Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Вирус, уходи!



Бить в колокола при эпидемии это, конечно, древнее и традиционное средство.

Вспоминаю также научную формулу:

Метеорология - наука строгая: при прогнозе бубен надо непременно держать в левой руке.

***

Ох, сколько сейчас вылезет псевдоученых, уверяющих, что колокольный звон убивает вирусы, ускоряет рост герани на подоконнике и меняет структуру молекул воды.

Одного такого проходимца нам привозили в МДАиС с лекцией еще в 1986 году. Кажется, это был Гаряев. Он представился как научнйй сотрудник лаборатории теоретической физики при Президиуме АН СССР. Я просто позвонил отцу, который работал в Президиуме еще год назад, и спросил его - есть ли в структуре Академии такая лаборатория. Ответ был отрицательный.

***
"Мурманская епархия ни на какие крайние меры по отмене или переносу мероприятий не идет.

«Ограничения не вводятся. Маски не носят, антисептиками не пользуются. Призываем всех молиться», – сказал «Би-порту» митрополит Мурманский и Мончегорский Митрофан."
https://b-port.com/news/237729

Старый сюжет с новыми именами

Памятуя о любимой уловке воцерковленных апологетов, даю место этому письму до наступления Поста.

Памятуя о нравах Патриархии, понимаю, что в любом случае (т.е.независимо от достоверности обвинения) тем самым помогаю в карьерном росте главному герою этого письма.

Его официальная биография тут http://www.patriarchia.ru/db/text/4653039.html


***

Уважаемый отец Андрей!

Долго сомневался - писать или не писать это письмо. С одной стороны, писать стыдно. С другой стороны, написать решился, чтобы мой опыт возможно стал для кого-то предостережением.
Я родился и рос в Рязанской области, семья была довольно равнодушна к религии - иконы в доме были, на Пасху святили куличи и яйца, но в храм специально не ходили.
После школы я поступил в один из рязанских институтов и на последнем курсе совершил ошибку - женился. Поспешил, потому что брак оказался неудачным. Жили у родителей, постоянные скандалы и как итог развод через два года.
В итоге обиды стал топить в алкоголе, постоянно были случайные связи с женщинами, всё это плохо сказывалось и на отношениях с родными и с работой, два раза меня увольняли, я пил и ходил по клубам, всё по кругу...
Не знаю, как бы шло дело дальше, но я был в отчаянии. Что-то хотелось поменять в жизни, но я не знал как. Как-то я в общем то случайно я посмотрел передачу о Православии, , заинтересовался, стал читать сайты и литературу. Понял, что выход возможно и есть, стал захаживать в церковь. Через какое-то время я даже сходил на исповедь и мне полегчало. Но страсть к женщинам и выпивке я преодолеть в полной мере не мог. Чтобы настроиться на духовный лад я читал дома молитвы, стал ездить в паломничества. Однажды наша группа приехала в Коломну, и в Бобреневом монастыре меня поразила Феодоровская икона. Мне не хотелось от нее уходить, стало легко... Я давно не ощущал себя так хорошо. Уехал, но тянуло вернуться.

Стал приезжать на воскресные службы, их служил игумен Пётр. Мне он показался необычным, молодой, хорошо говорил.
Как-то я собрался с духом и пришел к нему на исповедь, рассказал о своих страстях, блудном грехе. Он долго говорил со мной. Предложил приезжать почаще. Во время приездов я обычно после службы оставался на добровольные работы - красить, что-то грузить, убираться. И вот после очередного домашнего скандала я приехал в Бобренев монастырь и после исповеди попросился остаться трудником.
Игумен разрешил, я остался в тот же день, было это в начале 2016 года.
Тогда в монастыре жили пятеро трудников и монахи, все размещались в двухэтажном братском корпусе. Братия и игумен жили на втором этаже, трудники на первом. Работы было много, жили в общем дружно, хотя люди были разные, со своими причудами. Я много беседовал с игуменом Петром, мы часто после вечерней службы ходили по монастырю, говорили о разных вещах, и о моих страстях, я рассказывал всё, доверился игумену.

Меня сперва смущало, что Петр часто брал меня за руку, мог начать говорить что-то и приобнять, но я списывал это на отеческое отношение и перестал волновться по этому поводу.
Среди трудников и обслуги говорили разное про Петра. И что якобы в Великий пост ест скоромное (это действительно было так, я видел как готовили рыбу в постные дни и уносили наверх), и что на ночь приезжают и остаются молодые ребята, якобы из семинарии. Но я старался не обращать внимания - как никак сам попросился на исправление.
Летом к нам прибыл молодой иеромонах Иоанн Ж. С ним мы общались мало, но с игуменом они стали неразлей вода. Они постоянно гуляли вместе, Иоанн подолгу не выходил из комнат игумена, тоже говорили разное про них, и снова я старался не слушать.

Все перевернулось в начале осени. Меня часто одолевало уныние, я жаловался на исповеди игумену. Как-то поздно вечером он сам пришел ко мне и сказал, что нужно серьезно поговорить о моем будущем. Петр сел ко мне на кровать, приобнял, и, сказал, что мне лучше принять постриг, что если я буду полностью его слушаться, то он быстро устроит рукоположение в дьяконы и в иеромонахи.
Конечно я удивился, но слушал. В итоге, Петр сказал открыто: поскольку я страдаю от блудной страсти к женщинам, то в монашестве мне путь к блуду с ними будет закрыт. Но остается любовь мужская, и это нормально и всегда так было, стесняться не надо. Он гладил меня и говорил, что я должен его слушаться и помалкивать и он всё устроит, что мне будет хорошо с ним и я буду под его особым покровительством. Опущу совсем непристойные подробности домогательств того вечера, но я в ужасе сбежал и той же ночью уехал домой на попутке.

Я чувствовал себя оплеванным, ведь я доверял игумену самые сокровенные мысли, а в итоге получил предложение заниматься мужеложством. Три года я шарахался и от храмов и от священников. Я молился дома, потому что мысль прийти на исповедь и снова открыться пугала, я помнил свое унижение. Но я всё это время хотел еще раз увидеть Феодоровскую икону, хотелось к ней прикоснуться, постоять рядом. Наконец пару месяцев назад я решился и в воскресный день снова приехал в Бобренев монастырь.

Поскольку в воскресенье людей на службе много, я рассчитывал незаметно затеряться в толпе прихожан и помолиться у иконы. Так и вышло, но тут началась служба, и я снова увидел игумена Петра. И на нем вместо креста была уже епископская панагия! Я не смог остаться, убежал из храма. Я просто плакал от обиды и от злости, ведь наверняка не я один знал о его наклонностях. И такого человека делают епископом!Более того, я узнал, что недавно вдобавок он стал духовником гимназии в Коломне!
Отец Андрей, я и до случая со мной читал Ваши статьи, но честно говоря считал их преувеличенными. А сейчас мне очень горько и обидно, ведь я так долго шел к вере, искал помощи, а нашел извращенца, который мало того, что получил сан епископа, так еще и имеет отношение к детям.
Я не против. если Вы опубликуете моё письмо, ведь оно может предостеречь кого-то от ошибки.
***
Другой отзыв:


"Владыка Петр хроший святитель. Тихий, смиренный, не алчный. Знаю его только с хорошей стороны. О ТОМ, О ЧЕМ ПИШЕТ КУРАЕВ ДАЖЕ НЕ СЛЫШАЛ ОТНОСИТЕЛЬНО ЭТОГО ЧЕЛОВЕКА НИ РАЗУ! Да и давай пораскинем мозгами: ДАЖЕ ЕСЛИ я чего то не знаю (хотя я его знаю много лет) чтобы вл. Петр лез к бомжу- полудурошному???!!! При Его возможностях???!!! Глупость!!! А человека гавном теперь облили и оттираться как? Мы с тобой тоже по три часа в квартире сидели! И что? Боже, какой ужас! Скоро сташно будет собрату руку подать. Заметь, отец, это ЕДИНСТВЕННАЯ пасквиль на вл. Петра! Если б что то такое было, давно б весь интернет гудел!"

