Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Святейшая любовь

Сергей Михайлович Извеков появился на свет 23 июля 1910 года в городе Богородске (ныне Ногинск). Вв 15 лет он стал иноком московского Сретенского монастыря, через два года принял постриг под именем Пимена.

В 1960-м – он стал архиепископом и членом Священного Синода, в том же году его назначают управляющим делами Московской Патриархии.

19 января 1930 года, в светлый праздник Крещения Господня, в крымском поселке Токмак родилась девочка – Лида Стрельникова. Через пять лет ее родители перебрались в Сухуми.Когда они задумали окрестить дочь, крестным отцом попросили стать их доброго знакомого – архиепископа Петергофского Николая (в миру Борис Дорофеевич Ярушевич). Владыка незадолго до смерти попросил архиепископа Пимена позаботиться о его крестнице.

Их первая встреча состоялась в Бауманском переулке, в небольшом деревянном домике, где жил владыка Николай. Ясноглазая, улыбчивая, доброжелательная Лида понравилась Пимену с первого взгляда. А ее красивый архиепископ поначалу испугал своим строгим и неприступным видом. Но потом, во время беседы за чаем, она вдруг поняла, что он – добрый, что за напускной строгостью скрывается ранимая душа. И так ей захотелось поддержать его, сказать какие-то ласковые слова...

Вскоре Пимен уехать служить в Тулу, потом стал митрополитом Ленинградским и Ладожским. С Лидой и опекавшей ее Александрой Васильевной у него завязалась дружеская переписка. Осенью 1963-го Пимена назначили митрополитом Крутицким и Коломенским, и он перебрался в Москву. При всей своей занятости (а он был еще и членом Советского Комитета защиты мира, Комитета по связи с соотечественниками за рубежом, членом Всемирного Совета Мира) он находил время, чтобы позвонить своей подопечной.

В августе 1966-го Лида в тяжелом состоянии попала в больницу. Только тогда Пимен понял, как дорога ему эта женщина. То и дело он передавал ей через Александру Васильевну нежные, ободряющие записочки: «Мне хотелось бы, чтобы Вы были умницей! Не хандрили, не расстраивались и помнили всегда, что у Вас вся жизнь впереди!.. Вы такая замечательная и добрая, что даже не побоялись умирающей соседки и оказывали ей последние услуги. Я ее обязательно вспомню (в молитвах. – Авт.) Никогда не забываю Вас. Об этом и просить не надо. Я отношусь к разряду людей чутких и сразу, при первом знакомстве с Вами, хорошо понял, что Вы собой представляете как человек, и почувствовал Ваше отношение ко мне. Да будете Вы за все хорошее и доброе вознаграждены здоровьем и всем самым светлым и радостным в Вашей жизни... Еще раз прошу Вас самым усердным образом – берегите себя... Все пройдет, и вы поправитесь. Будете меня вновь утешать Вашим присутствием в Е(лоховском) и... все будет хорошо. С постоянной памятью и уважением. +Кр(утицкий)»

После больницы Лида уехала в отпуск к родителям. 28 сентября она отправила Пимену письмо с признанием в любви. (Долгие годы в этот день он будет поздравлять Лидию: «Сегодня наш дорогой день! День, который принес радость, и в моей осени засветило весеннее солнышко. Я... очень хочу, чтобы ты была самая счастливая на свете в продолжении всей жизни... Так хочется еще и еще вспоминать, еще и еще поздравлять...»)



Из письма Пимена от 5.10.66: «Спасибо за слово «скучаю», которое дает мне возможность не стесняясь писать Вам, когда у меня будет настроение и желание. Такое желание у меня бывает часто, и я боялся (своей) назойливости и недовольства с Вашей стороны тем, что во время отдыха Вас посещают мои письма и доставляют беспокойство... Наверное, Вы, отдыхая, все время чувствуете мою тень, сопровождающую Вас по пятам? Я все время думаю о Вашем отдыхе и предаюсь всевозможным предположениям, может быть, фантастическим, но... мысль всюду следует за Вами!..

Я часто думаю о том, что как хорошо родство душ, и как хороша возможность ощущать близкого, дорогого человека, и какое большое наслаждение в жизни дает такое ощущение!..

Вчера мне подарили собрание сочинений С. Есенина, и я в свободное время перечитываю... И стараюсь заглушить скуку и отсутствие возможности слышать любимый голос по телефону, но... все равно ничего не получается! До скорой, радостной встречи. С любовью+ Кр(утицкий)»

Когда Лида вернулась в Москву, у них состоялся серьезный разговор. Пимен переживал, что их отношения испортят ей жизнь. Ну что, кроме своей любви, мог он предложить молодой, симпатичной женщине? Ведь даже показаться на людях вместе они не могли без благовидного предлога! А она была согласна на все...

Осенью Лида уезжала к родителям в Сухуми. И он просил: каждый вечер ровно в десять вспоминай меня. И каждый день летели к ней телеграммы, письма и открыточки – с ее любимыми розами: «...пусть они напоминают о тех, которые остались на столе и не хотели увядать...»

Он поздравлял Лиду с праздниками, рассказывал о служебных делах, иногда сетовал на нездоровье (с 1947 года мучил его диабет, временами болели ноги и случались сильные сердечные приступы), но чаще трогательно уговаривал ни о чем не печалиться и «беречь свое сердечко».

«Сейчас шесть с половиной часов вечера, и я тебя провожаю мысленно. Слышал только что твой голос и... нахожусь под его впечатлением. Через полтора часа поезд унесет тебя к самому синему морю, в тепло и ласку дорогих, родных сердец. Я же тебя не увижу бесконечно долго!..

Буду с терпением и стойкостью дожидаться двух двоек следующего месяца. Если бы ты знала, как грустно, грустно. Я знаю... уверен, что ты чувствуешь..."

«Дорогая Солношулечка! Сегодня Вы еще в дороге, а я уже пишу в надежде порадовать Вас моей весточкой в день приезда. Вчера было очень грустно на душе. Представлял себе, как неумолимо застучали колеса и унесли дорогое существо в далекие края. Вслед за поездом понеслись и мои мысли и чувства, для которых не существует ни предела, ни расстояния...»
«Ты знаешь, как мне приятно бывает получить твое письмо. Это единственный источник тепла и радости!.. Я очень сожалею, что не могу быть участником вечерних бесед за чайным столом. А так хотелось бы, и такое было большое стремление. Видимо, такова уж судьба, и обстоятельства бывают сильнее нас...»

«Я чувствую себя как-то странно в связи с тем, что нарушился мой режим дня и кажется необычным... по несколько раз в день не звонить по известному телефону и не слышать тот голос, который является голосом радости и успокоения!»

«Дорогая Чудесулечка! Большое спасибо тебе за письмо с веточкой из трех листьев, с замечательными родными словами и мыслями! Я очень хочу, чтобы все было именно так и разлуки не было ни в жизни, ни в смерти!.. Жду с нетерпением возвращения. Всегда с любовью. +М(итрополит) П(пимен)»

Из письма Лиды к родителям: «Родные мои, он вас так любит, так часто вспоминает везде и всюду и все ждет в гости. День рождения, как и Новый год, встречали вместе очень хорошо. Дарили друг другу подарки... Роднулечка меня лелеет, как вы просили, бережет, любит. Я знаю, что я счастлива, я это хорошо чувствую, и в то же время самой не верится, что все это происходит со мной, что так бывает наяву, что это не сон, а чудесная земная сказка, произошедшая по вашим мольбам, мои родные. Любите его, как он любит меня и вас!»

