Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Приказано ослепнуть

Законопроект
№ 1166218-7

О внесении изменения в Федеральный закон "Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов"

(о запрете публичного отождествления роли СССР и фашистской Германии во Второй мировой войне)

"Запрет публичного отождествления целей решений и действий руководства СССР, командования и военнослужащих СССР с целями решениями и действиями руководства нацистской Германии, командования и военнослужащих нацистской Германии, и стран "оси" в ходе второй мировой войны, а также отрицание решающей роли советского народа в разгроме нацистской Германии и гуманитарной миссии СССР при освобождении стран Европы".

https://sozd.duma.gov.ru/bill/1166218-7

Ну вот ставит "командования нацистской Германии" задачу прорвать советскую оборону на Курской дуге и окружить несколько советских воинских соединений. Разве не таковы же были цели и решения советского плана "Багратион"?

Нацистская Германия стремилась взять под контроль ряд европейских регионов. СССР в ходе той войны разве не стремился к тому же? Не об этом ли шла речь на известной ялтинской салфетке с процентиками?

Да, освободительную миссию СССР в Восточной Европе можно назвать "гуманитарной миссией". Она несомненна. Но точно ли в руководстве СССР не было иных планов и миссий в этих странах, кроме "гуманитарных"?

Вот в Австрию, Финляндию, Норвегию и Данию пришли советские освободители, прогнали нацистов. И ушли, на навязав этим странах колхозов и прочего. Это действительно освободительно-гуманитарная миссия в чистом виде.

Но не дополнялась ли она чем-то иным и не столь благородным в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Албании, Югославии?

Дейренис Бурерожденная освободила многих. Увы, на этом ее деятельность вовсе не была закончена. Победитель дракона может и сам стать драконом. У нас же сейчас модно ругать революции: мол, те, кто дают свободу от одной тирании, потом устраивают еще худшие порядки. Не всегда это так. Но, да, бывает.

Так что, отныне нельзя уже будет говорить, что к конце 40-х годов в Восточной Европе СССР вопреки мнению местных жителей установил свои сталинистские порядки, опираясь именно на свою военную силу?

А еще в нацистской Германии шла борьба с курением и (после побега Гесса) с астрологией. Теперь я должен и то, и другое хвалить?

Методы пропаганды были очевидно схожи. Это тоже теперь нельзя замечать?





(републикую эти фотки с однозначным осуждением нацизма, его символики и его методов промывки мозгов).


В 1967 году болгарский философ Желю Желев закончил работу над книгой «Фашизм», которая будет издана только 15 лет спустя (1982). Власть узнала в книге себя, и на издателей, редакторов и автора обрушились наказания.

Позже президент Болгарии Желев на вопрос, какой режим страшнее, говорил: «Коммунизм, конечно. Это более жесткая диктатура. Фашизм охватывает и контролирует все сферы общественной жизни, имеет монополию, как и коммунизм. Но коммунизм идет еще дальше — он посягает на собственность, контролирует ее, в то время как фашизм не трогает частную собственность. Даже фашистская Германия, наиболее близкая к коммунистическим режимам, не посягала на частную собственность людей»

Это уже азы политологии: конструкции сознания и политики в рейхе союзе были очень похожи. Это подвиды общего понятия: тоталитаризм.

Кроме того:

в других странах тоже есть "антиревизионистские" законы. Но есть нюансы.

В других странах законы запрещают оправдывать преступления (в основном - чужие): холокост, волынскую резню, армянский геноцид...

А в современной России, напротив, предлагается запретить осуждение преступлений. Глупости и преступления своей власти теперь нельзя считать таковыми.


***

Определение фашизма из книги Желева:

"Тоталитарное государство не только подавляет, терроризирует, но и перетягивает на свою сторону большую часть народных масс, точнее, — вовлекает народ в свои преступления, совершаемые против того же самого народа. Оно не только действует от имени народа — так поступает любое государство, — но и посредством народа, который становится орудием в борьбе государства с ним самим, с его лучшими представителями — защитниками демократии, гражданских и политических свобод.
Охватив массовыми официальными организациями все население, государство без особых усилий направляет его на уничтожение тех представителей народа, кто выступает против диктатуры. О каком более «глубоком» единстве государства и народа может идти речь, если народ сам защищает государство, сам уничтожает его врагов?!


Различия между фашистской и военной диктатурами сводится к следующему:
1. Фашизм устанавливает однопартийную систему, обеспечивая полную политическую монополию своей партии, тогда как военная диктатура выступает за беспартийную систему, за роспуск всех и всяких политических партий без исключения: единственная «партия», на которую опирается военная диктатура, это армия.
2. Фашизм рассчитывает не только на неприкрытый физический террор, но и на поддержку широких масс народа (особенно мелкой буржуазии), охваченных всевозможными государственными массовыми организациями. Военная диктатура опирается исключительно на тотальный террор, не будучи в состоянии создать собственную социальную и политическую базу.
3. Фашизм создает свои массовые организации, которыми охватывает все население. Это профессиональные, женские, молодежные, спортивные, детские организации. Военная диктатура запрещает и преследует любые организации и союзы; с точки зрения генеральского мышления, армия — единственная организация, которая оправдывает свое существование.
4. Фашизму удается унифицировать духовную жизнь общества, подчиняя ее своей идеологии, тогда как военная диктатура только терроризирует жизнь общества; в этой области фашизм пытается, кроме разрушительной, вести и позитивную деятельность, военная же диктатура ограничивается только негативными действиями.
5. И, наконец, фашизм создает тоталитарное государство, с помощью которого эффективно контролирует все гражданское общество, а военная диктатура не всегда может построить даже авторитарное государство, о котором обычно мечтают генералы.
Все это делает военную диктатуру очень нестабильной. Опираясь на один лишь террор, она может рухнуть, как только эта опора морально износится. Фашизм же способен маневрировать, опираясь в зависимости от ситуации то на террор, то на идеологические или пропагандистские средства.