И еще:
Епископ Петр-человек сложный и замкнутый, это все знают в Московской епархии, но обвинение в педарастне-последнее дело. Тем более в подобных описаниях. Петр-ближайший помощник митрополита Ювеналия, одно из крупнейших лиц епархии, и так дешево палиться с какими-то бомжами коломенскими-несусветная чушь и глупость. Этот человек очень хитер, осмотрителен и неглуп. Пожалуй, это основные качества, которые полностью противоречат данным обвинениям.

И в наши дни есть мудрые старцы!

29-летний парень живет со своим отцом, которому уже за семьдесят, и постит в Твиттер то, что его отец говорит.

Вот некоторые из этих высказываний:
· "Та женщина - сексуальна... Ты не ее уровня? Сынок, позволь женщине решить, почему она не будет с тобой спать, не придумывай за нее"
· "Ты слишком много переживаешь. На вот, съешь бекон... Что? Нет, я без понятия, станет ли тебе лучше от этого. Просто я слишком много бекона пожарил."
· "Сынок, всем пофиг, что умеет твой сотовый. Ты его не изобрел, ты его только купил. Это любой дурак может."
· "Ага, понял, когда я включаю кран в кухне, то в душе на тебя льется кипяток. Нет, я не обещаю, что не буду так больше делать, я говорю, что сам принцип понял."
· Я просто хочу тишины... Господи, это не значит, что я тебя не люблю. Это значит, что сейчас я люблю тишину больше.
· "Мы можем поговорить позже? Новости передают... Слушай, если у тебя туберкулез, за полчаса ничего не изменится, господи боже..."
· "Малыш заговорит, когда заговорит, расслабься. Не то чтоб он знал лекарство от рака и отказывался поделиться информацией."
· "Помнишь, как ты смеялся надо мной, когда я полысел? Нет, я не собираюсь шутить по этому поводу. Я дам твоему зеркалу это сделать."
· "Нет, ты не можешь одолжить мою футболку. Как насчет того, чтобы постирать свои вещи вместо того, чтобы стоять там с шокированным видом? "
· "Нет, я не пессимист. В какой-то момент мир гадит на каждого. Делать вид, что он не гадит - быть идиотом, а не оптимистом."
· "Ты все драматизируешь. Все, что у тебя есть - это телевизор и надувной матрас. Я бы не назвал это "есть, что терять"
· "Какое давление? Женись, когда хочешь. Твоя свадьба - просто еще один день в моей жизни, когда я не смогу носить спортивные штаны."
· "Родитель хорош настолько, насколько хорош самый глупый его ребенок. Если один ребенок получил Нобелевскую премию, а другого обокрала проститутка, ты провалился."
· "Герой войны? Нее. Я был врачом во Вьетнаме. Моей работой было говорить "Это происходит, когда ты трахаешь проституток, парень.Возьми этот крем, мажь своего
дружка."
· "Наука и Мать Природа состоят в браке, в котором Наука всегда удивляется, приходя домой и находя Мать Природу с соседом."
· "Есть слово для таких людей... Не, я говорю, что есть слово, но я его не знаю. Я тебе кто, поэт, что ли?"
· "Не понимаю этого: я потею, я пахну ОК. Ты потеешь - ты пахнешь как ослиное дерьмо. Расслабься, она занимается на беговой дорожке рядом с тобой, она уже знает."
· "ОК, будем голосовать. Кто хочет рыбу на ужин?.. Ха, демократия не так уж и хороша, когда она тебя трахает, да?"
· "Не начинай рассказ со слов "Это ТАК смешно". Все равно, что сказать перед сексом "У меня гигантский член". Даже если ты прав, звучит по-идиотски."
· "Мул как-то лягнул дядю Боба. Сломал ему ребра. Боб дал ему в морду... Что я хочу сказать? Это всего лишь вросший ноготь, мать твою. Хорош ныть."
· "Не, мы не празднуем это. Не знаю, кто такой Святой Валентин, мне пофиг, но сомневаюсь, что он хотел, чтобы люди трахались в знак почтения к нему."
· "Ты выглядишь как Стивен Хокинг... Расслабься, я имел в виду, непарализованная его версия. Чувствуешь себя лучше?.. ОК. Забудь, что я это сказал."

Мастер-класс миссионерства от главы миссотдела МП

ДУХОВНОЕ ПРЕДОСТЕРЕЖЕНИЕ

Пресс-служба Белгородской митрополии уведомляет об имеющихся в нашем распоряжении свидетельствах сбора блогером Владимиром Корневым информации, которая может быть использована для дискредитации духовенства митрополии.

В частности, упомянутым В.Корневым разосланы в ряд адресов священнослужителей СМС-сообщения, посредством которых он пытается выведать нечто о прошедшем 16 декабря прошлого года Съезде духовенства Белгородской митрополии. Поскольку он получил известность как скандальный блогер, промышляющий на «жареном», то очевидно, что речь идет о подготовке некоего клеветнического материала на Церковь.

Нелишним в этой связи будет напомнить о существовании в Гражданском Кодексе РФ статьи 152, где говорится о праве на защиту чести и достоинства, а также деловой репутации и мерах по осуществлению этого права.

Также считаем необходимым сообщить, что материалы, к которым Корнев В. пытается получить доступ, являются компетенцией только Белгородской митрополии и не могут распространятся в СМИ или быть вольно интерпретированы в чьих-либо целях и интересах. Напоминаем, что Церковь отделена от государства и действует сообразно своему каноническому устроению, исходя из которого действия данного блогера могут попасть под прещения вплоть до отлучения от Церкви.

Пусть это сообщение послужит В. Корневу и ему подобным духовным предостережением, ведь Церковь возносит непрестанные молитвы об исправлении грешников «дабы всякий верующий не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3,16).


http://beleparh.
ru/index.php/novosti/21-sluzhenie/10649-dukhovnoe-predosterezhenie

Владимир Корнев — автор телеграм-канала «Белгород № 1». Недавно ему на почту пришло письмо о том, что во время время декабрьского съезда митрополит Иоанн отчитал несколько молодых священников. Они якобы возмущались тем, что митрополит берёт деньги с духовенства за посещение приходов.

Корнев захотел узнать подробности съезда и написал нескольким священникам. А через несколько дней на сайте епархии появилось «Духовное предостережение»,

Его комментарий:
"Не знаю, бывали ли случаи в современной России, чтобы церковь угрожала отлучить от себя человека из медиа за смски. Поэтому, кажется, надо сказать пару слов об этом.
6 января 2020 года на почту che0cafe@gmail.com, на которую можно анонимно написать любую информацию для редакции «Белгород №1», пришло письмо о съезде духовенства Белгородской митрополии 16 декабря 2019 года. Анонимный автор сообщал, что после официальной части владыка Иоанн стал «воспитывать» священников из Старого Оскола за то, что они в сети обсуждали практику «взимания митрополитом денежных средств с духовенства при посещении приходов».

В 99% случаев получения анонимных писем, которые представляют интерес для «Белгород №1», мы пытаемся проверить изложенную в них фактуру. Так произошло и в этот раз.
Во-первых, я узнал от автора этого письма имена тех старооскольских священников, о которых, по его словам, говорил митрополит. Сразу скажу, что приводить их имена публично (во всяком случае пока) не буду — даже если это они пожаловались руководству епархии на меня, то подставлять не хочется.
... Я просто напомню, что этот скандальный блогер лично приходил брать большое интервью у владыки, которое опубликовано на том же сайте митрополии, а позже победило на главном конкурсе молодых журналистов России. Или я получил такую известность на днях? :)
За те часы, что прошли с выхода заметки, мне написали двое священников из Белгорода и Белгородского района. Оба, вероятно, не сговариваясь, извинились за тех, кто сделал этот текст. Оба сказали, что сильно неприятно удивлены такими действиями руководства. Обоим я сказал, что не обижен и даже не расстроен."