Но имя «роднулечки» она хранила в тайне от родных, для них он был просто Сергеем Михайловичем. О грешной ее любви знали только верная Александра Васильевна и... племянница Тамара.

Тамара училась в Ярославле и часто бывала в Москве у тетки. С Сергеем Михайловичем познакомилась по телефону. Он был неизменно любезен, расспрашивал Тамару о студенческих делах, советовал побывать на какой-нибудь выставке, а потом поделиться впечатлениями. Нередко присылал билеты в Большой театр и на Таганку, в «Современник» и в Ленком; если спектакль заканчивался поздно, у театра их с Лидой ждала черная «Волга» Сергея Михайловича. Иногда он передавал для Тамары забавную безделушку, или флакончик французских духов, или красивую коробку конфет.

Однажды Тамара спросила, почему Сергей Михайлович никогда не ходит вместе с ними в театр? Лида ответила, что по долгу своей службы он не имеет права показываться в таких местах. Сложив вместе служебный долг, черную «Волгу», дефицитные подарки и постоянные поездки за границу, Тамара решила, что Сергей Михайлович разведчик.

«Как-то Лида повела меня в Елоховский собор, – рассказывает Тамара. – Когда митрополит Крутицкий и Коломенский начал проповедь, я буквально вцепилась в тетку: «Это же Сергей Михайлович, его голос...» Та смутилась: «Глупости, тебе показалось» – но, выйдя после службы из храма, призналась: «Да, это Сергей Михайлович, мы любим друг друга давно...» Я возмутилась: «Он же митрополит!» Лида вспыхнула: «А кто дал тебе право судить его?! Что ты вообще знаешь!..»

В 1971 году Пимен стал Патриархом. Доля ему выпала незавидная. Что греха таить, он возглавил Русскую Православную Церковь потому, что в верхах его сочли наиболее лояльным. (Лидия Васильевна как-то обмолвилась: «Назначили его, а куда денешься?») Его награждали орденами, отправляли в зарубежные командировки, избирали депутатом Верховного Совета СССР и делегатом партийных съездов (ни на одном заседании он не присутствовал, ссылаясь на нездоровье). Но при этом вся его деятельность строго контролировалась Советом по делам религий. Он не имел права свободно посещать епархии и общаться с паствой. Даже лечиться или отдыхать ему дозволялось только в правительственных санаториях либо на патриаршей даче в Одессе. Как-то «светские» помощники устроили ему секретный круиз по Волге. В Ульяновске Патриарх хотел было направиться в церковь, но его остановили: в плане посещений указаны только музей Ленина и памятные ленинские места. Пимен вернулся на теплоход.

В западной прессе его много критиковали – мол, проводит церковную политику, угодную советской власти, «ручной патриарх». Пимен вздыхал: «Походили бы они хоть пару дней в моих башмаках...»

Своими малыми радостями и печалями он делился с Лидией Васильевной, та успокаивала, утешала как могла.

Об их отношениях – шила в мешке не утаишь, – конечно же, узнали и келейники Патриарха, и присматривавшие за ним кагэбэшники. Не зря ведь Олег Калугин, в ту пору полковник КГБ, желая исповедаться Патриарху, просил походатайствовать об этом именно Лидию Васильевну.

В 1983 году здоровье Лидии Васильевны ухудшилось настолько, что ей на год дали инвалидность. А потом она стала работать в Патриархии. По мере сил старалась помогать Пимену. Неплохо зная английский язык, участвовала в приеме иностранных делегаций, писала приветственные речи, немало сделала для возрождения Свято-Данилова монастыря, за что была награждена орденом Святого Владимира 3-й степени

По нескольку дней гостила она в патриаршей резиденции в Серебряном Бору или на даче в подмосковной Перловке, сопровождала Пимена на отдых в Одессу. Всегда присутствовала на торжественных богослужениях и различных официальных мероприятиях Патриархии. Осенью 1985-го Пимен уехал лечиться в Карловы Вары. Судьба подарила им эти последние счастливые дни...

После лечения состояние Патриарха резко ухудшилось: одолевала слабость, ноги отказывали, и порой келейникам приходилось носить его на руках. По настоянию врачей пришлось долечиваться в подмосковном санатории.
Из письма Лидии Васильевны к архиерею Николаю от 27.02.87: «Боже мой, как все-таки быстро ушли от всех нас радости того хорошего времени, оставив взамен много житейских проблем и трудностей. Вам тяжело, Владыка, я это знаю... боль, о которой нигде не сказано, мне кажется, я ощущаю ее всем своим существом, наверное, потому, что у самой душа ранимая. Я имею в виду не только кончину папы, а много личных разных неприятностей. Так что на всю оставшуюся жизнь мне хватит горя и печали...»

В октябре 1987-го у Пимена обнаружили рак. От операции он отказался категорически. И угасал, таял как свеча. А Лида молилась, только молилась за него: ни подойти, ни приласкать, ни унять боль его – не было у нее такого права.

3 мая 1990 года Патриарх скончался. Похоронили его в крипте Успенского собора Троице-Сергиевой лавры.

Рассказывают, что сразу после похорон бывшая домоправительница Надежда Николаевна вывезла из резиденции все вещи Пимена, в том числе и шкатулку с письмами Лидии Васильевны.

...Из Патриархии она ушла. И вообще сильно сдала, старела буквально на глазах. Очень скоро перестали звонить ей многочисленные церковные знакомые, не так давно уверявшие в своей вечной дружбе. Доброе отношение сохранили лишь митрополит Питирим, бывшие келейники Пимена да настоятельницы монастырей, куда она ездила на богомолье.

А в 1998-м Лидия Васильевна оказалась в онкологическом центре. От операции, как Пимен, отказалась. Тут же составила завещание: «Все, чем я владею на момент моей смерти, оставляю племяннице...» Тамаре запретила рассказывать о своей болезни, попросила: «Не отдавай меня в больницу. Хочу умереть дома, в окружении близких. Похороните меня рядом с мамой в Ракитках».

Летом 1999 года в «Новых Известиях» появилась статья «Фаворитка из Чистого переулка» – о домоправительнице Пимена. Цитирую: «Надежда Николаевна появилась в Чистом переулке, где находилась рабочая резиденция московских патриархов около 1985 года, когда у Пимена резко ухудшилось здоровье... Она, вероятно, ухаживала за больным человеком, а заодно решала свои вопросы и вопросы окружения, которое вокруг нее немедленно возникло. За влиятельность и близость к Пимену ее звали Надежда всея Руси и очень боялись... Многие из ныне действующих епископов привозили Надежде... магарыч за продвижение своих фаворитов в епископы. Говорят, стоило это пять тысяч брежневских рублей... Пимен скончался, отписав в завещании Надежде существенную часть своего имущества».

Горько было читать эти строки Лидии Васильевне. Все полуправда. А правда была в том, что ухаживали за Патриархом его келейники и две монахини из Мукачевского монастыря – Зинаида и Ирина. Мифическое «влияние» и «близость» вообще выдумки. В последние годы Пимен страдал рассеянным склерозом, что тщательно скрывало его окружение. Порой он даже не узнавал келейников, часто уходил в себя. В такие минуты ловкачи, обделывая свои делишки, могли подсунуть ему на подпись любую бумагу...