...Любое фашистское государство авторитарно, но не каждое авторитарное государство — тоталитарно. Авторитарный принцип является фундаментальным в любой бюрократической иерархии. В этом смысле любое бюрократическое государство в большей или меньшей степени авторитарно. Монархия, а также военная диктатура типичные авторитарные, но не тоталитарные государства.
Разница между фашистским и авторитарным государствами в том, что фашистское реализует авторитарный принцип во всех областях общественной жизни: не только в государственном аппарате, но и в партии, в массовых организациях, в литературе, искусстве, науке и т.д. В таком государстве нет автономно существующего гражданского общества. Все граждане — солдаты государства, они обязаны подчиняться и соблюдать его принципы, выполнять его приказы. Каждый, кто уклоняется от этого, автоматически объявляется предателем, изменником, и фашистское государство выкидывает его из общества или просто ликвидирует.
В этом смысле фашистское государство — казарма, в которой нет гражданских лиц, нет частных интересов, не зависящих от государства. Гражданское общество — это продолжение государства, его формальная часть, полностью подчиненная и обезличенная диктатурой.
Отсюда и стремление фашистского государства отождествлять себя с народом (не просто с «народными интересами», о чем заявляет всякое государство, а с народом), с обществом, родиной, нацией и т.д. Отсюда и практика от имени народа и во имя народа, родины, общества уничтожать любое антигосударственное проявление, объявляя его «антинародным», антиобщественным, антипатриотическим, антинациональным и т.д.
Отсюда и хорошо известное демагогическое стремление наклеивать этикетку «народный» почти на все иерархические институты. В Германии, например, гражданское ополчение для внутренней обороны страны называлось «Народным ополчением» («Фольксштурм»), Верховный имперский суд — «Народным судом» («Фольксгерихт»), детская официальная организация «Молодым народом» («Юнгфольк»), автомобиль массового производства, обещанный Геббельсом поданным третьего рейха, «Народным автомобилем» («Фольксваген») и пр.
Так что фашистское государство можно рассматривать как высшую форму авторитарного государство, т.е. как законченное авторитарное государство , которое проводит свой принцип тотально — во всех сферах общественной и частной жизни. В отличие от него обычное авторитарное государство распространяет свой основной принцип только на сферу государственного аппарата (чиновники, армия, полиция). Вне этой сферы принцип теряет свой смысл. Поэтому авторитарное государство имеет в качестве реальной или потенциальной своей противоположности гражданское общество как нечто, отличающееся от него. Это не означает, что авторитарное государство не желает контролировать гражданское общество и распространять свои принципы и на него. Нет, оно также стремится ко всеохватной диктатуре, но в силу объективных обстоятельств не может этого добиться. Оно не располагает системой массовых организаций, как фашистское государство, которое с их помощью держит в своих руках все гражданское общество и каждую отдельную личность.
Типичным примером авторитарного государства является прусская монархия первой половины XIX века. Она контролирует гражданское общество, его идеи, претендуя в то же время на роль носителя и выразителя его идеологии — христианства. Но у монархии нет массовых организаций, чтобы осуществлять на практике этот контроль, она рассчитывает единственно на полицию как орган насилия. Именно из-за невозможности тотального контроля даже в таком авторитарном государстве, как Пруссия, происходит множество непредвиденных и противоречащих интересам властей событий.
В авторитарной Пруссии Давид Штраус издает книгу «Жизнь Иисуса», развенчивающую миф о Христе. Она вызывает бурю негодования как среди священнослужителей внутри страны, так и за границей, в «образованном мире». И все же с автором еретической книги ничего не случается. Сама же книга выходит в свет и полностью распродается.
В 1841 году Л. Фейербах издает еще более еретическую книгу — «Сущность христианства». Она бьет не только по христианству, но и по всем другим религиям, доказывая на основе огромного исторического материала, что боги не что иное, как фантастическое отражение человеческой сущности или проекция человеческой сущности на небеса. Книга, о которой справедливо говорят, что она совершила переворот в мышлении молодого поколения Германии, стала причиной того, что Фейербах не получил кафедру философии в Берлинском университете и должен был, по словам Энгельса, плесневеть в глухой провинции. Более серьезное наказание государство применить к нему не могло. Труд Фейербаха распространился и разнес славу своего автора по всей Германии и по всему миру.
В ту эпоху было множество других проявлений свободомыслия и еретизма в области философии, литературы, публицистики Германии, и прусская монархия была вынуждена, хотя и неохотно, их терпеть. Будучи государством авторитарным, она не была в состоянии эффективно бороться с ними, тем более не могла их предотвратить, так как не располагала необходимыми для этого средствами.
Было ли возможно подобное в Германии веком позже, когда она стала тоталитарным фашистским государством? Можно ли было издавать толстые труды, направленные против официальной государственной идеологии, да еще чтобы при этом авторы оставались на свободе, а их слава борцов за свободу разносилась по стране и по всему свету? Возможно ли было существование антигосударственного по своему характеру философско-литературного общества, которое, подобно «Молодой Германии», объединяло бы в своих рядах все самое прогрессивное и демократическое?
Ответ на все эти вопросы категоричен и безусловно отрицателен. В гитлеровской Германии никто из интеллектуалов не решился бы написать, тем более издать, что-либо подобное. Каждому было ясно, что за такую дерзость пришлось бы заплатить ценой свободы или жизни, и это парализовывало или делало бессмысленной всякую готовность к самопожертвованию.
Но даже если бы и выискался такой смельчак, он не нашел бы издателя, готового рисковать жизнью ради его книги. Куда более вероятно, что издатель, будучи членом официального издательского союза, поспешил бы с доносом в гестапо, дабы спасти собственную шкуру, а не взялся за издание книги, которая привела бы его прямо к виселице или в концентрационный лагерь".