Разговор с комсомольцами

Радио "Комсомольская правда", 2 декабря:

Е. Афонина:
- С вами ведущие программы «Национальный вопрос» Андрей Баранов и Елена Афонина. Сегодня мы пригласили в нашу студию протодиакона РПЦ Андрей Кураева.
В последнее время начали разворачиваться дискуссии вокруг преподавания основ религии. Глава Министерства образования и науки России Ольга Васильева пообещала, что таких уроков должно стать больше. Чтобы детям было не так тяжело учиться, она предложила убрать из программы второй иностранный язык. Изучение основ религии действительно необходимо изучать в школе?

А. Кураев:
- Я не претендую на то, что моя позиция будет объективной. Я заинтересованное лицо. Помимо очевидно конфессиональной ангажированности на мою позицию, наверное, влияет еще и то, что именно я автор учебника по основам православной культуры для четвертого класса. Это не единственный учебник. На самом деле их существует пара десятков. И школа имеет право выбрать, с каким учебником работать. Но мой издательство «Просвещение» издает уже десять лет. Поскольку это частичка моего труда и моей жизни, я стараюсь держать руку на пульсе и беседую с педагогами. Позицию слышу одну: мало уроков. Дети хотели бы продолжения разговора. Четвероклашки, когда оканчивают начальную школу, хотели бы продолжения разговора.

Но с самого начала я полагал, что уместно было бы сделать этот курс спиральным. По одному году в каждой школе – начальной, средней, старшей. Четвертый, седьмой и десятый классы, скажем. По мере взросления детей у них копятся свои вопросы, ассоциации, проблемы. И об этом надо говорить. В школе моей мечты это разговоры не на тему Библии, а на тему жизни самих ребят. С привлечением иногда материала из Библии или истории религии, из истории церкви и так далее.

У ребят в школе есть свои проблемы. В начальной школе – ябеды, зависть. А потом они усложняются, любовь приходит и прочее. В старших классах – поиск самоидентичности. Кто я, что мне делать с моими недостатками. Кому-то кажется, у меня нос неправильный. А у кого-то серьезные хронические болезни. А кто-то не отличник. И что, повеситься из-за этого, что ли? У кого-то семья неполная. Как это пережить? И здесь религия может оказать свою помощью. Еще темы: Подростковый суицид, например. Смысл жизни и смысл смерти. Цена смерти и цена жизни. По сути, это выход на религиозные вопросы. Что может быть выше человеческой жизни?

Тут есть о чем говорить. Надо рассказывать детям не о том, как Содом поругался со своею Гоморрою. Не то, что детям и даже педагогам будет казаться просто древнееврейскими сказками, которые они почему-то должны предпочитать древнегреческим. А просто из Библии брать материал для разговора о реальной жизни этих самых детей.

А. Баранов:
- Кто будет детям об этом рассказывать? Православный священник, мулла, иудей? Или это будет светский ученый, учитель?

А. Кураев:
- Уже есть десятилетняя практика. Когда речь идет не о факультативе, не о том, чтобы дети остались после урока. Тогда и священник может прийти, и мулла, и кто угодно. По приглашению классного руководителя и с согласия родителей. Можете боксера пригласить, а можете священника. Ваш выбор. Кстати, учитель спрашивает в классе: «Дети, скажите, у вас есть в семье какие-то принципы? Как вас учат жить?» И мальчик говорит: «Вы знаете, а мне папа говорит, что лучше давать, чем принимать». – «Да ты что, это же слова Священного Писания. У тебя папа – священник?» - «Нет, боксер».

Но курс ОПК не факультатив. Он входит в Федеральный образовательный стандарт, в программу. при этом только в четвертом классе – 32 урока. И выбор в рамках этого курса не между актером, боксеров и священником. Есть шесть модулей. Основы исламской культуры, православной, буддистской, иудейской. Или просто светская этика. Или коктейль – понемножку о мировых религиях. Родители имеют право выбрать. Каждый учитель четвертого класса в школе моей мечты обязан уметь вести любой из шести модулей, независимо от личной религиозности педагога. Педагог лично может любить Достоевского и ненавидеть Толстого. Или наоборот. Бердяев говорил, что все русские интеллигенты делятся на три группы. Те, кто любит Достоевского, те, кто любит Толстого, и те, кто никого не любит.

Ты можешь любить Есенина и ненавидеть Маяковского. Но когда ты литератор и доходишь до преподавания уроков по Маяковскому, ты должен влюбить свой класс и в Маяковского тоже.

А. Баранов:
- У нас страна многонациональная. Я не представляю, чтобы в Чечне или Дагестане другой модуль, кроме исламского, восторжествует.

Е. Афонина:
- Из регионов приходят сведения о том, что чуть ли не на уровне губернатора идет продавливание курса православного.

А. Кураев:
- Я пока говорю о школе моей мечты. Но реалии разнообразных российских регионов бывают всякими. Субъектом выбора является семья, а не класс, не педагог, не школа и не гороно.

Е. Афонина:
- Проект запущен с 2012 года. Семь лет прошло. Для чего нужен был курс?

А. Кураев:
- Курс не был направлен на увеличение числа прихожан. Такая цель мною точно не ставилась.

А. Баранов:
- Тогда на что?

А. Кураев:
- Главная цель этого курса – чтобы ни до меня, ни до вас не доходили сведения о школьных драках на религиозной основе. Чтобы дети, пока они еще котята, узнали о том, что люди делятся не только на мальчиков и девочек, до появления подростковой агрессивности. Мы разные. Бывают брюнеты, бывают блондины. Бывают мусульмане, бывают христиане. И это не повод для драки.

Е. Афонина:
- Удалось ли реализовать эту цель?

А. Кураев:
- Подростковую агрессию снизить почти невозможно. Канализировать можно. Нужно, чтобы она не выплескивалась по религиозным поводам.

Е. Афонина:
- На связи со студией заслуженный учитель России, доктор педагогических наук, действительный член Российской академии образования Евгений Ямбург. Удалось добиться чего-то положительного в поведении учеников, в их оценке мира, самих себя, своих близких?

Е. Ямбург:
- Я с отцом Андреем Кураевым знаком давно. У нас есть общие позиции, есть разногласия. Но я не могу сказать, что это было хорошее решение. В многонациональной и поликонфессиональной стране школа должна оставаться светской. Но быть светской – не означает быть агрессивно атеистической. Для меня и ислам, и христианство, и иудаизм – это разные команды альпинистов, которые поднимаются на одну и ту же высоту. И здесь важно подчеркнуть не то, что разъединяет нас, а то, что нас объединяет. И в этой ситуации я глубоко убежден, что христианский ребенок должен знать, что ислам в переводе – это смирение. И что джихад – это не уничтожение людей, а греха в себе. И что есть сура Мухаммеда, которая говорит, что пусть все религии соревнуются в добре. С другой стороны, исламский ребенок должен понимать, что очень много общего в хорошем добром классическом исламе с Новым Заветом, с Евангелием.

Я убежден, что то, что мы разогнали детей по разным конфессиональным квартирам, здесь больше опасности, чем положительного. В таком возрасте дети не выбирают самостоятельно, выбирают родители. И в этой ситуации это политическое решение. Вместе с тем, я имел счастье видеть, как работали с детьми отец Александр Мень, отец Григорий Чистяков. Они никогда не путали лекцию и проповедь. Будучи очень серьезными учеными, они не утверждали, что дарвинизм – это полная гадость, потому что есть неодарвинизм. И здесь надо понимать то, что очень хорошо выразила великолепная религиозная поэтесса Зинаида Миркина, жена философа Померанца:

Качнулся лист сырого клёна
И тихо дождь зашелестел.
Душа живёт иным законом,
Обратным всем законам тел.