Лидия Васильевна умерла 19 мая 2001 года в Белоруссии и там же была похоронена.

Племянница Тамара нашла квартиру Лидии Васильевны разгромленной (будто ее тщательно обыскали) и разграбленной. Исчезли старинные иконы, подаренные Пименом, огромный портрет митрополита Николая работы Александра Шилова, столовое серебро, украшения, одежда...

Почти год названивали Тамаре истеричные тетки: «Теперь все знают, что Лидия была сожительницей Патриарха...» Не раз звонили с угрозами, с предложением выгодной сделки – мечтали заполучить архив «любовницы Патриарха». Известно, что Пимен доверял Лидии Васильевне многие церковные секреты и, возможно, у кого-то закралась мысль: а не вела ли она дневники, не остались ли какие-то записки или письма?

Остались. В тайнике, до которого, по счастью, так и не добрались чужие руки, сохранилась самая ценная часть архива: письма ее крестного отца и нынешнего Патриарха Алексия II, с которым Лидия Васильевна была дружна почти полвека. Отдельно в небольшом портфеле лежали пожелтевшие от времени письма Пимена и короткая записочка Лидии Васильевны: «Он будет меня ждать там, где все встречаются. Он ждет. А сколько ему еще осталось ждать?..»

https://www.sovsekretno.ru/articles/lyubov-zemnaya/

***

Вот это и называется "бери от жизни всё". Пимен взял и лагерь, и ссылку, и сотрудничество со своими же палачами, и фронт, и высшие почести, и нищету, и богатство, и подростковое монашество, и последующую любовь. Вот только радости отцовства у него, кажется, не было...

А история церкви шла своим путем - от Лидии Васильевны к Лидии Михайловне... А я, работая в патриархии, любовался третьей Лидией - незабвенной Лидией Константиновной... (https://www.ng.ru/facts/2001-11-28/3_man.html)

Типовой церковный суд

Стенограмма разбора дела архиепископа Ермогена (Голубева) на заседании Священного Синода 30 июля 1968


Митрополит Алексий (Ридигер) сделал доклад, основываясь на документальных данных по делу архиепископа Ермогена и на основании его высказываний, показав вред, который он наносит своей деятельностью Церкви и ставит себя в гражданском отношении в весьма неудобное положение, в связи с чем члены Священного Синода испытывают чувство глубокого огорчения.

Митрополит Филарет: Неужели архиепископ Ермоген не понимает, что он наносит вред нашей Церкви. Мы ездим заграницу и знаем, как раскольники поднимают на щит архиепископа Ермогена и его писания.
Архиепископ Ермоген: Я заграницу не ездил и, наверное, никогда не поеду, и поэтому не знаю о вреде. Мне это очень интересно слышать.

Митрополит Алексий: В течение 50 лет церковные раскольники и всякого рода русские политиканствующие эмигранты, не признающие Матери-Церкви, придумывают любые версии, чтобы оправдать свое пребывание вне Матери-Церкви. И когда архиерей Русской Православной Церкви говорит, что епископ неканоничен, а раз так, то и Церковь неканонична и безблагодатна, это как раз то, что нужно раскольникам: "Вот почему мы не с Московским Патриархом".
Архиепископ Ермоген: Я никогда не слышал, чтобы раскольники-карловчане говорили о неканоничности Церкви и ее епископата.
Митрополит Алексий: Не может быть также, чтобы у вас не было связи со свящ(енниками) Эшлиманом и Якуниным.
Митрополит Никодим: Мы не дети, мы в это поверить не можем.
Митрополит Алексий: О справке вы говорите, что это ваша академическая работа, но зачем вы ее распространили с тенденциозной целью в противовес "льстивым панегирикам, всегда вредящим правде, в которых не будет недостатка в период празднования юбилея". По вашим словам получается, что члены Священного Синода и я, как Управляющий делами, связаны боязнью за свое место и ничего не делаем, а вы только болеете о благе Церкви.
Архиепископ Ермоген возражал по поводу сказанного.
Митрополит Палладий: призвал архиеп(ископа) Ермогена прекратить свою вредную деятельность.
После выступления м(итрополита) Палладия м(итрополит) Алексий предложил митрополиту Пимену не предоставлять архиепископу Ермогену слово после каждого выступающего.
Митрополит Иосиф: Я управляю епархией, которой вы дважды управляли. Вас там помнят, есть которые любят, письма вам пишут, посылки посылают. Что я им скажу, когда вернусь из Москвы. Ведь у меня спрашивать будут. Не могу же я им сказать, что вы в расколе. Ведь я вас помню, как вы по Крещатику с жезлом шли, будучи наместником Киево-Печерской Лавры, а я в это время еще в мальчишках бегал. Подумайте о тех, кто вас любит, и не разочаровывайте их своими антицерковными деяниями.

Архиепископ Серафим: Вы сказали, что РПЦ в очень печальном состоянии. Я этого не вижу. У меня в епархии 200 священников. Уполномоченный не делает препятствий к замещению приходов. Жизнь идет нормальным руслом и потому с вашим утверждением я полностью не согласен. Деятельность ваша должна быть признана неполезной для Церкви.
Епископ Леонтий: Переписка преосвященного архиепископа Ермогена с Московской Патриархией носит отпечаток явной враждебности. Все стороны жизни Русской Православной Церкви находят там лишь отрицательную оценку. Писать трактаты на канонические темы надо оставить профессорам канонического права наших духовных академий. Они располагают нужными материалами, сосредоточенными на стеллажах книжных их личных библиотек и академических. Нам же, прежде всего, надо служить, молиться, проповедовать, самим соблюдать субординацию и дисциплину и в таком же духе воспитывать вверенное нам духовенство. Но какая речь может быть о такой работе там, где все поносится, все отрицается, когда стройное течение епархиальной жизни, выражаясь языком преосвященного архиеп(ископа) Ермогена, без "осложнений", квалифицируется последним как "безразличие к порученному делу и беспринципность". Каждый из нас, епархиальных архиереев, стремится, чтобы в епархии было полное благополучие. "настроение преосвященного архиеп(ископа) Ермогена по тону и характеру его заявлений, пишет Святейший Патриарх Алексий, таково, что от него самого зависит дать возможность Синоду прекратить его пребывание на покое и назначить его на епархию". А для этого нужно прекратить продолжение действий запрещенных священников Эшлимана и Якунина, прекратить писание заявлений, подрывающих авторитет Церкви и наносящих ей вред.

Архиепископ Иосиф: Все выступающие говорят о неполезности вашей деятельности для Церкви. Это единодушное мнение всех. Вам надо это понять, прийти к Святейшему, упасть на колени и просить за все прощения. Когда вы осознаете свою неправоту и раскаетесь, Святейший вас примет, как сына и, в конце концов, вы получите епархию и будете служить.
Архиепископ Ермоген: Святейший не выставляет мне обвинений, он меня не обвиняет, поэтому мне и просить прощение не в чем. Меня поразило выступление епископа Леонтия, как очень резкое и грубое.

Епископ Леонтий:Ваша Справка – это пасквиль на РПЦ. Это шедевр в смысле отрицания всего, в смысле критицизма. Надо молиться, чтобы Господь помог стать на правильный путь. Надо написать на имя Святейшего Патриарха Алексия раскаяние в виде ли доклада, или прошения, признать допущенные ошибки, просить прошения, и после этого Святейший Синод, несомненно, Преосвященному архиеп(ископу) Ермогену предоставят кафедру.