Альтернативный 1942-й

А что было бы, если бы у фюрера не чесалось в одном месте, и он отложил бы нападение на СССР на год?

Главный ресурс, который не могла изготовлять мощная германская индустрия - это время. В 41-м немцам прежде всего не хватило именно его. Необходимость вторгаться в Грецию и Югославию передвинула "Барбароссу" на два критически невосполнимых месяца.
Когда это стало ясно, можно было бы и призадуматься: а стоит ли начинать именно сейчас.

А что было бы, если бы это произошло, и в поисках двух необходимых теплых месяцев Германия перенесла бы открытие Восточного фронта еще на один год?


Вариант 1.
Гитлер передумал. Для этого у него могло быть как минимум две причины:

а) зимой 4-го он лишился союзника: Япония ввязалась в войну против США, а направление на Австралию радикально противоположно направлению на Москву и даже на Владивосток. Значит, надо исходить из того, что "сибирские дивизии" довольно скоро станут на пути немецких панцеров.

б) немецкая разведка наконец-то выяснила реальный потенциал СССР, и охота повоевать притухла. Худой мир лучше доброй ссоры.

Вариант 2.
Пересмотр Барбароссы. Об этом есть книга Алексея Исаева "Альтернативный 1941-й". Пересмотр мог бы пойти путем переноса цели операции на захват территории с уничтожения армии. То есть - просто переть на Москву, не обращая внимания на сохранение боеспособных групп РККА на флангах (Украине и Прибалтике). Танковую группу Клейста забрать с Украины в Белоруссию. (возражение: как эту армаду снабжать по единственной железной дороге?)

Второй вариант - за год создать еще одну танковую группу для создания клещей на Украине без реально имевшего место в 41-м отвлечения для этих целей танковой группы из ГА Центр.

Вариант 3.
Если в течение 41 года вермахт на Востоке бездействует, то его ресурсы можно отдать Роммелю в Африку. Захват Египта и движение к Сирии могли бы определить позицию Турции, а, значит, потом и судьбу бакинской нефти. Причем возможно, что бакинские прииски были бы уничтожены английской авиацией.

Понятно, что обе стороны использовали бы этот год для укрепления. Но проблема РККА была не в количестве оружия, а в качестве управления. Тут перемен не произошло бы. А 20 000 советских танков против 4000 немецких в 41-м или 30000 против 6000 в 42-м не так уж важно.

Важно, что экономика СССР в мирном мае 42-го без лендлиза была бы в худшем состоянии, чем в мае 41-го, так как год провела бы в мобилизационном надрыве. Германия, проведя этот год в наступательной войне на Ближнем Востоке, все же в итоге получила бы новые ресурсы, а СССР не воюя, но содержа армию военного времени, их только бы тратил.

Есть и еще один вариант: Сталин не дал бы Гитлеру этого года.

О пользе поста



"Допустим, настанет война, закроются магазины, начнутся перебои с продовольствием, потом настанет голод. А христианин уже привык поститься, для него пост – это нечто органичное, естественное, то есть умеренное, сдержанное отношение к пище. И если у вас есть этот опыт, вам гораздо легче будет пережить эти тяготы и невзгоды. В блокадном Ленинграде среди подлинно верующих людей, которые всегда соблюдали церковный пост, смертность была гораздо меньше, потому что, в принципе, рацион Великого поста для них был незначительно более богат, чем блокадный рацион".

https://informpskov.ru/news/349050.html

***
Отклик Четвертого Пресвитера:

Отец Че, ознакомившись со столь глубокомысленными и беспристрастными выводами глубокоуважаемого батюшки Константина относительно пользы постов, тут же принял решение присесть за написание докторской диссертации на заданную тему. Ведь какое обширнейшее, практически неисчерпаемое поле для дальнейших изысканий ему открылось, благодаря почти гениальной догадке собрата и сослужителя. От волнения отец Че даже пристукнул кулаком по скрипучему кухонному столу и нервно засеменил по пяти квадратным метрам тесной кухни.
Ведь наверняка подавляющее большинство выживших в боях ВОВ были добрыми православными христианами. Длительная практика поклонов на молитвах однозначно способствовала гораздо более эффективному уклонению от пуль и осколков, в отличии от неверующих солдат и офицеров Красной армии. А среди дошедших до Берлина воинов почти все непременно были постоянными и активными участниками крестных ходов, иначе как можно дойти в эдакую даль!
Немного успокоившись отец Че, поразмыслив, решил всё таки отложить начало написания диссертации с вечера на утро, поскольку чтил заветы предков и всегда твёрдо держался принципа: "утро вечера мудренее." Во сне ему явился блаженный Августин, который ласково его увещевал, покачивая головой: "Не во власти человека то, что приходит ему в голову."
***
Отклик отца Звездония:


Иzвините, но у отца Z пригорело. Батюшка Костя, неужели ты думаешь, что блокада Ленинграда - это было такое аскетическое упражнение, которое пошло на польzy ленинградцам, и, стало быть, пойдёт на польzy и нам? Тебе не кажется, что исходные данные несколько раzличаются? Ленинградцы голодали (и умирали, в том числе и православные ленинградцы) не по своей воле, ты понимаешь это? Ты предлагаешь нам повторить этот трагический опыт? Дескать, православным от блокады было не так уж и плохо, даже умирали они не так часто, по сравнению с другими жителями города? Что ты несешь?

***
Я же скучно спрошу: какие статистические данные позволили сделать вывод, будто в блокадном Ленинграде верующие умирали меньше, чем атеисты? Советские документы религиозность не фиксировали. Социологов тогдаив СССР не было. Списки прихожан отсутствовали.

Но можно предположить обратное: церковные горожане 40х годов это пожилые люди. Понятен рост религиозности в условиях войны. Но неофиты не успели бы закалиться в постах к зиме 41го.

