерпеливыми вашими действиями экуменическое движение загоняется в тупик. Церкви не сближаются, а расходятся.
Именно это произошло в отношениях России и Украины. Жил-был мирный харьковчанин. Никак не бандеровец. Просто он привык ездить в Крым, считать это частью своего мира. Теперь этот его мирок разрушен. И тем более убедительной ему теперь кажется западно-украинская версия истории России и истории Украины.

Нет такого региона на планете, где были бы такие идеальные условия для российской явной и скрытой дипломатии: общее языковое пространство, миллионы тесных семейных и бытовых связей, культурные и финансовые преимущества России. Нам говорят, что американцы там готовили оранжевую революцию. Но что делала там «рука Москвы»? Почему, вы, кремлевские, не завоевывали себе украинских друзей, причем серьезных, а не тех маргиналов, что мы сегодня видим в телерепортажах из «народных республик»? Удивительно: политика России в Украине с треском провалилась, а министр иностранных дел России не поменялся…

Не надо во всем винить «госдеп». Нападающий Спартака, который за незабитый им пенальти винит хорошо сыгравшего вратаря Динамо, смотрится странно…

Итак, Украина обрела новую идентичность, и та мозаика, которая сложилась на конфессиональной карте страны к рубежу тысячелетий, теперь будет перекладываться.

Так что за 20 лет у меня так и не исчез вопрос «Who is mister Putin?» Потому что объективно, по геополитическим последствиям он организует тихие похороны проекта реставрации Советского Союза, проекта реинтеграции. Даже Беларусь и Казахстан теперь серьезно этим напуганы. Наша миролюбивая риторика «Мы идем к вам с культурой, с миром и с газом» вдруг как-то изрядно просела, полиняла. Когда нас ампутировали в 1991 году, нас утешали тем, что это ненадолго. Мол, скоро этот парад суверенитетов кончится, а потом на новых основаниях будет новый союзный договор, возобладает всё равно центростремительная сила, люди протрезвятся. И мы с этими ожиданиями жили, по крайней мере, 90-е годы.

Сейчас же с этим радикально покончено. И надо учиться жить в тех границах, которые у нас есть.

А в теме «церковь и политика» мы постоянно видим один и тот же цирковой фокус. Когда православные воспевают свободу совести? Увы, лишь тогда, когда притесняют их. Принцип свободы совести был утвержден кровью первых христианских мучеников. А потом Церковь же многие века делала все, чтобы растоптать этот принцип. И сейчас, после двадцати веков церковной истории я вижу некий печальный алгоритм: когда Церковь сама гонима, она словами своих иерархов и риторов утверждает принцип свободы совести – мол, одной религии не свойственно притеснять другую религию (Тертуллиан. Послание к Скапуле. 2,2). Но едва церковь хотя бы приближается к власти – она сама начинает требовать репрессий в адрес своих оппонентов .

Пример «двойных стандартов» - киевский священник 19 века повествует об аресте киевского митрополита Спиридона литовским королем: «Что может быть прискорбнее и позорнее указанного факта, что православного митрополита, присланного самим патриархом, король сажает в заточение?» (прот. Корольков И.Н. Киевский митрополит, священномученик Макарий и его значение в истории югозападной церкви // Труды Киевской духовной академии. 1897. Кн. 6. с. 159). На самом деле много что в жизни истории людей может быть много прискорбнее и позорнее (рабство, детская проституция, частные военные компании, костры еретиков…). Но ведь и московский князь сажал в тюрьму митрополита, присланного патриархом. Православные, однако, хвалят его за это. Кстати, и московскому пленнику митрополиту Исидору в 1441-м и литовскому пленнику митрополиту Спиридону в 1482-м власти позволили убежать.

Один бывший католик, выросший в Белоруссии, говорил мне, что им исподволь внушали такой тезис: «Когда мы в меньшинстве, мы добиваемся равноправия, когда нас поровну – преимуществ, когда нас большинство – запрета всех остальных». К сожалению, это межконфессиональный принцип.
Оттого и рухнул советский госатеизм, что очень уж разные картинки церковной жизни были перед глазами людей 1917 года и 1987-го. Перед глазами первых было государственное «ведомство православного исповедания», своими словами прославляющее уже не самых популярных политических лидеров. Поддержали мировую бойню? Не заступились за бедных и голодных? Позировали в объятиях с богачами? Что же удивляться, что в сознании людей церковь стала лишь одним из предметов изрядно надоевшего пейзажа и скрепой несправедливых порядков.

Но через 70 лет люди видели совсем иную картинку: Церковь - это кучка безобидных бабушек-божьих одуванчиков, которые на непонятном языке где-то на далекой обочине жизни шепчут свои молитовки за своих непутевых внучат. Ну разве можно преследовать людей просто за то, что они молятся? А ведь они больше ничего не делают… Антиклерикальная критика стала неактуальной ввиду отсутствия в обозримом пространстве этого самого клира и тем паче клерикализма.

Но очень скоро «возрождающаяся церковь» вошла во вкус не только своего, но и державного строительства и стала давать советы – что есть, что смотреть, за кого голосовать, кого сажать.
При этом когда удобно – ее спикеры и лидеры говорят «мы отделены от государства» (это когда от них требуют финансовой отчетности или соблюдения трудового законодательства). Но если им нужны бюджетные вливания, учет их голоса при решении церковных вопросов или прямое участие в жизни госмонополий (школы и армии) – тут озвучивается ровно противоположный тезис: «да разве можно отделить церковь от народа, общества и русского государства?».