После продолжительной дискуссии архиеп(ископ) Ермоген заявил, что он обещает больше не распространять своих произведений, а посылать исключительно Святейшему Патриарху и Священному Синоду.

На обещание архиеп(ископа) Ермогена не распространять своих произведений в будущем митрополит Алексий сказал: этого мало. Вы нанесли большой вред Церкви как внутри страны, так и за рубежом. Этот вред, нанесенный вами надо исправить, стереть, изгладить.

Архиепископ Ермоген: Я согласен не распространять свои произведения, но в отношении вреда я не согласен с вами. Об этом я еще должен подумать и посоветоваться с единомышленными мне епископами.

Митрополит Пимен сказал, что мы долго дискуссировали и дальнейшая беседа ничего не даст. Архиепископ Ермоген, видимо, не понимает, какой он вред наносит Церкви. Мне вспоминаются 20-е годы, когда один из писателей написал произведение, опубликованное впоследствии белой прессой. Когда об этом деле спросили В. Маяковского, он сказал, что произведение автора – это оружие в руках белогвардейцев. Так и здесь, архиеп(ископ) Ермоген дает оружие в руки наших врагов. Кроме внешнего вреда, он наносит вред и внутри страны
На этом заседание было закрыто. Архиеп(ископу) Ермогену было сказано, что он свободен и по предложению м(итрополита) Пимена, была составлена редакционная комиссия для выработки Постановления в составе: митрополитов Пимена, Никодима, Алексия и Филарета. После редактирования Постановления на заседании под председательством Патриарха проект Постановления был зачитан Управляющим делами Московской Патриархии и подписан всеми участниками сессии.
Митрополит Алексий (Ридигер)
5 августа 1968 г.

полностью тут
http://portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2199

Легойдина бездонность

Министр кирхпропаганды Легойда:

"Говорить с человеком, просидевшим 15 месяцев в (американской) тюрьме, — это как общаться с вернувшимся с боевых действий. Сложный, искренний, подробный, неоднозначный и важный разговор. Парсуна Мария Бутина".

Согласен, это может быть именно такой разговор.

Но: а где же у Легойды такой же разговор с людьми, отсидевшими в отечественных тюрьмах? Почему его так интересуют тюрьмы именно американские? Их порядки безопаснее критиковать?

И почему так поздно у него проснулся интерес к этой американское сиделице? Она уже полтора года как в Москве. Но как только ее использовали как критика российского заключенного А.Навального - так и Легойда сразу бросился ее раскручивать.

Не, а так мы мне политики.

И наоборот: добрый московский священник Алексей Уминский записал ролик про необходимость оказывать своевременную медицинскую помощь заключенным (как повод взяв соответствующее сообщение того же Навального).

И тут же легойдовское телевидение хамски обрушилось на о. Алексия, выдав образцовую пятиминутку ненависти длительностью в 15 минут.


https://www.youtube.com/watch?v=HD2SS4pup1k

От некоего Сергея Карнаухова мы узнали, что о.Алексий Уминский предатель, что он получает транши от Ходорковского, и вообще агент иностранных спецслужб, что "он по совершенно непонятным причинам называет себя священником", "священник в кавычках", "преступник в рясе, который занимается экстремизмом", "он должен привлекаться к уголовной ответственности", а о.Джованни (Гуайта) вообще преступник, который мешал ребятам из ОМОНа ловить преступников.

Реакция священника Павла Островского:

"На телеканале Спас в программе Голованова «Стрим» вдруг решили обсудить видеоролик протоиерея Алексия Уминского, в котором он призвал к милосердию над Навальным и другими заключёнными, которые не получают должной медицинской помощи.
Можно сколько угодно говорить о том, надо было ли отцу Алексию публиковать это видео или не надо, но никто не имеет права оскорблять другого человека.

Более того, откровенно облили грязью и оклеветали уважаемого духовника на православном канале, который как бы должен наоборот вещать о Евангелии и т п.
Сделано это было устами некоего Сергея Карнаухова, которого ведущий представил как человека «глубоко верующего, могущего дать очень точную трезвую оценку происходящему явлению».
Не знаю, конечно, во что или в кого верит Карнаухов, но совершенно непонятно зачем его приглашать в качестве эксперта на православный телеканал, когда очевидно по его речи у него серьезные проблемы в знании православного вероучения.

И уж тем более непонятно почему не пригласили самого отца Алексия Уминского, который никогда не был замечен в боязни идти на диалог с кем-либо. Думаю, он, безусловно, смог бы пояснить лично свои действия; и не было никакой тогда необходимости звать посторонних лиц, которые бы своими злыми домыслами смущали зрителей.

Ситуацию мог бы хоть чуть-чуть исправить отец Николай Бабкин, которому дали слово после Карнаухова, но он также не остановил эту мерзкую вакханалию - обсуждение и хуление за спиной уважаемого пастыря нашей Церкви".

Бабкин тоже откровенно явил свою гниль. Зачем, мол, Уминский заступился за одного конкретного человека, ведь есть другие темы - сейчас, вот, например, идет Великий Пост.
Недавно этот инстаграм-селфер уверял, что Бог не может говорить через совесть. А сейчас он вот забыл определение поста, данное Самим Богом:

"Вот пост, который Я избрал: разреши оковы неправды, развяжи узы ярма, и угнетенных отпусти на свободу, и расторгни всякое ярмо" (Ис 58,6).

Возненавидьте зло и возлюбите добро, и восстановите у ворот правосудие; может быть, Господь Бог Саваоф помилует остаток Иосифов. Я знаю, как многочисленны преступления ваши и как тяжки грехи ваши: вы враги правого, берете взятки и извращаете в суде дела бедных. Ненавижу, отвергаю праздники ваши и не обоняю жертв во время торжественных собраний ваших. (Амос 5)

К чему Мне множество жертв ваших? говорит Господь. Не носите больше даров тщетных: курение отвратительно для Меня; новомесячий и суббот, праздничных собраний не могу терпеть: беззаконие - и празднование! Новомесячия ваши и праздники ваши ненавидит душа Моя: они бремя для Меня; Мне тяжело нести их. И когда вы простираете руки ваши, Я закрываю от вас очи Мои; и когда вы умножаете моления ваши, Я не слышу: ваши руки полны крови. Научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову. (Ис.1)

***

Какая же мерзость эта ваша заливная рыба...

Тапочки

из утренней почты:

"Практически всю жизнь работаю в храме.
Когда вышло решение Патриарха о том, что Вам необходимо переосмыслить свой путь, вспомнилось вот это:
Пару лет назад в наш храм, расположенный практически в центре Москвы, был назначен новый настоятель - епископ, приближенный к Патриарху. Самый удивительный тезис, который был озвучен его помощником, был следующий - все "служители храмов должны быть как домашние тапочки - мягкие и удобные". Хочу заметить, что в слово "служитель" были вложены не только уборщицы и продавцы, но и клир. Молчать, со всем соглашаться, все выполнять и ни о чем не спрашивать владыку.
Вот в чем их идеология. Для них все должны быть, как домашние тапочки... Удивительно, правда?"