И, значит, в значительной своей доле традиционные церковники получили карточки иждивенцев. То есть самый минимальный набор продуктов. Вряд ли это способствовало их повышенному выживанию...

Но как же хочется создать синкретическую религию победославия! И для этой цели любые средства хороши.

И еще нюанс: о подготовке к грядущей войне (не к колониальной далекой войнушке, а к войне, которая будет столь серьезна, что грозит голодом и блокадой) говорит священник из верхушки Псковской митрополии. А возглавляется сия митрополия духовником президента. Может, о. Константин услышал что-то тревожное в речах своего хорошо информированного владыки?

Чекисты и каноны

Вот еще пример церковного канона, очень уместного и мудрого в свое время. И столь же неуместного в иной исторической ситуации.

45-е правило Карфагенского собора: «Епископы и пресвитеры и диакона не прежде да поставляются, разве когда всех в доме своем соделают православными христианами».

Очень правильно: прежде, чем стать публичным проповедником докажи свою пасторскую ревность и состоятельность в своем доме. Приведи ко Христу хотя бы своих домашних, а потом уже посмотрим, можно ли тебя являть городу и миру.
Тем не менее, я очень рад, что это правило оказалось забыто.

В 1920-е – 30-е годы отношения советской власти и церкви были довольно просты. Правительственный контролирующий орган по надзору за религией, созданный 8 мая 1918 г., назывался «ликвидационным» отделом Народного комиссариата юстиции (НКЮ) РСФСР.
Было вполне понятно, как на церковников смотрит «народная власть», и что она с ними желает сделать.

А уже в ходе войны ситуация стала иной. И в сентябре 1943го Сталин спрашивает митрополита Сергия – «нужна ли какая помощь со стороны Правительства» .
Это не значит, что церковь перестали душить. Но отныне душили не колючей проволокой, а подушками. Пускали кровь, но говорили, что это ради вашего здоровья.

Вот как это работало в 70-е - 80-е годы. Из 8 открытых при Сталине семинарии остались лишь три. Закрывать их уже не планировали – ибо стало понятно, что лучше использовать семинарию как фабрику по изготовлению политически перевоспитанных попов и как центр фильтрации кандидатов в духовенство.

«В Московских духовных школах отметили 50-летие Октябрьской революции. 2 ноября, в четверг, занятия были сокращены. В 12.30 в актовом зале состоялось торжественное собрание в связи с юбилеем. Приветственное слово произнес ректор епископ Филарет, с докладом «50 лет Великой Октябрьской социалистической революции» выступил лектор из общества «Знание». Затем состоялся концерт, на котором академический хор исполнил патриотические, революционные песни — «Смело, товарищи, в ногу», «По долинам и по взгорьям» и другие, Следует подчеркнуть, что гражданские праздники не могли быть проведены без особого внимания администрации академии, которое усилилось во время ректорства епископа Филарета (Вахромеева). Чувствовалось, что владыка был не только ревностным христианином, преданным Русской Православной Церкви, но и настоящим патриотом. Кроме того, ректор старался все делать добросовестно и ответственно» (Трофимчук М. Х. Академия у Троицы. Воспоминания 1944-2004. ТСЛ., 2005, сс. 310-311).

Текст песни, исполненной семинаристами по повелению ректора, стоит напомнить:
«Смело, товарищи, в ногу!
Духом окрепнув в борьбе,
В царство свободы дорогу
Грудью проложим себе.
Долго в цепях нас держали,
Долго нас голод томил,
Черные дни миновали,
Час искупленья пробил!
Время за дело приняться,
В бой поспешим поскорей.
Нашей ли рати бояться
Призрачной силы царей?
Всё, чем держатся их троны,
Дело рабочей руки...
Сами набьем мы патроны,
К ружьям привинтим штыки.
С верой святой в наше дело,
Дружно сомкнувши ряды,
В битву мы выступим смело
С игом проклятой нужды.
Свергнем могучей рукою
Гнет роковой навсегда,
И водрузим над землею
Красное знамя труда!».

Принципы, по которым Советская Власть фильтровала свое духовенство, были вполне понятны. Идеальный батюшка с точки зрения Советской Власти – это гарний парубок с западно-украинской деревни, который плохо говорит по-русски. Именно таким должен быть идеальный пастырь для Москвы, Новосибирского Академгородка, Петербурга. По русски он говорит с акцентом, его проповеди сводятся к призывам «С праздничком!» и «Пожертвуйте на храм!». Для комсомольцев этот собиратель ковров и хрусталя точно не опасен.
Так что в семинарию пропустят скорее украинца, чем русского, сельского парня предпочтут городскому. Если городской – то лучше ПТУшник, чем после университета.

Здесь речь идет не о духовных качествах (они в эту анкету не укладываются). Может быть, сельский мальчик из такого западно-украинского прихода духовный самородок. Но для проповеди русским городским студентам он все равно не годится.

Отбор абитуриентов в основной своей части проходил между подачей документов в приемную комиссию и началом экзаменов.
Между окончанием приема документов и началом экзаменов был зазор в 2 недели. Документы принимались до 31 июля, а вступительные экзамены начинались с 15 августа. Эти две недели были для того, чтобы документы забрали в Москву, в Совет по делам религий (КГБ), собрали информацию об абитуриентах и «приняли меры».

Семинария в эти две недели не имела права поселять у себя абитуриентов. То есть они должны были вернуться к себе домой. А там их уже ждали… Какие-то незнакомцы вежливо опрашивали соседей. А дома лежала повестка на военные сбор, пришедшихся аккурат на время вступительных экзаменов в семинарию. Даже на моем курсе 1986 года поступления такое было.