Религия – это про душу. А законы тел – это наука. И никто не бегает по потолку. Вот это смешивать не надо. И в этой ситуации мы пытаемся сгладить эти вещи. У меня в школе 22 национальности. И чеченцы, и дагестанцы, и евреи, и татары. Там разные традиции. Но это не означает, что они должны друг другу противостоять. Собираем через какое-то время этих ребят из разных конфессий, и они друг другу рассказывают про свои религии. Но это решение было политическое и, на мой взгляд, совершенно неверное.

Есть люди – администраторы, кстати, к ним относятся… я никогда не путаю Патриархию и приходских священников, с которыми у меня со многими просто идеальные отношения. Это умные люди. Но там почти военная дисциплина. И в этой ситуации, когда из одного из регионов ко мне привозят девочку, не буду называть регион, они эмигрировали и специально здесь прописались, я спросил: а что случилось? Там ввели православие. А что ж тут плохого? Разговариваю с девочкой. Какое счастье, что мы православные. Но вы не представляете, как я ненавижу католиков. А чего они тебе сделали? Вы не понимаете, они молятся Примадонне. Я говорю: деточка, Примадонна – это Алла Борисовна Пугачева. А они молятся Деве Марии, православной Матери Божией. Это одна и та же женщина. Ей уже успели отравить голову ненавистью к братской конфессии.

А. Баранов:
- Это зависит от преподавателя.

А. Кураев:
- Наш с Евгением Александровичем диалог длится не одно десятилетие. Мне жалко, что он застрял в 90-х годах и не видит того, что происходит реально в этой тематике. Он прав, решение о появлении этого курса – решение политическое. Это опровергает второй тезис, что школа должна оставаться светской. Школа в России остается светской и оставалась бы такой, даже если бы там преподавали Закон Божий с первого по одиннадцатый классы. Слово «светский» означает «антиклерикальный». То есть проект, который управляется не попами, а людьми в пиджаках. У этих людей могут быть убеждения в том числе религиозные. Но они финансируются не за церковные деньги и управляются не церковной иерархией, поэтому это светский проект.

Если решение политическое, значит, принималось оно не в Патриархии, а на уровне президента и премьер-министра. А тогда это были те же лица, но в другом порядке. Решение принималось в 2008 году. Политика состояла вот в чем. Главный модуль из шести – основы исламской культуры. Важно добиться того, что потом назвали импортозамещением, спустя несколько лет, после крымской истории. Чтобы детям российских мусульман об их вере рассказывали не гастарбайтеры из Афганистана или Саудовской Аравии, а чтобы мы, государственная школа, успела бы рассказать им о том, что ваша вера не учит вас ненавидеть.

А. Баранов:
- Успели за это время?

А. Кураев:
- В то, что мы с вами беседуем в более-менее мирной Москве, может быть, этот проект тоже свою копеечку внес. Выплесков агрессии в связи с этим курсом не было. Яростными противниками этого курса являются российские имамы – лидеры мусульманского мира. Их позиция такова: своим детям мы и сами расскажем, что такое наша вера. Дайте нам шанс рассказать русским детям хоть немножко об исламе. Хотя бы в рамках курса мировых религий.

А. Баранов:
- В логике им не откажешь.

А. Кураев:
- Да. Государство по своим политическим соображениям не спешит давать им в этом карт-бланш.

А. Баранов:
- И как эту коллизию решать?

Е. Ямбург:
- Такая амбивалентная история. С некоторыми тезисами я согласен, а с некоторыми – категорически не согласен. Я не застрял в 90-х годах. Я стою у учительского стола с 90-х и по сегодняшний день. Отец Андрей прав, что нельзя вульгаризировать в политических целях ни одну конфессию. И это может сделать только очень хорошо подготовленный преподаватель, который знает психологию детей.

На деле вот что происходит. Существует еще администрация. Если в одном регионе дается негласная установка загнать в курс православия 85 % детей, причем там живут и мусульмане, - это вызывает агрессию. А в другом регионе, наоборот, загнать в исламский. Это недопустимо. Быть светской – не означает быть агрессивно-атеистической.

Е. Афонина:
- Что ученикам эти курсы дают?

Е. Ямбург:
- История и педагогика – провод многожильный. Ни одна из этих жил не отвечает решению всех вопросов. Школа стоит не на Луне. Агрессии кругом столько. Все, что связано с буллингом, с травлей, с детскими самоубийствами, - это не то что американцы или кто-то специально сделал. Это в нас самих. Посмотрите СМИ, мы везде ищем врагов. А эти враги становятся козлами отпущения. Укры, америкосы, либерасты – враги. Идет взаимное оскорбление. Дети этого не слышат, что ли? Здесь есть масса причин. Школа – не единственный актор, который формирует доброту.

Мне повезло в жизни, я очень дружил с Померанцом. Он говорил, что двадцать первый век будет веком Духа Святого. Он не был обскурантом, но прекрасно понимал, что здесь религиозное прозрение … значит не меньше, чем в научной. Логика двадцать первого века будет диалогикой. Сочетанием позитивистских научных знаний и глубоких религиозных прозрений. Для того, чтобы так работать, нужна огромная культура педагогов.

Е. Афонина:
- Не так давно представители научной общественности и православной церкви заявили о том, что должны объединить усилия для совместной работы по идеологическому воспитанию общества и молодежи. Глава Российской академии наук Александр Сергеев сказал, что эта мера необходима в деле реализации нацпроекта «Демография», который ставит задачей увеличение к 2024 году продолжительности жизни до 78 лет, к 2030 году – до 80 лет. Мы начинаем со школы и того, как преподаются основы религии.

А. Баранов:
- Очень большое значение имеют преподавательские кадры. Кто готовит этих людей? Чтобы они могли беспристрастно, интересно, с одинаковым отношением внешне рассказать и о православии, и об исламе, и об иудаизме, и о буддизме? И об атеизме, который присутствует очень зримо в жизни многих цивилизаций. Кто-то готовит специально эти кадры?

А. Кураев:
- Евгений Александрович упомянул имена замечательных священников-педагогов – отца Александра Меня, отца Георгия Чистякова. Я думаю, что он упомянул их совершенно не к месту. Смысл этого проекта в том, что не представители конфессий идут в школу на эти уроки. Не священники, а обычные школьные учителя должны быть готовы вести эти уроки. Таких педагогов должны готовить педагогические университеты.

А. Баранов:
- Сейчас есть такие специальности?

А. Кураев:
- Я опять говорю о школе моей мечты. Мне когда-то мечталось так. Когда Патриарх мне сказал, что надо этой темой заняться, я полагал, что у меня есть лет десять в резерве. Иначе эту проблему решить нельзя. В нашем наследии в России есть уникальная страничка нашей культуры. У нас удивительным образом в советские годы развивался именно культурологический подход к изучению религий и разговору о них. Это было следствием запрета на богословие и религиозную философию. Но это великие имена. Алексей Федорович Лосев, Арон Яковлевич Гуревич, Сергей Сергеевич Аверинцев, Юрий Михайлович Лотман, Александр Панченко и так далее. Имена высшего академического разбора. Они великолепно умели об этом размышлять, не переходя на религиозную пропаганду.

И тогда доходило до смешного. Аверинцев в своих книгах, если он цитировал книги Библии, он ссылки ставил по латыни. Советский цензор не мог понять, что это Io - это Евангелие от Иоанна. Поэтому пропускал. Поскольку традиция высокой науки уже была, можно было бы от нее перебросить мостик в высшую педагогику – вузовскую. В этой интонации начать разговаривать со студентами. А потом готовить студентов, которые смогут этот же метод перенести в школу.