Наш Ортокосмос -2

Космическая одиссея 2020
Энергично забравшись на сцену диакон Антон Закуряев вынужден сдерживать одышку, он пятерней поправляет засалившиеся волосы и большим пальцем насаживает дужку старомодных (куплены за 630 фунтов в антикварном магазине на ) очков на переносицу:

- Синод сформулировал вполне очевидное решение. По-другому быть не могло. Если мы остановимся сейчас, то скоро нашу землю будут топтать кованные сапоги вражеских солдат.

- В бессильной зависти перед успехами православной космонавтики, католики - эти духовные банкроты - не решились повторить наш опыт и поставить бесов на службу Христианству. Они покусились на то, что им никогда не принадлежало, вторглись на чужую каноническую территорию Торжествующей, небесной церкви! Ведь что значить использовать для полета космических кораблей энергию сверхдолжных заслуг святых? До разделения все святые были православными, а после - запомните это - после разделения святых у католиков уже не было совсем. То есть Папа покушается на то, что по праву принадлежит православным. Наши святой жизни старцы научились запрячь в ракету бесов. Почему мы не использовали заслуги наших святых? Потому что наша Церковь их, заслуги эти, тщательно бережет, хранит и все такое.

- По-этому наш синод благословил наших святых свои заслуги не отдавать папе. Пора, нам с Вами пора, выдавить прыщик цезаропапазма с чела христианства. Вскрыть нарыв, выпустить гной. Я понимаю возмущение православных, которые бьют окна в католическом вертепе на Малой Грузинской. Не понимаете по-хорошему, Россия покажет им, что грех раскола не смывается даже мученической кровью.

- По этому Патриарх благословил настоятелю Газпрома отключить католическую Европу, эту грязную патаскушку, от нашего святого газа, вытекающего из самых недр нашей святой Руси. От чистого истока в прекрасное далеко!...

Зал хором ревет многотысячное "АМИНЬ!!!"

- Сегодня, когда ракеты-храмы бороздят просторы вселенной, когда уже 156 суток на орбите ведет свое послушание космический монастырь старца Кирилла с 23-мя насельниками, наши враги замышляют осквернить своими папскими туфлями поверхность единственного спутника Земли..

Полет на Луну готовился в страшной спешке: по всей стране на стадионах проводились массовые отчитки всего взрослого населения в надежде получить нужное число бесов для достижения второй космической скорости. Наконец о. Феофилакт в спускаемом пределе своего храма опустился в море Дождей. Оградив себя крестным знаменем о. Феофилакт вылез из люка. Вступая на лунную поверхность он произнес: "Какой это маленький шаг для одной поместной церкви и какой гиганский шаг для всего православия!" Первое, что увидел о. Феофилакт, когда пыль улеглась, была фигура в простых сандалиях на босу ногу, и в коричневом скафандре, подпоясанном веревкой. На макушке гермошлема сияла специально выбритая тонзура. Космонавт, воздев очи к небу читал розарий.

- Кто тебе позволил, сука, использовать помощь святых для того, что бы согрешать! - с этими словами о. Феофилакт набросился на своего противника.

Космическая Одиссея 2050 или Загорск-Кассиопея

***
"Митрополит Григорий вышел на солею только что освященного храма и оглядел свою паству. Митрополит слыл ретроградом и ревнителем патриархальной старины. Поэтому сестры Свято-Рублевского Новодевичьего монастыря не вызывали у владыки особого умиления.

Странный рясы от Caroline Castigliano, апостольники от Valentino, позволяющие выставить на показ изысканные прически. Одна из сестер повернулась к владыке спиной и на фоне золоченного, украшенного миллионами кристаллов Сваровски иконостаса давала интервью телевидению. В притихшем храме отчетливо раздавался вопрос журналиста: «Скажите, что привело Вас, дочку олигарха...»

В дизайнерском кресле, забросив ногу на ногу, сидела игуменья монастыря, матушка Нионила, бывшая третья жена президента, насильно постриженная в монашество пару лет назад. Она рассеянно листала каталог наперстных крестов от Картье.

Владыка Григорий сделал усилие над собой:

- Дорогие сестры святЫя РублевскИЯ обители! Дорогие гости! Сегодня мы с Божией помощью освятили сей храм во имя Собора святых благоверных президентов российских!

Да, это большой праздник для митрополита. Став пять лет назад митрополитом Рублевским и Новорижским, Григорий обнаружил в своей новой епархии около четырехсот часовен и домовых церквей – и ни одного собора или монастыря. Создание Новодевичьего монастыря и постройка собора были заветной мечтой митрополита. И вот сегодня эта мечта исполнилась, но на душе владыки было не радостно.

- …шествуете благодатным и душеспасительным путем, посреди искушений мира сего. Издревле на святой Руси было принято отдавать в дар Богу самое лучшее. Вы, сестры, взвалившие на свои хрупкие плечи тяжелый иноческий крест, и есть та святая жертва, которую…
Предполагалось, что послушанием сестер будет работа консультантами в магазине православной косметики. Специально для этого магазина Christian Dior создал туалетную воду "Херувимский ладан". На полках разместилась серия увлажняющих кремов от Rock под маркой "Саровский родник", косметика с УФ-фильтром под маркой "Неопалимая купина" от Yves Saint Laurent и крем от морщин "Сара" от Caudalie.

- И пусть та земная красота, которая окружает Вас в стенах святой обители явится прообразом…

В этот момент в рясе владыки Григория зазвонил телефон. Поморщившись, владыка стыдливо начал с трудом извлекать бесовскую штуку из кармана. Несколько сестер прыснуло, игуменья Нионила недовольно подняла глаза на владыку.

- Но я не могу, служба не окончена и Государыня, то есть игуменья будет недовольна.

В трубке митрополиту нецензурно посоветовали точнее определять приоритеты, если он желает и дальше носить белый клобук.

- Машину! - бросил владыка иподьякону, сбегая с солеи и расталкивая локтями приглашенный на освящение храма парфюмеров и кутюрье.

***
Владыка Галактион, настоятель Центра благословления полетов и патриарший экзарх Околоземного Пространства проводил сеанс связи с космической станцией Вознесенье-7.

- И отец диакон на исповеди покаялся, что бесчинно облачился в иерейский скафандр, так как в диаконском барахлила система охлаждения – бубнил откуда-то из космических высот архимандрит станции.

- И что ты? Наказал примерно?

- Две кафизмы, владыченько.

- Дурак! Оставь на неделю без трапезы! Не понял до сих пор? Если вы там все будете жрать, как послушники после сенокоса, – до следующего транспортного корабля не доживете!

Станция была близка к катастрофе. Месяц назад трое послушников с космодрома, размечтавшись об иноческих подвигах, спрятались в отсеке транспортного корабля. В результате станция получила три лишних рта и не досчиталась около 500 кг просфор с повышенным содержанием кальция и витамина Д.

- Мы не можем послать транспорт раньше середины сентября! Думай как заставить их меньше жрать! Что еще?

- Боюсь говорить, владыко.

- Что ЕЩЕ?

- Искушение! Утром во время каждения станции иеромонах Дорофей заронил уголек за обшивку лазерного гироскопа.

- Что!!! Сгною! Сана лишу! Что с системой пространственной ориентации?

- По милости Божией… молитвами святых отец…

- Что с гироскопом?

- Сгорел, владыко.