Поэтому опытные священники советовали сдавать документы именно 31 июля, чтобы у чекистов было меньше времени для работы. Кроме того, они советовали, сдав документы, домой после этого не возвращаться и не появляться рядом с домом вообще. Где угодно прятаться - по полям, лесам, по знакомым и так далее, но не появляться. В монастыри лучше не заезжать, так как и там к молодым паломникам в эти дни будет особый интерес у надзирающих органов.

Экзамены были примитивны. Изложение (сочинение парубки просто не смогли бы написать на русском). Церковное чтение-пение. И три собеседования (с ректором, инспектором и старшим помощником инспектора). Оценки не объявлялись, что исключало возможность апелляций и выяснение критериев отбора.

По окончании «приемных испытаний» опять бралась пауза. Шло окончательное согласование кандидатур. Ректор ехал в Москву, в Совет по делам религии, чтобы отстоять хотя бы несколько ребят, перспективных для церкви.
Такое собеседование было хоть и незаконным, но неизбежным. Загорск – город в Московской области. Это режимный регион, в котором очень сложно получить «прописку». Если ректор своей властью возьмет юношу в число семинаристов, через 2 недели появится милиция, обнаружит отсутствие у него прописки. Парня арестуют, и ему станет еще сложнее стать священником. Поэтому эти вещи лучше заранее согласовывать.

Итак, ректор едет на собеседование в Совет по делам религий. Офицер, от которого зависит допуск абитуриентов в семинарию, уже не говорит, что «вас попов быть не должно и последнего из вас мы на колокольне повесим». Он почти отождествляет самого себя с русской церковью.

Предположим, в семинарию подал документы выпускник университета. Формальных запретов нет. Ректор желает его принять. Как его не допустить?
Один из аргументов был в акценте на членстве будущего семинариста в комсомоле.

Если парень был членом комсомола, окончил университет и на пороге семинарии написал заявление о выходе из комсомола, чекист пояснит ректору: «Владыко, между нами говоря, ну вы же знаете меня, я же русский офицер, я же православный… Владыко, кого вы хотите взять? Вы же видите, он же ушел из комсомола! А что это значит? Во-первых, в комсомоле наша лучшая молодежь; ну так я не могу позволить, чтобы у нас в Церкви худшие были. Нельзя его брать. Во-вторых, раз он ушел из комсомола, значит это диссидент, антисоветчик. Владыко, вам одного Глеба Якунина мало? Владыко, я как русский офицер, не могу разрешить жидам позорить нашу Церковь. Поэтому, Владыко, нельзя этого диссидента-антисоветчика брать!».

Если же абитуриент оставался в комсомоле, то тот же чекист говорил так: «Владыко, ну кого вы берете? Он же в комсомоле. А комсомол это атеистическая организация. Получается, и нашим и вашим, да? И Богу свечку, и черту кочерга. Владыко, ну вы же знаете, я же русский офицер, я в общем-то православный, я не могу позволить, чтобы двуличные сволочи засоряли ряды нашего русского духовенства. Владыко, нельзя его брать в семинарию».

А теперь представьте себе, если бы чекисты той поры знали бы это 45 правило Карфагенского собора о том, что никого нельзя рукополагать даже в диаконский сан, пока он не сделает православными всех своих домашних.

На моем курсе в семинарии был студент Леонид Каюров. Его отец Юрий Каюров в 18 фильмах сыграл Ленина. Неужто ему из мавзолея надо было справку принести, прежде чем поступить в семинарию и принять диаконский сан?

Знание этого правила перекрыло бы для Церкви возможность неофитства – призвания к священству людей из нецерковных семей. Чекисты, зная это наше правило, могли бы понудить саму церковь это правило соблюдать – к ее же не-пользе.

Так что неисполнение этого канона по крайней мере в 20 веке пошло явно на пользу церкви.

Очевидное, но странное



Это неофициальная икона архим. Кирилла Павлова.

Буду рад его прославлению.

Но почему "исповедник"? Он не арестовывался, а, напротив, служил в Красной Армии с 1939 года, будучи офицером.

Сталин против экуменизма

все, кто хоть малость интересуются историей РПЦ в 20 веке, знают, что восстановленная Сталиным Моспатриархия резко выступила против экуменических встреч и структур. Кто знает чуть больше - ссылается на речи участников Совещания 1948 года (обычно путая речь Серафима Соболева с гораздо более экуменичными резолюциями самого совещания). Кто знает еще больше - понимает, что решение принималось вовсе не церковниками.

Но, оказывается, в те же послевоенные годы обретало новое оформление и другое международное экуменическое движение - атеистическое.

И от участия в нем СССР тоже отказался:

"Уже после окончания Великой Отечественной войны (в октябре 1946 г.) и.о. председателя Центрального Совета Союза Воинствующих Безбожников (после смерти Е.М. Ярославского) Ф. Олещук и ответственный секретарь Е. Тучков (бывший руководитель «церковного» отдела ОГПУ в 1920-е гг.) попытались, используя приглашение чешского «Союза свободомыслящих» на его съезд, возродить деятельность своей организации. Однако письмо на имя А. Жданова успеха не принесло.

Не помогло и то, что на состоявшемся в Брюсселе заседании Совета Всемирного Союза свободомыслящих за СССР было заочно зарезервировано 3 места, в том числе вице-председателя.

17 января 1947 г. М. Суслов от лица отдела внешней политики ЦК ВКП (б) рекомендовал секретарю ЦК А. Кузнецову отклонить предложение об участии советских представителей в работе интернационального Союза. Кроме того, он отмечал, что «целесообразность дальнейшего существования» самой организации безбожников «вызывает сомнения". И в феврале ЦК ВКП(б) принимает решение о прекращении деятельности СВБ".

Покровская С. В. Союз Воинствующих Безбожников СССР: организация и деятельность. М., 2018, с. 85

Какая стройная и последовательная шиза у человека!