Я же педагогам говорил так: каждый урок ведите так, как если бы вы рассказывали о православии в азербайджанской школе в Баку. Или есвли бы весь ваш класс состоял бы из детей азербайджанских гастарбайтеров в Москве. Речь педагога должна быть инклюзивной. Если ты говоришь «мы», с твоим «мы» должны согласиться все дети, независимо от их национальности, состояния здоровья, отношения к религии и так далее. Не имеет права педагог, даже на уроке основ православной культуры, сказать «мы – православные». Или «Господь заповедал нам».

Научить этой интонации, этой аналитике должны наши университеты. Увы, сейчас на аверинцевы, а попы учат училок, как рассказать о нашем Господе.

Е. Афонина:
- Протоиерей Дмитрий Смирнов сказал: «Дело школы – подготовить человека к жизни. Главная тема – геометрия или география? Нет, это все хорошие предметы, но они не главные. Главное, чтобы мальчик вырос отцом, а девочка выросла матерью. Поэтому на священниках лежит задача, чтобы каждый рожденный русский мальчонка превращался в воина и отца большого семейства". Родители говоря: а мы не хотим растить воина. А кто-то скажет: а мы не хотим, чтобы была большая семья.

А. Кураев:
- К сожалению, отец Дмитрий Смирнов давно стал фабрикой не то что фейков, но просто скандальных заявлений, которые просто неинтересно разбирать. А вот то, что сказал человек из Академии наук, что церковь должна участвовать в создании идеологии и так далее, это страшно. Тут я, как убежденный марксист, скажу: это возмутительно. В терминологии Маркса идеология – это синоним ложного воззрения. В постмарксистской современной политической философии идеология – это способ промывки мозгов. Это манипулятивные технологии. И обэтом даже в советских вузах рассказывали.

Когда сегодня звучат голоса о том, что нам нужна новая идеология, во-первых, конституция России это прямо запрещает. Никакая идеология не может быть объявлена в качестве государственной.

А. Баранов:
- Говорят, что это значительное упущение. Нет национальной идеи.

А. Кураев:
- И уж тем более нельзя церковь к этому привлекать. Ибо это означает признание, что работа цекровников и в самом деле сосьтоит в создании мифов, которые полезны для того или иного правительства, чтобы удачнее поставлять пушечное мясо и налогоплательщиков, послушных этому правительству, и вообще люди – вторая нефть, - к этому сейчас, по сути, все сводится. Увы, ныне церковные риторы поддерживают именно такое юзание самой идеи христианской веры и жизни. Но нигде Христос не говорит апостолам: идите и воспитайте из мальчиков воинов, которые высоко пронесут стяги нашей империи. И после этого мы всю Африку и Азию покорим под знаком моего креста. Нет такого нигде. Это ужасная профанация.

А. Баранов:
- Но ведь говорится о том, что патриотизм – чем не идеология?

А. Кураев:
- Мне это тоже не нравится. Если государство начинает называть себя Родиной, значит, оно хочет принести тебя в жертву. И сегодня, к сожалению, естественные человеческие чувства становятся предметом циничных манипуляций.

А. Баранов:
- Когда я рос, для меня Родина, которую приучили сызмальства писать с большой буквы, ни тогда не нужно было убеждать меня в том, что это моя Родина, за которую я буду сражаться до конца, как умею, ни сейчас тем более, когда я прожил…

А. Кураев:
- Сражаться за свою Родину – значит, сражаться и против манипуляторов.

Е. Афонина:
- В советское время никаких основ религии не существовало. Дети превосходно понимали, что такое хорошо, что такое плохо, что нужно делать, чего делать нельзя. И того беспредела, который сейчас есть в школах, не было. Такого уровня агрессии, ненависти друг к другу. И того, что каждый день мы обсуждаем и в новостях. Можно это притормозить?

А. Кураев:
- Вернемся к идее преподавания основ религиозной культуры детям. Шесть модулей. Эти учебники построены по принципу морального экуменизма. То есть представления о добре и зле одинаковые во всех шести вариантах. Есть лекарство, оно состоит из трех частей. Первое – лечащий компонент. Второе – оболочка. И третье – средство доставки. Лекарства в этих учебниках одинаково понимают добро и зло. Но как это донести до детей? Любое воспитание – это примеры, герои, антигерои и авторитетные учителя. Если оказывается, что в одной семье для одного ребенка авторитетен Лев Николаевич Толстой, а в соседней семье авторитетен Иисус Христос, а в третьей – пророк Магомед, та хорошо, пусть семья скажет: вы это лекарство донесите до моего ребенка вот в такой упаковке. В этом смысл курса.

А. Баранов:
Как правило, в семьях говорят: да не слушай ты их там, слушай, что я тебе говорю. И живи так, как надо.

А. Кураев:
- Тем более тогда задача школы – расширить кругозор этого ребенка, чтобы он не только телеящик своего папы видел. И слышал не только сплетни своей мамы. И хотя твои родители давно уже ничего не перечитывают, ни Достоевского, ни Толстого, но в школе давай мы с тобой это сделаем. Педагогика – это всегда понуждение.

Е. Афонина:
- А кого растит-то будем? Воинов или еще кого-то?

А. Кураев:
- Меня уже не спросят. К сожалению, общий курс ясен: шагом марш, с Калашниковым, с детского сада. Идет жуткая милитаризация всей системы воспитания. Как и информационного пространства. И это меня очень пугает.

Е. Афонина: Спасибо

https://radiokp.ru/obschestvo/kuraev-na-urokakh-pravoslaviya-ne-nado-rasskazyvat-kak-sodom-porugalsya-so-svoeyu-gomorroyu_nid6000_au414au66


https://www.youtube.com/watch?v=FYz3qq5MET4

(после чего ведущий начал учить меня родину любить. Вы понимаете, что все ополчились на Россию?! Америка хочет нас завоевать! Или Гитлер или Сталин, или Путин, или Трамп!"

Опубликовано в журнале Урал, номер 11, 2019

Андрей Кураев — протодиакон Русской православной церкви, общественный и церковный деятель, богослов, проповедник, миссионер, публицист, блогер. Живет в Москве.

Наталья Рубанова — писатель, лауреат премии «Нонконформизм», премии им. Тургенева. Автор нескольких книг прозы и многих публикаций в журналах «Волга», «Знамя», «Урал» и других. Живет в Москве.


Наталья Рубанова: У вас крайне пестрый жизненный опыт. Что побудило стать священником?Collapse )


Н.Р.: Вы вошли в период разочарований?

А.К.: Это нормально. Главное, чтобы разочарования не стали озлоблением. Новые знания и опыт, конечно, должны приводить к новым оценкам. Но разочарование может быть радостным: меньше поводов для понуждения себя к дружбе и согласию с тем и теми, что вызывает аллергию. И без этого балласта я вполне счастлив. В моей жизни нет обязаловки и расписания. Я с охоткой иду на службу в храм. С радостью принимаю гостей и журналистов, с радостью закрываю за ними дверь. Изредка и, опять же, с радостью выезжаю на лекции. Пишу в разных жанрах: от блогерских реплик до толстых томов. А хотите посмотреть сразу на двух счастливых людей?



Н.Р.: Почему бы нет…

А.К.: Вот, смотрите на это фото: на моем животе просторно и счастливо разместился мой пятый пятимесячный внучок. И пропустить их быстролетное детство в своих постоянных поездках я бы уже не хотел!



Н.Р.: Что бы вы сказали тем, кто хочет учиться в духовной семинарии?

А.К.: Универсального совета нет. Есть группа людей, для которых это — единственный социальный лифт. Поэтому все мои предостережения будут разбиваться о единственный аргумент: «Дома хуже». Ну а тем ребятам, для которых доступен выбор «МГУ или семинария», я бы рекомендовал сначала получить светское образование и профессию, а потом — церковное. Хотя бы потому, что запасной аэродром поможет им сохранить человеческое достоинство.


https://magazines.gorky.media/ural/2019/11/andrej-kuraev-ne-bojtes-ostatsya-staroverami.html?fbclid=IwAR3_-UdcNDc2NZ_sBlcBwE-FUvn66-SUfeS4WVwB_Jvx5il7pJl-jVlQ-Io

(Судя по упоминанию пятимесячного малыша, беседа была пять месяцев назад. Сейчась лучшему из упомянутых в беседе людей уже 10 месяцев).