В это время у митрополита Галактиона зазвонил телефон. Выслушав сообщение, владыка крикнул иподиакону:

- Вертолет, быстро! - потом поднял глаза на экран со смертельно бледным архимандритом: «До конца полета на хлеб и воду!»

«Меня или о. Дорофея?» - мучительно думал настоятель станции, пока митрополит стремительно выходил из зала.

***
На засекреченном объекте «Оптина Пустынь-14» митрополит Георгий проводил секретное совещание. Речь шла о том, какое из конструкторских бюро получит миллионный подряд на строительство нового военного спутника. За выгодный заказ буквально дрались старейшее КБ о. Наума и более успешное в последние годы КБ о. Кирилла. Митрополит Георгий – начальник военно-промышленного отдела РПЦ, был тайным митрополитом и тайным членом Синода – в официальном церковном календаре он числился всего лишь «викарным епископом Иркутским». Даже темно-зеленную рясу с маршальскими погонами и орденскими колодками ему пришлось одеть только один раз в жизни – при назначении на должность.

Говорил один из молодых заместителей владыки Георгия - генерал-игумен церковно-космических сил о. Петр:

- Конечно, проект НУ-1284 (КБ о. Наума) представляется очень перспективным благодаря наличию сверхмощного лазера, работающего в ультрабесовском диапазоне. Наличие на орбите подобного оружия позволит нам при необходимости сбивать католические геостационарные спутники, но вот идея использовать в качестве энергетической установки реактор на медленных полтергейстах представляется излишне рискованным техническим решением. Все мы помним катастрофу НУ-830, возникшую из-за нарушения герметичности контура реактора.
На дальнем углу стола послышался гул электромотора и скрип шестеренок. Над столом медленно поднялась фигура киборга в рясе. Из глазниц бледного, изможденного лица собравшихся хищно рассматривали две телекамеры. В груди киборга что-то щелкнуло, включился синтезатор речи и о. Наум заговорил:

- Реактор абсолютно надежен! А на НУ-830 подвела не техника, а человеческий фактор: в реактор залили ненамоленную воду! Виновата не техника, а грехи наши!

Электромотор надсадно загудел и металлическая рука стала совершать уставное крестное знамение. Воспользовавшись заминкой, представитель КБ о. Кирилла, молодой архимандрит-инженер язвительно произнес:

- Мы все читали отчет Синодальной комиссии! Дело вовсе не в воде – вода была освящена и намолена как надо. Дело в безответственном техническом решении, которое ваше КБ вновь и вновь хочет навязать церковно-космическим силам. Да и не понятно, сможет ли пушка, работающая в ультробесовском диапазоне, справиться со сверхдолжными заслугами католических святых. Наше КБ предлагает традиционное решение бортовой энергетической установки: адопламенную турбину. Наши индукторы прелести позволяют уничтожать пилотируемые корабли противника.

Мотор затих, рука опустилась, в груди киборга вновь заработал синтезатор речи:

- В тебе самом прелесть! Как ты дерзаешь говорить мне такое? Максимальная мощность адопламенных установок почти на 40% ниже, чем у реакторов! Бесогенераторы третьего поколения…

В зале поднялся шум, присутствующие стали одновременно высказывать свое мнение, большинство было склонно думать, что к 130 годам о. Наум значительно утратил остроту технического мышления...

Митрополит Георгий хотел было уже вернуть дискуссию в более конструктивное русло, но тут зазвонил телефон:

- Самолет! - крикнул владыка лейтенант-иподиакону и, под завывание киборга «Господь не попустит применять на святых спутниках адопламенные турбины!», бегом покинул зал.

***
Митрополит Нил сидел в своем огромном обшарпанном кабинете на 45-м этаже небоскреба на ул. Наметкина. Послушание настоятеля РАО Газпром МП все еще давало своему обладателю права постоянного члена Синода, но само РАО давно и безвозвратно утратило былой блеск и славу. На столе владыки лежали листы, распечатанные на антикварном струйном принтере: по смазанным строчкам в конце каждой страницы владыка узнал Кэнон с 7-ого этажа. Работающие принтеры сохранились также на 4-м и 17-м этажах башни. Конечно, можно было перебраться поближе к оргтехнике и избавить себя от двадцатиминутного восхождения по лестнице в неотапливаемый директорский кабинет – но владыка Нил крепко держался за репутацию настоящего подвижника. Принтер был таким же антиквариатом, как и все в офисе. Стыдливо сопровождая редких гостей по нижним этажам газпромовской башни, владыка Нил повторял скороговоркой: «Мы ценим традиции, мы постарались сохранить здесь обстановку легендарного 2008 года, аккуратно, вот тут вчера упали несколько потолочных панелей – мы ждем реставраторов...»

Европа давно перестала покупать российский газ, на стенах кабинетов поблекли, а потом и безнадежно пожелтели рекламные плакаты "РАО Газпром МП: «Дуновение духа из недр Святой Руси согреет каждую душу!». В разбросанных по тундре соборах между половыми плитами рос ягель и спасались от метелей стада северных оленей.

Владыка Нил отличался от других членов Синода страстным стремлением к реформам и нововведениям. Пять лет назад именно он предложил установить в монастырях преобразователи нетварного света и использовать их для производства электроэнергии. Нововведение едва не стоило владыке должности: дорогостоящее оборудование вырабатывало не более 2-3 кВт в год. Теперь с титаническим усердием владыка разрабатывал для всех храмов России проект перехода со свечей на газовые горелки. Но технико-экономическое обоснование, лежащее на столе владыки, выглядело слабовато. Кроме того, проект имел влиятельных противников: так, например, ретроград и традиционалист владыка Рублевский и Новорижский на каждом заседании Синода яростно возражал против храмовой газификации.

В этот момент в кармане владыки слабо зазвонил заклеенный поперек скотчем антикварный iPhone 3G. Выслушав сообщение, и чуть не попросив от испуга у секретаря Патриарха благословение, владыка подошел к окну. Перегнувшись через подоконник, митрополит звонким тенором закричал в сорокоэтажную пропость:

- Василий! Заводи!

Из антикварного Лексуса вылез замерший монашек в ушанке и тулупе, махнул владыке рукой и неспешно поплелся за паяльной лампой: владыченько снизойдет из своего поднебесья не раньше, чем через минут двадцать, а мороз не велик – долго разогревать двигатель не придется...

***
В это время в подвале ХХС на уровне «Этаж минус 19» митрополит Лаврентий просматривал протоколы чистосердечных исповедей подозреваемых. Перед ним по стойке смирно стоял длиннобородый иеромонах с по-детски добрым лицом, в котором не осталось ни кровинки.

- Эх, брат Павел! Никак ты не всосешь! Ну и какой из тебя духовник по особо важным делам? Когда же ты добьешься покаяния от этого червя? Ведь ясно, что это тот самый Тимофей, который очернял и клеветал на св. праведных Василия и Феодора! И исповеди свидетелей есть, и распечатки его крамолы. Эх, передам я сие дело другому, а тебя, брат, самого отправлю на покаяние. Знаешь что там с тобой кающиеся сделают?

В это время зазвонил телефон. От подвала ХХС до здания в Чистом переулке вел подземный ход. «Пройдусь пешком!» - подумал владыка. Выходя из кабинета, он повернулся к дрожавшему иеромонаху:

- Ты, брат, промой мозги от фофудьи! Сроку тебе до завтра. И чтобы было покаяние!