тот же московский священник Алексей Есипов:

"За что коммунисты убили Гагарина? Самое характерное в этом то, что героя СССР, который полетел первым в космос и якобы Бога там не видел убили сионисты коммунисты за то, что он обличал их в разрушении главной святыни Руси - храма Христа Спасителя. Отличительно то, что такая правда, даже ярым якобы оппонентам коммунистов либералам - совершенна ненужна и неприятна, хотя казалось бы, какой жирный козырь против КГБ и КПСС. Почему? Да потому что они вместе и заодно в своей ненависти к Православию. И те и другие".

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=1677900478930480&id=100001316320124

свежее тут:

"Кураев - агент атеизма который качественно внедрился в тело церкви" (6-я минута)




https://www.youtube.com/watch?v=kXNXm-TTgwE
на 18-й минуте мы узнаем, что Союз Воинствующих безбожников был до революции.



- свящ алексей есипов

Шахтёры, да что вы знаете о трудной мужской работе!

3 июля 1939 года. Заседание Военного трибунала Киевского военного округа. Последнее слово бывшего коменданта Житомирского УНКВД подсудимого Григория Тимошенко.

«...Я с 1934 г. ничего не сделал плохого. За время работы в НКВД, с 1934 г., ничего плохого за мной не было замечено.

С 1937 г. у нас создалась такая ситуация. Если бы кто-либо из начальства сказал, что это - преступление, я этого не сделал бы.

Я выполнял работу добросовестно и за это я был награждён орденом.

Все ночи я провёл в маленькой темной комнате, я стрелял врагов правой и левой рукой. Я боялся дома спать, чтобы не проговориться во сне перед женой. По 2 часа я спал здесь, а потом продолжал опять ту же работу.

Если я виноват, накажите меня, но дайте мне возможность восстановить своё здоровье, которое я утратил в борьбе с врагами, и я буду защищать советские границы.

Я хочу ещё жить, работать и дать советской власти пользу...»

ОГА СБУ ф. 5, oп. 1, д. 67841, т. 5,

https://vk.com/histvoendok?w=wall-18181383_380195


На фото акт о расстреле по решению Киевской «тройки», исполнителем которого был Тимошенко:







***
Восемь страниц протокола допроса Неймана Бориса Наумовича, бывшего начальника Христиновского Райотдела НКВД, который в 1937-38 годах был прикомандирован в состав Уманской оперативно-следственной группы.

Чётко и спокойно гражданин Нейман доложил следствию о том, что он и его коллеги-чекисты творили в Умани.

«... Вопрос: Установлено, что при проведении приговоров в исполнение, оперсостав, принимавший в этом участие, занимался мародерством, хищением ценностей /денег/ и имущества арестованных /одежды/. Расскажите, что вам известно и кто персонально в этом виноват.

Ответ: По вопросу приведения в исполнение приговоров над приговоренными к расстрелу мне известно следующее:

В Уманской оперследгруппе в 1937 г. приводились в исполнение приговора над осужденными к расстрелу. Порядок привоза осужденных из тюрьмы в Уманское РО НКВД для исполнения приговоров был следующий:

Нач. Уманского РО, он же нач. Межрайследгруппы Борисов, с получением списков из КОУ НКВД осужденных к расстрелу, частично каждый вечер, иногда через несколько вечеров, давал от себя списки нач. тюрьмы г. Умани Абрамовичу, примерно на 40–50 ч. осужденных к расстрелу, для доставки таковых в РО, обыкновенно к 10 часам вечера.

Осужденные к расстрелу привозились в одну из комнат двора РО. Борисов примерно к 11–12 ч. ночи лично сверял по списку, присланному из КОУ НКВД, сверяя тщательно их фамилии, имя, отчество и другие установочные данные.

После окончательной проверки осужденных к расстрелу им объявлялось, что они идут на этап, а сейчас пройдут пропускник, баню. Таким образом, оперативные сотрудники каждый раз водили по одному в подвальное помещение, где приводились в исполнение приговора.

Приведенный осужденный к расстрелу в подвальное помещение никаким репрессиям не подвергался, а нач. тюрьмы Абрамович предлагал каждому в отдельности сдавать имевшиеся при них деньги, которые ложил к себе в карман плаща, после указанного осужденному предлагали раздеваться до белья, а затем он выводился во вторую комнату подвального помещения, где над ним приводился приговор в исполнение.

Принимая периодически участие в приведении приговоров в исполнение, я понимал, что отбираемые денежные суммы Абрамовичем у осужденных к расстрелу, впоследствии сдаются в фонд государства, а одежда придается земле, как и труп.

Однако, это было далеко не так, в этом я начал убеждаться вот с чего:

1.- В конце сентября или начале ноября 1937 г. будучи на докладе в кабинете Борисова, он при мне вызвал коменданта РО НКВД Карпова /убит в 1938/ и вахтера Кравченко, коих начал ругать за то, что они продают одежду, снимаемую с осужденных после расстрела, на базаре, предупредив их, что если он еще раз об этом узнает, то освободит их от приведения в исполнение приговоров.

2.- 4 или 5 ноября 1937 г. был расстрелян бывш. Нач.Монастырищенского РО НКВД Сабсай, у которого снято пальто реглан зеленое, фасона УГБ, 6 или 7 ноября я видел это пальто на Абрамовиче, причем пояс был такой же ткани, но иного цвета, поскольку у Сабсая, как арестованного, пояса при пальто не было.

3.- В декабре 1937 г. по окончании приведения в исполнение приговоров в здании РО НКВД был потушен свет, Борисов мне приказал взять машину и поехать на электростанцию узнать в чем дело.
Обращаясь к шоферу РО НКВД Зудину поехать со мной по приказанию Борисова на электростанцию, последний мне предложил несколько подождать, поскольку пропадут его запасы, сказал ему вторично зарядить машину и немедленно поехать- он опять, пропадут запасы, когда я спросил у Зудина, что это значит, он мне пояснил, что запасы- это деньги его пропадут, которые сейчас раздает Абрамович, отобранные у осужденных к расстрелу.