Почаевский листок

Доброй ночи отче Андрее!
Прошу выставить анонимно это поздравление, человеку которого я почти 10 лет своей жизни считал своим архиереем прожив в Почаевской Лавре. Слабо верится, но может это как-то повлияет?
С ув.

Дорогой Владыка-наместник! 60 лет это дата! И дата не простая. Вам написали много панигириков на православных сайтах, восхищаются Вашими проповедями, строительными способностями (хотя по большому счету там вообще нечем восхищатся) и т.д.
От имени братии которые ушли, которых Вы ушли, и думаю тех, которые еще терпят Ваше головтяпство находясь ради великой святыни в Святой Почаевской Обители приимите горькую пилюлю в послевкусие юбилея.
Свернуть

Лоск, шик, блеск, пафос – вот что встречает сегодня человека переступающего Святые Ворота Лавры. Золото куполов, которые Вы скоро расставите даже на общественные туалеты, постоянная суета и замученные лица братии. Глаза – это зеркало души и прожив некоторую часть своей жизни в Лавре могу сказать что у большинства (не считая ваших земляков и лизоблюдов) они потухшие, выгоревшие. Много людей ушло разочаровавшись в идеалах иноческого жития преподаваемого Вами как настоящего. С Лавры, которая до Вас впечатляла простотой насельников и интерьера Вы сделали красивое место, но изгнали оттуда простоту. Простоту в отношении между братией, между братией и паломниками, между своими приближенными и простми рабочими из местных и перечислять можно много еще чего.
Вы говорили нам всегда что в обители наместник как родной отец а мы Ваши дети, но извините в нормальном обществе у таких родителей отбирают родительские права и на пушечный выстрел не подпускают к детям, но это в нормальном обществе… К сожалению предстоятель митрополит Онуфрий на которого расчитывала братия что хоть он Вас подвинет, не предпринимает решений по оздоровлению ситуации в Почаевской Лавре. При покойном митрополите Владимире Вы регулярно покупали через митр. Александра Драбинка себе дальнейшее пребывание на должности возя деньги в Киев, видать и теперь дальше нашли как пребывать дальше себе на любимом посту.
Вы превратили Святую Обитель в колхоз, а правильнее будет сказат в поместье где помещик Вы и на Ваши новые облачения, панагии и все остальное ложат братия свое здоровье в лавке, на просфорне, на стройках и остальных послушаниях приносящих хорошую прибыль. Помнится как на трапезе Вы говорили что это все не мое, а это все наше, а я просто поставлен Божьей Матерью грамотно распоряжаться и чтоб был порядок. Так где Ваше грамотное распоряжение, когда на лечение и нужды братии Вы жалеете деньги. Тем, кому вчера говорили что надо гореть а не тлеть, сегодня списываете как израсходованный материал.
Именно с Вашей подачи Почаев адекватными Православными людьми начинает восприниматься как рассадник мракобесия. А почему? Да потому что, Вы назначили на окормление паломников таких духовников, которых подпускать к этому никак нельзя. Без образования, без понятий реалий современной жизни налагающих на приезжих людей бремена неудобоносимые.
А какое Ваше отношение к тем кто ушел пробыв какое-то время в обители еще даже не приняв монашеских обетов? Да Вы их презираете и учите других презирать «слабаков». Вот, такой-то променял Божью Матерь на бабскую юбку, а такой-то сбежал в другой монастырь чтоб рукоположиться и такие ярлыки на каждого ушедшего которого когда Вы где-то встречаете если бы могли, то испепелили бы взглядом в один миг.
Помните! Вам уже 60 а впереди старость которая начинается уже и как говорила почаевская баба Татьяна: «У Бога нет блата! Всем старость, болезнь и смерть». Вы всех наставляете думать о вечности, а сами? А сами стяжаете новые облачения, автомобили, панагии и прочие земные блага за территорией обители, при этом учите братию гореть и спасаться.
Я думаю никто в конечном итоге не желает Вам погибели и горькой вечной участи, а прост задуматься и переменить свое отношение к людям, которые Вас окружают, которые в свое время к Вам пришли и придут еще искать жития монашеского. Хватит калечить души людские, кровь человечья не вода… поймите уже наконец.
Мы, те кто ушел, кого Вы ушли и кто еще терпит продолжая жить в обители надеясь на лучшее ждем что все таки Вы не потерянный человек и спящая в Вас человечность проснется. Вас простят и примут таким, какой Вы есть, просто покажите людям, что Вы… тоже человек!
Ис полла… С юбилеем!"

История одного иеромонаха

в моем блоге речь о нем шла вот тут https://diak-kuraev.livejournal.com/923790.html

Теперь - его собственная речь:


Я родился в 1980 году в Тольятти. В 90-е годы это было не самое спокойное место в стране. Это же «АвтоВАЗ», все эти разборки, мафия, Березовский. Но какой-то особенный контекст это для меня не создавало. У меня вся жизнь в детстве прошла между учебой, музыкальной школой по классу фортепиано и библиотекой. Я специализировался на музыкальной композиции. Музыку сочинял, конкурсы выигрывал.

Больше моей жизни ничего особо не происходило. Я был домашний и библиотечный мальчик. У меня брат-близнец, который любил гулять, вот его не загонишь домой, а меня наоборот — не выгонишь. Да и до сих пор меня не выгонишь: если бы не надо было на работу ходить и иногда за продуктами и всякими ништячками, я из дома и не выходил бы.

Collapse )
В Великобритании мы расстались с парнем, с которым я сюда приехал. Так бывает. Сейчас я в новых отношениях. У меня самый замечательный молодой человек, которого только можно себе вымечтать. Он грузин. Большего про него рассказывать не буду, я не спрашивал его разрешения.

Вернуться мне не хочется, у меня здесь дом. Мне часто снится один и тот же сюжет, что я в России, что я должен улететь, но опаздываю на рейс: меня что-то непреодолимое задерживает. От этого чувство тревоги, даже страха. Но рядом и другое чувство, что я могу улететь, пусть следующим рейсом, но мне есть куда уезжать, и я больше этой стране [РФ] не принадлежу. Сложное, комплексное чувство. Обычно снов я не видел, а этот повторяется. У меня ощущение, что это все «там» не мое, что все мое — «здесь» [в Лондоне], мой дом тут. Нагиб Махфуз сформулировал это самым точным, на мой взгляд, образом: «Дом не там, где ты родился. Дом там, где прекратились твои попытки к бегству».

Я совершенно явственно ощущаю, что мои — прекратились

https://discours.io/articles/social/seks-i-liturgiya-istoriya-emigratsii-byvshego-svyaschennika-toma-vechelkovskogo

Где это раньше публиковалось?

День заседания Синода.
До поздней ночи все священники страны сидят в интернете, ждут новостей о перемещениях епископов.

Один батюшка сначала охает (в его епархию назначен новый начальник), а потом ахает – «это же мой товарищ по семинарии, Васька! Наконец-то мне повезло с владыкой!».

Через некоторое время новоназначеный деспот прибывает во вверенное ему место архипастырства. С аэропорта он следует в собор. После краткого благодарственного молебна все собравшееся местное духовенство подходит целовать его рученьку. Подходит черед и вышеупомянутого отца Александра.

Во время этого краткого орального контакта сердце священника отзывается более чем пасхальной радостью на приветственное слово архиерея:
«Узнаете ли меня, отец Александр?» - «Узнаю, узнаю, владыко!» - «А я вас – нет».


***

эта милая сценка где-то публиковалась, или я ее помню из личной переписки?