***
Патриарх явился на заседание возбужденным, прыгающей походкой от прошел по кабинету, уставленному моделями космических кораблей, иконами космонавтов и президентов и уселся под большой иконой Отца Наума с житием. Поскольку тело отца Наума давно умерло, он считался официально мертвым и был прославлен в лике святых, а его отделенный от тела и вставленный в кибернетическую машину мозг строго засекречен.

- Я только что был у Государя-презедента! Дело чрезвычайной важности. Пригласите отца Романа.

Вошедший в зал иеромонах быстро подключил ноутбук к огромной – во всю стену – плазменной панели и смело посмотрел на патриарха. «Молодец, парень!» - подумал митрополит Георгий: «Вот так делаются самые головокружительные карьеры! Пришел, уведел, победил, то есть вышел уже игуменом!»

- Отец Роман – пояснил Патриарх – настоятель Загорского радиотелескопа. – Начинай, чадо!

- А допуск к секретным данным у него есть? - недовольно проворчал владыка Лаврентий.

- К самым секретным! - отрезал Патриарх. - Начинайте!

«Не заставляй себя просить дважды, погоришь!» - мысленно посоветовал владыка Георгий.

- Ваше Святейшество! Высокопреосвященнейшие владыки! Товарищ маршал церковно-космических сил! Сегодня утром наш телескоп получил сигнал из района звезды эпсилон в созвездии Кассиопеи.

- Какой Кассиопеи - недовольно проворчал владыка Григорий. - Указом Патриарха от первого марта две тысячи сорок восьмого года…

- Не встревай! - одернул Григория Патриарх, а иеромонах продолжил:

- ...эпсилон в созвездии Кассиопеи или, если Вам угодно, – из созвездия святой Матренушки - иеромонах чуть скривил тонкие губы, чтобы выразить пренебрежение ученного перед простонародным невежеством. «Держись парень! С такой хваткой недолго в архимандриты выйти!» - благожелательно подумал владыка Георгий.

- Мы расшифровали сигнал. Оказывается он был послан 250 лет назад инопланетной цивилизацией.

Экран включился, чтобы показать нечто похожее на улыбающегося осьминога. Раздался приятный утробный голос с сильным акцентом:

«Владыка Мосоковски Платоне! Члены Святейшего Синода! Я говорить главный шаман своя планета. Мы поздравляем тебя с победа над Наполеон!» Существо на экране стало радостно трястись, а его щупальцы переливаться разными цветами.

- Почему он называет Патриарха Платоном? - недовольно спросил отец Нил.

- Дурак! - произнес владыка Григорий (владыку Нила тут никто не боялся) - это митрополит Платон, который при Пушкине был.

Между тем разумный осьминог вновь заговорил:

- Я знать, что у тебя нет телевизор. Но ты есть хорошо развиваться, в 1940 будет у тебя телевизор, потом будет межзвездный корабль. А потом и письмо мое дойдет. Ты прилетай к нам и крестить меня и моя планета. А в языческих богов мы больше не верить и – осьминог сделал грусный вздох и медленно с расстановкой произнес – и идолов наших уже сокрушиша. Прилетай крестить, но торопись – я по вашему только 5000 лет жить осталось.

Экран заполнили помехи.

- А дальше? - спросил кто-то из митрополитов.

- Все, конец связи.

- А долго ли туда лететь?

- Около тысячи лет - сказал о. Роман.

- Успеем! Он 5000 лет живет! - радостно захлопал владыка Нил.

- Дурак - вновь осадил его владыка Георгий - ты что…

- Ах, да… - с мукой в голосе согласился владыка Нил.

- И как быть, владыки? - митрополит Лаврентий обвел присутствующих холодным взглядом. - Мы не можем не отреагировать на сигнал инопланетных товарищей! А может быть у них там нестроения или даже ересь!

Воцарилось молчание, которое прервал о. Роман:

- Есть способ!

«Дурак, мальчишка» - почти с болью в сердце подумал владыка Георгий – «молчи, все испортишь, пусть сначала старшие по званию в своей глупости распишутся». Владыка почему-то очень сочувствовал иеромонаху.

- Я считаю… - продолжил о. Роман «…что служить тебе до смерти в заполярном соборе псаломщиком. Эх, жаль. Дельный парень, взял бы его к себе в радиотехнический» – что в процессе полета космонавты могли бы размножаться и так, со временем, будущие поколения достигли бы…

- Как размножаться - они же монахи! - взревел с места владыка Лаврентий.

- Мы могли бы послать мирян – батюшек, матушек и с ними епископа!

В зале воцарилось молчание.

Патриарх одной рукой поправил куколь, а другой потуже насадил на переносицу очки:

- Как же это будет называться?

- Автономная Кассиопеанская поместная православная церковь! - выпалил духом отец Роман.

«Ма-ла-дец! Быть тебе ныне же архимандритом, только не горячись, используй момент!» - думал владыка Георгий.

Митрополит ошибся. В созданной спустя десять минут Совершенно-секретной автономной Кассиопеанской поместной православной церкви (СС АКППЦ МП) о. Роман был назначен одним из трех епископов и был немедленно командирован в распоряжение Патриаршего экзарха космического пространства владыки Галактиона. Услышав, какую сумму Патриарх собирается выделить на крещение Кассиопеи, владыка Нил с ужасом осознал, что о газификации храмов в ближайшие сто лет речи идти не будет.

Эпилог

Воздушный шар о. Бенедикта приземлился на поле у станции Семхоз. Опытный иезуит-спецназовец быстро закопал оболочку шара, утопил в канаве радиостанцию и какое-то время стоял, держа в руках DVD диск с видеозаписью. Очень хотелось оставить себе на память послание с пришельцами, но отца Бенедикта впереди ждало тяжелое нелегальное возвращение в Польшу. Подумав, он поднес к диску спичку..."

Наш Ортокосмос

юзер Давлатов создал эпопею "Загорск-Кассиопея":

Основы православной космонавтики, как известно, заложил в далеком 1958 г о.Наум (Балабандин). Ночами, напилив дров и натаскав своему старцу воды, молоденький рясофорный послушник Николай при свете лампадки работал над своими чертежами и расчетами. Однажды его работа чуть не погибла, когда старец завернул принесенную богомольцами рыбу в бумаги, найденные на аналое послушника. Сейчас в музее при храме Спаса на ракете паломники могут видеть эти пожелтевшие от рыбьего жира листы.

В те годы отец Наум писал: "Планета есть колыбель православия, но нельзя вечно жить в колыбели. Православная иерархия не останется вечно на Земле, но в погоне за светом и пространством сначала робко проникнет за пределы атмосферы, а затем завоюет себе все околосолнечное пространство".

В 1959 инок Николай пишет письмо патриарху Алексию Симанскому с предложением запустить первый в мире православный космический корабль. Предполагалась, что реактивную тягу будут создавать специально отловленные бесы, которых старцы привяжут к ракете, а перед стартом покадят ладаном и покропят святой водой, чтобы они быстрее летели. Однако в те трудные годы Церкви было не до развития собственной космонавтики.

В 1974 г. игумен Наум обратился с предложением к патриарху Пимену, но и в этот раз гениальная идея не нашла своего воплощения. И только в 1992 г патриарх Алексий дал генеральному конструктору православных кораблей архимандриту Науму свое благословление.