Так и с политикой. «Во благовремя» активно участвуя в поддержке правящих лидеров и олигархов, при смене ветра князья церкви жалобно пищат: «да мы же просто молимся! Мы же вне политики! За что вы преследуете наших бабушек?!».

Филиппинский католический кардинал Син еще сорок лет назад сказал: «Церковь не заключает политических браков из опасения в следующем поколении остаться вдовой".

Сиюминутные выгоды могут обернуться очень серьёзными потерями. Оттого так важно, чтобы церковь была просто церковью. Порой мы уважаем каких-то учёных или писателей именно за то, что время не отразилось в их труде. Вот зарисовки Паустовского. Какая разница, что это было во времена Сталина? То, что он описывал - этот закат, эти русские леса и болота – это прекрасно при любой политической погоде. Когда вы читаете Тургенева, какая разница до того, как звали царя или обер-прокурора Синода в то время? Вот и мне бы очень хотелось, чтобы церковь сияла своим Евангелием, а не тем, что она вовремя комментирует повестку выпуска новостей.

Но уже давно известно, что размеры моей свободы обратно пропорциональны размерам своих желаний. Мне бы очень хотелось, чтобы епископы слушались только Христа и совести. Но есть великие слова Иоанна Златоуста: «Как слишком большая обувь натирает ногу, так слишком большое жилище натирает душу». Вспомним и Руссо: «Деньги, которые у тебя есть — это путь к свободе. Деньги, которые ты хочешь получить – это путь к рабству».

У Церкви много недвижимости и еще больше планов на ее приобретение. В итоге вся свобода уходит в поиски спонсоров для закупки железобетона. Вот за эти «планов громадье» приходится расплачиваться лестью, присутствием на Коллегии Министерства обороны, политическим сервилизмом. А потом – «гонениями».

Да, киевские политики явно вмешиваются в жизнь церкви. Мне это совсем не нравится. Но у Московской патриархии нет морального права осуждать это. Ведь она сама не осудила аналогичные вмешательства в своей собственной истории и демонстрирует готовность быть в услужении у госвласти сейчас. На случай критики в среде церковного истеблишмента готов ответ: «лучше сотрудничать с КГБ, чем с ЦРУ».

Если УПЦ МП устоит перед давлением киевских властей – я буду рад тому, что хотя бы в церковной современности появился пример церковного сопротивления. Пока эти владыки никак не производят впечатления героев веры. Что ж, может быть, в бодрящих условиях похолодания с ними произойдет та же метаморфоза, что с героем романа Грэма Грина «Сила и слава».

Но пока лучше даже не употреблять высокие и трагичные слова «гонения» и «преследования».
(дискуссия тут https://diak-kuraev.livejournal.com/2108005.html)


Баллада об авве Пигидии

Святой отец Пигидий
Забыт давным-давно.
Но, помнит А. Невзоров,
Святого всё равно.
И депутат Милонов
Невзорову сказал:
«Я сам, когда был молод,
Пигидия… читал».
Случилося однажды,
Буквально вот на днях,
Узрел Андрей Кураев
Тряпьё на статуях.
В новосибирском вузе
Решили до поры
Всех статуёв завесить,
Прикрыв у них херы.
И как тут не бояться,
Быть может, например,
Попы вдруг возбудятся,
Увидев голый хер.
Но как там не старались,
Но вышел всё ж скандал.
И в блоге А. Кураев
Об этом написал.
И эта в ЖЖ запись
Быть может, тем же днем
Осталась бы курьёзом
И поросла быльём.
Но, с Винницы далекой
Раздался велий глас
Поведал Курмояров,
Что он не пидорас.
Что это всё неправда,
Отвергнув всякий тлен,
В епархии бесстрашно
Глядят на голый член.
«Не соблазнит членами
Нас солнцеликий Феб,
И ты уйми, Кураев,
Свой непотребный стеб.
В Новосибирске - это
Не где-то в е@енях,
Попы в виссон одеты
И ходят в степенях».
Но, некто с ником talkingfisch
Нашелся тут сказать,
Что надо бы почаще
Пигидия читать…
Тут взвился Курмояров
И заявил троллю:
«Я в прошлом архитектор,
И жопы не люблю!
Я рисовал, бывало,
Такие телеса…
Но даже не стояло…
На хуторе краса.
Зачем писать о срамном,
На наготу взирать,
Нам, людям православным,
Тем более, читать?!
Я еллинских борзостей
Не ведаю вины
Писанья философстьи
Зачем вообще нужны»?!
И молвит ему talkingfisch:
«Святой отец, зачот.
Таким, как ты, монахам
И слава, и почет»!
И скромный Курмояров
Дает ответ простой:
«Не надо мне фанфаров, -
Я вовсе не святой…
Я просто не невежда
И доктором я стал
Я сам, быть может, прежде…
Пигидия… читал».
Издревле инок кроткий
Глумился над бесом.
Но, Иоанн пресвитер
Повержен срамным псом.
Хотел порисоваться,
Отвергнув кроткий зрак.
Куда тебе тягаться
С Пигидием, дурак!
Стал винницкий священник
Известен там и тут,
Теперь его Пигидий,
А не Иван зовут.
И пишет Курмояров
Уже в который раз:
«Я в прошлом архитектор,
И я не ПИДОРАС».

(При участии С. Маршака и немножко Стивенсона)


https://diak-kuraev.livejournal.com/2109779.html?thread=439040339#t439040339

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com