4.- В декабре же в группе расстрелянных был расстрелян мой подследственный, учитель кажется из Уманского района, у которого была верхняя или нижняя челюсть золотых зубов, Абрамович по окончании приведения приговора в исполнение вышел в помещение, где лежали расстрелянные, отыскал расстрелянного с золотыми зубами, поднял ему голову и наганом начал выбивать ему зубы и затем нагнув голову расстрелянного зубы высыпал в руку, где держал носовой платок...»

ОГА СБУ. Ф. 5. Д. 38195. Т. 3. Л. 96-103
https://vk.com/histvoendok?w=wall-18181383_379737

Графоману дали микрофон...

Вы думали, что с уходом Чаплина и Смирнова больше рясофорных сенсаций не будет?

Но вот Георгий Кочетков в новом выпуске ещенепознер рассказывает (14:50), что блокада Ленинграда — «организованный геноцид», причем организованный Сталиным из ненависти к городу... "Количество жертв в блокадном Ленинграде связано с сознательными поступками советской власти"

Также мы узнаем, что "советская власть ОРГАНИЗОВАЛА голод... Каждые три года организовывался голод". "С 1917 года в нашей стране не было ни одного случая честного суда".


Этот трусливый приспособленец, который не подписал открытое письмо священников в защиту фигурантов «московского дела», ничего не сказал во время хоть древнего пуссигейта, хоть нынешних белорусских протестов, имеет некое качество, что позволяет ему на голубом глазу призывать: "Все молчали. Мы молчать не должны"

https://youtu.be/q6J2FTrGdWk

Официоз всегда прав

ГОДОВЩИНА СОВЕТСКО-ГЕРМАНСКОГО ПАКТА

Год назад, 23 августа 1939 года, был подписан в Москве советско-германский договор о ненападении. Этот договор является одной из важнейших документов в истории международных отношении нашей эпохи, ибо он ознаменовал резкий перелом в развитии советско-германских отношений и явился «поворотным пунктом в истории Европы, да и не только Европы» (Молотов).

Подписанием договора был положен конец вражде между Германией и СССР, вражде, которая искусственно разжигалась провокаторами войны, загнавшими в тупик дружбу между народами СССР и Германией.

Подписывая договор, обе стороны исходили из того положения, что вражда между обоими государствами, как это показала история, никогда не приносила пользы ни германскому народу, ни народам СССР. Различие политических систем о идеологии не могло и не должно было служить непреодолимым препятствием к установлению мирных и подлинно добрососедских отношений между обоими государствами.

Позиция Советского Союза определялась его неизменно принципиальной и последовательной политикой борьбы за мир, политикой, которая с предельной ясностью была сформулирована товарищем Сталиным в отчетном докладе на XVIII с’езде партии:

«Мы стоим за мир и укрепление деловых связей со всеми странами, стоим и будем стоять на этой позиция, поскольку эти страны будут держаться таких же отношений с Советским Союзом, поскольку они не попытаются нарушить интересы нашей страны».

Установление дружественных, добрососедских отношений с Германией отвечало и отвечает коренным государственным интересам СССР. Поэтому Советский Союз пошел навстречу Германии, предложившей начать переговоры о заключении пакта о ненападении.

Политика Германия определялась в данном случае точно так же ее коренными государственными интересами, базировалась на трезвом учете громадного удельного веса СССР в международной жизни, влияния СССР на все международное развитие.

Крупнейшее историческое значение советско-германского пакта, неразрывно связанное с общим международным развитием, особенно отчетливо выделяется на фоне важнейших событий, которые произошли за истекший год. Советско-германский пакт был подписан в момент, когда над Европой нависли грозовые тучи империалистической войны, задолго и исподволь подготовлявшейся в дипломатических канцеляриях Лондона и Парижа. Последующее развитие событий полностью подтвердило тот факт, что провокаторы войны делали главную ставку на разжигание вражды между Германией и СССР, на провокацию вооруженного конфликта между этими крупнейшими государствами Европы. Наличие таких планов подтвердило и содержание целого ряда дипломатических документов, впоследствии ставших, против воли их авторов, достоянием гласности.

Именно этой цели — провокации вооруженного конфликта между ССОР и Германией — служила пресловутая политика «невмешательства» англо-французской дипломатии, вся мюнхенская политика, в основе которой лежало стремление натравить Германию на Советский Союз. Этой же цели служила и пришедшая на смену мюнхенской — политика вовлечения СССР в англо-французский блок. В основе этой политики лежало стремление стравить СССР с Германией, создав против Германии «восточный фронт» в лице СССР, чтобы воевать против Германии руками СССР.

Планы провокаторов войны были разгаданы. Товарищ Сталин, выступая на XVIII с’езде партии, дал убийственную характеристику так называемой политике невмешательства, которая являлась составной частью подготовки империалистической войны в Европе. Эту империалистическую войну англо-французские империалисты хотели навязать Советскому Союзу.

Товарищ Сталин призвал советскую страну к бдительности, он призвал «соблюдать осторожность и не давать втянуть в конфликты нашу страну провокаторам войны, привыкшим загребать жар чужими руками». Лицемерная, двойственная игра англо-французского блока была полностью разоблачена в ходе переговоров между Англией и Францией, с одной стороны, и СССР — с другой. Эти переговоры потерпели неудачу, ибо СССР стремился к осуществлению своих государственных задач в районах западных границ нашей страны и к укреплению мира, а англо-французская дипломатия — к игнорированию этих задач СССР, к организации войны и вовлечению в нее Советского Союза.