В небольшой северной обители был сокровенно создан отряд православных космонавтов. В этот отряд вошли: архимандрит Феофилакт (Лопушков), иеромонах Спиридон (Лопатин) и от УПЦ МП прот. Александр. Космонавты непрерывно подвизались в посте и молитве, еще до звона колокола первыми они приходили в учебный центр и последними покидали его, когда служки уже тушили свечи и лампады в барокамерах и центрифугах.

Для первого полета на корабле Спас были выбран архимандрит Феофилакт. Утро 10 января, 06 часов 20 минут. Космодром "Засимова пустынь". Отец Феофилакт в черном скафандре с наперсным крестом идет к мощной ракете "Спас-1", держа под мышкой гермошлем-митру. Фермы, удерживающие ракету, облепили священники с кадилами и кропилами - они по команде придадут привязанным к ракете демонам должное ускорение.

"Отец-председатель Синодальной комиссии, архимандрит-космонавт старший лейтенант Феофилакт к полету на первом космическом корабле-спутнике "Спас-1" готов!"

В этом время в Центре благословления полетов сотни старцев замерли у мониторов. Начался отсчет времени.

- Благослови Владыко кадило на старт!

- Молитвами святых отец наших.

- Благослови Владыко кропило на старт!

- Молитвами святых отец наших.

- "Кедр"! Я "Заря-один"! Кропление!

Из динамика доносится голос Феофилакта:

- Понял вас, благословляется кропление...

- Предварительное!

- Есть предварительное!

- Промежуточное... Главное! Подъём!

Взоры всех обращены на космический корабль. По радио слышно, как Феофилакт говорит: "Ныне отпущаеши раба своего, владыкооооооо!" Ракета с безумным ускорением штопором взлетает, голова первого православного космонавта с обезумевшими глазами болтается внутри стеклянной митры.

- Что происходит?

- Внештатное нестроение! Ракета ушла с благословенной траектории!

Лишь много времени спустя выяснилось что произошло: от сильного ветра капли святой воды быстро высохли и бесы, утеряв страх божий, начали тянуть корабль в разные стороны. Программа полета оказалась скомкана! Вместо торжественного молебна, радиопроповеди и беседы с Патриархом Феофилакт лишь испуганно крестился и шептал: "Свят! Свят! Свят!". Лишь невероятным молитвенным напряжением старцев удалось вернуть корабль на орбиту.

В 08:00 радио "Радонеж" торжественно сообщило:

"10 января 2010 года в Постсоветском Союзе выведен на орбиту вокруг Земли первый в мире православный космический корабль-храм "Спас-1" с иеромонахом на борту.

Пилотом-настоятелем космического корабля-храма "Спас" является архимандрит РПЦ МП майор Феофилакт (Лопушков).

Старт космической многоступенчатой ракеты прошел успешно, и после набора первой космической скорости и отделения от последней ступени ракеты-носителя корабль-храм начал свое служение на орбите вокруг Земли.

По предварительным данным, период обращения корабля-спутника вокруг Земли составляет 89,1 минуты; минимальное удаление от поверхности Земли (в перигее) равно 175 километров, а максимальное расстояние (в апогее) составляет 302 километра.

С космонавтом архимандритом Феофилактом установлена и поддерживается двухсторонняя молитвенная связь... С помощью радиотелеметрических и телевизионных систем производится наблюдение за состоянием космонавта в полете.

Служение корабля-храма "Спас-1" с настоятелем-космонавтом о. Феофилактом на орбите продолжается".

Спустя 108 минут после старта, в 10 часов 55 минут по московскому времени спускаемый предел "Спаса" начал снижаться. Во время пролета над Валаамским монастырем колокольный звон так напугал бесов, что они рванули в строну и корабль-храм приземлился за границами нашего отечества на канонической территории Римской католической церкви.

Когда Феофилакт вылез из корабля он обнаружил вокруг себя удивленных польских фермеров. "Гниды! Еретики! Обливанцы!" - выкрикнул Феофилакт и подхватив рукой наперстный крест побежал на восток.

Феофилакт шел ночами, а днем спал зарывшись в снег. почти ничего не ел, отморозил ноги, но помощи от еретиков не принял и пройдя 600 км достиг канонической территории митрополита Минского, правда его при этом чуть не застрелили дружелюбные белорусские пограничники.

Отмороженные ступни пришлось ампутировать. Оперировал профессор иеромонах Алексий. Он не верил, что о. Феофилакт сможет вернуться в отряд космонавтов. Однако, что бы доказать комиссии, что он сможет летать, о. Феофилакт без костылей совершил Великий Выход с двухпудовым серебрянным потиром в руках. Удивленная комиссия дала благословление на полеты.

О. Феофилкту было присвоено звание: архимандрит-космонавт и даровано "отверстие" - право служить с открытым гермошлемом!

Когда Папе Римскому доложили о том, что православные полетели в космос, он ответил: "Зато мы будем первыми на Луне!" Так был дан старт космической гонке между двумя сверх-церквами!

Космический теозис

протоиерей Сергий Бычков:

Я являюсь постоянным членом боевого расчета, то есть группы людей, которые отвечают за запуск каждой ракеты
Я считаюсь заслуженным испытателем космодрома и заслуженным испытателем космической техники
http://archive.taday.ru/text/969305.html

Отец Сергий входит в госкомиссию, которая утверждает международные экипажи, отправляющиеся на МКС.
https://ria.ru/20190312/1551737071.html

И это все - за окропление ракет святой водой. Образования там нет от слова вообще:
после срочной службы во Внутренних войсках принял сан диакона, через неделю - священника. Духовное образование получал заочно. Окончил Курскую Духовную семинарию.
http://old.redstar.ru/2006/09/28_09/2_03.html

" Есть многоразовая ракета-носитель «Фрегат» на базе ракеты «РС». Однажды перед стартом оказалось, что ракета не готова к пуску. Сам же «Фрегат» был в порядке. Тут, естественно, переполох. А генеральный конструктор заявляет: «Батюшка освятил - значит, запускай!» «Фрегат» вывел на орбиту спутник, выполнил задачу и вернулся на Землю. Все увидели в этом промысел Божий. Сколько разговоров было в городе!"
http://old.redstar.ru/2006/09/28_09/2_03.html

О, у РФ уже есть многоразовые ракеты? "Фрегат" - не ракета,а разгонный блок. Одноразовый.

Опять опиаты

Диакону Илье инкриминируют наркотики

https://www.kp.by/online/news/4251615/
Хорошо бы узнать , какую зарплату выделял ему его настоятель. Не от нищеты ли он связался с наркомафией.

Настоятель у него епископ Павел Тимофеенков

Хороший незнакомец

Весьма рекомендую найти видеозапись вчерашней патриаршей литургии и послушать Проповедь перед причастием, которую произнес священник Димитрий Пасынков, клирик храма в честь иконы Божией Матери «Воспитание» в Некрасовке г. Москвы.

Очень человечная не кричащая интонация.


https://www.youtube.com/watch?v=ZltEMMOdSlE
1 час 25 мин

Возложение отверстия



"Отверстие возложено на литургии"

Только продвинутые буддисты могут оперировать с пустотой. И фокусники.

Ну или "право возложено". До сих пор говорили, что "на право наложено".

***
Одна из самых странных церковных наград. Благодаря которой итог поповской жизни обозначается как "протоиерей с двумя отверстиями".