Как я провел это лето

Андрей Кураев: "Православная вера – это вера в церковь"

Известный богослов рассказал в Карелии, что он думает о религиозности российского общества, о последнем ролике Шнура и певице Мадонне.

"Карабас-Барабас приходит в свой театр и видит подвешенного за кудри и хвост пуделя Артемона. Кресла перевернуты, занавес сорван. В оркестровой яме лежит пьяная Мальвина с юбкой, задранной на голову. На сцене – Буратино с наполовину обожженным носом, тоже пьяный, без сознания. Карабас-Барабас обводит печальным взором всю эту картину, тяжко вздыхает и говорит: "Да, не о таком театре я мечтал". Я думаю, Иисус Христос сказал бы точно так же, те же слова, глядя на современную церковную жизнь", – так начал свое выступление в Карелии известный православный богослов и писатель Андрей Кураев.

Он стал одним из гостей баркемпа, своего рода "интеллектуального пикника", устроенного редакцией сетевого издания "7х7" в минувшие выходные на берегу озера Кончезеро. Тема выступления профессора Кураева была обозначена как "Церковь вне политики?", однако разговор православного богослова с карельской аудиторией сразу вышел за политические рамки.

"Не всякий голос из церкви – есть голос церкви!"

Протодиакон Русской православной церкви подчеркнул, что он высказывает лишь свое мнение и никто – даже Патриарх Московский и всея Руси Кирилл – не может говорить от имени всей церкви.

"Где голос церкви? Это вопрос важен не только для церковных людей. Он и для обычных людей важен, и для журналистов, – пояснил профессор Кураев. – Сплошь и рядом звонят мне журналисты и спрашивают: "Отец Андрей, скажите, что церковь думает…". Прости Господи, но однажды мне позвонили и спросили именно так: "Отец Андрей, что церковь думает по поводу концерта Мадонны в Москве?". Мой ответ стал легендарным, я сказал: "Много чести, чтобы церковь что-то думала о каждом концерте каждой 50-летней ... Ладно, скажу цензурно. Когда меня спрашивают, что церковь думает о Гарри Поттере, я говорю почти то же самое, потому что от имени церкви может говорить только собор, а я не могу себе представить собор, у которого в 28 пункте повестки дня было бы отношение церкви к Гарри Поттеру. Это – немыслимая совершенно вещь! Поэтому есть позиция разных людей – в меру их образованности, ума, такта, культуры чтения, в конце концов, и так далее.

Это огромная проблема! У нас огромное количество, в том числе и архиереев, и, вообще, людей не может отличить актера от его роли. Или позицию персонажа в романе или фильме от позиции автора этого текста, и отсюда происходит раз за разом потрясающие скандалы, включая последний ролик Шнура. Он, по-моему, чисто антинаркотический ролик, что, ребята, будете колоться – до чертиков, что называется, дойдете, и вам и белочки будут являться, и бесы, и боги, и так далее. Нет же, сейчас опять пошла волна. Кошмар! Наши религиозные чувства оскорблены! Поэтому для самых разных людей этот вопрос очень важен. Не всякий голос из церкви – есть голос церкви! Причем формального ответа быть не может.

Казалось бы, так просто сказать: голос церкви – это голос патриарха. Фигушки! Среди византийских патриархов была куча еретиков. Правда, в России это было редкостью: у нас только один патриарх был еретиком (его, кстати, нет в списках). Патриарх Игнатий в Смутное время потом уже, когда его выгнали из патриаршества, в Польшу убежал и пррнял унию. А среди константинопольских патриархов масса еретиков была в первом тысячелетии. Да и потом, вплоть до того, что кальвинистами некоторые из них становились, тайными католиками и масонами.

В православии нет догмата непогрешимости! Понимаете, тут какая штука – есть вера церкви (она одинакова у православных и у католиков), в то, что каким бы священник ни был мерзавцем лично, но по милости божьей, если он молится об освящении воды, то Господь эту воду освятит. Ну, и, соответственно, крестины состоятся. То есть, когда вы идете крестить своего малыша, можете не исповедовать батюшку. Святой он в жизни человек или нет – главное, чтобы правильный поп был, и крестины состоятся. Соответственно, с освящением хлебушка или вина на литургии то же самое.

Но когда речь идет об освящении ума, это не работает. Можно быть генералиссимусом духовных сил, патриархом, и быть человеком духовно тупым. И не только духовно, но и нравственно совершенно тупым. А вот таких примеров и в русской истории было навалом, к сожалению. Один патриарх Иоаким чего стоит, с его казнями староверов.

Поэтому на Руси всегда считалось так, что одно дело – если мне нужно освятить амбар или поле от саранчи. Тут местный батюшка сгодиться. А вот если нужен духовный совет, я, может быть, на Валаам пойду к какому-нибудь старцу, монаху в Оптину Пустынь, пусть он мне богопросвещенным умом что-то такое особое скажет."

"Сможет ли церковь стать народной без "двушечек" и казачков с нагайками"?"

На сцене баркемпа протодиакон Русской православной церкви появился в джинсовой рясе, словно подчеркивая свою неформальность как богослова. Однако даже джинсовая ряса не могла скрыть в Кураеве типичного представителя РПЦ, хотя и с довольно "либеральными" для нее взглядами.

"Христиане обращали к вере процентов десять местного населения, и в числе этих десяти процентов оказывался местный князек, и остальным 90 процентам он уже приказывал разделить его новую веру, – заметил профессор Кураев, рассуждая о религиозности нынешнего российского общества. – Социологические опросы показывают сегодня почти то же самое: процент людей, для которых религия – это вопрос их личного выбора, порядка 10-15 процентов. В Финляндии ставят вопрос: "Вы верующий или нет?". Ну, 80 процентов финнов скажут: "Да, мы христиане”. Но ставим конкретный вопрос: "Скажите, вы дома сами Евангелие читаете или нет?", и около девяти процентов финнов говорят, что дома сами читают Евангелие. Во Франции спрашивают людей: "Вы религиозны? Вы христиане?". "Да, конечно". 70 с лишним процентов населения – христиане. Ставят контрольный вопрос: "А вы исповедуетесь? На причастие ходите?". Ну, порядка 12-15 процентов французов ходят на исповеди. Аналогичные были показания в позднем Советском Союзе – 70-80-х годов: при опросах от 8 до 12 процентов населения заявляли о своей религиозности. И это означает, что независимо от политического климата, независимо от конфессии, число людей, которые способны жить по религиозному принципу, оно одинаково – порядка десяти процентов.

Я думаю, что касается мусульман, здесь, как правило, вопрос будет следующим. Посмотрите на поведение мусульман вне своих деревень, когда они уезжают из Средней Азии или с Кавказа, какой образ жизни они ведут среди нас. Тут все заповеди и ограничения шариата забываются. Обратите внимание – два раза в году мусульмане Москвы собираются на огромные миллионные сборища. Но в остальное время мечети не переполнены, вот в чем штука. Они все время говорят, что им мало мечетей. В обычную пятницу посмотрите, что они – переполнены, кольцо вокруг них стоит на улице, некоторые не вмещаются? Нет. В обычную пятницу на намаз они не едут, только нужно политически показать "Нас много! Уважайте нас!" два раза в год - и все.

Так вот только сейчас на наших глазах с одним народом происходит невероятный исторический эксперимент. Я говорю о Южной Корее. Впервые в истории, кажется, целый народ меняет свою религиозную идентичность с буддистской на христианскую под влиянием христианских миссионеров без помощи государства. Это своеобразная модель христианства, это харизматы, это не православные и даже не католики, и это впервые в истории.

Вопрос для меня следующий: сможет ли Русская церковь в России стать церковью народной, не становясь церковью государственной? Без "двушечек", без полиции, без казачков с нагайками. Вот это для меня – главный вопрос XXI века. Честно говоря, двадцать лет назад я бы ответил оптимистически на этот вопрос, сейчас уже оптимизма у меня поубавилось".