Маневры англо-французских империалистов потерпели крах и в Москве, и в Берлине. Уже хозяйственные переговоры, начавшиеся летом 1939 года между Германией и СССР и закончившиеся заключением 19 августа 1939 года торгово-кредитного соглашения, показали, что налицо все возможности для мирного и взаимно-выгодного экономического сотрудничества.

После заключения советско-германского торгово-кредитного соглашения встал непосредственно вопрос об улучшении политических отношений между Германией и СССР. Для переговоров в Москву прибыл германский министр иностранных дел фон-Риббентроп, и 23 августа был подписан договор о ненападении между Германией и СССР.

Сообщение о подписании советско-германского пакта было встречено с живейших удовлетворением как народами СССР, так и германским народом. Они справедливо оценили этот исторический документ, заложивший основу для дружбы между народами Германии и ООСР, как победу политики, направленной против разжигания войны.

И действительно, тот факт, что два крупнейших государства Европы договорились о мире и исключили возможность военного конфликта между ними, уже сам по себе ограничил сферу действия англо-французских организаторов войны, сузил плацдарм второй империалистической войны, которая вскоре разразилась. В результате подписания советско-германского пакта весь восток Европы был выведен из-под угрозы превращения в театр военных действий. Нет никакого сомнения в том, что укрепление мира на востоке Европы способствовало в громадной степени и сохранению мира на Балканах.

Однако упрочение мира на востоке Европы, сужение возможного плацдарма войны менее всего входило в расчеты тех, кто подготовлял эту войну, кто рассчитывал вовлечь в нее как можно больше государств, кто до сего времени ее оставил надежд на дальнейшее расширение войны, на превращение ее во всемирную. Поэтому империалистическая пресса Англии, Франции и США встретила заключение советско-германского пакта в штыки, подняла злобный вой, развернула неистовую клеветническую кампанию против СССР.

Весть о советско-германском пакте прозвучала, как последнее предостережение организаторам и вдохновителям империалистической войны. Это предостережение, однако, не возымело действия. Война началась. Первой жертвой ее стало насквозь прогнившее Польское государство, бросившееся в военную авантюру в расчете на пресловутые «гарантии» Лондона и Парижа.

Панская Польша не выдержала удара и рассыпалась, развалилась, как карточный домик, не дождавшись какой-либо помощи от своих союзников. Несмотря на эту неудачу, англо-французский блок не отказался от своих планов. И надо сказать, что и тогда живы были в империалистических кругах Франции и Англии надежды на то, что удастся взорвать советско-германскую дружбу. Этим кругам пришлось пережить новое разочарование. Советско-германские отношения продолжали развиваться благотворно для обеих сторон. 28 сентября 1939 года было подписано новое советско-германское соглашение: германо-советский договор о дружбе и границе между ССОР и Германией.

Этот договор, урегулировавший вопросы, связанные с распадом Польского государства, создал прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, создал предпосылки для дальнейшего развития и укрепления дружественных отношений между Германией и СССР. 28 же сентября Председатель Совета Народных Комиссаров ССОР и Народный Комиссар по иностранным делам товарищ В. М. Молотов обменялся с германским министром иностранных дел фон-Риббентропом письмами по вопросам дальнейшего развития хозяйственных отношений между обоими государствами.

После распада Польского государства Германия предложила Англии и Франции прекратить войну. Советское правительство поддержало инициативу Германии. Но ни германское предложение, ни выступление СССР не нашло отклика ни в Англии, ни во Франции. Война продолжалась, неся разорение, бедствия и страдания всем тем народам, которых организаторы войны втянули в эту бойню.

Советско-германский пакт, имел крупнейшее значение для развития мирной политики Советского Союза, для укрепления безопасности советских рубежей. Советский Союз, когда возникла война между Англией и Францией с одной стороны и Германией — с другой, занял позицию нейтралитета.

Нет сомнения, что советско-германский пакт облегчил Советскому Союзу сохранение позиции нейтралитета, облегчил Советскому Союзу осуществление мирной политики.

С другой стороны, наличие советско-германского пакта, равно как и договора о дружбе и государственной границе между Германией и СССР, обеспечило Германии спокойную уверенность на Востоке.

Развитие советско-германских дружественных отношений нашло свое выражение в укреплении и расширении хозяйственных связей между обоими государствами. В результате деятельности выезжавшей в Германию советской хозяйственной делегации и приезжавшей в СССР германской экономической делегации, были успешно завершены переговоры о хозяйственном соглашении, которое было подписано 11 февраля 1940 года. Это соглашение предусмотрело широкое и взаимно-выгодное развитие товарооборота между обоими государствами.

С момента подписания советско-германского пакта о ненападении прошел год. Построенные на новой основе советско-германские отношения с честью выдержали испытание, тем более показательное, что это испытание происходило в обстановке, исключительной по своей напряженности, в обстановке развернувшейся в громадных масштабах войны, резкого обострения противоречий между крупнейшими государствами капиталистического мира, в обстановке зарождения новых конфликтов, в условиях неизменных и упорных попыток известных международных элементов вбить клин в советско-германские отношения.

Прочность нынешних советско-германских отношений об'ясняется тем, что «в основе сложившихся добрососедских и дружественных советско-германских отношений лежат не случайные соображения кон’юнктурного характера, а коренные государственные интересы как СССР, так и Германии» (Молотов).

Правда. 1940. 23 августа (№ 265).
***


***

От себя добавлю:
Тем, кто говорит, что СССР получил отсрочку война на два года и за это время смог лучше подготовить себя к войне, стоит подумать о том, как именно усилилась Германия за это же время. Напомню, что во время польской кампании вермахт расстрелял практически все свои боеприпасы и стал малобоеспособен.

Методика подсчетов здесь могла бы быть такая, как при подсчете - кто получил большую выгоду от решения Гитлера перенести начало Цитадели с мая на июль 1943го (Замулин довольно убедительно показывает, что решение Гитлера дождаться стада "тигров" и "пантер" было ошибочным).