"У вас есть право говорить о качестве ладана или кадила"

После сорокаминутного выступления протодиакон РПЦ ответил на те вопросы, которые возникли у собравшейся на берегу Кончезера публики, и тут профессор Кураев оказался в большей степени православным богословом, чем философом.

– Ваше мнение: православная вера может выжить без церкви как института?

– Дело в том, что православная вера – это вера в церковь. Символ веры говорит: "Верую в единую, соборную и апостольскую церковь", поэтому совсем обойтись без этого нельзя, а если еще вспомнить, что в текстах Нового Завета слово "экклесия" употребляется 110 раз, т.е. понятно, что это не совсем такой исторический нарост. Это все довольно взаимосвязано, и опыт показывает, что разрушение церковной системы, такой корпорации, довольно быстро приводит к стиранию и народной религиозности. Это показывает пример Албании, пример христианских общин под арабским и османским владычеством.

Разрушение церковных структур имеет своим следствием, как минимум, деградацию народной религиозности до уровня народной религиозности, т.е. язычества и фольклора. Была замечательная история, все ее помнят, по крайней мере, кто хотя бы чуть-чуть учился в советской школе, помнят Павлика Морозова, пионера-героя, стукача. Но вот, чего не рассказывали в советских школах. Оказывается, его могила стала местом паломничества. Его похоронили на местном сельском кладбище. Его могилка была несколько отдельно, обнесена обычной кладбищенской оградкой, четыре трубы по углам, и между ними изгородь. Обычно на этих столбиках ставят какое-то навершие – шарик какой-нибудь, типа куполка. В данном случае со временем эти шарики сперли, осталась просто открытая труба, и вот эти трубы все были полны поминальными записочками.

Естественно, на родине пионера-героя советская власть не могла допустить храма. Попов не было. Но религиозный инстинкт у людей остался , а единственная разрешенная святыня – святой мученик Павлик Морозов. И бабушки несли поминальные записки к нему на могилку. Это иллюзия, что давайте прогоним попов, и народ станет Бердяева с Флоренским читать! Это не так. Будет хуже.



– Как врач-психиатр я знаю, что существует такая практика, как православная психотерапия в России, к чему я отношусь, в общем, довольно отрицательно. Я хотел бы узнать Ваше мнение, Вам не кажется, что церковь, православие не должны лезть в профессиональные вопросы, в частности – в вопросы медицины, потому что есть специалисты, мы в этом разберемся без внешнего мнения, без любой религии. Есть наша профессиональная сфера, мы же не говорим, как кадилом махать, а вы нам говорите, как делать аборты.

– Идиотская позиция! Прямо скажу, не сдерживаясь, по одной простой причине: вам не говорят, как копаться скальпелем, речь идет об этической оценке тех или иных ваших действий! И это касается этических действий любого человека – чиновника, генерала, офицера, врача.

Речь идет об очень серьезном вопросе – когда начинается человек? В случае с абортами главный вопрос такой. Мы, прежде чем начать громко об этом говорить, Патриархию я имею в виду, в 1993 году сделали вопрос в МГУ, там есть биологический факультет, кафедра теоретической биологии. Сделали запрос туда, как современная наука думает, что считать началом новой жизни. Вариантов ответа ведь много может быть, да? Оплодотворение яйцеклетки, первое деление яйцеклетки, формирование позвоночника и так далее. Или выход из утробы матери, перерезание пуповины, первый вздох. Вот что считать началом жизни? И мы получили ответ, что все-таки оплодотворение – начало новой жизни.

У Вас очень наивное представление, что Вы излагаете мнение вашей корпорации. Ну, скажем, есть мед в Москве, и там есть кафедра медицинской этики. Завкафедрой – Ирина Силуянова, православный человек. Один из преподавателей – иеромонах Дмитрий. Эти люди вполне профессиональны в этом вопросе. Анализ этических последствий и причин тех или иных коллизий и ситуаций, которые возникают во врачебной деятельности!

Наконец, у любого человека есть право говорить о чем угодно! У Вас есть право говорить о качестве ладана или кадила, полное право! У меня есть право с Вами соглашаться или нет. Точно так же у любого сидящего здесь есть свое право высказать свое мнение, тем более что это касается каждого из нас. Попы касаются не каждого! По желанию. А к вам придется обратиться рано или поздно каждому из нас.

Знаете, приходит однажды врач на работу. Весь смурной. "Что такое?". "Да ночь ужасная была, я не спал". "А что такое? Сердце?". “Да нет, сон кошмарный был. Мне приснилось, что я заболел, а операцию делают мои однокурсники".

– В четвертом классе школы в одной четверти появился курс, который в большей степени связан с основами православной культуры, где достаточно юных детей знакомят с тем, что такое православие, как оно появилось и так далее. Сейчас есть идея продлить этот курс до девятого класса. Как Вы к этому относитесь?

– Я возмущен Вашими словами. Почему одна четверть? Целый год!

– Целый год? Значит, я упустил.

– Более того, Вы упустили то, что я – автор этого учебника.

– Тут все понятно.

– При этом я как автор этого учебника, официального, единственного учебника, изданного министерством просвещения, против идеи распространения курса на все классы. То, что я сам слышу, а я стараюсь беседовать с учителями и родителями, скорее отзывы такие: детям это интересно, это нравится, и тут я прошу не аплодировать, потому что детям нравится, прежде всего, то, что по этому предмету у них домашнего задания нет. Нет домашнего задания, и нет оценок.

Второе: говорят, что слишком маленькая дистанция, дети хотят продолжения разговора на эти темы, тем более что когда я писал этот учебник, я исходил из того, что это должен быть учебник на тему мира ребенка и мира человека, а православие – не более чем иллюстративный материал. Т.е. рассказ, например, на тему об отношении к природе, а на полях – рассказ о потопе, в таком контексте, что согласно Библии однажды за грехи людей весь мир пострадал. У меня нет специального рассказа о библейских сюжетах. Но детям хочется разговора, поэтому идея такая была, что этот курс можно было бы сделать спиралью – по одному году в каждой школе – в начальной школе, средней: четвертый класс, седьмой, десятый. Т.е. ребенок взрослеет, у него другие вопросы появляются. Если в четвертом классе важны проблемы ябед, сплетен, карманного воровства, то в десятом классе уже другие проблемы будут, в том числе неразделенная любовь и так далее. Вопрос своей идентичности: кто я? Вот об этом имел бы смысл говорить, но я против того, чтобы это был курс на тему истории православия, истории религии, т.е. рассказом детям о том, что сделал Содом со своей Гоморрою. Древнееврейские сказки не надо им рассказывать сами по себе, а вот рассказ о человеке, о тех проблемах, которые в его жизни есть, и о том, что есть христианские ответы на эти вопросы – об этом можно было бы рассказывать.

– Я про Мадонну хочу спросить.

– Какую из них?

– Про певицу. Я ее очень плохо знаю, но знаю, что она поет, в спортзал ходит, а Вы ее назвали “пятидесятилетней ... “. Вы знаете о ней что-то больше, чем мы?

– Не больше, чем "Википедия".

– Там так написано?

– Там написано, что она вставляла себе распятие во влагалище на концертах и мастурбировала с помощью распятия. Меня это не вдохновляет. При этом, повзрослев, она, возможно, стала замечательной женщиной. То, что она усыновляет детишек из Африки, за это ей низкий поклон.

https://stolicaonego.ru/analytics/andrej-kuraev-pravoslavnaja-vera-eto-vera-v-tserkov/


Ну вот, кажется, это был мой единственный выезд из Москвы этим летом. Но он пришелся на карельские белые ночи...

Лето - это маленькая жизнь!

Да - Не вздумайте нигде рассказывать, о чем мы тут с вами говорим. Я-то всего лишь старый человек с маразмом. А вот вас могут и от Церкви отлучить. (шутка профессора Папском Григорианского Университета).